YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под. ред. А.В. Петровского) arrow III.10.2. Восприятие как действие
III.10.2. Восприятие как действие

III.10.2. Восприятие как действие

   Роль моторных компонентов в восприятии
   Восприятие - своеобразное действие, направленное на обследование воспринимаемого объекта и на создание его копии, его подобия. Существенным компонентом восприятия являются моторные процессы. К ним относятся движения руки, ощупывающей предмет, движения глаза, прослеживающего видимый контур предмета, движения гортани, воспроизводящие слышимый звук, и т. д.
   Большую роль играют моторные компоненты в акте осязания. Известно, что пассивное осязание свойственно всей кожной поверхности организма человека. Активное осязание характеризуется высокой точностью - адекватность отражения предмета возникает при перемещении движущейся руки относительно воспринимаемого предмета.
   В работе руки и глаза есть много общего. Глаз, как и рука, последовательно осматривает, "ощупывает" контуры рисунка и предмета. И. М. Сеченов писал об этом: "...Идет ли речь о контурах и величине или об удалении и относительном расположении предметов, двигательные реакции глаза при смотрении и рук при ощупывании совершенно равнозначны по смыслу..." Рука "учит" глаз своим приемам ощупывания, "учит" своеобразной стратегии и тактике этого ощупывания.
   Анализ функций движений руки в процессе осязания и глаза в процессе зрения показал, что они делятся на два больших класса. В первый входят движения поисковые, установочные и корректирующие. С их помощью осуществляется поиск заданного объекта восприятия, установка глаза (или руки) в "исходную позицию", корректировка этой позиции. Во второй класс входят движения, участвующие в построении образа, в измерении пространственных характеристик объекта, в опознании знакомых объектов и т. и. Это класс собственно гностических движений, перцептивных действий.
   Выполняя довольно большое число различных функций, движения глаз разнообразны по форме. При зрительном восприятии имеют место микро-, макродвижения глаз. Можно выделить два основных типа макродвижений глаз: прослеживающие и саккадические.
   Прослеживающие движения, как это подразумевается самим названием, представляют собой сглаженные, плавные движения; они позволяют глазу непрерывно видеть перемещающийся объект.
   Саккадические движения - это быстрые скачки глаз, наблюдаемые, например, при чтении или рассматривании неподвижных объектов. Человек не может подсчитать число саккадических движений глаз и обычно имеет ложное представление о поведении собственных глаз в процессе чтения или рассматривания какого-либо предмета. Нам кажется, что при чтении наши глаза стремительно, с постоянной скоростью, последовательно перемещаются вдоль строки, в то время как объективные методы регистрации движений глаз показывают, что на самом деле глаза при этом перемещаются скачкообразно и эти скачки перемежаются фиксациями. Саккадические движения глаз осуществляются в микроинтервалы времени. Так, при чтении короткий скачок совершается в среднем за 0,022 секунды, а длительность скачка, с помощью которого происходит возвращение к началу следующей строки, составляет приблизительно 0,04 секунды. Когда глаз не движется, а взор пристально устремлен на объект, говорят о зрительной фиксации объекта.
   Общая роль фиксации глаза заключается в том, что именно в момент фиксации глаза мозг получает максимум информации. При выполнении различных зрительных задач большую часть времени глаза находятся в состоянии фиксации. Так, при рассматривании объектов и картин глаза находятся в состоянии фиксации в течение 95 процентов всего времени рассматривания. Результаты исследований движений глаз в процессе чтения показывают, что фиксации также занимают 90-95 процентов всего времени чтения.
   Развитие навыков чтения происходит за счет трех факторов: 1) уменьшается число фиксаций на одной строке, 2) сокращается длительность фиксации и 3) сокращается число возвратных движений в процессе чтения. Небольшое число возвратных движений указывает на то, что читатель внимательно следит за смыслом прочитанного и возвращается с тем, чтобы выяснить непонятное. Количество фиксаций в процессе чтения во многом определяется сложностью или доступностью текста для читателя. Хороший читатель приспосабливает, подстраивает свою скорость чтения к особенностям текста.
   Если наблюдатель пристально смотрит на какую-либо точку неподвижного предмета, то субъективно у него возникает представление, что он фиксирует эту точку неподвижным взором. Однако регистрация движений глаз показывает, что в действительности этот процесс сопровождается непроизвольными и незаметными для наблюдателя микродвижениями: медленным дрейфом, быстрыми скачками и быстрыми колебаниями (тремор глаз). Это можно продемонстрировать на простом примере. Посмотрите пристально на заходящее солнце, затем перенесите взгляд на какую-нибудь поверхность, и вы увидите не один, а два последовательных образа. Очевидно, фиксируемый объект не находится все время в одной и той же точке фиксации; две точки фиксации объекта дали два последовательных образа. Таким образом, следует говорить не о точке фиксации, а скорее о зоне или области фиксации.
   Новые данные относительно роли моторных компонентов в процессе зрительного восприятия были получены в исследовании восприятия изображений, стабилизированных относительно сетчатки глаза (В. П. Зинченко, Н. Ю. Вергилес). Если стабилизировать изображение относительно сетчатки глаза, то испытуемый через 2-3 секунды перестает его видеть. Для получения сколько-нибудь убедительных данных необходимо увеличить время восприятия изображений, стабилизированных относительно сетчатки. Оказалось, что световая модуляция (мелькание света вместе с изменением яркости стабилизированного изображения) позволяет практически неограниченно продлевать время восприятия стабилизированного образа (эффект переадаптации). Таким образом была получена возможность исследовать особенности восприятия пассивной зрительной системы, лишенной возможности полностью использовать свою моторику.
   Эксперименты показали, что в условиях стабилизации возникает ряд образов, большая часть которых неадекватна действительности. Испытуемые в условиях стабилизации не различают плоские и объемные объекты. Реальная усеченная пирамида и ее изображение воспринимаются одинаково - то как плоские, то как объемные. Объемная спираль, пересекающая изображение куба, воспринимается как нарисованная на фоне куба. Наблюдатель в условиях стабилизации затрудняется дифференцировать неподвижный и движущийся объекты, фигуру и фон, плоский и объемный объекты и т. д.
   Очевидно, что с помощью таких образов, которые испытуемые видят в условиях стабилизации, невозможна ориентировка в ситуации и регуляция поведения. Задача субъекта состоит в том, чтобы среди многих образов найти и зафиксировать адекватный. Это осуществляется с помощью движения глаз. Именно таким образом зрительная система обеспечивает константность восприятия. Способность манипулирования образами позволяет видеть константными и стабильными предметы, поворачивающиеся к нам разными сторонами.
   Критерии адекватности образов восприятия действительности вырабатываются под влиянием условий жизни и обучения и подвержены перестройкам. Об этом свидетельствуют, в частности, данные о восприятии слепорожденных в первые дни после удаления катаракты. Наблюдения над человеком, ослепшим в десятимесячном возрасте, которому зрение было возвращено через 51 год, показали, что после операции, когда повязка была снята с глаз больного, он не увидел ничего, кроме расплывчатых очертаний. Он не увидел весь мир предметов, как видим его мы, открывая глаза. Постепенно зрение его восстанавливалось, однако он воспринимал мир тусклым и расплывчатым. В течение длительного времени его зрительное восприятие было ограничено тем, что он узнал ранее путем осязания. Он так и не научился читать глазами, однако мог зрительно узнавать печатные заглавные буквы и числа, потому что в школе для слепых его учили читать именно заглавные буквы. Его рисунки свидетельствовали о неспособности воспроизвести что-либо, о чем он раньше не знал через осязание. Ему даже через год после возвращения зрения не удавалось нарисовать сложный предмет, если он не мог исследовать его руками.
   Опыты со стабилизацией изображений относительно сетчатки глаза и наблюдения над слепорожденными, которым зрение возвращено в зрелые годы, дают основания утверждать, что мы не можем воспринимать прежде, чем научимся воспринимать.
   Восприятие - это система перцептивных действий, и овладение ими требует специального обучения и практики.
   Уровни перцептивных действий
   Глаз, как было сказано, подвижный орган, способный совершать движения относительно воспринимаемого объекта. Известны многочисленные записи движений глаз при рассматривании различных объектов. Такова, например, запись движений глаза наблюдателя, рассматривающего длительное время фотографию скульптурного портрета Нефертити. Но человек может легко узнать эту скульптуру и при предъявлении ее на несколько сотых долей секунды, т. е. на период, за который не успеют совершиться движения глаз. Для чего движется глаз в первом случае, если восприятие может произойти и без этих движений? Трудно предположить, что природа создала сложнейший механизм только для того, чтобы наблюдатель очерчивал взором контуры видимых предметов и не пользовался этим механизмом в условиях дефицита времени. Какую же роль играют движения глаз в восприятии и что собой представляет способность мгновенного видения, как бы фотографирования предметов? Эта проблема по существу является проблемой различных уровней перцептивного действия.
   Результаты многочисленных исследований в области зрительного восприятия и осязания показали, что можно выделить четыре операции, или четыре уровня, перцептивного действия: обнаружение, различение, индентификация и опознание. Первые два относятся к перцептивным, последние - к опознавательным действиям.
   Обнаружение - исходная фаза развития любого сенсорного процесса. На этой стадии субъект может ответить лишь на вопрос, есть ли стимул. Следующая операция восприятия - различение, или собственно восприятие. Конечный результат ее - формирование перцептивного образа эталона
   Для изучения перцептивных и опознавательных действий наиболее пригодным оказался генетический метод исследования. Экспериментальные исследования формирования этих процессов у детей дошкольного возраста проводились на материале зрительного и осязательного восприятия формы. В ходе экспериментов применялась кинорегистрация прослеживающих движений глаза и ощупывающих движений руки.
   Анализ траектории движений руки и глаза показал, что процесс формирования образа включает следующие перцептивные действия: обнаружение, выделение в объекте адекватного задаче информационного содержания, ознакомление с выделенным содержанием.
   В зависимости от возраста испытуемых перечисленные перцептивные действия характеризуются разной степенью развернутости. Например, у дошкольников трех лет еще не сформировано перцептивное действие выделения информативного содержания. Они еще не выделяют контур в качестве основного информативного признака фигуры, что приводит к некачественному ознакомлению и к ошибкам узнавания. Дети шести лет подробно обследуют контур фигуры. Взрослые испытуемые ограничиваются беглым осмотром фигуры, пересекая ее двумя-тремя движениями. Вся конфигурация для взрослого настолько проста, что он мгновенно относит фигуру к определенному классу, т. е. здесь восприятие фактически сливается с опознанием.
   Однако задача формирования перцептивного образа не ограничивается рамками дошкольного возраста. Такая задача возникает всякий раз, когда человек сталкивается с новыми для него объектами, будь то геометрическая форма, картина и т. п. При этом в процессе ознакомления с объектом наблюдатель начинает выделять одно свойство или небольшое число свойств в качестве наиболее информативных. Иными словами, он превращает некоторые свойства предметов (или комплексы свойств) в оперативные единицы восприятия. Под оперативными единицами восприятия следует понимать содержание, выделяемое субъектом при выполнении той или иной перцептивной задачи.
   Такими единицами могут стать, например, градации яркости, очертания, другие признаки предметов или их комплексы, целые предметы и, наконец, совокупности предметов и отношения между ними.
   Оперативные единицы восприятия динамичны. Их смену можно проследить, например, на процессе обучения чтению. Вначале обучающийся действует с отдельной буквой, выделяя в ней элементы, очертания, затем, после усвоения алфавита, единицей и предметом его действия становится целая буква, затем - слоги, слова, отрывки фраз, целые фразы; и, наконец, опытные чтецы могут, как показывают наблюдения, мгновенно схватывать смысл целых абзацев.
   Когда перцептивный образ сформирован, возможно осуществление опознавательного действия. Для опознания обязательны сличение и идентификация. Операция идентификации может быть выделена как промежуточное звено между актом различения и опознанием. Идентификация есть отождествление двух одновременно воспринимаемых стимулов или отождествление непосредственно воспринимаемого стимула с образом, хранящимся в памяти.
   Опознание обязательно предполагает идентификацию, но не сводится к ней. Опознание включает также категоризацию (отнесение предъявляемого стимула к определенному классу объектов, воспринимавшихся ранее) и извлечение соответствующего эталона из долговременной памяти.
   Опознавательный процесс на первых стадиях в значительной степени напоминает процесс ознакомления. В нем также присутствуют действия обнаружения, выделения адекватного задаче информативного содержания. Когда это содержание выделено, начинает осуществляться сличение и идентификация предъявляемого предмета с "записанным" в памяти эталоном. При большом числе существенных признаков в объекте процесс сличения осуществляется по элементам и длится тем больше, чем больше таких признаков в объекте и его модели, созданной при ознакомлении. Этому соответствует детальное и как бы повторное рассмотрение объекта, в процессе которого совершаются многочисленные движения руки и глаза. Но по мере усвоения данного "алфавита объектов" характер опознавательного процесса меняется. Процесс сличения резко сокращается за счет отсева излишней и избыточной информации, за счет выделения опорных признаков. Количество таких опорных точек может быть в результате повторных предъявлений сведено к минимуму, что создает возможность узнавать предмет практически без движений глаз.
   Движения глаза (или руки) начинают выполнять функцию не построения образа, а сличения сформированного образа с предъявляемым объектом. При этом появляется возможность так называемого симультанного опознания, т. е. мгновенного узнавания уже известного.
   Опознанию предшествуют операции обнаружения и построения образа, выделения адекватного информативного содержания и сличения. Однако все эти операции не осуществляются последовательно: сначала обнаружил, затем различил, далее сопоставил и, наконец, опознал. В развитых формах восприятия все эти операции, осуществляющиеся в составе опознавательного действия, практически сливаются с опознанием. Весь этот процесс может занимать микроинтервалы времени.
   Возникает важный с теоретической и практической точки зрения вопрос, за счет чего возможно симультанное опознание, какими механизмами оно осуществляется. Это, пожалуй, наиболее трудный пункт в изучении процессов восприятия и опознания.
   Для решения этого вопроса были проведены исследования процессов формирования образа и опознания в условиях стабилизации образа на сетчатке. В экспериментах испытуемым предъявляли незнакомые геометрические фигуры, японские иероглифы, сложные лабиринты и т. п. Исходя из концепции, рассматривающей восприятие как систему перцептивных действий, предполагалось, что эти сложные задачи ознакомления, узнавания и поиска испытуемые в условиях стабилизации решить не смогут.
   Однако эти ожидания не оправдались: испытуемые довольно легко решали все предлагаемые задачи.
   Казалось бы, концепция восприятия как действия получила вместо решающего аргумента важный контраргумент. Но один факт не позволяет его принять. Все испытуемые отмечали, что у них создается отчетливое впечатление того, что их глаз движется по объекту. Этому субъективному впечатлению соответствовали явно выраженные и регистрируемые во время опытов движения глаз. Хотя в условиях экспериментов отсутствовали какие-либо смещения изображения относительно сетчатки, тем не менее у испытуемых создавалось впечатление, что такие смещения имеют место. Тогда испытуемым была дана инструкция, запрещающая движения глаз во время эксперимента. В этих условиях испытуемые не могли решить сложные поисковые задачи и задачи ознакомления. Когда же испытуемым позволяли совершать движения глаз, задачи легко решались. Несмотря на свою кажущуюся бессмысленность, движения глаза в условиях стабилизации оказываются необходимыми для решения зрительных задач. С их помощью у испытуемых создается впечатление движения взора по стабилизированному изображению.
   Каков механизм этого "внутреннего взора" и какое отношение к этому механизму имеет движение глаз? Известно, что отдельные рецептивные элементы сетчатки объединяются в более крупные функциональные единицы - рецептивные поля сетчатки. Рецептивные поля принимают информацию и, по-видимому, могут ее хранить некоторое ограниченное время. Информация, хранящаяся в рецептивных полях, либо снимается и передается в более высокие "этажи" нервной системы, либо стареет и стирается новыми стимулами. Явление движения взора по стабилизированному изображению можно представить себе как последовательное включение соответствующих групп рецептивных полей. Зрительная система является многоканальной. И она имеет настолько много каналов, что возникает проблема их организации и взаимодействия в единый процесс зрительного восприятия. Функцию такой организации и сужения числа каналов в каждый отдельный момент и принимает на себя глазодвигательная система, осуществляя включение рецептивных полей и съем информации с тех полей, которые ее накопили.
   Таким образом, на высоких стадиях развития восприятия, когда зрительная система начинает работать в основном со знакомыми объектами, признаки которых известны, для опознания объектов, для учета их своеобразия достаточно времени, имеющегося между двумя движениями глаза, т. е. времени фиксации.
   Опознавательный процесс переключается на другой "алфавит объектов". Объект как бы запечатлевается на сетчатке, и в то время, когда он относительно неподвижен, происходит съем информации, опосредствованный более тонкими и мелкими движениями глаз, т. е. осуществляется внутреннее перцептивное действие.
   Таким образом, более тщательный анализ моторных компонентов зрительного восприятия показал, что они присутствуют и на стадии симультанного опознания, но с их помощью совершается съем информации не из внешнего мира, а с послеобраза, запечатленного сетчаткой глаза. Система перцептивных действий, имеющая источником информации след на сетчатке, была названа викарной, т. е. замещающей внешние перцептивные действия.
   Наличие системы викарных действий при реализации столь элементарного, казалось бы, процесса, как процесс опознания, заставляет предположить, что и более сложные процессы также должны опираться на вполне определенную материальную основу, т. е. должны иметь некоторый собственный моторный "алфавит". Одновременная регистрация в процессе решения задач макродвижений глаза и движений, осуществляющихся в моменты кажущейся пассивности глаза, т. е. во время фиксации, позволила проверить эту гипотезу. Результаты исследований показали наличие двух форм глазодвигательного поведения в процессе решения задач. Первая - это внешне выраженные и визуально наблюдаемые перцептивные действия большой амплитуды, с помощью которых осуществляется ознакомление с ситуацией и формирование ее образа. На второй фазе, в момент зрительной фиксации, наблюдаются викарные действия - серии скачков малой амплитуды, осуществляющие преобразование образа и участвующие в выработке системы действий, которые необходимо произвести для решения.
   Таким образом, викарные перцептивные действия участвуют в преобразовании образа ситуации и составляют важное условие образного мышления.
   Объем восприятия
   При выполнении разнообразных задач, таких, как чтение, рассматривание неподвижных объектов, поиск, глаза перемещаются саккадически и извлекают информацию только во время фиксационной паузы между скачками. Возникает вопрос: сколько объектов может охватить наблюдатель в течение одной фиксации (или короткой экспозиции)? Как изменяется объем восприятия в зависимости от инструкций, данных испытуемому, от характера материала, от возраста и тренированности испытуемых?
   В экспериментах по исследованию объема восприятия обычно используют в качестве раздражителей различные объекты: цифры, буквы, бессмысленные слоги, точки. Испытуемым на короткое время предъявляют различное число объектов и определяют число правильно опознанных.
   В ряде исследований было показано, что при предъявлении не связанных между собой объектов объем восприятия составляет 4-8 элементов. Когда же объекты группируются, например штрихи - в буквы, буквы - в слова, части фигур - в целые фигуры, точки - в конфигурации точек и т. п., порог лежит по-прежнему в пределах от 4 до 8 единиц, но это уже не 5-6 не связанных между собой букв, а столько же целостных, сгруппированных единиц, например слов.
   В настоящее время получены новые данные, характеризующие объем восприятия. Была высказана гипотеза, что даже при коротких экспозициях испытуемому может быть доступно гораздо большее количество информации, чем то, о котором он позже сообщает, отчитываясь об увиденном. Для подтверждения этой гипотезы воспользовались методикой частичного воспроизведения: испытуемым предъявляли 12 букв, сгруппированных в 3 ряда; время экспозиции было равно 0,05 секунды. Вслед за экспозицией раздавался звуковой сигнал, указывающий, какой ряд должен воспроизводить испытуемый.
   Полученные результаты показали, что после окончания экспозиции в памяти испытуемых еще хранится в среднем 76 процентов от предъявленных символов, т. е. 9,1 символа. Было предложено следующее объяснение этого результата. Зрительный образ объекта сохраняется на короткое время после окончания времени экспозиции в виде послеобраза. Испытуемые могут использовать этот быстро стирающийся отпечаток, осуществляя выбор той части материала, которая соответствует команде. Остальное стирается из памяти и не может быть воспроизведено. Таким образом, объем воспроизведенного материала зависит не от объема восприятия, а от возможности памяти.
   Наблюдение
   Важная форма произвольного восприятия - наблюдение - преднамеренное, планомерное восприятие предметов или явлений окружающего мира.
   В наблюдении восприятие выступает как самостоятельная деятельность. Нужно научиться пользоваться органами чувств, научиться осязать, видеть, слышать и т. д. Мы часто не различаем отдельные звуки иностранного языка, не слышим фальши в исполнении музыкального произведения или не видим ее в передаче цветовых тонов картин. Наблюдению можно и нужно учиться. Так же, как говорят о культуре речи, можно говорить и о культуре восприятия, наблюдения. В этой связи уместно вспомнить слова известного голландского астронома М. Миннарта: "От вас самих зависит прозрение - вам стоит лишь дотронуться до своих глаз магическим жезлом под названием "знай, на что смотреть"2.
   Действительно, успех наблюдения в значительной степени определяется четкой постановкой задачи. Было подсчитано, что глаз человека делает около 100000 саккадических движений в день. Представьте себе, что эти перемещения никак не связаны между собой, хаотичны, бесцельны и неуправляемы. В таком случае наблюдатель едва ли сумеет разобраться в том хаосе впечатлений, которые он получил. Ему нужен "компас", указывающий направление наблюдения. Таким компасом и является задача, стоящая перед наблюдателем, план наблюдения.
   Для успешного проведения наблюдения большое значение имеет предварительная подготовка к нему, прошлый опыт, знания наблюдателя. Чем богаче опыт человека, тем больше у него знаний, тем богаче его восприятие. Эти закономерности наблюдения должен учитывать учитель, организуя деятельность учащихся. Чтобы обеспечить успешное восприятие нового учебного материала, учитель должен подготовить учеников, активизировать их прошлый опыт и помочь связать его с новым материалом, направить восприятие учащихся, ставя перед ними новые задачи.
   Наконец, той же цели - организации наблюдения учащихся и обеспечению более эффективного усвоения новых знаний - служит и издавна разрабатываемый в педагогике принцип наглядности обучения. Еще К. Д. Ушинский (1824-1870), говоря о наглядности в обучении, писал, что наглядное обучение - "это такое ученье, которое строится не на отвлеченных представлениях и словах, а на конкретных образах, непосредственно воспринятых ребенком: будут ли эти образы восприняты при самом ученье, под руководством наставника или прежде, самостоятельным наблюдением ребенка...".
   Наглядность обучения достигается использованием специальных средств (наглядных пособий, оборудования, демонстрационных опытов, различных экскурсий и т. п.) в сочетании их со словом учителя.
   Роль этих средств до сих пор рассматривалась как вспомогательная: их привлекали как иллюстративный материал, облегчающий усвоение знаний и способствующий возбуждению у школьников интереса к изучаемому материалу. Однако результаты проведенных в последнее время экспериментальных исследований позволяют в ином плане подойти к реализации принципа наглядности в обучении.
   Очевидно, процесс обучения не должен строиться лишь по принципу, когда учащиеся принимают информацию, которую сообщает на уроке учитель; процесс обучения должен быть организован как активная мыслительная деятельность учащегося. Конечный результат этой деятельности - открытие новых для учащихся знаний - и есть цель процесса обучения. Какими же средствами может быть достигнута эта цель для обеспечения наиболее прочного усвоения знаний? Экспериментальные исследования показали, что существенным компонентом процесса принятия решения является манипулирование образом ситуации, сложившимся на основе ориентировочно-исследовательской перцептивной деятельности. Эта фаза - фаза отвлечения от реальной ситуации - есть не что иное, как деятельность по переструктурированию образа в соответствии с поставленной задачей.
   Необходимость перевода проблемной ситуации во внутренний план для процесса принятия решения свидетельствует в пользу чрезвычайной важности правильного подхода к использованию принципа наглядности в обучении. Наглядные пособия не должны быть лишь иллюстрацией к излагаемому материалу. Для того чтобы акт открытия новых знаний не был для учащегося столь мучительным, как процесс решения творческих проблем в науке или в искусстве, использование наглядности в обучении должно направлять не только процесс создания образа ситуации, но и процесс переструктурирования этого образа в соответствии со стоящей задачей. При таком подходе существенное значение приобретает не только характер используемых наглядных пособий, их подбор, но и динамика предъявления их на уроке. Последовательность использования наглядных пособий на уроке должна направлять деятельность учащихся по созданию модели изучаемого материала.
   Такой подход к использованию принципа наглядности в обучении, когда оно строится на активном наблюдении и активной умственной деятельности учащихся, должен обеспечивать эффективное и прочное усвоение знаний.

 
< Пред.   След. >