YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология (Ж.Т. Тощенко) arrow § 2. ОСНОВЫ СТРУКТУРИРОВАНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
§ 2. ОСНОВЫ СТРУКТУРИРОВАНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

§ 2. ОСНОВЫ СТРУКТУРИРОВАНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

   Теоретическая и эмпирическая социология. Данное деление является наиболее распространенным и признанным, ему посвящено немало работ в отечественной социологии. В их основе лежит разделение социологического знания на теоретическое и эмпирическое. В рамках теоретического знания разрабатываются социологические теории, осуществляются типологизация и классификация имеющейся (накопленной) социологической информации. Оно включает в себя и гипотетическое знание, которое в дальнейшем должно быть подтверждено или опровергнуто. К компетенции теоретического знания относится выявление закономерностей (законов), тенденций и перспектив развития как изучаемых процессов и явлений, так и самой социологической науки. Большое место в социологической теории отводится понятийному аппарату, уточнению его интерпретации как в свете накопленных данных, так и новой информации.
   Теоретическое знание может быть представлено по степени осмысления всего объекта и предмета социологии или одной из их сторон, частей, фрагментов. “Дальнейший прогресс марксистской социологической науки как целостной и разветвленной системы знания связан и с развитием общей социологической теории, и с построением относительно самостоятельных теоретических подсистем, объединенных воедино по известным логико-гносеологическим принципам” (6).
   Иногда в рамках теоретического знания выделяют теорию социологии и метасоциологию. Их отличие друг от друга состоит в том, что если объектом социологической науки является сама социальная реальность во всем многообразии своего проявления, то объектом метасоциологии является сама социология, ее познавательные возможности, закономерности ее развития. Следует отметить, что в нашей литературе синонимом метасоциологии является социология социологии и рефлексивная социология. Ряд исследователей обращает внимание на необходимость теоретического осмысления взаимосвязей метасоциологии и социологии. Отмечая сдвиг современной социологии “к субъективно-понимаемому”, П.Монсон в этой связи поясняет: “Субъективность присутствует здесь двояким образом, частично в самом исследователе, частично – в объектах, в людях, которые он изучает. Вопрос о том, каким образом можно состыковать эти две субъективности, является важной методологической проблемой”(7). Теоретическое знание неоднозначно и поэтому не исключает существования различных концепций, взглядов, обобщений и парадигм. Это, собственно говоря, и отражает современная ситуация в социологии, которая характеризуется многообразием подходов к изучению одних и тех же проблем. Более того, существование различных теорий приводит к полемике, что в конечном счете обогащает социологию в целом.
   Что касается эмпирического уровня знания, то оно представлено всеми видами и формами конкретной информации, включающими в себя совокупность статистических и документальных данных, социологических показателей и индикаторов развития изучаемых процессов и явлений.
   Очевидно, что без особым образом организованного эмпирического знания не могут быть осмыслены реалии сознания и поведения человека ни в демографическом, ни в профессиональном, ни в национальном, ни в социально-правовом и других аспектах.
   Фундаментальная и прикладная социология. Данное разделение социологии отвечает на вопрос: решает она только научные или практические задачи. Однако многолетний опыт социологических исследований показывает, что в них обычно соединены эти обе группы задач: “наличие в каждой отрасли знания теоретического и эмпирического уровня может рассматриваться в качестве одного из важных аргументов включения в систему социологической науки общесоциологических и конкретно-социологических исследований в качестве двух уровней единого знания” (8) С этим подходом коррелирует предложение рассматривать социологию как макро- и микросоциологию(9). Если первую интересует общество как целостный социальный организм, его структура, социальные институты, их функционирование и изменение, то микросоциология обращена к социальному поведению, межличностному общению, мотивации действия, социализации и индивидуализации личности, стимулам групповых поступков.
   Но особенно плодотворно рассматривать взаимосвязь фундаментальных и прикладных аспектов социологии в рамках специальных социологических теорий.
   Объектом и предметом специальных социологических теорий являются отдельные общественные явления, специфические их связи с другими явлениями и процессами, которые в своей целостности образуют гражданское общество. Они рассматривают не общие взаимодействия, существующие между всеми общественными явлениями, а лишь характерные связи между ними.
   Для возникновения и становления специальных социологических теорий, как считает югославский ученый Д.Маркович, необходимо выполнение по крайней мере двух условий: а) нужно, чтобы данное явление могло быть предметом социологического анализа и чтобы между этим явлением и обществом объективно существовали специфические связи; б) необходимо, чтобы имелась общественная потребность в рассмотрении этого явления г, социологической точки зрения, т.е. в изучении специфических связей между этим явлением и обществом как совокупностью всех общественных отношений (10). Сегодня в нашей стране в большей или меньшей степени оформлено свыше 30 специальных социологических теорий. Некоторые из них получили статус фундаментальных дисциплин, другие – прикладных, третьи – теоретико-прикладных. Их положение все еще полностью не осмыслено и с точки зрения перспектив социологии, и с точки зрения общественных потребностей. Анализ места специальных социологических теорий в системе социологического знания предполагает постоянный критический обзор их развития, особенно тех, которые имеют непосредственное значение как для понимания места, роли и функций социологической науки в современных условиях, так и для повышения эффективности и качества исследований.
   Особо подчеркнем, что если в социологии более чем в любой другой общественной науке, заметно разделение на теорию и эмпирию, то это ни в коем случае не означает, что они существуют раздельно, не взаимодействуя между собой. Следование кажущейся самостоятельности теории и эмпирии в практике работы социологов ничем, кроме глубоких научных и методологических просчетов, не оборачивается.
   Функциональные социологии. Основанием для функциональной структуры социологического знания является деление жизни общества на различные сферы. В соответствии с таким подходом общественная жизнь имеет экономическую, социальную, политическую и духовную сферы. Эта точка зрения в отечественном обществе ведении формировалась постепенно (11).
   Особенно трудно шло выделение в качестве самостоятельного объекта социальной сферы, которая и доныне (в равной мере как понятия “социальное развитие”, “социальные отношения”) рассматривается как грань экономического, политического или духовного или как синоним понятия “общественное”.
   Следует обратить внимание и на тот факт, что практика социологических исследований давно вышла за рамки социального. Социология проникла и в экономику, и в политику, и в культуру, т.е. мы можем говорить о социологических аспектах всех сфер общественной жизни. Соблазн свести социологическое к социальному очень велик, потому что на самом деле объектом значительного (если не подавляющего) большинства исследований являются процессы и явления социальной сферы. Поэтому не потеряло актуальности утверждение М.Т.Иовчука, что социологические науки “комплексно... исследуют взаимосвязанные процессы экономической, социальной, политической и т.п. жизни” (12).
   В соответствии с этим мы выделяем экономическую, политическую социологию, социологию духовной сферы, социологию управления. Несколько сложнее с наименованием той отрасли социологии, которая замыкается на социальной жизни (в узком смысле этого слова). Выйти из этого положения предоставим будущему.
   Что касается экономической социологии, то надо сразу отметить, что экономическую жизнь общества, связанную с реализацией целей и задач общественного производства, невозможно представить без сознания людей и соответствующего типа поведения, без потребностей и интересов субъективного фактора.
   В сущности, речь идет о том, что “при разумном строе... духовный элемент, конечно, будет принадлежать к числу элементов производства...”, ибо “мы имеем в действии два элемента производства – природу и человека, а последнего, в свою очередь, с его физическими и духовными свойствами...” (13).
   Такой подход имеет и большое практическое значение, поскольку он оспаривает сложившиеся представления о том, что экономическая жизнь не содержит в себе идеальных моментов и что экономика – это комплекс проблем, имеющих отношение только к развитию производительных сил и обусловленных ими производственных отношений. Между тем и в сфере экономики осуществляется воздействие на сознание и поведение людей. В этом отношении мы полностью разделяем мнение советского экономиста А.И.Пашкова, еще в 70-х годах возражавшего некоторым ученым и практикам, выступившим за очищение политэкономии от экономической политики и идеологии (14).
   Игнорирование человеческой специфики экономических отношений ведет к просчетам как в теории, так и на практике. В теоретическом отношении идентификация экономических и социологических методов означает, что экономические процессы предстают как полностью независимые от сознания и поведения людей, что ведет к объективизму, а в конечном счете и к отрицанию значения сознательной деятельности людей, их созидательного творчества и роли в историческом прогрессе.
   В практическом отношении следствием этого становятся разрыв между словом и делом, желание все свести к взаимодействию средств и предметов труда и людей как элементов материального производства без учета их воли, желаний и устремлений.
   Вместе с тем, исходя из объективного состояния и проблем развития экономической сферы, нельзя преувеличивать роль и значение идеальных моментов. При всей важности экономического сознания его характеристика всегда нуждается в сопоставлении со статистическими показателями развития производства, условий труда, социальной деятельности людей. Только такой подход дает возможность социологии делать научно обоснованные выводы.
   Обращаясь к другой сфере общества, к социальной жизни, следует отметить, что она в течение длительного времени в большинстве случаев отождествлялась с общественной жизнью. Когда в конце 50 – начале 60-х годов все настойчивее стала звучать аргументация в пользу специального изучения социальной сферы в отличие от общественной жизни в целом, то социологические аспекты ее функционирования практически не затрагивались. Приведем, к примеру, две точки зрения. Одна из них, как наиболее распространенная, характеризует социальные отношения как отношения между группами, классами, нациями, народностями, иногда сюда включаются отношения в семье и в трудовых коллективах.
   Другая точка зрения рассматривает социальные отношения как: 1) отношения по обеспечению жизненными средствами, 2) отношения по воспроизводству природных данных человека, 3) отношения по приобщению к производству, 4) отношения по приобщению к общению (15). Если игнорировать факт, что в социальные отношения автором включаются и такие, которые входят в компетенцию экономических отношений, то остается одно – все они могут (и должны) подвергнуться глубокому социологическому анализу.
   Такая постановка вопроса заслуживает всемерной поддержки и развития. Тщательный анализ социальной жизни подтверждает, что социологический аспект в ней присутствует в более сложном и полном виде. Сфера социальной жизни в значительной степени складывается вне воли и сознания людей, т.е. материальные отношения в них представлены в достаточно большом объеме. В то же время сознательное начало присуще ей в той мере, в которой возникают предпосылки для превращения классов, социальных слоев и групп в субъекты сознательной деятельности. Последнее означает, что в области социальных отношений гораздо сильнее, чем в экономике, проявляется сознательное начало, которое можно измерить.
   В политической жизни роль социологии возрастает. Политика открывает огромный пласт перехода от объективного к субъективному, сознательному развитию. Она не только обобщает классовые интересы, но и концентрирует их. В данном случае речь идет о сосредоточении сил, воли, знаний и действий, т.е. о методах и формах выражения политической деятельности человека, классов и социальных групп.
   Социологический аспект политической жизни обращен ко всему спектру чувств, мнений, суждений и отношений людей к процессам демократизации, гласности, возможностям осуществления своих прав и свобод. Социологические отношения властных отношений, особенности избирательной системы позволяют представить пути становления демократии, выявить болевые точки ее развития.
   Важнейшее значение приобретают проблемы политической реформы, механизмов ее осуществления, устранения тех противоречий, которые возникают в процессе реализации ключевых идей правового государства.
   Огромный блок политической социологии составляют международные отношения, способы и направления решения таких животрепещущих проблем, как война и мир, региональные конфликты, возможность сотрудничества и перспективы безъядерного мира.
   К проблемам политической социологии относятся деятельность политических организаций и объединений, формы и методы их работы в новых общественных условиях, способность оперативно откликаться на то или иное развитие событий. И наконец, объектом социологии в сфере политики является политическое сознание, анализ его реального состояния, функционирование политической культуры как одной из существенных предпосылок достижения прогрессивных целей.
   Четвертой по счету, но не по значению является сфера духовной жизни общества – активной деятельности по освоению имеющихся культурных ценностей, созданию новых, распределению и потреблению накопленных.
   Социологические исследования выявили острую необходимость комплексного развития духовной жизни. Они показали ущербность подхода, заключающегося в том, что долгое время по тем или иным объективным и субъективным причинам на первый план выдвигались отдельные направления культуры, образования, науки.
   Духовная жизнь общества обычно анализируется с двух основных позиций. Во-первых, как категория, рядоположенная с экономикой, социальной и политической жизнью (16). При этом в духовной жизни выделяются проблемы образования, культуры, науки, а ее взаимодействие с другими сферами общественной жизни рассматривается как производное от социально-экономического развития. Согласно этой точке зрения, духовная жизнь не лишена активного начала: она играет самостоятельную роль и может влиять на все без исключения общественные процессы.
   Во-вторых, духовная жизнь предстает не только как часть, но и как сторона общественного развития, сторона исторического процесса (17). При изучении любого общественного явления мы неизбежно выходим на уровень освоения теорий, концепций, взглядов, отношений людей, которые по своему содержанию и характеру являются духовными образованиями. Этот подход позволяет более эффективно и предметно исследовать “действительный процесс” во всем его противоречивом развитии (18). Однако этот подход не лишен серьезных издержек. И если он имеет определенное оправдание на уровне философского осмысления, то на уровне социологического знания он мало плодотворен и имеет очень серьезные ограничения как методологического, так и методического характера. Такой подход в известном смысле включает в себя все общественные процессы, все общество, в результате социолог, работающий на эмпирическом уровне, сталкивается с трудноразрешимыми задачами.
   Особое значение для анализа проблем духовной жизни приобретает соотношение материального и идеального в ее развитии. В этом случае следует иметь в виду, что в системе образования, художественной культуре идеальное является ведущим, хотя присутствуют и материальные аспекты: степень развитости материальной базы, достигнутый предшествующими поколениями уровень знаний и т.д. (19). Таким образом, духовная жизнь общества представляет собой процесс производства, распространения, формирования и реализации духовных ценностей. Этот процесс является сложным, многоплановым и неоднозначным, поэтому так важно определить основные его составляющие. К таким структурным элементам следует отнести процесс социализации личности, систему образования, массовую информацию, культурно-просветительную деятельность, литературу, искусство, науку.
   Сквозным для всех подсистем духовной жизни является тот факт, что сознание и поведение человека выступают объектами главного интереса конкретных исследований, когда многообразие духовного мира порождает возможность различных подходов и способов решения возникающих общественных проблем.
   В заключение несколько слов о социологии управления. Она связана с использованием особого класса задач – механизма регулирования социальных процессов – и поэтому может рассматриваться самостоятельно, на уровне выявления неких общих характеристик, независимо от конкретных обстоятельств, а может применяться в рамках каждой из сфер общественной жизни и составляющих их элементов, что требует выявления и анализа специфических особенностей управления в каждой конкретной области сознания и поведения людей.

 
< Пред.   След. >