YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История и философия науки (Под ред. А.С. Мамзина) arrow 4.8. Проблема соотношения человека и общества в контексте современной науки
4.8. Проблема соотношения человека и общества в контексте современной науки

4.8. Проблема соотношения человека и общества в контексте современной науки

   Соотношение человека и общества приобретает особую актуальность в настоящее время во всех странах, особенно в России. Исторический опыт однозначно свидетельствует о том, что во все времена отсутствие гармонии человека и общества приводит к социальным потрясениям (экстремизм, терроризм, революции, войны, перестройки и пр.). И неудивительно, что в таких условиях проблема человека неизменно выходит на передний план.
   В наши дни нетрудно убедиться, что управлять развитием общества без знания человека практически невозможно. Действительно, на всех уровнях социума, включая правительство и элитарные группы, люди понимают сложность сложившейся ситуации, когда великолепно просчитанные реформы неизменно терпят крах, как только они доходят до человека. Это всех заставляет задуматься над вопросом: а что же представляет собой человек?
   При этом следует обратить внимание на то, что за последние десятилетия резко изменился характер науки, которая переходит от классического варианта, сформировавшегося в XVII в., к фазе пост-неклассической науки. Здесь открываются новые возможности для понимания человека и общества и выявления специфических особенностей их взаимодействия.
   Как известно, классическая наука все сводила к субъектно-объектным отношениям, где объект рассматривался как нечто объективное и от него не зависящее. Это же относилось и к законам, формулируемым средствами науки. И неудивительно, что многочисленные попытки истолкования человека и общества в контексте таких позитивистских представлений не оправдывали надежд, хотя и были получены некоторые позитивные результаты (Д. С. Милль, Г. Спенсер, О. Конт и др.). Связано это прежде всего с тем, что все попытки включить человека в структуру научного знания категорически отвергались, ибо не укладывались в рамки традиционных рационалистических представлений.
   Что же касается постнеклассической науки, то она органично включает в свою структуру как субъект-объектные, так и субъект- субъектные отношения. Здесь любой объект воспринимается человеком как нечто родственное ему, т. е. как субъект, что позволяет выявить и в человеке, и в обществе особенности, которые были недоступны в рамках классической науки. И здесь наиболее значимыми оказываются такие черты человека и общества, как гармоничное сочетание, социальное здоровье, менталитет (ментальность), толерантность, уровень приобщенности к полноценной духовной культуре, самореализация и пр. При этом особую значимость приобретает сочетание материальных и духовных компонентов.
   На необходимость такого сочетания указывали представители русской философии, в частности, русского космизма. Н. А. Бердяев справедливо подчеркивал, что человек представляет собой фокус, в котором сходятся все слои бытия. П. А. Флоренский определял человека как “конспект бытия”. На этом фоне марксизм представляется как философия, выросшая из рационализма и игнорирующая ряд духовных факторов, которые не вписываются в прокрустово ложе рационалистических схем.
   Следует обратить внимание на то, в современном техногенном (капиталистическом, индустриальном) обществе востребован прежде всего средний человек (человек одномерный — Г. Маркузе, человек-масса — Х. Ортега-и-Гассет и др.). Такой человек хорошо вписывается в структуру промышленного производства, но ориентируется преимущественно на получение материальных благ (деньги, престижные вещи и т. п.). При этом он отказывается от приобщения к полноценной духовной культуре, самореализации и творчества. А это есть путь к деградации, а для общества — к тоталитаризму, что представляет реальную угрозу для социума. Современная наука прекрасно просчитывает такие тенденции и их пагубные последствия для общества и человека. Но, к сожалению, правительства и элитарные группы продолжают их игнорировать.
   Социальная синергетика как наука ХХ столетия, работающая с открытыми сверхсложными системами, в ходе анализа самоорганизационных процессов также фиксирует сложности в понимании человека и общества и трудности прогнозирования результатов их взаимодействия (“точки бифуркации”, появление неконтролируемых глобальных последствий, возникающих под влиянием незначительных импульсов, и пр.).
   Что касается творческого человека, ориентированного изначально на метапотребности (приобщение к культуре, самореализацию и т. п.), то в техногенном обществе он оказывается невостребованным, что служит источником значительной напряженности в социуме. Многие исследователи (Э. Фромм, А. Маслоу, К. Г. Юнг и др.) считают, что импульсы, идущие от креативной личности, могут вызывать негативные последствия для общества, особенно находящегося в переходной стадии развития. Нам представляется, что следует различать понятия креативности и творчества. Креативность есть понятие психологическое, означающее способность человека порождать нечто новое, которое, однако, может быть как со знаком плюс, так и со знаком минус. Творчество же всегда предполагает ориентацию нового на этические нормы. И на формирование человека именно с такой ориентацией общество должно обращать сейчас особое внимание, ибо в противном случае нас ждет довольно мрачное будущее. Легко видеть, что на современно этапе развития общества роль творческой личности возрастает. Это связано с тем, что перед социумом возникает большое количество вызовов как со стороны природы, так и со стороны других цивилизаций. Ответы на такие вызовы требуют нестандартных решений, которые могут быть даны только творческими личностями.
   К сожалению, о большинстве современных людей можно сказать, что они “односторонние”, ибо, как уже говорилось, именно они оказываются наиболее востребованными техногенным обществом. И такая односторонность проявляется во все возрастающих масштабах. Наука только констатирует это явление, но пока не в состоянии дать ему объяснения. Однако на всех уровнях развития общества люди всегда испытывали ностальгию именно по многосторонней личности, сформировавшейся в античной Греции.
   Анализ исторического материала убедительно показывает, что именно многосторонняя личность, в которой так нуждается современное общество, формируется в процессе приобщения человека к полноценной культуре, как к материальной, так и особенно к духовной. И процесс этот должен отслеживаться государством.
   Известно, что духовная культура представляет собой целостное образование, частями (компонентами) которой выступают наука, религия, искусство, философия и т. д. Приобщение к одному из этих компонентов (или к нескольким) обрекает человека на односторонность. И действительно, в наши дни мы можем наблюдать, что приобщенность, скажем к религии, делает из него фундаменталиста и фанатика, к науке — сциентиста и т. д. Включенность же одновременно во все компоненты осуществляется через механизм целостности, который не укладывается в контекст традиционных научных представлений.
   Но приобщенность к культуре как целому порождает важнейшее свойство человеческой личности, которое еще в античном мире получило название “чувства меры” и которое уже в те далекие времена считалось величайшим даром богов. Такое чувство меры трудно поддается рациональному объяснению. Человек высокой культуры часто даже и не подозревает о наличии у него этого чувства. Однако он интуитивно не сделает лишнего шага и обязательно признает наличие и правомерность иных позиций, точек зрения и т. п., которые либо лежат за границами его компетентности, либо с которыми он по тем или иным причинам не может согласиться. В наше время наиболее острые ситуации возникают в тех точках, где сталкиваются наиболее удаленные друг от друга компоненты духовной культуры. Особенно четко это проявляется в диалоге науки и религии. И наиболее продвинутые и многосторонние личности прекрасно понимали и понимают, что замыкаться в какой-либо одной сфере опасно и бесперспективно. И не случайно Папа Римский Иоанн Павел II вынужден был публично признать, что современное христианство обязано считаться с достижениями науки. И многие выдающиеся ученые (А. Эйнштейн, В. Гейзенберг, В. И. Вернадский и многие другие) признавали и признают необходимость диалога между наукой и религией. Выясняется также, что такой диалог значительно расширяет горизонты сознания человека.
   Разумеется, взаимоотношения человека и современного техногенного общества крайне сложны и многоплановы, а зачастую и противоречивы. В контекст такого взаимодействия включаются как рациональные, так и иррациональные (интуитивные, образно-эмоциональные и пр.) параметры. Понятно, что оптимальным вариантом будет гармоничное включение человека в социум, что определяет его хорошее, комфортное самочувствие в нем. И любой человек всегда стремится к такому состоянию, которое в современной социологии получило название “социальное здоровье”. Соответственно общество, в котором оно реализуется, называют “здоровое общество”.
   Общество, особенно общество современное, представляет собой сложную целостную развивающуюся систему. И человек, чтобы стать полноценным членом такой системы, должен обладать набором специфических свойств, которые он приобретает с самого раннего возраста в процессах включения в самые разнообразные социальные структуры и социум как целое. Среди каналов, способствующих такому включению, обычно называют такие, как семья, система образования, воспитания, культура с набором составляющих ее компонентов и т. д.
   Ситуация осложняется тем, что процесс включения человека в одни социальные структуры проходит через контроль сознания (наука, политика, система образования, производство и т. д.), а в другие (приобщение к социуму как целому, искусство, тайные общества, религиозные концепции и пр.) — не проходит. В результате у человека формируются качества, противоречащие или даже взаимно исключающие друг друга, что, как показывают психологические исследования, может приводить к интенсивной деградации личности. Действительно, в нашей стране в периоды брежневщины и хрущевщины к людям часто предъявлялись требования, взаимно исключающие друг друга. Скажем, с одной стороны утверждались высокие идеалы (моральный кодекс строителя коммунизма и пр.), а с другой реальная жизнь требовала диаметрально противоположного. Понятно, что в этих условиях ни о каком социальном здоровье не могло быть и речи.
   Многие факторы свидетельствуют о том, что современное индустриальное общество создает не слишком благоприятные условия для реализации высокого уровня социального здоровья его членов. Понятно, что для того чтобы хорошо себя чувствовать, человек должен обладать приличным физическим и психическим здоровьем. Однако мы вынуждены констатировать, что как в России, так и в западных странах таких людей не слишком много и число их с течением времени неуклонно сокращается.
   Следует также иметь в виду, что физическое и психическое здоровье служат только предпосылками для формирования социального здоровья. Это условия необходимые, но не достаточные. Нетрудно видеть, что человек будет комфортно себя чувствовать в обществе в том случае, если он органично включается в его структуры и получает возможность на высоком уровне удовлетворять свои материальные и духовные (самореализация, приобщение к полноценной культуре и пр.) потребности.
   Техногенное же общество ориентирует людей на достижение высокого уровня удовлетворения исключительно материальных потребностей (высокие заработки, предпринимательство, приобретение престижных вещей и т. п.). В гуманитарных науках (психология, социология, история и др.) убедительно показано, что это тупиковый путь развития. Естественные же науки (физика, биология и пр.) ориентируют общество на развитие техники и, соответственно, на материальные факторы, что открывает широкие возможности для виртуализации общества, манипулирования человеческим сознанием и т. д. Многие исследователи считают, что современная постнеклассическая наука должна снять это противоречие путем переориентации как естественных, так и гуманитарных наук и тем самым стимулировать развитие человека и общества и гармонизировать процессы взаимодействия между ними.
   Взаимоотношения человека и общества значительно осложняются еще и тем, что в современном социуме декларируется свобода включения человека в самые разнообразные социальные структуры и в то же время создается масса ограничений для такого включения. Разумеется, для развития современного общества требуется так называемое жесткое включение большого количества людей в такие структуры, как армия, производственные объединения и т. п. Такое принудительное включение имело место на всех уровнях исторического развития, начиная с первобытного строя. Известно, что в феодальном обществе такая включенность человека в те или иные структуры юридически была закреплена актом его рождения.
   В современном индустриальном обществе теоретически допускается свободный выбор включения в те или иные структуры. Такое включение называется мягким. Однако в действительности возможности такого выбора значительно ограничиваются. В самом деле, на каждом шагу создаются барьеры для включения в элитарные группы разного рода, в систему образования в виде сокращения сферы бесплатного образования и пр., в творческие коллективы и т. д.
   Определенные группы часто принуждают своих членов включаться в те или иные социальные структуры с целью отстаивания в них их интересов. Этот вариант получил название “номенклатура”, и он в измененном варианте существует и в наши дни. Не следует также забывать, что мягкое включение в те или иные структуры часто представляет опасность для человека (мафиозно-криминальные группы, экстремистские образования, тоталитарные секты и т. п.).
   Ситуация складывается таким образом, что современное индустриальное общество, к сожалению, развивается за счет человека. В этих условиях большие надежды возлагаются на информационное (постиндустриальное) общество, в которое наиболее развитые промышленные государства надеются войти в ближайшие десятилетия. Предполагается, что в этом обществе социальный статус человека будет определяться доступом к информации, а в производстве будет задействовано не более 10% населения. Остальные же получат свободу и найдут себе применение в сфере услуг, где смогут в гораздо большей степени реализовать свои задатки и способности (А. Кастельс, Э. Тоффлер и др.).
   Однако на Западе в последнее десятилетие уже возникают известные сомнения по поводу информационного общества. Уже приводятся серьезные аргументы в пользу того, что ожидаемое постиндустриальное общество будет просто качественно новым этапом в развитии нашего техногенного общества и человек в нем может оказаться в еще более сложной ситуации.
   Следует, однако, отметить, что изменение характера науки и типа рациональности значительно расширяет возможности использования разнообразных каналов связи человека и общества, среди которых наиболее значимым на современном этапе развития общества является этика. Ориентация на этические принципы ведет к консолидации общества и облегчает включение человека в контекст культуры, в самые разнообразные ее компоненты (наука, религия, искусство и пр.). Понятно, что этот процесс гораздо легче прослеживается в социальном и гуманитарном познании.
   Итак, можно констатировать, что современная постнеклассическая наука значительно расширяет горизонты человеческого сознания. Переходя от субъектно-объектных отношений к субъект- субъектным, она признает факт существования вненаучного знания (интуитивного, образно-эмоционального и пр.), которое становится компонентом всех объектов действительности. Естественно, это относится и к таким сверхсложным системам, как человек и общество.
   Отсюда становится понятным, почему все попытки интерпретации соотношения человека и общества в рамках традиционных представлений классической науки, начиная с О. Конта и заканчивая марксизмом, оказались в конечном счете безуспешными. И человек, и общество в действительности несравненно богаче и не укладываются в рамки классических схем.
   В наши дни проблема соотношения человека и общества поднимается на более высокий уровень рассмотрения. Все в большей мере акцент смещается на человека творческого, многостороннего, социально здорового, ориентированного на самореализацию, на приобщение к полноценной духовной культуре, т. е. в результате — на духовные ценности. В этом контексте все многочисленные попытки включить его в структуры, ориентированные на достижение исключительно материального благополучия, в итоге неизбежно приводят к разочарованию и отвергаются. И общество, в котором востребованным оказывается средний, односторонний человек, преследующий достижение преимущественно материальных целей, справедливо считается больным (Э. Фромм и др.). В этих условиях главной задачей становится формирование человека, способного более или менее адекватно оценивать ситуации, в которые он оказывается включенным.
   Отношение человека к природе, обществу и другим людям как к субъектам кардинальным образом меняет ситуацию. Противопоставление субъекта и объекта здесь отступает на задний план, а на передний выходят гармония, этические ориентации, толерантность и пр.
   Учет различных сторон взаимодействия человека и общества позволяет понять природу человека, выделить аспекты, которые можно анализировать в рамках науки, и те, которые требуют использования вненаучных представлений. Потенциальные возможности человека оказываются гораздо более многообразными, чем это предполагалось до сих пор. Учет таких особенностей личности и их использование открывает широкие возможности для гармонического развития и общества, и человека. Самореализация позволяет человеку раскрыть свои внутренние потенции, которые затем могут быть использованы для развития общества и преобразования природы на благо человека. Поэтому общество должно делать все возможное, чтобы стимулировать процесс самореализации входящих в него людей.
   Таким образом, процесс нормального развития общества осуществляется под влиянием внешних воздействий, исходящих от природы, других цивилизаций и внутренних импульсов, формирующихся в процессе самореализации человека. Абсолютизация или неучет тех или других негативно сказываются на развитии социума.

 
< Пред.   След. >