YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История и философия науки (Под ред. А.С. Мамзина) arrow 2.2. Основания науки. Роль философских идей и принципов в развитии научного знания
2.2. Основания науки. Роль философских идей и принципов в развитии научного знания

2.2. Основания науки. Роль философских идей и принципов в развитии научного знания

   Человеческая деятельность всегда сопровождается выработкой знания различного характера. В связи с этим возникает вопрос о тех основаниях (критериях), которые позволяют выделить из всего комплекса накопленных человеком знаний именно научные, а из всего многообразия видов человеческой деятельности — научно-исследовательскую деятельность.
   Под основаниями науки понимают систему различных регулятивов, детерминирующих цель и способы получения научного познания, представление и понимание изучаемой реальности, а также формы и степень обоснованности научного знания и его включения в человеческую культуру.
   В данной дефиниции ясно видна и структура оснований науки: цель и способы научного познания определяются идеалами, нормами и критериями, обобщенное представление и понимание исследуемой реальности воплощается в научной картине мира, формы и степень обоснованности научного знания и его включения в общий культурный контекст исторической эпохи обеспечивают философские основания.
   При рассмотрении идеалов и норм (нормативов) науки, а также критериев научности следует исходить из понимания генеральной цели функционирования науки в едином теле культуры — производства объективных и истинных знаний о Мире. Такие идеалы науки, как объективность, истинность, системность, обоснованность, универсальность, полнота и открытость научных знаний, равно как и способы их получения, сформулированные в ходе исторического развития науки, детерминируют нормы научного исследования, в совокупности которых следует различать логико-эпистемологические, т. е. познавательные, и социокультурные, определяющие место и роль науки в едином культурном пространстве, равно как и ценностный статус науки в жизни общества, ориентиры и нормативы. При этом необходимо учитывать их системную взаимосвязь.
   К логико-эпистемологическим нормативам науки относятся следующие:
   + описание — выявление совокупности данных о свойствах и отношениях изучаемых типов объектов;
   + объяснение — выработка понимания сущности возникновения, развития и функционирования исследуемого объекта;
   + системность — анализ и соотнесение полученных данных по ранее установленным типам и классам объектов, а также по необходимости — введение новых типов и классов объектов;
   + доказательность и обоснованность — соответствие логическим принципам и законам;
   + эвристичность — способность предсказывать новые свойства и отношения исследуемой реальности, открытие новых уровней организации мира и новых типов объектов.
   К социокультурным нормам науки можно отнести:
   + прагматическую — определение способов применения полученных знаний в различных сферах жизни общества;
   + прогностическую — анализ перспектив развития общества и окружающей среды, создание футурологических моделей, а также выработку рекомендаций на будущее;
   + экспертную — анализ и оценку осуществимости, эффективности и оптимальности различных проектов и программ, создаваемых и реализуемых в различных сферах культуры, в том числе и в самой науке.
   При соотнесении науки с другими сферами культуры система идеалов и норм научного познания позволяет определить основные критерии научности, к которым относятся:
   + теоретичность научного познания, детерминированная самой целью научного познания, т. е. постижением истины ради нее самой, получение знания ради самого знания;
   + обоснованность научного познания, которая достигается посредством проведения целого ряда логико-эпистемологических процедур (теоретического и эмпирического характера) при определенных условиях их осуществления;
   + системность, которая задает определенную форму научного знания, поэтому оно всегда реализуется в виде систем (теория, гипотеза, научная картина мира), в рамках которых компоненты этих образований посредством координационных и субординационных связей образуют одно целое;
   + рациональность (научная рациональность отличается строгостью, последовательностью, логичностью, инвариантностью) как самой познавательной деятельности, так и результата этой деятельности — научных знаний;
   + принципиальная проверяемость научных знаний в каждый момент времени и в каждой точке пространства для каждого субъекта познавательной деятельности.
   Критерии научности являются результатом исторического развития не только науки, но и других сфер культуры. Так, например, философское знание тоже характеризуется системностью и теоретичностью. Однако лишь научный вид знаний в полной мере соответствует рассмотренным критериям научности.
   В познании структуры и свойств универсума большое значение имеет научная картина мира, являющаяся формой систематизации и обобщения научных знаний.
   Научная картина мира (НКМ) — система общих представлений о фундаментальных свойствах и закономерностях универсума, возникающая и развивающаяся на основе обобщения и синтеза основных научных фактов, понятий и принципов.
   НКМ состоит из двух постоянных компонентов: концептуального и чувственно-образного. Концептуальный компонент включает в себя философские принципы и категории (например, принцип детерминизма, понятия материи, движения, пространства, времени и др.) и общенаучные положения и понятия (закон сохранения и превращения энергии, принцип относительности, понятия массы, заряда, абсолютно черного тела и др.). Чувственно-образный компонент — это совокупность наглядных представлений о мировых явлениях и процессах в виде моделей объектов научного познания, их изображений, описаний и т. д. Современная научная картина мира состоит из трех относительно самостоятельных блоков — естественнонаучного, технического и социально-гуманитарного, единство которых обеспечивают фундаментальные философские принципы и категории. Они позволяют видеть мир как единое целое, отдельные фрагменты которого изучаются конкретными науками.
   Следует отличать НКМ от картины мира, основанной на синтезе общих представлений человека о мире, которые вырабатываются разными сферами культуры — философией, религией, искусством и т. д. Например, в античности результаты познавательной деятельности обобщались в виде натурфилософской картины мира. В средние века господствующей была религиозная картина мира. НКМ появилась в Новое время (XVI-XVII вв.). Главное отличие НКМ от донаучной (натурфилософской) и вненаучной (например, религиозной) состоит в том, что она создается на основе определенной научной теории (или теорий) и фундаментальных принципов и категорий философии. По мере своего развития наука продуцирует несколько разновидностей НКМ, которые различаются по уровню обобщения системы научных знаний: общенаучная картина мира (или просто НКМ), картина мира определенной области науки (естественнонаучная картина мира), картина мира отдельного комплекса наук (физическая, астрономическая, биологическая картина мира и т. д.).
   Первые три общенаучные картины мира (механическая, электродинамическая, квантово-полевая) формировались и развивались на основе фундаментальных физических теорий, так как именно развитие физики долгое время определяло развитие науки в целом и естествознания в частности. Центральным понятием этих картин мира является понятие материи, поэтому смена НКМ всегда связана со сменой представлений о видах материи, формах и способах ее существования.
   Суммарный период функционирования механической и электродинамической картин мира характеризует классическую науку как первый этап ее развития. Период формирования и функционирования третьей НКМ — квантово-полевой — позволяет говорить о втором этапе ее развития — неклассической науке.В последней четверти XX в. в науке начала формироваться новая картина мира — эволюционно-синергетическая, что дает основание говорить о начале нового этапа развития самой науки — постнеклассическом.
   В системной организации философских оснований научного знания, обеспечивающих обоснование научных знаний, можно выделить по меньшей мере две взаимосвязанные подсистемы. Во-первых, онтологическую, которая конституализируется в сетке категорий, задающей определенное понимание исследуемой реальности (категории материи, свойства, отношения, процесса, состояния, причинности, необходимости, случайности, пространства, времени и т. п.). Во-вторых, эпистемологическую, реализующуюся в категориальных схемах, которые характеризуют научные познавательные процедуры и результаты их осуществления (понимание истины, метода, знания, объяснения, доказательства, теории, факта и т. п.). Причем обе подсистемы исторически развиваются. Исходя из этого, прежде всего необходимо эксплицировать исходную категориальную структуру, лежащую в основе любой мировоззренческой системы: существование — реальность — бытие (небытие) — мышление — субстанция — мир — материя — движение — развитие — пространство — время —... и т. д. Посредством указанной категориальной структуры ученый получает возможность исследовать изучаемый объект на фоне предельных оснований мира. При этом координация и субординация категорий, т. е. их система, должны соответствовать объективной действительности.
   Вопросы соотношения исходных категорий и принципов имеют первостепенное значение не только для философии, но и для науки, так как относительность в выборе онтологии имеет определенные пределы. Как следствие, любая научно-исследовательская программа в своем основании (“ядре”, если воспользоваться терминологией И. Лакатоса) имеет логическую систему исходных категорий человеческого мышления.
   Например, научное знание отражает объективную реальность, а значит, необходимость этого знания обусловливается соответствующим философским принципом, дедуцированным из объективной реальности. Это принцип детерминизма, сущность которого заключается в утверждении всеобщей закономерной взаимосвязи явлений, процессов действительности.
   Еще античные мыслители связывали необходимость знания с отражением причинности, которая существует и действует объективно.
   Последовательное развитие принципа детерминизма как объективного основания необходимости научных знаний мы находим в философии Нового времени. Основоположники, казалось бы, противоположных направлений — эмпиризма и рационализма — Бэкон и Декарт равным образом придавали решающее значение в научном познании принципу причинности как объективному основанию и в мире вещей, и в научном познании.
   В последующем детерминизм как основание научного знания развивался такими мыслителями, как Спиноза, Лейбниц, Гоббс, Локк, великими французскими материалистами. При этом образцом для них служила классическая механика, которая в XVIII и особенно в начале XIX в. получила законченную математическую форму. Опираясь на механику, Лаплас сформулировал свою версию детерминизма, который впоследствии стали называть лапласовским. Согласно этому детерминизму, мир устроен таким образом, что из нынешнего его состояния можно однозначно вывести все, что было в прошлом, и предвидеть все, что будет. Причинность же оказывается как бы внутри этой системы законов.
   Вплоть до создания квантовой теории ученые в самых различных областях науки стремились придать результатам своей научной деятельности форму абсолютной необходимости, т. е. есть абсолютного детерминизма. Законы, которые открывались и формулировались в этот период, получили название динамических, поскольку они имели форму абсолютной необходимости и исключали какую-либо случайность. Если же такая форма в какой-то мере нарушалась, то это считалось чем-то субъективным, недостатком самого научного знания.
   С открытием Гейзенбергом принципа неопределенности наука постепенно стала понимать относительность детерминации и универсальность неопределенности. Ученые стали осознавать, что необходимость не может быть абсолютной, поскольку она сама определяет себя через случайность, основывается на случайности, закономерно с нею связана.
   Признание фундаментальности статистических законов, в которых действие случайности существенно и в принципе не может быть равно нулю, так как в них совокупное действие случайностей определяет форму необходимости, окончательно утвердило мысль о том, что принцип детерминизма, несмотря на его важность и универсальность, нельзя рассматривать как абсолютную определенность реальных взаимодействий и законов. Поэтому, в частности, причинно-следственная связь стала пониматься как некоторый процесс, и вместо абсолютной причинно-следственной связи стали говорить о вероятностной причинности, т. е. о такой, которая допускает некоторый уровень неопределенности.
   Обнаружение фундаментальной роли неопределенности привело некоторых философов и методологов науки к выводу о том, что надо отказаться от принципа детерминизма вообще. Такая позиция называется индетерминизмом. Однако любой индетерминизм ведет к отказу от представления о закономерности вообще, а следовательно, к уничтожению самого предмета научного познания. Очевидно, что для подавляющего большинства ученых такая постановка вопроса совершенно неприемлема, поэтому здесь имеет смысл говорить о том, что произошло изменение понимания принципа детерминизма, а не отказ от него: абсолютный (лапласовский) детерминизм был замещен относительным (вероятностным, статистическим, стохастическим).

 
< Пред.   След. >