YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История и философия науки (Под ред. А.С. Мамзина) arrow 1.11. Процедуры обоснования теоретических знаний
1.11. Процедуры обоснования теоретических знаний

1.11. Процедуры обоснования теоретических знаний

   Существует принципиально важный аспект соотношения теории и опыта — “аспект подтверждения”, по терминологии Г. Рейхенбаха. В самом деле, наука как особая форма духовной деятельности начинается именно тогда, когда осознается необходимость сопоставления теории и опыта (шире — “теории и практики”) с целью проверки и обоснования теории.
   Бытует предрассудок, что “чистая наука” (и теория, и научный эксперимент, который тоже включается в “чистую науку”) не имеет практического значения. Но, во-первых, человеческие потребности достаточно разнообразны. Они, помимо других, включают в себя идеальные потребности, т. е. потребности человека в познании окружающего мира и своего места в нем, познания смысла и назначения своего существования на земле, достигаемого как посредством присвоения (приобщения) уже имеющихся культурных ценностей, так и путем открытия нового, неизвестного предшествующим поколениям. При этом, подчеркивает наука, потребность познания не является просто производной от биологических и социальных потребностей, хотя, разумеется, вторично связана с ними самым тесным образом.
   Во-вторых, отказ от чистой теории чрезвычайно опасен. Как свидетельствует история человеческой мысли — т. е. важнейшая часть истории homo sapiens, человека разумного, мыслящего, — именно исследования, некогда полностью оторванные от практики, со временем сыграли решающую роль в ее прогрессивном развитии. Так, сугубо теоретические изыскания математиков прошлых времен стали главным инструментом современного естествознания и основанной на нем исключительно “практичной” техники. То же самое можно сказать и о логике, которая две с половиной тысячи лет была в Европе, фактически, достоянием и утонченным развлечением “интеллектуалов”, если не считать ее использования в риторике и практической деятельности юристов. В XX в. она наряду с математикой и естествознанием положила начало кибернетике. Из кибернетики развилась информатика, т. е. и новая информационная техника, и технология — настолько “практичные”, что они, очевидно, приведут к преобразованию всей нашей жизни. То же самое можно сказать и об исследованиях в области “микромира”, которые тоже когда-то были “чисто теоретическими”, а затем открыли доступ к атомной энергии. Реальное содержание научной деятельности и развитие науки показывают, что при сопоставлении теории и опыта мы имеем дело вовсе не с такой ситуацией, когда теория будто бы полностью отстранена от реальности и по отношению к ней пассивна, а опыт только непосредственно с реальностью и имеет дело, активен и еще совершенно независим от теории.
   Содержание процедуры сопоставления теории и опыта
   Рассмотрим, как выглядит процедура сопоставления теории и опыта. Только в самом первом приближении теория и опыт непосредственно сталкиваются друг с другом в процессе проверки теории: из подлежащей проверке теории выводится доступное проверке следствие. Это следствие сопоставляется с данными опыта (эксперимента, наблюдения, моделирования). В зависимости от положительного или отрицательного результата опыта оценивается теория — соответственно как сохраняющаяся для дальнейшего применения или отбрасываемая.
   В действительности картина намного сложнее. Во-первых, теория существует не в изолированном состоянии: она погружена в определенный интертеоретический контекст, включающий в себя другие теории, релевантные данной, и некоторые более высокие уровни систематизации научного знания. Во-вторых, в большинстве теорий отчетливо различаются общие утверждения и утверждения меньшей степени общности. В состав теории входят также правила соответствия, используемые для интерпретации теоретических терминов.
   Далее, с опытом сопоставляется не непосредственно исходная, проверяемая теория, а прежде всего ее подтеория, которая сформулирована таким образом, что такое сопоставление оказывается в принципе возможным. Из подготовленной для сопоставления с опытом теории выводятся проверяемые следствия (предсказания).
   Кроме того, в содержании процедуры проверки присутствует еще некоторая совокупность теоретических положений — тех, которые послужили основой принципа действия (метода), заложенного в аппаратуру, которая использовалась при получении опытных данных.
   Таким образом, с опытом сопоставляется целый комплекс взаимосвязанных утверждений, в который входит проверяемая теория. Поэтому ни совпадение, ни расхождение между следствиями, выведенными из этого комплекса, с одной стороны, и результатами опыта — с другой не дают нам оснований для вполне однозначных заключений, касающихся проверяемой теории.
   Приоритет опыта
   Тем не менее сложность сопоставления не является основанием ни для упрощенного рационализма, ни для концепции “приоритета неэмпирических проверок”. Последняя принадлежит одному изизвестных современных философов науки М. Бунге и формулируется им так:
   “Нравится нам это или нет, но любая органически целостная система научных идей (т. е. теория. — Э. К.) оценивается в свете результатов четырех ступеней проверки: метатеоретической, интертеоретической, философской и эмпирической. Первые три составляют неэмпирическую проверку, а все четыре в совокупности могут кое-что сказать относительно жизнеспособности или степени истинности теории”.
   Метатеоретическая проверка состоит в выяснении того, является ли теория непротиворечивой, имеет ли она недвусмысленное фактуальное содержание и проверяема ли она опытным путем при использовании дополнительных рабочих теоретических понятий и гипотез, которые связывают ненаблюдаемые сущности (например, причины) с наблюдаемыми (например, симптомы).
   Интертеоретическая проверка предназначена выявить совместимость данной теории с другими, ранее принятыми теориями, в частности, с теми, которые логически предполагаются рассматриваемой теорией (т. е. релевантны по отношению к ней). Эта совместимость нередко достигается в некоторых предельных случаях, например, для (очень) больших или (очень) малых значений определенных характерных параметров.
   Философская проверка является исследованием общефилософских (метафизических) и теоретико-познавательных достоинств ключевых понятий и предположений теории в свете той или иной философской концепции. Например, с точки зрения позитивизма преимущество отдается феноменологическим теориям (термодинамика, бихевиористская теория обучения и др.), а теориями, которые пытаются объяснить строение и структуру изучаемых объектов, будут пренебрегать.
   Оценим изложенную концепцию. Прежде всего, необходимость проверки на внутреннюю, собственную непротиворечивость теории представляется совершенно понятной. Ведь если теория содержит противоречащие друг другу утверждения, то с ее помощью можно объяснить или предсказать все что угодно. На международном симпозиуме “Таллин—8ЕТ1-81” — “Поиск разумной жизни во Вселенной” — при всей фантастичности (и для того времени, и, видимо,для сегодняшнего тоже) обсуждаемой темы один из организаторов и руководителей симпозиума, академик Г. И. Наан, открывая первое же заседание, попросил участников о следующем. Прежде чем кто- либо надумает высказать оригинальное и будто бы перспективное предложение (вроде “разумной плесени” или “мыслящего облака”), пусть сам подвергнет его проверке на непротиворечивость (т. е. метатеоретической и интертеоретической проверке).
   Что касается философской проверки, то здесь, фактически, речь идет об обсуждении. Оно тоже, как говорится, “не помешает”. Однако говорить о его приоритете по отношению к эмпирической проверке, очевидно, не приходится.
   Таким образом, суммируя, можно сказать, что приоритет принадлежит эмпирической проверке. Однако при этом следует учесть всю сложность сопоставления теории и опыта. Так что говорить об абсолютной суверенности опыта тоже нет достаточных оснований. Лучше также говорить о доэмпирической, а не “неэмпирической” проверке, как это делает Бунге, и о доэмпирическом обсуждении. В этом обсуждении выясняется наличие у теории некоторой совокупности характеристик, удовлетворяющих или нет требованиям “методологических регулятивов”. И если теория ими обладает, то специалисты признают ее “хорошей”.

 
< Пред.   След. >