YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История и философия науки (Под ред. А.С. Мамзина) arrow 2.11. Позитивистская традиция в философии науки (классический позитивизм и эмпириокритицизм)
2.11. Позитивистская традиция в философии науки (классический позитивизм и эмпириокритицизм)

2.11. Позитивистская традиция в философии науки (классический позитивизм и эмпириокритицизм)

   Позитивизм изначально складывался под лозунгом борьбы с умозрительной философией. Устами своего основателя Огюста Конта позитивизм заявил о себе как о такой философской системе, для которой философия, и в первую очередь “первая философия”, метафизика, является излишней. Максимум метафизики, который признавался позитивизмом законным, заключался в призыве к философии стать метанаукой, т. е. наукой о науке. Это не помешало, а скорее наоборот, помогло случиться тому, что позитивизм закрепил за собой науку как предмет приоритетного философского исследования.
   Становление позитивизма связано с именем французского философа О. Конта (1798-1857), “пустившего в оборот” термин “позитивизм”, который фигурирует в названиях основных его сочинений: “Курс позитивной философии”, “Дух позитивной философии” и “Система позитивной политики”. Наука к тому времени уже была предметом анализа в немецкой классической философии (у Канта, Фихте и Гегеля), и следы немецкого влияния просматриваются у Конта. В первую очередь на Конта повлияли попытки Канта поставить границы чистому разуму и учение Гегеля о бытии как становлении. Однако поверхностное знакомство с немецкой философской традицией (“коротко и по-французски”) увело Конта в сторону отее умозрительного характера. Согласно закону интеллектуальной эволюции, позаимствованному у Сен-Симона, у которого Конт в молодости служил секретарем, преодоление умозрительного характера философии является неизбежным следствием “взросления” разума.
   Человеческое мышление есть природный организм и, как организм, неизбежно проходит три стадии в своем развитии.
   На первой стадии, “теологической”, или “фиктивной”, разум следует своей основной начальной (примитивной) потребности, заключающейся в поиске причин всего. Эта потребность становится источником заблуждений, поскольку природа не знает никаких причин. Поэтому разум с необходимостью порождает их сам. Так возникают примитивные формы религии: анимизм, фетишизм, тотемизм, политеизм.
   Вторая стадия развития интеллекта — переходная от юности к зрелости — носит имя “метафизической”, или “абстрактной”. Находясь на этой стадии, человеческое мышление пытается объяснить то, чего никогда не существовало: бытие, сущность, внутреннюю природу явлений. Метафизика, подобно ломке голоса у мальчиков, является неизбежной “хронической болезнью” человеческого интеллекта на границе между детством и возмужалостью.
   Наконец, стадию зрелости называют реальной, или положительной, стадией. Основной ее признак — “закон постоянного подчинения воображения наблюдению”. Главное правило логики этой стадии развития интеллекта гласит, что каждое предложение, которое недоступно точному превращению в простое изъяснение частного факта, бессмысленно. Помимо прямой задачи приумножения знаний мышление на этой стадии постоянно занято критической ревизией метафизических понятий, поиском и удалением бессмысленных вопросов и положений. Естественно, у него должна быть своя политика и своя этика. Позитивизм должен распространять “учение о неизменности естественных законов” и служить основной цели позитивного мышления — “беспрерывно удовлетворять наши собственные потребности”1. При этом позитивное мышление становится прямым и законным наследником теологии, которая необходима, чтобы пробуждать интерес человека к идее бесконечного господства, метафизики, которая привила человечеству мысль о возможности познания и преобразования природы, и римской церкви, поставившей себе политическую задачу, с которой сама не смогла справиться и решить которую был призван позитивизм:
   “Только положительная философия может постепенно осуществить этот великий план всемирной ассоциации, который католичество в средние века начертало впервые, но который в основе был по существу несовместим, с теологической природой философии католицизма, установившей слишком слабую логическую связь (курсив наш. — А. П.), чтобы быть способной проявить такую социальную силу”.
   Таким образом, позитивизм изначально заявил о себе как о новом мировоззрении. Наиболее известным идеологом и популяризатором этого мировоззрения был английский философ Герберт Спенсер (1820-1903). Наука для Спенсера есть расширенный здравый смысл и усложненный здравый смысл, различие между ними количественное, а не качественное; наука порождает более общее и более точное знание, чем не обладающий строгими методами познания обычный человеческий рассудок. Не будет сильным преувеличением сказать, что философию Спенсера мы знаем “инстинктивно”, поскольку и современное образование, и мы сами руководствуемся принципами здравого смысла.
   Положения своей “синтетической философии” Спенсер изложил в работе “Основные начала” (1864). Фундамент этой метафизики составляет идея организма: весь мир в целом и каждая его часть в отдельности представляют собой развивающийся организм. В ходе эволюции этого организма первоначальное синкретическое простое состояние системы сменяется все более сложными и дифференцированными формами. Идеи Спенсера были ясны и потому весьма популярны в XIX в. О влиянии идей органической эволюции на умы того времени говорит, например, тот факт, что Чарльз Дарвин в “Историческом наброске” к работе “Происхождение видов” называет Спенсера одним из своих предшественников, а собственный термин “естественный отбор” считает менее точным, чем выражение Спенсера “переживание наиболее приспособленного”. (Следует отметить, что сам Спенсер критиковал дарвинизм с позиций эктогенеза — теории эволюции, согласно которой причиной развития организмов является окружающая среда, а приобретенные признаки наследуются: в итоге должен эволюционировать индивид, а не популяция.)Наверное, наиболее известная и самая критикуемая — спенсерова концепция социального организма. Большие отдельные сообщества представляют собой живой организм (мысль не новая для британской философии и восходит, по меньшей мере, к “Левиафану” Гоббса), а социальная стратификация общества призвана исполнять различные функции этого организма. Согласно парадигме синтетической философии, социальная жизнь подчиняется тем же законам, что и живая природа. В обществе выживают и преуспевают наиболее приспособленные индивиды. На подобных позициях основываются различные виды социального дарвинизма.
   Следует также отметить, что внутри позитивизма — параллельно с неокантианской традицией — с самого начала велась активная работа по созданию различных классификаций наук, что дало мощный стимул для дифференциации старых и появления новых сфер научного знания.
   Второй принципиально важный этап развития позитивизма связан с именем австрийского физика и философа-популяризатора Эрнста Маха (1838-1916). Кратко его концепцию можно представить в виде трех принципов.
   1. Эпистемологический принцип “экономии мышления”. Первая задача науки — экономия опыта путем предвосхищения фактов в мысли. Целям экономии служат также языки, письменность, образование, библиотеки, человеческая культура в целом. Существо, обладающее искусством счета, имеет неоспоримые выгоды перед существами, таким искусством не обладающим. Арифметика является еще более совершенным инструментом экономии интеллектуальных сил, поскольку позволяет предугадывать результат счета. Алгебра, в свою очередь, дает возможность экономить арифметические высказывания и т. д. Степень абстрактности знания выражает степень его экономичности. Наука есть в первую очередь ресурс эволюционного развития. Познание есть одна из биологических функций организма, но на этой функции успешно паразитируют метафизика и теология. Поэтому идеальная наука должна быть наукой описательной. Объяснительная часть, на разработку которой как более значимой в структуре науки претендует метафизика, должна быть удалена из нее в целях опять же экономии мышления. Именно так и устроены развитые науки, в которых объяснительная, “паразитическая” часть редуцирована. Вместе с этой метафизической частью должны быть удалены также и метафизические категории, такие как сущность и явление, субстанция и акциденция, и, конечно же, категория причинности. Причинность должна быть заменена понятием функции, поскольку между феноменами природы не может быть причинно-следственных отношений (неверно говорить, что одно явление порождает другое), а только лишь отношения функциональной зависимости.
   2. Гносеологический принцип нерасчлененности субъекта и объекта. Мах взялся заново решить старую философскую проблему о соотношении субъекта и объекта познания, причем решить в духе до- критической (докантовской) философии. Этот принцип становится также и онтологическим. Каждый элемент мира представляет собой нерасторжимое тождество психического и физического, субъективного и объективного. Категория “вещи” есть символ для комплекса ощущений. Настоящие элементы внутреннего и внешнего мира поддаются точному выражению с помощью физико-математических констант. “Не вещи, а цвета, тоны, давления, пространства, времена, суть настоящие элементы мира”. Эти элементы выступают в роли медиаторов оппозиций внешнего и внутреннего, субстанции и акциденции, мира и “я”, они в той же мере принадлежат субъекту, в какой и объекту. Описание функциональных связей между элементами опыта с помощью численных величин и должно составлять содержание научного знания.
   3. Принцип конвенциональной природы научной теории. Когда Галилей писал, что “книга природы написана языком математики”, он высказывал идею, что математика (и шире — научная теория вообще) выражает некую специфическую, но объективную реальность (здесь следует говорить о различного рода преломлениях платонизма в истории европейской мысли). Согласно же конвенционалистской концепции, математика является лишь языком, инструментом познания. В ее основе лежат сознательно выработанные положения (конвенции), которые должны соответствовать принципу “экономии мышления” и удобства. Такие компоненты научной теории, как простота и красота, также имеют не столько эстетическую природу, сколько экономическую. Если цель науки — уменьшать затраты работы мышления, то и в строении самой науки должен также лежать этот принцип.
   Махизм как позитивистское методологическое направление был весьма влиятельной философской концепцией на рубеже XIX-XX вв., которая развивалась в разные интерпретациях. В этой связи следует упомянуть эмпириокритицизм (критика опыта) швейцарского философа Рихарда Авенариуса с его учением о “принципиальной координации субъекта и объекта” и эпистемологическим принципом “наименьшей траты сил”; эмпириомонизм А. А. Богданова; эмпириосимволизм П. С. Юшкевича; принципы и методологию конвенционализма разрабатывали такие известные ученые, как А. Пуанкаре и П. Дюгем, занимавшиеся вопросами методологии и строения науки.

 
< Пред.   След. >