YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История и философия науки (Под ред. А.С. Мамзина) arrow 5.6. Понятие факта в социально-гуманитарном знании
5.6. Понятие факта в социально-гуманитарном знании

5.6. Понятие факта в социально-гуманитарном знании

   В современном социально-гуманитарном знании преобладают черты неклассической и постнеклассической научной рациональности (см. раздел 2.3.), а этот способ мышления, как известно, учитывает включенность субъекта в изучаемый объект. Объектом в данном случае является общество. В понимание общества с необходимостью включается практика, представленная деятельностью преследующих свои интересы и цели активных групп. Для постнеклассической науки также характерно представление о том, что саморазвивающиеся системы исследуются эволюционирующим субъектом. Мир трактуется как совокупность процессов, в котором нет ничего неизменного; немаловажной характеристикой всего существующего становится историчность. Общественному существованию человека и человечества свойственна специфическая историчность. Возникает вопрос о том, насколько вообще социально-гуманитарная сфера науки в состоянии постичь и воспроизвести реальные события. Историю многие ученые склонны считать описательной дисциплиной. Да, действительно, одной из отличительных черт исторического познания является эмпиричность, однако в современной исторической науке все более отчетливо выступают фрагменты теоретического знания, возникшего, правда, довольно поздно (Вико, Гегель, Маркс). Особое значение в связи с этим имеет вопрос о достоверности эмпирического базиса истории.Специфика исторического познания в том, что мы никогда не встречаемся непосредственно с исследуемым объектом, изучая историю как прошлое, только по его следам. Поскольку историк имеет дело не с самими событиями, а с критически проанализированными, оцененными и переработанными свидетельствами, предпочтительнее подход, согласно которому историк имеет дело с обобщенными и интерпретированными фактами. Поскольку обобщение и интерпретация — явления познания, то и факты, следовательно, есть конструктивные элементы познания.
   Исторический факт отличается от непосредственных описаний единичных исторических данных. Историк, основываясь на документальных источниках, из их содержания создает совокупность фактов, поскольку событие (происшествие, случившееся во времени и пространстве) отличается от факта как высказывания о событии. События происходят и более или менее адекватно отражаются в документальных источниках и памятниках культуры, факты конструируются в мысли, речи, воображении ученых и существуют в языке.
   Природа исторического факта неоднозначна. Анализ понятия “факт” обнаруживает три наиболее употребительных его значения.
   1. С реалистической точки зрения факты рассматриваются как некоторые фрагменты действительности, объективные события, ситуации или процессы в сфере действительности или в сфере сознания (факты 1). В таком смысле понятие “факт” широко использовалось в исторической литературе XIX и XX вв. (например, русский историк
   А. С. Лаппо-Данилевский понимал факт как наиболее важное социально значимое событие, представляющее собой фрагмент исторической действительности).
   2. С методологической точки зрения факт рассматривается как особое знание о соответствующем событии, явлении, ситуации или процессе, т. е. не как элемент объективного мира, а как определенный вид нашего знания о нем (факты 2). Во втором случае под фактом понимается не просто некий фрагмент действительности, который изучает данная наука, но то, каким образом этот фрагмент действительности представлен в научном познании. В этом смысле за факт зачастую принимается описание события.
   3. Факт рассматривается как синоним истины. Данное употребление рассматривать не будем, поскольку термин “истина” имеет устойчивое и самостоятельное применение в научной и философской литературе.История как последовательность событий в прошлом рассматривается как историческая действительность. Наше же знание об этой действительности должно рассматриваться как некоторая историческая реальность, имеющая характер нашего представления о действительности, всегда обладающей субъектно-объектным характером. Как подчеркивает современный философ и методолог истории В. Е. Никитин, ни наши теории, ни наш язык не должны разрывать органической связи субъекта и объекта, особенно характерной для социально-гуманитарного знания.
   Чтобы оказаться исторической реальностью, событие действительной жизни, действие человека должно быть зафиксировано в виде информации об этом событии, действии. Информация должна не только сохраниться, но и “заговорить”. Исторический факт — форма знания о прошлом событии, которая формируется на основе информации об этом событии под определенным углом зрения на основе исторического сознания. Система таких фактов и связей между ними дает картину исторической реальности. Итак, историк, оценивая и отбирая факты, конструирует историческую реальность. “Установить факт — значит выработать его”, — так писал о работе историка Люсьен Февр.
   Факт, выступая в форме описания, обладает достоверностью, тогда как описание совсем не всегда достоверно. Факт есть обобщающее знание, выступающее в форме единичного описания. Факты не извлекаются историком из исторических источников в готовом виде, а представляют собой результат интеллектуальной активности. Исследователи по-разному видят один и тот же эмпирический материал (событие, явление) и поэтому различно истолковывают и объясняют его в социально-гуманитарной науке. Факты получают разное осмысление, разную интерпретацию и разное значение в трудах разных историков.
   Картина истории не только раскрывает объект познания, но невольно способствует познанию особенностей создающего ее субъекта. Г. Гадамер пишет:
   “Истинный исторический предмет является вовсе не предметом, но единством своего и другого — отношение, в котором коренится действительность как истории, так и исторического понимания”.
   Итак, современная методология науки в отличие от классической обращает внимание на проблематичность в представлении факта, отмечает теоретическую нагруженность эмпирических описаний и проясняет лингвистическую природу предложений, фиксирующих факты.

 
< Пред.   След. >