YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Введение в философию и методологию науки (Е.В. Ушаков) arrow 9.3. Наука и искусство
9.3. Наука и искусство

9.3. Наука и искусство

   Различие и сходство
   Наука и искусство — вполне самодостаточные области культуры; разумеется, научная и художественная деятельность существенно отличны. Границу между ними проводят с помощью противопоставлений чувственного и рационального, конкретного и абстрактного, ценностноэмоционального и познавательно-теоретического. Действительно, художественное восприятие — это альтернативный рационально-теоретическому способ отношения к действительности. Художественное восприятие оперирует конкретно-чувственными образами, основывается на целостном переживании мира.
   Тем не менее издавна замечена и определенная близость, родство науки и искусства. Какие черты искусства являются важными для сближения его с научной деятельностью?
   Еще в Античности было обнаружено, что искусство содержит в себе известное разумное начало (Аристотель). В некотором роде искусство тоже является разновидностью мыслительной работы: искусство, как и наука, вовлечено в своего рода познавательное отношение. Опыт, развертываемый искусством, позволяет ему знать нечто о мире, причем совсем с другой стороны, чем это предлагается наукой. Искусство позволяет постичь и пережить красоту, целостность окружающего мира, его индивидуальные особенности, выразить наши собственные эмоциональные состояния и их оттенки.
   Искусство, как и наука, тоже способно изобретать новые выразительные средства, открывать новые феномены и закономерности. Так, музыкальный опыт включает в себя изучение звуковых структур (мелодических и гармонических), возможностей ритма. Он, как и научный опыт, постоянно расширяется и обновляется, примером может служить открытие необратимых ритмов известным французским композитором XX в. Оливье Мессианом описанных в “Трактате о ритме” (1948).
   Художественное мышление использует ряд средств, общих с научной деятельностью, — аналогию, абстрагирование, идеализацию, экспериментирование, моделирование и др. Эти средства применяются в специфическом для искусства преломлении. Художественное произведение представляет собой особую эстетико-интеллектуальную конструкцию. Оно обладает своеобразной логичностью, внутренней смысловой связностью, адекватностью формы и содержания, опирается на закономерности выразительного языка.
   Еще одним существенным поводом для сближения науки и искусства является полифункциональность научной и художественной деятельности. Ряд функций оказывается для них общими. Это, например, такие как:
   1) упорядочивающая (наука и искусство создают и непосредственно выражают представления о порядке мироздания, общества, человеческой жизни);
   2) воспитательная (посредством обращения к ценностно-насыщенным сюжетам; в науке эта роль относится прежде всего к гуманитарным исследованиям);
   3) инновационная (создание новых социокультурных образцов).
   Влияние науки на искусство
   Искусство традиционно использовало научные знания. Например, из истории искусства известно, что математические и оптические представления влияли на состояние архитектуры и живописи.
   С ростом научных достижений и повышением роли науки в социально-культурной жизни воздействие науки на искусство усиливается. Характерной чертой современного искусства является большая вовлеченность в общий процесс научно-технической модернизации. Действительно, познавательный компонент искусства сегодня не может обойтись без использования научных достижений и идей. Влияние науки на искусство сказывается прежде всего в общем “онаучивании” искусства. Этот процесс порой воплощается в осознанных методологических эстетических программах. Достаточно вспомнить такое направление XIX в., как натурализм (Э. Золя, А. Доде и др.), теоретики которого утверждали, что (по словам Г. Флобера) искусство должно быть научным и беспристрастным.
   В определенном смысле современное искусство, как и наука, является существенно неклассическим. Оно пересматривает классические каноны красоты и гармонии, ищет новые экспрессивные средства и новое содержание, активно экспериментирует. Научные идеи и представления проникают в мастерские художников. Например, влияние новых научных концепций ярко заметно в творчестве П. Сезанна, позже — в авангардном искусстве XX в.; абстракционизм, кубизм и другие течения предлагают нам, по сути дела, отказ от антропоцентризма, изображение отдаленных от обыденного сознания структур бытия.
   Влияние искусства на науку
   Если влияние науки на искусство вызвано прежде всего наличием в искусстве познавательного компонента, то обратное влияние — искусства на науку — обусловлено присутствием в научной деятельности эстетической составляющей. Именно искусство как тот вид деятельности, которому принадлежит приоритет в удовлетворении художественных потребностей человека, является главным средством формирования чувства прекрасного, умения оценивать эстетические качества предметов и явлений.
   Ряд характеристик и критериев, используемых учеными для оценки научных идей, гипотез и теорий, являются существенно эстетическими. Например, это такие качества, как простота концепции, ее логическая стройность и связность; тонкая симметрия и гармония математических формул; красота онтологической архитектуры мира, выраженная в точных законах; остроумие и элегантность доказательства; лаконичность изложения; изящество схождения ранее независимых научных направлений в единую теорию. Разумеется, эти качества не возникают как результат целеустремленных усилий ученого (подобно стремлениям художника или композитора, прямо добивающихся эстетического совершенства произведения). Но достойно удивления то, что эти качества появляются как результат самих же когнитивных устремлений науки.
   Для ученого эстетические критерии выступают дополнительным, но весьма мощным средством проверки истинности его интеллектуальных конструкций. Следует заметить, что эстетические критерии являются не отвлеченными, а весьма содержательными для науки. Они базируются, как правило, на глубокой убежденности человеческого разума в красоте мироздания. Яркий пример такой убежденности дает учение и творчество Г.В. Лейбница; известно, что сформулированный им принцип совершенства Лейбниц расценивал как глубочайшее метафизическое положение. Весьма многочисленны высказывания ученых об изначальной красоте мироздания и о роли эстетического чувства в научной работе. Укажем для примера на взгляды крупнейшего физика Поля Дирака. Он считал, что математически выраженные законы природы обладают особой красотой. Это дает физику-теоретику эвристически плодотворный метод. Если ученый видит, что теория некрасива и содержит в себе уродливые части, то именно в них сокрыто заблуждение; подобный прием “изыскания математического изящества является... наиболее существенным для теоретиков”'. Анализируя работу и результаты Э. Шредингера, П. Дирак подчеркивает, что залог успеха состоит в том, чтобы “обладать действительно верной интуицией” и “работать, пытаясь получить уравнения, отличающиеся красотой”.
   Искусство выступает для ученого важным фактором, стимулирующим творческую деятельность, вызывающим у него состояние эмоционального подъема и вдохновения, раскрепощающим фантазию и воображение. Искусство просветляет и обогащает его разум. Биографические наблюдения показывают, что многие крупные ученые были весьма не чужды искусству. А. Эйнштейн играл на скрипке, М. Планк был талантливым пианистом, Л. Эйлер занимался теорией музыки и вопросами цветомузыкальных ассоциаций, а И. Пригожин связал свою жизнь с музыкой уже в раннем детстве (он выучил ноты раньше, чем научился читать).
   Еще один источник взаимосвязи науки и искусства лежит в их общей укорененности в целостной культурно-исторической эпохе. Экспрессивные возможности искусства весьма велики. Искусство отражает определенные фундаментальные черты мироощущения эпохи — и именно такие, которые может выразить только оно. Так, музыка, родившаяся в XX в., не может оказаться тождественной музыке барокко, ведь сам XX в. звучит по-другому в сравнении с прошлыми эпохами. Искусство воспроизводит тончайшие интуиции, обостренно отзываясь на глубинные культурные процессы. То, что еще незаметно на рационально-дискурсивном уровне, часто уже схвачено художественным чутьем. Искусство — это чувствительнейший орган человеческого сознания.
   Идея единого художественно-научного познания
   Сегодня наука и искусство существенно отделены друг от друга. Этот факт сам по себе является важным культурным феноменом. Он отражает сложную динамику современной культуры, заставляет задуматься о ее глубинных основаниях. В свое время об этом писал М. Вебер, фиксируя тенденцию расщепления единой европейской культуры на экспертные субкультуры. Что несет с собой это расщепление? Дифференциация культуры, как и всякое сложное социокультурное явление, не может быть оценена однозначно. Конечно, взаимная отделенность науки и искусства позволяет каждой из этих областей максимально сосредоточиться на профессиональной разработке собственных тем. Однако есть и отрицательные стороны этого явления. Они связаны со своего рода односторонностью научной и художественной сфер. Тревога по. поводу нарастающей взаимных изоляции была высказана в известной работе английского ученого Ч.П. Сноу “Две культуры” (1959).
   Но всегда ли наука и искусство были столь автономны? В прежние века связи между ними были гораздо теснее. Это особенно ярко видно на примере эпохи Возрождения. Как указывает Т. Кун, в это время живопись, например, рассматривалась как область, где, как и в науке, происходит кумулятивный рост результатов, где возможно прогрессирующее продвижение и достижение все более совершенных изображений природы; “Леонардо да Винчи был только одним из многих, кто свободно переходил от науки к искусству и наоборот, и только значительно позднее они стали категорически различаться”.
   В более позднее время образцом сочетания художественного и научного мышления явилось творчество И.В. Гете (1749-1832). Он был сторонником цельного постижения мира. Он полагал, что художник и естествоиспытатель реализуют один и тот же проект, проникновения в природные тайны, постижения ее сути. Свою собственную деятельность И.В. Гете рассматривал именно в таком ракурсе, не признавая отношения к себе как к только поэту. Как известно, оригинальный метод научно-художественного познания привел И.В. Гете к его учению о первофеноменах, исследованию цвета, открытиям в биологии.
   Для сближения науки и искусства в объединяющий их проект универсального познания имеются действительные основания. Ведь и наука, и искусство обитают в общем культурном поле, имеют дело с одной и той же реальностью. В философской литературе даже высказывается точка зрения, что на самом деле не существует двух разных видов познания — художественного и научного, существует единое познание, базирующееся на единых фундаментальных законах человеческого разума.
   Интересны в этом плане взгляды известного французского поэта и искусствоведа Поля Валери (1871-1945). Он развивает рационалистически ориентированное эстетическое учение, исходящее из присутствия разума в художественном творчестве. В основе и науки, и искусства лежат одни и те же законы понимания и образного представления вещей, некая интуиция тонких структур. Валери проводит в этой связи интересную аналогию между воззрениями Леонардо да Винчи, считавшего, что пространство структурировано особыми светящимися линиями, и Майкла Фарадея, тоже наглядно представлявшего системы силовых линий поля (как писал о нем Дж. Максвелл, “Фарадей очами своего разума видел силовые линии, пересекающие все пространство”). Валери утверждает, что существуют универсальные схемы разума, общие для любых видов познания, поэтому “между Искусством и Наукой нет разницы по существу”.
   Резюме. Итак, в общем жизненном пространстве культуры наука и искусство не только взаимопроникают, но и взаимодополняют друг друга. Ведь научный взгляд в силу своей специфики приводит к некоему утрированно абстрактному, деантропоцентрированному восприятию реальности. Художественное отношение к миру в определенной мере может компенсировать эту односторонность. Искусство предоставляет нам средства осмыслить цельное, конкретное, индивидуальное, интуитивно-образное. Вопрос о достижении гетевского идеала, т.е. о возможности воссоединения науки и искусства и о развертывании единого проекта научно-художественного познания, остается спорным. Но несомненно то, что научное познание включает в себя и определенные моменты художественного восприятия. Искусство дарит ученому плодотворные интуиции, обогащает его тонкими смыслами, развивает его чувствительность, способность понимания и умственного созерцания.

 
< Пред.   След. >