YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История и философия науки (Под ред. А.С. Мамзина) arrow 1.1. Философия науки, ее предмет и основные проблемы
1.1. Философия науки, ее предмет и основные проблемы

1.1. Философия науки, ее предмет и основные проблемы

   Философия науки — это область, лежащая на границе философии и конкретного научного (математического, естественнонаучного, гуманитарного, социального, технического) знания. Это область, где интересы двух областей человеческого познания “перекрещиваются”, где становится очевидным, что всеобщее, составляющее предмет философского познания, существует не в чистом, “выкристаллизованном” виде, а в неразрывном единстве с особенным и конкретным, т. е. предметом научного познания. Нельзя понять в полной мере всеобщее в отрыве от особенного и конкретного. И наоборот, нельзя по- настоящему понять конкретное, если не рассматривать его в единстве с особенным и всеобщим.
   Как известно, существуют различные науки: математика, естествознание, гуманитарные, социальные и технические науки. Количество и уровень знания в любой научной дисциплине непрерывно изменяются в ходе ее исторического развития благодаря как творческим усилиям людей, занятых в науке, так и достаточно тесной взаимосвязи с состоянием культуры и общественной жизни в целом. Изменения особенно заметны в современной науке с присущими ей тенденциями дифференциации и специализации знаний. Поэтому возникает потребность философского осмысления особенностей научного познания как в науке в целом, так и в отдельных научных дисциплинах. Так что вместе с изменениями научного знания происходят изменения и в философии науки.
   Разные области науки при всех их различиях являются именно науками и вместе с тем — частями некоего целого — “Науки”. Положения общей философии науки (или в обычном, более коротком выражении — философии науки, т. е. Науки) при надлежащем их обобщении — которое, разумеется, не может быть неизменным, раз и навсегда данным, а изменяется вместе с развитием науки и философии в целом — распространяются на все ее части, на все “науки”. Вместе с тем мы обнаруживаем и существенные различия в самом процессе и результатах философских размышлений по поводу разных наук, связанные с их особенностями и различиями их предметов.
   Соответственно, уже на протяжении XX в. складывались специализированные области знания в философии науки. Например, можно отметить существование философии математики, или исследований в области философских вопросов математики, философии физики (философских вопросов физики), философии биологии (философских вопросов биологии) и т. д. Равным образом философское осмысление материала гуманитарных и социальных наук приводит к появлению, например, философской антропологии, или исследований в области философских вопросов дисциплин антропологического цикла, философии языка (философские вопросы языкознания), философии истории (философские вопросы исторической науки) и т. д. При всей специфичности технических наук, обусловленной их взаимосвязями с самой техникой и инженерно-техническим творчеством, философское осмысление их материала тоже порождает вполне особенную область философии технических наук, среди которых в настоящее время интенсивно развивается философия информатики. Разумеется, ни о каком “жестком водоразделе” здесь говорить нельзя: где, так сказать, заканчивается общая философия науки и начинаются философские вопросы конкретных наук? Во всяком случае, в настоящее время существует огромное количество содержательных философских положений, уместных при осмыслении материала любой науки.
   Науку как сложное системное явление необходимо рассматривать с нескольких позиций. С одной стороны, наука определяется как совокупность знаний определенного рода и процессов их получения, т. е. процессов познания. С другой стороны, наука является социальным институтом, т. е. определенной организацией названного процесса, сформировавшейся на конкретном этапе исторического развития и продолжающей развиваться. Социальные формы организации науки разнообразны и представлены в обществе такими учреждениями, как научно-исследовательские институты, академии наук, университеты, кафедры, лаборатории и т. п. Работающие в них люди непосредственно заняты не только исследованиями (индивидуальными или коллективными), проектированием, разработками и материальным обеспечением этих исследований, проектов и разработок. Они участвуют в разнообразных формах научного общения (дискуссии, конференции, издания, монографии, учебники), читают лекции и т. п. Социально-организационным формам, в которых воплощена научная деятельность, соответствуют свои особые идеалы, стандарты, ценности, совокупность которых можно назвать этосом науки.
   Наконец, наука является особой стороной и областью культуры и всегда погружена в социально-культурный контекст, взаимодействуя с философией, искусством, мифологией, религией, политикой, средствами массовой информации.
   Выделим самые характерные черты научного знания.
   1. Систематичность. Еще Кант в качестве неотъемлемой черты науки отмечал систематичность научного знания: именно этим, как он неоднократно подчеркивает в свой “Логике”, наука отличается от обыденного знания, представляющего собой “простой агрегат”. И об этом же он писал ранее в своем главном труде — “Критике чистого разума”: “...Обыденное знание именно лишь благодаря систематическому единству становится наукой, т. е. из простого агрегата знаний превращается в систему...”
   Следует иметь в виду, что наука не является раз и навсегда застывшей системой. Она изменяется, развивается: не все области науки и отдельные дисциплины, составляющие ту или иную область, возникают одновременно, а возникнув, они, будучи взаимосвязанными, тем не менее развиваются не “синхронно”, не идут “нога в ногу” и, так сказать, в одном и том же темпе. И нет в этой системе “абсолютной завершенности” и взаимосвязи каждого научного знания буквально со всеми другими знаниями.
   2. Воспроизводимость. Всякий научный результат, будучи таковым, предполагает возможность его многократного воспроизведения — и самим его автором, и другими членами научного сообщества — при наличии тех необходимых условий, в которых он был получен. При этом еще действует принцип ceteris paribus — “при прочих равных условиях”, т. е. предполагается, что те факторы, которые не входят в явном виде в формулировку результата, остаются неизменными. Скажем, в законе Ома устанавливается прямая пропорциональность между значениями напряжения и силы тока в проводнике (коэффициентом пропорциональности является величина, обратная сопротивлению проводника). Однако при этом предполагается, что речь идет об “обычных” условиях, т. е. влажность в помещении остается в “обычных” границах, температура — постоянной и тоже “обычной”, разного рода незначительными электромагнитными привходящими воздействиями можно пренебречь, поскольку они тоже остаются “обычными”, и т. д. Но в ушедшем веке было открыто и подробно изучено явление сверхпроводимости. Оказывается, что при очень низких температурах прямая пропорциональность между значениями напряжения и силы тока в проводнике нарушается — сила тока увеличивается.
   3. Выводимость. Научное знание предполагает возможность получения нового знания в виде следствий из содержания данного результата, имеющихся теоретических положений и фактов, а также нередко и из дополнительно принимаемых допущений, посредством логических выводов, математических расчетов, методов формализации и т. д. Обратим внимание на то, что “выведение следствия” в данном случае понимается не просто как чисто логический вывод, скажем, в форме силлогистического умозаключения, а в общем смысле: так, например, решив систему уравнений, составленных на основе содержания данного научного результата, мы после интерпретации полученных решений (“корней уравнений”) получаем новое знание. Разумеется, в построении соответствующего метода решения уравнений данного типа все законы логики соблюдаются.
   4. Доступность для обобщений и предсказаний. Система научного знания организована так, чтобы было возможно расширение этого знания за пределы той области, в которой оно было получено. Отметим при этом, что “предсказание” понимается не только во временном смысле, а предельно широко, т. е. как выход за границы той области знания, в которой данное знание было получено. Под обобщением же понимается распространение данного результата на все явления соответствующей предметной области.
   5. Проблемность. Система научного знания характеризуется тем, что решение какой-то одной проблемы наряду с полученным результатом (положительным или отрицательным ответом на соответствующий вопрос) означает также появление возможности сформулировать новые проблемы; это нередко не менее ценно, чем сам результат. Так что с решением всякой научной проблемы общее число нерешенных проблем, стоящих перед данной наукой, не уменьшается, а возрастает.
   6. Проверяемость. Научные знания представляют собой системы таких утверждений, которые удовлетворяют требованию принципиальной проверяемости. Речь идет, во-первых, о том, что в предполагаемой проверке мы касаемся самого существа того явления, к которому относится проверяемое утверждение. Во-вторых, утверждение признается принципиально проверяемым, если вполне выяснено, как соответствующий опыт (наблюдение, эксперимент, моделирование и др.) можно было бы осуществить. Имея в виду это значение понятия “принципиальный”, мы можем в конкретном случае даже и не ставить этот опыт, сберегая тем самым ресурсы (материальные, энергетические, информационные). Например, принципиально проверяемым является сегодня утверждение о том, что возможен пилотируемый полет на Марс; но такой полет требует больших затрат, и потому пока он не состоялся.
   Есть еще третье значение понятия “принципиально проверяемое утверждение”: утверждение должно быть доступным для того, чтобы можно было попытаться его опровергнуть. В самом деле, подтверждение посредством опыта какого-то утверждения обладает хоть какой-нибудь значимостью, только если опыт мог бы его и опровергнуть. А утверждение, которое может быть согласовано с любым исходом опыта и которое вследствие этого, очевидно, нельзя проверить, не является научным.
   7. Критичность. Всякое научное утверждение время от времени — по мере появления новых фактов и построения новых теорий — пересматривается. При этом “пересмотр” вовсе не означает полного “забвения” данного результата. Фактически, дело сводится к уточнению области его применимости. Так, с появлением теории относительности Эйнштейна физическая теория Ньютона не перестала использоваться для объяснения тех случаев движения, когда скорость тел на много порядков меньше скорости света.
   8. Ориентация на практику. Научное знание в той или иной форме ориентировано на практические потребности общества и тесно связано с практикой. Именно практика является основой научного познания и обеспечивает его разнообразными средствами познания. Практика — движущая сила научного познания, влияет на приоритеты научных исследований и определяет их “портфель заказов”.
   Нетрудно видеть, что приведенный перечень мог бы быть и длиннее. Например, в нем нет такой черты, как истинность. Но эту черту, очевидно, и нет оснований включать: обязательным является стремление ученого к истине, а при этом многие вполне научные утверждения, “отслужившие свою службу”, — как, например, утверждения аристотелевской физической теории или утверждения химической теории, основанной на концепции “теплорода”, — давно уже квалифицированы как ложные. Что касается стремления к истине, “нацеленности” научного знания на истинность, то эта черта, как и еще одна черта, объективность, фактически отражена в нашем перечне, хотя и косвенно. Иначе о чем же говорят воспроизводимость, критичность, проверяемость и др.? Фактически, отражены в перечне также развиваемость, незавершенность, перестраиваемость, или — если воспользоваться терминологией современной неклассической логики — немонотонность научного знания.

 
< Пред.   След. >