YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История и философия науки (Под ред. А.С. Мамзина) arrow 5.9. Проблема объективности познания в социальных и гуманитарных науках
5.9. Проблема объективности познания в социальных и гуманитарных науках

5.9. Проблема объективности познания в социальных и гуманитарных науках

   В истории развития классической науки можно выделить концепции, которые способствовали ее изменению в сторону гуманизации и обращения к ценностным измерениям. Представители феноменологии и экзистенциализма полагают, что объектом науки, которая основывается на принципах рационализма, является мертвая и искусственная природа. Так, Эдмунд Гуссерль выделяет наиболее важные недостатки и проблемы рациональной науки, которые заключаются в следующем. Во-первых, одной из главных проблем науки является наивный объективизм, который признает, что мир независим от человека. Тогда, согласно этому положению, в нем существуют только причинно-следственные связи и не остается места для свободы человека. Во-вторых, не меньшим недостатком является чрезмерная математизация знания: наука отбрасывает субъективные свойства и качества мира и исследует только количественные характеристики. Таким образом, совершенно не принимаются во внимание человеческие интересы и ценности. Наука основывается на ценностях традиционного рационализма, который, в свою очередь, основан на безграничной вере в науку и разум.
   Социальные и гуманитарные науки применяют “объективные” математические методы для объектов своего исследования, не принимая во внимание специфику данных объектов. Таким образом, человек становится таким же объектом, как и другие природные объекты. Науки оторваны от своей подлинной основы, которая непосредственно связана с субъектом, вследствие чего они становятся догматичными. Главной характеристикой идеала научности становится его объективность. Однако, по мнению Гуссерля, это невозможно, так как человек никогда не имеет дела непосредственно с объективной реальностью. Следовательно, все объекты должны обретать смысл благодаря человеческой субъективности. По мнению Гуссерля, наука — это лишь полезно действующая и надежная машина, с которой каждый может научиться обращаться, не понимая внутренней необходимости своих действий.
   Абсолютизация объективного познания приводит к тому, что наука отказывается от субъективных интересов, ее задачи теряют смысл. Установка современной науки на внешний, объективный мир является наивной и догматической. Гуссерль пытается найти форму перехода к более высокому типу научности, который включал бы в себя как необходимый элемент субъективность. Наука, пытаясь достичь рационального идеала, в то же время лишается всего субъективного, обрывает связи с культурой, и ее рациональность становится отрицательной.
   Если Гуссерль попытался реформировать науку, найти принципиально новый вид научности все-таки в рамках рациональности, то его ученик М. Хайдеггер полностью отвергает традиционный рационализм и принцип объективности. Как полагает М. Хайдеггер, истина не вне нас, а в нас самих. Истина не является результатом теоретических исследований, она есть непосредственное вхождение в бытие. В истине живут, следовательно, она индивидуальна. Согласно Хайдеггеру, абсолютизация современной науки, ее методов способствует разрыву внутренних связей человека с природой, так как противопоставляет их друг другу. Существует два мира, противоречащих друг другу. Это мир “исчисляемый” и мир “понимаемый”; существующее между ними противоречие выступает противоречием между наукой догматической и наукой понимающей. Устранение человека из мира, невольно осуществляемое догматической наукой, является созданием такой картины действительности, которая возникает впервые в XVII в. в Европе. Такая картина действительности невозможна, согласно Хайдеггеру, в античности, когда человек не представлял себе мир в различных образах, но вслушивался в него. Представлять мир — значит, ставить его перед собой, значит, представлять его себе как систему сил, которая поддается расчету. Представление мира отчуждает природу от человека, делает возможным чисто внешнее отношение к ней. Такая установка способствует развитию естественных наук и прогрессу науки, но в итоге это приводит к потере конечного смысла познания.
   Классическому рационализму свойствен методологический монизм, который заключается в следующем: для всех наук существует один единый универсальный метод. Первые признаки кризиса классической рациональности проявились уже во 2-й трети ХІХ в. Они выразились в попытках поиска отдельной методологии для социальных и гуманитарных наук. Первым, кто предложил разделить методы естественных и гуманитарных наук, был немецкий мыслитель Вильгельм Дильтей. Дильтей противопоставляет “наукам о природе”, которые занимаются объяснением, “науки о духе”, главным методом которых является понимание. Однако интуитивистская концепция В. Дильтея, принимая в качестве процесса понимания опыт индивидуального сознания, противоречила идеалу научности, который заключался во всеобщности и необходимости научного знания. Поэтому в дальнейшем исследования по методологии социальных и гуманитарных наук пытаются преодолеть интуитивизм и субъективизм. Одна из таких попыток была предпринята представителями Баденской (Фрайбургской) школы неокантианства. Первые попытки отойти от субъективизма и достичь объективности в гуманитарном знании принадлежат Генриху Риккерту. Он противопоставляет свой метод одновременно как психологизму, так и натурализму в гуманитарных науках. Риккерт решительно отвергает психологию как метод гуманитарных наук. Представители Баденской школы рассматривают в качестве предмета методологии общезначимые логические процедуры построения научных понятий. Для Риккерта наиболее важной задачей становится обоснование рационалистического метода “наук о культуре”, который отражает специфику предметов, но в то же время является общезначимым и необходимым. Так как Риккерт принадлежит к неокантианской традиции, он полагает, что действия человека всегда соотносимы с ценностями. Риккерт отвергает абсолютизацию субъективистских подходов к гуманитарному знанию, но, с другой стороны, подчеркивает логическое и методологическое своеобразие социального и гуманитарного знания. Риккерт рассматривает методологию естественных наук как процедуру подведения всего многообразия явлений под общие понятия или абстракции. То есть главным методом естественных наук является индукция. Данный метод, который Риккерт называет номотетическим, применим только в тех науках, которые стремятся представить все многообразие явлений через форму общих закономерностей и принципов. В науках о культуре общие законы и принципы имеют другое значение. Например, любое историческое исследование относится к единичному событию. Соответственно, смыслом метода гуманитарных наук или наук о культуре, “идиографического” метода, становится приписывание значимости тем или иным явлениям культуры или истории. Критерием значимости являются ценности. Г. Риккерт противопоставляет “номотетическому” методу естественных наук метод идиографический, который направлен на исследование единичного и особенного. Для Риккерта ценности имеют всеобщий и необходимый характер, следовательно, они объективны. Но их объективность не имеет онтологического характера. Ценности не являются онтологическими объектами, как природные объекты, но воздействуют на мир человека.
   Кризис технократического общества, переоценка ценностей этого общества привели к развитию методологии социально-гуманитарного знания, обострению необходимости изучения взаимосвязи между социально-гуманитарным и естественнонаучным знанием, выявлению его специфики. Социально-гуманитарное знание имеет этическую и аксиологическую направленность. Главными характеристиками объектов познания в гуманитарных и социальных науках являются их обладание “смыслом” и “ценностью”. Специфика гуманитарного знания связана с особенностями объекта данного знания — человека и человеческого общества.

 
< Пред.   След. >