YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Возрастная психология (Психология развития и возрастная психология) (И.В. Шаповаленко) arrow § 5. Психофизиологическое и познавательное развитие в период взрослости
§ 5. Психофизиологическое и познавательное развитие в период взрослости

§ 5. Психофизиологическое и познавательное развитие в период взрослости

   Известный швейцарский психолог Э. Клапаред еще в 20-х гг. XX в. называл взрослость “психической окаменелостью”, настаивая на прекращении развития в этом периоде.
   Комплексное исследование психофизиологической эволюции взрослого человека от 18 до 35 лет, проведенное в 1960 г. под руководством Б.Г. Ананьева, убедительно показало, что понятие возрастной изменчивости психофизиологических характеристик приложимо к человеку на всем диапазоне взрослости. Позднее исследование возрастной динамики внимания, мышления и памяти было продолжено вплоть до 60 лет.
   Выявлены следующие особенности механизмов развития психических функций:
   — Развитие психофизиологических функций носит двухфазный характер. Первая фаза — фронтальный прогресс в развитии функций — наблюдается от рождения до ранней и средней зрелости. Вторая фаза — специализация психофизиологических функций — начинает активно проявляться после 26 лет. С 30 лет специализация доминирует, что связано с приобретением жизненного опыта и профессионального мастерства. — Сложная, противоречивая структура развития психофизиологических и психологических функций взрослого человека включает совмещение процессов повышения, стабилизации и понижения функционального уровня, отдельных функций и познавательных способностей. Выявленная закономерность относится и к нейродинамическим, психомоторным характеристикам, и к высшим психическим функциям, таким, как вербальный и невербальный интеллект, память.
   — Тетерохронность (неравномерность) развития — несовпадающий темп развития и уровней достижений человека как индивида, личности и субъекта деятельности, в том числе и внутри каждой из сторон в отдельности.
   Динамика познавательных функций. На протяжении периода от 17 до 50 лет обнаруживается неравномерность в развитии вербально-невербальных компонентов интеллекта, изменяется структура их соотношения.
   Для ранней зрелости (от 18 до 25 лет) свойственно усиленное развитие психических функций (фронтальный прогресс). Характерны конструктивные, положительные сдвиги — “пики”, или “оптимумы”, внимания, памяти, мышления. В этом возрасте обнаруживается большее число оптимумов в развитии мышления и памяти. Достигнутый уровень развития функций сказывается на второй фазе и времени ее наступления.
   Стабилизация наблюдается в микропериод 33—35 лет. До 35 лет продолжается становление целостности функциональной основы интеллектуальной деятельности человека. В период 30—33 года наблюдается высокое развитие внимания, памяти, мышления, которое снижается к 40 годам. После 35 лет уменьшается возможность новообразований под влиянием усиливающейся жесткости связей между функциями. В микропериод 41 — 50 лет отмечается статистически значимое снижение уровневой оценки мышления по сравнению с 36—40 годами.
   Средний максимум творческой активности для многих специальностей наблюдается в 35 — 39 лет. Однако в таких науках, как математика, физика, химия, пик творческих достижений зафиксирован до 30—34-летнего возраста; у геологов, медиков — в 35— 39 лет, а для философии, психологии, политики — несколько позже, между 40 и 55 годами. Большое влияние на сохранность познавательных функций оказывают ценностные ориентации взрослых. Такая обобщенная личностная установка, как активное стремление к новому в самых различных областях жизнедеятельности, поиск информации, желание не останавливаться на достигнутом, положительно сказывается на уровне развития образного мышления. Установка на совершенствование своей профессиональной квалификации, систематическое обращение к специальной литературе способствуют развитию преимущественно вербально-логического мышления, а также образного и практического.
   В микропериод 51—55 лет, еще в большей степени, чем в предыдущий период, на уровень развития различных видов мышления, качества внимания и памяти, особенно смысловой, влияют активные познавательные устремления в профессиональной сфере и вне ее, восприимчивость к новому в самом широком смысле, в том числе и в досуговой деятельности. Важнейшими факторами оптимизации интеллектуального потенциала взрослых выступают: уровень образования (высшее, техническое или гуманитарное; средне - специальное или др.); образование как процесс, индивидуальная и организованная познавательная активность; вид профессиональной деятельности; характер трудовой деятельности (наличие компонентов творчества, потребность в умственном напряжении) и др.
   Помимо сохранения, происходит качественное преобразование структуры интеллекта взрослого человека. Доминирующее место занимает обобщение на словесном материале. Новая возможная стадия развития интеллекта — способность самому ставить проблемы, достойные иногда усилий многих поколений. Новое решение старых задач обнаруживается в более широком контексте отношения к себе с позиций общества, судеб человечества, характеризуется способностью к собственным суждениям и умением выбирать линию поведения, т.е. развитой индивидуальностью.
   Объем вербального запечатления долговременной памяти во многом остается неизменным до старости, но ослабляется способность запечатления, кратковременная память, скорость реакции. Между тем совершенствование профессиональной памяти может не совпадать с общим ухудшением мнемической функции, т.е. специализация функции поддерживает ее общий уровень.
   Современные исследования, в том числе лонгитюдные, доказали, что когнитивное развитие у взрослых не заканчивается, хотя нет полного согласия в вопросе о том, какие именно способности взрослых изменяются и каким образом. Чтобы охарактеризовать когнитивное развитие после юности, одни теоретики используют понятия “диалектическое” мышление и самостоятельно выбранная позиция и ответственность, подразумевая качественную перестройку интеллекта. Под диалектической стадией в развитии мышления понимается способность обдумывания противоположных мыслей и синтезирование или интегрирование их, интеграции идеального и реального. Другие исследователи говорят о постепенном совершенствовании и гибком использовании интеллекта для решения все более сложных задач на разных возрастных этапах, о способности суждения и рассуждения, о развивающихся смысловых системах, приобретающих индивидуальный характер, и т.п.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ:

   1. В чем сложность определения понятия “взрослость”?
   2. Каковы критерии достижения взрослости как психологического возраста?
   3. Сравните различные теоретические подходы к пониманию взрослости.
   4. В чем состоит специфика социальной ситуации развития в период зрелости?
   5. Выскажите вашу точку зрения по поводу ведущей деятельности в период зрелости. Сравните ее с известными вам позициями психологов.
   6. Охарактеризуйте феномен акме и его значение для психологии развития.
   7. Поразмышляйте над проблемой соотношения возрастного (нормативного), внутриличностного и социального кризисов в жизни взрослого человека.
   8. Какие пути преодоления возрастных кризисов предлагаются как наиболее перспективные?

ЗАДАНИЕ 1

   Обсудите с родителями, со знакомыми старше 35 — 40 лет проблему возрастных кризисов, обратившись к их субъективному опыту. Предварительно продумайте те вопросы, которые целесообразно задать, и их тактичную форму. Оцените полученную информацию с точки зрения остроты проблем, их осознанности самим субъектом и “проявленности” для окружающих.

ЗАДАНИЕ 2

   Проанализируйте данный отрывок, обращая специальное внимание на:
   — особенности переживания героем кризиса середины жизни;
   — поиски им путей преодоления кризисных явлений.
   “.. Но Денисов знал, что он и сам не подарочек — с прокуренным своим пиджаком, с тяжелыми мыслями, с ночным сердцебиением, с предрассветным страхом — умереть и быть забытым, стереться из людской памяти, бесследно рассеяться в воздухе.
   До половины пройдена земная жизнь, впереди вторая половина, худшая. Вот так прошелестит Денисов по земле и уйдет, и никто-то его не помянет! Каждый день помирают Петровы и Ивановы, их простые фамилии высекают на мраморе. Почему бы и Денисову не задержаться на какой-нибудь доске, почему не украсить своим профилем Орехово-Борисово? “В этом доме проживаю я...” Вот он женится на Лоре и помрет — она же не решится обратиться туда, где это решают, увековечивать, нет ли... “Товарищи, увековечьте моего четвертого мужа, а? Ну, това-арищи...” “Хо-хо-хо...” Ну в самом деле, кто он такой? Ничего не сочинил, не пропел, не выстрелил. Ничего нового не открыл и именем своим не назвал. Да ведь и то сказать, все уже открыто, перечислено и поименовано, все, и живое и мертвое, от тараканов до комет, от сырной плесени до спиральных рукавов заумных туманностей. Вон какой-нибудь вирус — дрянь, дешевка, от него и курица не чихнет, так нет, уже пойман, назван, усыновлен парочкой ученых немцев — смотри сегодняшнюю газету. Призадумаешься — как они его делят на двоих? Небось разыскали его, завалящее такое дрянцо, в немытом стакане и обмерли от счастья — и ну толкаться, кричать: “Мое!” — “Нет, мое!” Разбили очки, порвали подтяжки, отмутузили друг друга, запыхались, присели со стаканом на диван, обнялись: “Давай, брат, пополам!” — “Давай, что уж с тобой поделаешь... ”
   <...> Пробовал Денисов изобретать — не изобреталось, пробовал сочинять стихи — не сочинялось, начал было труд о невозможности существования Австралии: сварил себе крепкого кофе и засел на всю ночь к столу. Работал хорошо, с подъемом, а под утро перечел — и порвал, и плакал без слез, и лег спать в носках. Вскоре после этого он и повстречал Лору, и был пригрет и выслушан, и многажды утешен как у себя в Орехове-Борисове, где на них, конечно, пролился золотым дождем капитан, опять отдраивший кингстоны, так и в ее безалаберной квартирке, где всю ночь в коридоре что-то шуршало” (Толстая Т.Н. Сомнамбула в тумане // Любишь — не любишь: Рассказы. М., 1997. С. 331, 333).

Дополнительная литература:

   Акмеология / Под ред. АА. Деркача. М., 2002.
   Анциферова Л.И. Личность в трудных жизненных ситуациях: переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. № 1.
   Анциферова A.M. Способность личности к преодолению деформаций своего развития // Психологический журнал. 1999. № 1. С. 6—19.
   Аргайл М. Психология счастья. М., 1990.
   Боровинская А.В., Фролов Ю.И. Кризис 30 лет и модели поведения женщин // Психология зрелости и старения. 2001. № 6.
   Василюк Ф.Е. Жизненный мир и кризис // Психологический журнал. 1995. № 3. С. 90-101.
   Возрастные особенности психических функций взрослых в период зрелости (41-46 лет) / Под ред. И.Я. Петрова. М., 1978.
   Гамезо М.В. и др. Возрастная психология: личность от молодости до старости. М., 1999.
   Климов Е.А. Психология профессионала. М., 1996.
   Коулмен В. Внутренняя сила. СПб., 1997
   Ньюмен Ю., Ньюмен Б. Различия между детством и взрослостью: идентификационная граница.
   Психология возрастных кризисов: Хрестоматия / Сост. К.В. Сельченок. Мн., 2000.
   Самоукина Н.В. Парадоксы любви и брака. М., 1998.
   Самоукина Н.В. Психология материнства // Прикладная психология. 1998. № 6.
   Сатир В. Как строить себя и свою семью. М., 1992.
   Собольников В.В. Психология развития зрелой личности в особых условиях. Новосибирск, 1998.
   Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно-психологический подход // Психологический журнал. 1999. № 5.
   Фонтана Д. Как справиться со стрессом. — Перри Г. Как справиться с кризисом. — Брум А., Джеллико X. Как жить с вашей болью. М., 1995.
   Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
   Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. М., 1997.
   Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М., 1993.
   Шайе К. У. Интеллектуальное развитие взрослых // Психологический журнал. 1998. № 6. С. 72-87.

 
< Пред.   След. >