YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История русской философии (Н.О. Лосский) arrow Глава XXII. ЮРИСТЫ-ФИЛОСОФЫ
Глава XXII. ЮРИСТЫ-ФИЛОСОФЫ

Глава XXII. ЮРИСТЫ-ФИЛОСОФЫ

   Павел Иванович Новгородцев (умер в 1924 г.) — профессор Московского университета, уехал из России после большевистской революции и был деканом русского юридического факультета в Праге. Его основные работы, имеющие философское значение, следующие: “Кант и Гегель в их учении о праве и государстве”, 1901; “Кризис современного правосознания”, 1909; “Об общественном идеале”, 1917; “Ueber die eigentumlichen Elemente der russischen Rechtsphilosophie” (“О самобытном элементе русской философии права”, в сборнике “Philosphie und Recht”, II, 1922—1923 (“Философия и право”).
   Невозможность достижения совершенного общественного строя в условиях существования на земле, на котором настаивали русские религиозные философы, уже давно получила свое объяснение в работах Новгородцева. Он обосновывал свое объяснение анализом отношений между личностью и обществом. Новгородцев интересуется не родовым понятием о человеке, а конкретными и отдельными личностями. Он приводит неопровержимые научные данные, для того чтобы доказать, что “противоречие между личными и общественными принципами” не может быть разрешено в пределах существования на земле: “Гармония между личностью и обществом возможна только в умопостигаемой сфере свободы, где абсолютная, всеохватывающая солидарность сочетается с бесконечными индивидуальными различиями. В условиях исторической жизни нет такой гармонии, и ее не может быть”. Это объясняет факт, указывает Новгородцев, “падения веры в совершенном конституционном государстве”, а также веры в социализм и анархизм, одним словом, “крах идеи рая на земле”. Новгородцев не отрицает, что достижения современного конституционного государства, так же как и устремления социализма и анархизма, являются относительным благом, но он показывает, что они несоизмеримы с идеалом абсолютного блага. Поэтому если мы хотим избежать безнадежного тупика, то должны создавать наш идеал общества на земле, имея в виду “свободу бесконечного развития личности, а не гармонию законченного совершенства” (“Об общественном идеале”, изд. 3, 25).
   Евгений Васильевич Спекторский (1873—1951) — последний избранный ректор Киевского университета, уехал из России после большевистской революции. Он был профессором в Любляне в Югославии и с 1947 г — профессор Русской православной академии в Нью-Йорке
   Основные работы Спекторского следующие: “Очерки философии общественных наук”, 1907; “Проблема социальной физики в XVII в. ”, 1910; “Христианство и культура”, Прага, 1925; “Христианская этика”1.
   В своей книге “Христианство и культура” Спекторский убедительно показал высокое положительное значение христианства для всех сфер духовной, общественной и даже материальной культуры — для философии, науки и искусства, для развития идеи личности, правосудия, государства и т. п.
   В русской юриспруденции существовало сильное движение против натурализма; после большевистской революции это движение продолжалось эмигрантами. Как и в Германии, противники натурализма в своей борьбе опирались сначала на послекантианский метафизический идеализм или на современный трансцендентальный идеализм. В русской философии против натурализма ведется борьба даже на более глубоких основах в связи с религиозным истолкованием мира. Превосходный аналитический обзор литературы по этому вопросу сделан в журнале “Philosophiе und Recht” (“Философия и право”) в специальном приложении “Russische Rechtsphilosophie”, 1922—1923 (Heft II) (“Русская философия права”, 1922—1923, книга II). В статье Новгородцева “О самобытном элементе русской философии права” была показана эта тенденция к обоснованию юриспруденции на религиозных принципах. Т. Гурвич в своей статье “Die zwei grossten russischen Rechtsphilosophen Boris Tschitscherin und Wladimir Solowijew” (“Два величайших русских философа права — Борис Чичерин и Владимир Соловьев”) сравнивает взгляды Чичерина, основанные на идеализме Канта и Гегеля, со взглядами Соловьева, источником которых была религиозная метафизика. Гурвич также разъясняет значение работ Новгородцева, пытавшегося дать синтез этих двух тенденций. Психологизм Петражицкого получил свое истолкование в статье Г. Ландау. Наконец, статья "Uebersicht der neueren rechtsphilosophischen Literatur in Russland" (“Обзор новейшей литературы по философии права в России”) дает представление о русской философии права в целом. В этой статье рассматриваются работы Б. Кистяковского, основанные на трансцендентальном идеализме фрейбургской школы, этический персонализм И. Покровского, искания идеальных основ юриспруденции в работах Е. Спекторского, Н. Алексеева и др.

 
< Пред.   След. >