YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология (Ж.Т. Тощенко) arrow § 2. ОСНОВНЫЕ ГРУППЫ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ
§ 2. ОСНОВНЫЕ ГРУППЫ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ

§ 2. ОСНОВНЫЕ ГРУППЫ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ

   При анализе негативных сторон жизни социологи в большинстве случаев оперируют такими понятиями, как пьянство, взяточничество, бюрократизм, злоупотребление служебным положением, потребительство, преступления против личности, блат, бродяжничество, недобросовестное отношение к труду и своим обязанностям, хищения, безответственное отношение к браку и семье, бесхозяйственность. По данным исследований всех возрастных категорий, наибольшую тревогу вызывают масштабы распространения негативных явлений среди молодежи.
   Со второй половины 80-х годов увеличились масштабы противоправной деятельности, когда наряду с ростом преступлений против личности, общества, государства реальную опасность стали представлять организованная преступность, те или иные модификации мафиозных групп.
   Снят покров тайны с таких форм отклоняющегося поведения, как наркомания, проституция, коррупция.
   Предметом открытого научного и политического обсуждения стали экономическая преступность, различные молодежные объединения, характеризующиеся криминальным поведением.
   Вместе с тем социологические исследования 80–90-х годов показывают, что среди всех названных групп отклоняющегося поведения наиболее крупными и представляющими предмет тревоги общества являются алкоголики, наркоманы и преступники.
   Алкоголизм и алкоголики. Пьянство, алкоголизм, токсикомания – социальные пороки, которые «вписаны» в общественную жизнь достаточно основательно. Данные пороки были присущи жизни России всегда и во все времена. Об этом свидетельствует история, об этом говорят статистические данные. Так, в XX веке возрастали объемы потребления алкоголя, которые в 90-х годах составили 15 л алкогольных напитков на душу населения.
   Сказать, что пьянство, алкоголизм присущи одной социальной группе в большей мере, чем другой, было бы неверным: в данные формы отклоняющегося поведения были вовлечены представители всех групп и слоев населения. Однако исследования Г.Г.Заиграева еще в 1965 году выявили особую пагубность распространения алкоголизма среди малообеспеченных слоев населения.
   В 70-е годы бюджет страны во все большей мере становился «пьяным»: шел усиленный процесс спаивания населения под предлогом пополнения бюджета. Пьянство становилось нормой поведения и перестало быть предосудительным актом.
   Болезнь эта все более и более усугублялась, охватывая все слои населения и особенно молодежь. По данным С.И.Плаксия (1982 г.), молодые люди, занятые неквалифицированным, физически тяжелым трудом, в 3 раза чаще допускали нарушения трудовой дисциплины, среди них в 4,2 раза больше доля потребляющих спиртные напитки еженедельно, чем среди их сверстников высокой квалификации. К началу 80-х годов положение стало совсем нетерпимым. Было признано необходимым предотвратить это грозное явление, оборачивающееся ранней смертностью, гибелью на производстве, распавшимися семьями, неполноценными детьми.
   Исходя из самых прекраснодушных намерений, в 1985 году была начата знаменитая антиалкогольная кампания, которая уповала на силу запрета, приказа, внешнего контроля и всяческих ограничений.
   На первых порах она принесла результаты. Производство винно-водочной продукции и пива в 1987 году снизилось по сравнению с 1984 годом на 617 млн. декалитров, или на 44%. Общая сумма потерь из-за прогулов, простоев и неявок на работу уменьшилась в промышленности на 30%, а в строительстве – на 29%.
   Улучшились демографические показатели. Несколько повысилась рождаемость на одну тысячу жителей (20 человек). Впервые за последние десять лет наблюдалось увеличение средней продолжительности жизни. Смертность, непосредственно связанная с алкоголизмом, уменьшилась на 52%. С 1986 года наметилась тенденция к снижению заболеваемости населения алкоголизмом.
   Удар, нанесенный пьянству, повлиял и на состояние криминальной ситуации. Число преступлений по линии уголовного розыска, совершенных в пьяном виде, в 1987 году по сравнению с 1986 годом сократилось на 4,1%, а с 1985 годом – на треть.
   Однако, как показывает более глубокий анализ, серьезных сдвигов эти меры не принесли. Более того, они вызвали ряд тяжелых, негативных последствий. Во-первых, пьянство, вытесненное за пределы производства, переместилось в семейно-бытовую сферу, в результате чего стало менее доступным для контроля. На территории бывшего СССР по-прежнему насчитывалось 5 млн. алкоголиков.
   Во-вторых, поспешность и непродуманность многих мер борьбы с пьянством способствовали не сокращению, а росту самогоноварения, спекуляции. Так, если в 1985 году к ответственности за самогоноварение было привлечено более 80 тыс. граждан, то в 1986 году – 150 тыс. По некоторым экспертным оценкам, в 1987 году для изготовления самогона затрачено около 1,4 млн. т сахара.
   А ведь самогонный бум можно было предвидеть, обратившись хотя бы к историческому опыту (в 1923 г., в период «сухого закона», в деревнях России насчитывалось около 10 млн. самогонных аппаратов). Известно и то, что при ослаблении функций денег как эквивалента обмена в условиях товарно-денежных отношений их роль часто берет на себя водка: за нее и построят, и отремонтируют, и подвезут.
   В-третьих, примитивизм мер борьбы с пьянством привел к извращенным формам потребления алкоголя: к суррогатам, к токсикомании. Только от употребления химических препаратов и жидкостей в 1987 году погибло около 11 тыс. человек. Всего от алкоголизма ежегодно умирает 20 тыс. человек.
   Каковы же пути действенной борьбы с пьянством? Начинать необходимо с семьи, со взрослых. По данным Ф.Шереги, треть алкоголиков и пьяниц опрокинули первую рюмку в возрасте 10 лет, 2/3 – от 11 до 15 лет. Уже сам этот факт подтверждает, что пьянство и алкоголизм не являются органическим элементом какой-то особой субкультуры молодежи. В то же время исследования свидетельствуют: из числа молодежи 40% категорически «за» безалкогольные традиции, а среди старших таких всего 15%. В возрасте до 20 лет выпивает менее четверти молодежи, однако к 34 годам – уже две трети! В итоге – распавшиеся семьи (ежегодно 350 тыс. детей лишаются одного из родителей, при этом средний возраст разводящихся отцов 29 лет, матерей – 27 лет), спиваются подростки (шестая часть больных алкоголизмом – молодежь в возрасте до 30 лет), становятся калеками дети (Ф.Шереги, 1990).
   Несовершенной продолжает быть политика реализации норм трезвого, здорового образа жизни. Низкая общая культура людей соседствует с убогой пропагандой, примитивизмом в решении конкретных задач (так называемые зоны трезвости), со стремлением использовать административные меры, командные методы вместо терпеливой и кропотливой работы.
   Не изменилась, если не усугубилась, ситуация в стране в 90-е годы. Число алкоголиков не уменьшилось, а по ряду показателей возросло. Если стоимость хлеба с 1990 по 1996 год выросла в среднем в 15 тыс. раз, то водки – в среднем в 3 тыс. Водка стала самым доступным товаром. И страну опять покрыл вал пьянства и алкоголизма, тем более что в добавку к отечественным в Россию хлынул неконтролируемый поток спирта и водки со всех стран Европы.
   Несомненно, что этот процесс имеет и еще будет иметь серьезные последствия. Одним из них (наряду с другими причинами) объясняется тот факт, что смертность среди мужчин стала ниже пенсионного возраста, достигнув 57,8 года (1995 г.).
   Очевидно, что комплексное решение проблем алкоголизма зависит от объединения как социальных, так и медицинских мер, как правового, так и морального регулирования, административных усилий и ответственности самого человека.
   Наркомания и наркоманы. Атмосфера самоуспокоенности в 60–70-е годы оказалась одной из главных причин того, что в обществе не замечали нарастающую острую социальную проблему – наркоманию. Как показывает анализ реально сложившегося положения, она не замыкается в рамках каких-то общностей, члены которых полностью деградировали в социально-нравственном отношении. Это зло охватило практически все общественные группы и поразило представителей наиболее дееспособной части населения.
   Поданным А.А.Габиани, наркомания распространена главным образом среди мужчин в возрасте до 35 лет, проживающих в городах. Особенно тревожит то, что треть из них – молодежь до 25 лет. Хотя наркомания представляет собой прежде всего городскую проблему, география потребления наркотических средств расширилась, пагубное пристрастие проникло даже в отдаленные сельские районы.
   С точки зрения уровня образования наркоманы мало чем отличаются от своих сверстников: подавляющее большинство (83,3%) имеет среднее, незаконченное высшее или высшее образование, 61,7% работают, 5,8% учатся, не работают и не учатся 24,8% [6].
   Велик среди них и удельный вес ранее судимых (46%): почти каждый второй был наказан за преступления, связанные с наркоманией, а каждый четвертый – за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку наркотических веществ без цели сбыта.
   Примерно каждый второй живет в семье, где кто-то злоупотребляет спиртным или наркотиками, имеет судимость или тяжело болен, часто психическими или нервными заболеваниями.
   Весьма широко распространена полинаркомания. Гашиш принимают 83,9%, морфий– 46,7, опий– 43,8, кокаин – 11,7, героин – 2%. Большинство – примерно 3/4 – начали с гашиша, который вопреки бытующему мнению о якобы незначительной вредности приводит к тяжким последствиям. Вызывает озабоченность и то обстоятельство, что многие относятся к категории хронических наркоманов, т.е. лиц, давно и систематически принимающих наркотики (А.А.Габиани, 1988).
   Большинство опрошенных (77,1%) пристрастились к зелью под воздействием других лиц. К числу искусителей относятся главным образом друзья и знакомые. Почти 2/3 имели гедонистические устремления, испытывали жажду острых ощущении, четвертая часть вступила на этот путь, подражая другим, из снобистских побуждений.
   Число тех, кто искал в наркотиках забвения после перенесенной психической травмы, личной драмы либо потянулся к ним из-за неудовлетворенности жизнью, невелико. Имеющиеся данные опровергают упрощенное представление, будто главная причина потребления наркотиков – желание преодолеть страдания, приобрести душевное равновесие.
   Потребители наркотиков платят за них немалые деньги. Разумеется, соответствующие суммы большинство потребителей наркотиков могут достать только преступным путем, так как многие из них не работают, а если и трудятся, то таких денег не зарабатывают. Все это позволяет сделать вывод, что наркомания стала такой общественной язвой, не замечать которую уже нельзя: требуется глубокая проработка мер борьбы с этим явлением, в том числе и посредством выявления глубинных социальных причин.
   Преступность и преступники. Все проявления преступности – это крайняя степень отклоняющегося поведения, когда интересы личности, социальных институтов и общества оказываются под угрозой. Конечно, ни одно общество не оставалось равнодушным к тому, что оно считало противоправным поведением и какими средствами и методами вело борьбу с ними. В научной литературе имеются различные попытки дать более точную и четкую классификацию преступных деяний, чем та, которая используется в юридической практике (А.М.Яковлев, 1988).
   Существенный момент заключается в том, что в борьбе с преступностью нельзя смещать акценты, возлагая ответственность за динамику ее роста исключительно на правоохранительные органы. Следует отметить, что весомая доля преступлений остается еще вне учета, составляя так называемую латентную (невидимую) преступность. По мнению А.Ларькова, нельзя ориентироваться на уголовную статистику, поскольку в ней фиксируются выявленные факты, а это всего лишь около 5% от числа совершенных преступлений. Следовательно, истинный ущерб в 20 раз больше. Но и эти цифры относительны, ибо сейчас результативность обнаружения хищений снизилась в 3 раза.
   Это же с полным основанием можно отнести и к экономической преступности: в жизни она цветет пышным цветом, а по статистике, за нее привлекают к уголовной ответственности не более нескольких процентов. В статистику попадают далеко не все случаи выпуска недоброкачественной продукции, тогда как более 60% предприятий (из числа проверенных) нарушали ГОСТы, допускали приписки, искажения государственной отчетности, скрывали прибыль, уклонялись от уплаты налогов.
   Особую остроту приобретает борьба с организованной преступностью, мафией. По мнению бывшего начальника Управления МВД России по борьбе с организованной преступностью А.И.Гурова, ее характеризуют три признака: 1) преступное общество, имеющее четкую структуру и иерархические связи; 2) организация, созданная для систематического преступного бизнеса; 3) связи с представителями государственного аппарата, которые состоят на службе у мафии.
   Социология преступности предполагает и изучение самих преступников. Использование социологических методов позволило дать оценку преступного мира в конце 80-х годов. На территории бывшего СССР по возрастному признаку из всех, отбывающих наказание, граждане до 25 лет составляли 27,4%, 25– 55 лет – 67,2, 55–60 – 4,4 и старше 60 лет – 1%.
   Наибольший массив отбывающих наказание (36,7%) осужден на срок от 5 до 10 лет, 9% осужденных совершили преступления, за которые им назначено от 10 до 15 (максимальный срок) лет пребывания за колючей проволокой. Год просидят 1,7%, от 1 года до 3 лет – 21,4, свыше 3, но до 5 лет – 30,6%. И только полпроцента получили срок менее одного года.
   На что больше всего посягали преступники? На личное имущество – так утверждала статистика в конце 80-х годов. За эти преступные действия в учреждениях ИТУ находились 16,9% из всех заключенных. Как ни удивительно, но за такое вроде бы распространенное преступление, как хулиганство (так ориентировано общественное мнение), отбывали срок наказания практически столько же осужденных, сколько за убийство. По своему составу преступления распределялись следующим образом: умышленное нанесение тяжких телесных повреждений – 10,1%, кража государственного имущества– 9,8, изнасилование – 8,6, разбой – 6,5, грабеж – 5,7, хищение государственного имущества – 2,0%. Для сравнения: по данным П.Г.Пономарева, в 1996 году кражи составляли 46%, хулиганство – 6,9, обман потребителей – 1,1, другие преступления исчислялись 41,3%.
   Суммируя статистику преступлений, совершенных против личности (разбой, грабеж, убийства, изнасилования и т.д.), можно прийти к главному выводу: защищать нужно, прежде всего, человека. Социологический анализ дает возможность выявить одно важнейшее обстоятельство: состав преступников мало коррелирует с социальной структурой. Определяющим моментом в этом процессе выступают различные виды деформированного сознания и поведения.

 
< Пред.   След. >