YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Введение в философию и методологию науки (Е.В. Ушаков) arrow 9.5. Наука в общем культурном проекте
9.5. Наука в общем культурном проекте

9.5. Наука в общем культурном проекте

   Наука как продолжение культурного проекта
   Итак, сложность изучения феномена науки состоит в том, что он должен рассматриваться в разных планах. С одной стороны, необходимо видеть науку в ее специфике, как отдельную, автономную область человеческой деятельности; в § 7.3 говорилось об относительной замкнутости научного сообщества, о собственных задачах научной деятельности, ее саморегуляции. С другой стороны, нужно видеть науку и в ее родстве, общности с другими сферами социокультурного пространства. Мы неоднократно подчеркивали, что в основание науки входит широкий круг вненаучных предпосылок; мы видели, что через картину мира наука связана с общим культурно-историческим контекстом (§ 9.1), что эта связь пронизывает схемы и ориентиры научного мышления (§ 9.2). Мы рассматривали, насколько сильно воздействуют на научную деятельность факторы общественной жизни (§ 7.4), говорили о том, что наука не может отгородиться от ценностно-этических вопросов (§ 6.3), и о том, насколько сложно ее нынешнее положение с точки зрения возможностей ее легитимации (§ 7.5).
   Теперь мы должны увидеть науку как продолжение общего культурного проекта. Наука — это культурный феномен. Она может быть рассмотрена не только как особая экспертная субкультура, дифференцировавшаяся из объемлющей культурной среды, но и как часть общего культурно-мировоззренческого замысла. Наука — это та часть общего культурного проекта, которая развертывается в познавательном плане и использует для этого теоретико-исследовательские средства.
   Рассмотрение науки в некоем абстрактно-универсалистском, надысторическом ракурсе приводит к тому, что забывается само ее происхождение. Эту ограниченность критиковал в своих поздних работах крупнейший философ Эдмунд Гуссерль (1859-1938). Он ясно показал, что наука не является сугубо отвлеченным подходом, а вырастает из смыслов самой жизненной практики, из жизненного мира повседневности. Далеко зашедшая специализация науки, математизация естествознания, высокая степень ее абстракций привели к утрате наукой ее исходного смыслового фундамента.
   Но наука не имеет собственного мировоззрения в его метафизической и ценностной полноте. Наука не отвечает на важнейшие смысложизненные вопросы. Наука — лишь одна из сфер (хотя и весьма влиятельная) общеґо жизненного уклада. Поэтому мы должны видеть ее в более широком контексте — в фундаментальном проекте той культуры, в которой она развивается. В конечном счете к чему стремится человеческое общество, к тому стремится и его наука.
   Исторические разновидности познавательных проектов
   В разные эпохи, в разных культурных условиях наука оказывается разной. Можем ли мы считать, что со времен Античности существует одна и только одна наука? В § 4.4 говорилось о сложности проблемы преемственности и единства научного познания. Вопросы о количестве научных революций, о существовании качественно различных типов науки весьма дискуссионны. Чтобы не затрагивать их здесь, выйдем в несколько другой план обсуждения. Он состоит в том, что обнаружение чего-либо инвариантного в науке является менее существенным с точки зрения того, как интерпретируется это инвариантное, чему оно служит, какой проект оно реализует. Например, вполне можно считать нацеленность на истину фундаментальным инвариантным смыслом науки. Тогда, действительно, можно полагать, что через все века просуществовал единый проект науки, ведь нацеленность на истину осталась неизменной на протяжении многовековой истории науки. Однако где искать эту истину, какими средствами и методами, с какой целью, в чем будет состоять идеал самой достигнутой истины — все это определяется общим социокультурным контекстом, исходными мировоззренческими идеями. Таким образом, в рамках единого проекта возможны различные замыслы, различные культурные цели. В итоге оказывается, что разные исторические эпохи разворачивают и реализуют в меру своих возможностей разные познавательные проекты.
   Своеобразие познавательных проектов надо видеть в их единстве с духовными ориентирами культурных эпох. Так, античная философия и наука были связаны с рационально-созерцательным проектом. Идеал истины понимался как соответствие человека Космосу, его совершенному миропорядку. Достижение истины должно было привести к гармонии. В социально-политическом плане образцом такой формы жизни служил маленький демократический город-полис. В поздней Античности идеалом стало достижение внутреннего равновесия человека. Рациональный проект античной культуры обладал этическим (потребностью социальной практики, самовоспитания) и эстетическим (созерцание красоты) зарядом.
   Средневековая культура — устремленность к божественному, к высшему. Культурная идея Средневековья выстраивалась в теоцентристской перспективе. Поэтому наука и все другие сферы человеческой жизни были подчинены религиозным целям.
   Ренессанс — это идея совершенства, самораскрытия жизненных форм, достигаемая на путях художественно-эстетического творчества. Истина и прекрасное, познание и искусство стремились тогда к единому целому.
   Но в чем состоит современный (примерно с начала Нового времени) культурный проект? Выяснению его основополагающих черт сегодня посвящена обширная литература. Он получил различные названия. По-видимому, все исследователи сходятся на том, что одним из его главных атрибутов является стремление к господству над природой, к покорению природных сил, к управлению социальными и естественными процессами. Укажем на некоторые концепции, анализирующие современный культурно-цивилизационный проект.
   Современный культурный проект
   В первые десятилетия XX в. Оствальдом Шпенглером (1880-1936) в знаменитой работе “Закат Европы” (1918, 1922) было хорошо показано единство различных областей культуры. Западноевропейскую культуру (отличаемую им от других культурных организмов, в т.ч. от античной) он охарактеризовал как фаустовскую. Ей присущи непрерывная динамика и беспокойство, она стремится к неукротимому расширению пределов, к преодолению границ, к новым завоеваниям. Однако О. Шпенглер утверждает, что всякая культура рано или поздно перерождается в цивилизацию. Это перерождение характеризуется замиранием и оскудением духовной жизни, вырождением философии и искусства. Следовательно, рано или поздно должен исчерпаться и фаустовский проект.
   В наше время практически общепринятым стало понятие “проект Модерн”, разработанное прежде всего в трудах франкфуртских критических теоретиков (Т. Адорно, М. Хоркхаймера, Ю. Хабермаса). Модерн — это берущий с начала Нового времени и особенно развитый в идеологии Просвещения комплекс идей, направленных на осуществление безграничного господства. Развитие науки и техники в эпоху Модерна управляется предельным интересом достижения власти. Однако реализация проекта Модерн не сделала человека счастливее, страсть к подчинению обернулась разорением неевропейских народов, порабощением самого человека машинами и технологиями, нарушением природного равновесия. Разочарование в этой идеологии привело сегодня к умонастроениям, отрицающим ряд ее принципов и поэтому называющимся, соответственно, постмодерн.
   В отечественной литературе последних десятилетий разрабатывается концепция техногенной цивилизации, выдвинутая в свое время B.C. Степиным. Он указывает, что существуют два основных типа цивилизационного развития — традиционалистский и техногенный. Традиционные культуры стабильны, нацелены на гармоничное существование человека в природе, вхождение его в естественные экологические ритмы. Техногенной же цивилизации присуща ускоренная динамика, обновление знаний и технологий. Возникновение техногенной цивилизации B.C. Степин относит к XIV-XV вв. Она основана на концепции человека как существа, призванного преобразовывать мир. Природа понимается не как органическое целое, а как источник сырья и объект различных манипуляций. Но техногенный проект принципиально противоречив и саморазрушителен.
   Итак, современный цивилизационный замысел выглядит малопривлекательно. Сегодня ищут возможность пересмотра далеко зашедшего культурно-цивилизационного проекта, ищут пути решения глобальных проблем (§ 6.4). Определенные надежды возлагают на новый синтез науки и различных форм вненаучного мышления (§ 9.3, 9.4), синтез, который должен вывести человечество к холистическому мировоззрению. Принципы экологически стабильной цивилизации выдвигает, например, Грегори Бэйтсон — один из крупнейших деятелей гуманитарной науки XX в. В отечественной литературе особой популярностью пользуются идеи русских космистов — В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского и др. Значительный массив литературы посвящен сегодня теме переосмысления и корректировки западного варианта цивилизационно-культурного развития.
   На этом фоне сильны антисциентистские настроения. В разросшемся за последние десятилетия необозримом массиве постмодернистски ориентированных концепций принято считать прежде всего науку и научный разум ответственными за нынешние кризисные явления. Антисциентистская аргументация верно схватывает многие перегибы и пороки научнотехнологической модернизации, анализирует множество ее пагубных следствий. Но все-таки проблема лежит глубже. Хотелось бы подчеркнуть еще раз: не научный разум сам по себе, а духовные устои современной культуры — вот что вызывает сомнение. Наука не имеет какой-либо собственной, выращиваемой изнутри, идеологии.
   Что такое наука? Наука — лишь продолжение общего культурного проекта специализированными исследовательскими средствами. Она уже неоднократно меняла свой вид в различные исторические эпохи. В рамках иного культурного проекта наука могла бы получить совсем другой смысл.

 
< Пред.   След. >