YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 1.3. Современная психология и перспективы ее развития
1.3. Современная психология и перспективы ее развития

1.3. Современная психология и перспективы ее развития

   Как уже отмечалось, история развития психологии не смогла возвести стройное и непротиворечивое здание собственной теории, а дала миру огромное количество различных концептуальных подходов. К настоящему времени образовалась многомерная и весьма дифференцированная область различных разделов психологии. Разработанность и значимость проблем неодинаковы, есть точки роста и застоя.
   Если в 50-летний период второй половины XIX в. наблюдались заметные успехи в области оригинальности теории и практики, то аналитический период XX в. такого же прогресса не принес. Как отмечают в справочном пособии “Современная психология” под редакцией В. Н. Дружинина и других авторов, не появилось новых фактов, гипотез, методических находок и пр. Кроме того, как в России, так и за рубежом интересы авторов широко варьируются, никто не занимается в равной мере всеми направлениями фундаментальной и прикладной психологии. Тем не менее можно заметить, что основной уклон исследований идет в сторону научной персонологии, когнитивной психологии, системного и междисциплинарного подходов.
   Отнесенность психологии только к гуманитарным наукам в кор - не неверна. То, что психология изучает психические явления, относящиеся к человеку (иногда и к животным), действительно включает ее в эту область, но наряду с этим психическое как сложная система изучается через общенаучный системный подход.
   Поэтому в решении объективных задач теории и практики не обойтись без математики, биологии, химии, физики, социологии, медицины, истории и целого ряда других наук вместе с их количественно-качественными методами верификации результатов.
   Разные ученые по-своему отмечали этот факт. Академик Б. М. Кедров указал на родовую связь психологии с философией, а именно — с ее разделом теории познания. Известный психолог Ж. Пиаже подчеркнул центральную роль психологии в целостном познании мира и ее многостороннюю связь с совокупностью всех научных дисциплин. Заметим, кстати, что в энциклопедическом издании “Экспериментальной психологии” под ред. П. Фресса и Ж. Пиаже последовательно реализуются шаги междисциплинарной интеграции результатов исследований огромного коллектива авторов, интересные данные, полученные в разных странах.
   Решая проблему комплексного человекознания на базе лонгитюдных психологических измерений, выдающийся отечественный психолог Б. Г. Ананьев обращал самое серьезное внимание на изучение системных связей между различными характеристиками психического. Вслед за Б. Г. Ананьевым, приветствуя необходимость изучения этих связей, Б. Ф. Ломов сформулировал принципы системного подхода в психологии. Согласно его теории, необходимо изучать психологию через ее связи как с общественными, так и с естественными науками. Особенно выделены отношения психологии с философией и математикой.
   Рассматривая кардинальный вопрос: самостоятельная или зависимая наука психология, американский ученый, с одной стороны, отграничивает гуманистический подход от научного, с другой — связывает психологию с биологией и социальными науками. С одной стороны, это подтверждает салюстоятельность статуса психологии, с другой — узаконивает междисциплинарный подход, правда, ограничивая его двумя рядами дисциплин — биологическими и общественными.
   Естественно, с этим можно не согласиться, т. к. целый ряд направлений психологии смело использует в своем арсенале и инструментарий других дисциплин. В частности, инженерная психология, психофизика, эргономика, психометрия, экспериментальная психология ощущений и др. широко применяют формальные аппараты математики, физики, химии, биохимии, теории информации, механики и т. д. В свете дальнейшего развития системной теории психологии и возможности получения принципиально новых знаний представляет интерес и обращение к ранее незаслуженно забытым теориям. В первую очередь это относится к вопросам формализации изучаемых категорий и их характеристик, например через теорию поля, типологизацию, информационные цепи и др.
   Для того чтобы через данное пособие дать информацию о концепции строения современной психологии, приведем здесь названия основных ее направлений.
   Согласно этой концепции, направления современной психологии можно разделить на 7 больших разделов с подразделами.
   1. Психология как научная дисциплина.
   2. Психофизиология, включающая психофизиологию памяти (школа Е. Н. Соколова), векторную психофизиологию, функциональные состояния, теорию вызванных потенциалов, психофизиологию и экологию, психофизиологию алкоголизма. Сюда же входят основы системной психофизиологии и функциональная асимметрия полушарий мозга.
   3. Познание и общение. Сюда включены разделы: психофизика, восприятие, внимание, психология памяти, научение, психосемантика, мышление и интеллект, речь, язык и коммуникации — вербальные и невербальные.
   4. Психическая регуляция поведения с подразделами: психология субъекта и его деятельности, мотивация и эмоции, принятие решения, контроль и планирование поведения.
   5. Психология личности и психология развития. Раздел включает в себя психогенетику, проблему когнитивного развития, социализацию личности и ее развитие, темперамент и структуру ЛИЧНОСТИ.
   6. Социальная психология. Ее подразделы: история и методы социальной психологии, социальная психология личности, психология межличностного взаимодействия, психология малых групп, психология больших социальных групп и массовые психические явления, политическая, экономическая и этническая психология.
   7. Основные отрасли психологии, к которым отнесены история психологии, математическая психология, медицинская психология, психодиагностика, психология профессиональной деятельности и интеллектуальное воспитание личности.
   Несомненно, эта классификация весьма условна. Особенно 7-й раздел, т. к. в число основных отраслей психологии можно отнести и социальную психологию, и теории личности, и психофизиологию, и др. Говоря о современной психологии и перспективах ее научного развития, можно отдельно указать на проблемы системного взаимодействия сознания и бессознательного, объяснения явлений перестроенного сознания, эзотерических явлений, искусственного интеллекта, мягких и жестких форм влияния на поведение человека, зоопсихологию и т. п.
   Совершенно очевидно, что написать небольшой параграф учебника, охватив все названные выше проблемы, принципиально невозможно. Поэтому мы ограничимся иллюстрацией перспективы развития двух выбранных направлений: системной персонологии и теории поля в психологии.
   В данном параграфе представлены вопросы обращения психологии к полевым теориям. Психика как система рассмотрена в 4-й главе.
   Практически все наблюдаемые явления материального мира тесно связаны с полевым взаимодействием К настоящему моменту наиболее известны поля электрические, магнитные, электромагнитные, ядерных взаимодействий и гравитационное поле.
   Один из важнейших признаков поля — принцип дальнодействия; например, когда микрочастицы образуют связанные совокупности, внутренняя структура которых сохраняет конфигурацию расположения частиц за счет полевых сил притяжения и отталкивания. Этот механизм в основном проявляется в квазистатических явлениях атомных и межмолекулярных связей. Другой принцип: сохранение конфигурации через комбинацию сил притяжения и отталкивания и механического движения частиц. Например, электрон, вращаясь по орбите, постоянно испытывает силу притяжения положительно заряженного атомного ядра. Подобно спутнику, электрон, имея определенную скорость, постоянно “убегает” от ядра и постоянно падает на ядро, совершая сложные эллиптические пути. Собственно говоря, это — только аналогия, поскольку электрон не является четко очерченной твердой частицей и имеет волновую полевую природу. Кроме того, в мире атомов действует принцип неопределенности Гейзенберга, согласно которому принципиально невозможно определить точно и местоположение частицы, и ее скорость. Поэтому путь электрона можно представить по-другому: как некоторую полевую энергетическую субстанцию, у которой есть определенная вероятность волновой концентрации в той или иной окрестности положительно заряженного ядра.
   Известно, что из вакуума могут рождаться частицы и поля. Это удивительное явление совершенно необъяснимо с позиций классической физики, в которой оперируют только известными нам тремя геометрическими координатами и односторонним течением времени. Кстати, факт односторонности течения времени также зависит от мнимости в уравнениях Эйнштейна, т. е. наличие мнимой единицы не отрицает реальности обратного течения времени, но ставит ограничение: для действительных масс течение времени возможно только из прошлого в будущее. Однако если взять массы мнимые, ход времени обращается, т. е. идет из будущего в прошлое. Во всяком случае, в микромире уже не действуют законы причинно-следственных соотношений, к которым мы привыкли в макромире (т. е. причина и следствие могут меняться местами), а процессы в нем — обратимые, т. е. ход времени обращается. Поскольку с помощью имеющихся у нас органов чувств и приборов мы ощущаем и измеряем только те явления материального мира, которые подчиняются законам обычной классической физики, то естественно, что все явления, сопровождаемые мнимыми переменными, нам недоступны. Однако отсюда не следует, это их нет. Различные проявления иррационального, сверхъестественного, чудесного, иногда имеющие место в нашем мире, воспринимаются на уровне бессознательного или в опыте людей, обладающих паранормальными способностями.
   Известный нам четырехмерный мир Минковского-Эйнштейна достаточно хорошо объясняет многие реальные явления, однако, когда мы сталкиваемся с паранормальными явлениями, классическая релятивистская физика оказывается бессильной. Логично допустить наличие мира дополнительных пространственных измерений, полевые явления в котором происходят частично в видимой нам области четырехмерного пространства, однако то, что происходит в других измерениях, нам недоступно до выхода этих явлений в наш мир. Такая концепция могла бы объяснить любые чудеса.
   Например, в телевизионной передаче, которую смотрит человек, не посвященный в возможности телевидения, видеозаписи и кинотрюков, происходит чудо: персонаж на сцене бросает на пол деревянный посох, и на глазах зрителя посох превращается в большую живую змею. Во время этого действия зритель не видел никакой подмены, так как он был привязан только к миру экрана (допустим, что использована объемная голографическая передача). На самом деле за пределами мира экрана существовала система электронной записи, вставок и включений в передачу. За очень короткий промежуток времени действия, которого человек не способен заметить, в передаче кадры с посохом поменяли на кадры со змеей. Для зрителя это чудо, для операторов — обычная работа, реализация возможностей дополнительного измерения.
   Примеры из разных областей жизни, событий окружающего мира, законов познания в различных научных дисциплинах, где допустимо проведение аналогий с теорией поля, дают основание полагать, что существует инвариантность признаков, независимо от того, к какому разделу знания применяется понятие поля. Следует выделить эти признаки, чтобы можно было адекватно использовать теорию поля в явлениях, принципиально отличающихся от физических, а затем определить границы применимости полевых концепций. С этой целью обратимся к инвариантным характеристикам поля.
   Во-первых, отметим наличие свойств дальнодействия, непрерывности и потенциальности. Во-вторых, поле имеет векторный, силовой характер, зависящий от геометрических координат и времени. В-третьих, природы полей отличаются друг от друга, но между ними возможны жесткие связи. Необходимо добавить, что величина и направление поля в каждой точке рассматриваемого пространства определяются полевыми дифференциальными уравнениями, гипотетическими или реальными зарядами (которые сами создают поле), подверженными силовому влиянию и зависящими от граничных условий.
   При сложении полевых сил справедлив принцип суперпозиции. Результирующие значения силовой функции будут располагаться в общем случае по сложным геометрическим кривым. Очевидно, что раз есть полевые действия от зарядов и границ, будет и влияние на поле как в сторону его усиления, так и экранизации.
   Множества полей в природе отличаются друг от друга категорией сущности, описываемой полевой функцией. В случае гравитационного поля мы имеем дело с полевым дальнодействием, пропорциональным массам тяготеющих тел. До сих пор не открыто явление антигравитации, хотя предполагается, что оно существует. Пока это не сделано, гравитационное поле имеет как бы только один полюс. В электрических полях есть четкое различение двух направлений: от положительных зарядов к отрицательным и наоборот. Силовые линии электрического поля могут замыкаться на пространственные объекты или уходить в бесконечность, оно имеет реальные положительные и отрицательные заряды. Связанное с электрическим, магнитное поле ведет себя так же, как электрическое с двумя зарядами, но разделить магнитные заряды не удается. Особенность этих полей такова, что они взаимосвязаны, изменение одного вызывает появление другого, процесс сходен с цепью, каждое кольцо которой поочередно охватывается кольцом второго поля, т. е. изменение вектора электрического поля во времени вызывает вихревое поле вокруг его линий, одновременно вокруг вихревого магнитного поля возникает вихревое электрическое. Это типичный образец системной функциональной связи. Эти два поля — взаимозависимые; меняясь во времени, они распространяются в пространстве. Закон их распространения описан очень изящной и законченной системой уравнений Максвелла. Любое возникновение физического поля (электрического, магнитного, электромагнитного, гравитационного, поля ядерных взаимодействий) реализуется со скоростью, не превышающей скорости света. Если предположить, что нужно передавать информацию с помощью таких нолей на значительные расстояния во Вселенной, мы придем к выводу, что появится весьма сильное запаздывание в любых системах воздействия и управления.
   Поскольку решения уравнений Максвелла для конкретных случаев охватывают очень большой круг полевых явлений, желательно найти сходную систему уравнений и для других полей, в частности психических. Однако здесь есть целый ряд трудностей. Рассмотрим их более подробно, чтобы попытаться найти как полевые функции, так и закономерности их взаимодействия. Для этой цели можно воспользоваться анализом явлений в известных полях, затем провести аналогии. Например, в гравитационном поле наблюдается как бы наличие разнополярности зарядов, которые притягиваются, и при статическом случае величина вектора гравитационного поля может быть определена из теории потенциала (при этом аналогия притяжения разнополярных электрических зарядов неправомерна, так как неясно, какой знак у каждой из тяготеющих масс). Несмотря на эту и другие трудности, всегда представлялось заманчивым разработать общую теорию поля, которая могла бы объяснить все виды полевых процессов так, как это сделано для электромагнитных полей. Очень интересную попытку получить сходные уравнения для гравитационного поля сделал студент физического факультета СГУ Евгений Савченко. Мы еще вернемся к этой теории, чтобы провести необходимые аналогии.
   В частности, для шарообразной тяготеющей массы известно значение силовой функции, пропорциональное массе и обратно пропорциональное квадрату расстояния от центра массы до наблюдаемой точки. Конфигурация поля совершенно аналогична конфигурации поля электрического заряда, но природа полей и коэффициенты пропорциональности будут различны. Если бы удалось найти единичный магнитный заряд, то его поле было бы таким же. Для разнополярных зарядов полевая структура будет иметь дипольную природу, т. е. появятся источники, откуда силовые линии выходят, и стоки, куда силовые линии входят. Статика имеет место там, где нет изменения поля во времени. Мы привыкли, что гравитационное поле статично, так как нет возможности эффективно менять массу, в отличие от электрического заряда. Однако движение небесных тел может давать эффекты модуляции и гравитационного поля, как в случае вращающейся пары звезд или их планет.
   Одна из основных особенностей поля — зависимость от пространственных координат и времени. Для упомянутых выше полей уравнения потенциалов и силовых функций зависят от пространственных, геометрических координат. В известном нам случае это трехмерный мир.
   Переходя к полевым аналогиям в психологии, мы должны определить как сами полевые функции, так и их пространственные координаты. Поскольку психика человека очень сложна, невозможно обойтись одной или двумя полевыми функциями. Их должно быть несколько, и они должны зависеть друг от друга, подобно электрическому и магнитному полям.
   Главная трудность здесь заключается в определении минимального и достаточного количества полевых функций — и, если это удастся, возникнет необходимость найти дифференциальные уравнения, связывающие друг с другом несколько функций. Кроме того, необходимо учесть и количество координат, которых может быть больше четырех, например семь.
   Сразу же уточним, что семь — это пространственно-геометрические координаты, а зависимость функции поля от других переменных может быть еще сложнее, т. е. если за координаты принять переменные величины, от которых зависит психологическое поле, измерений может быть значительно больше семи. Этим мы пользуемся в экспериментальной психологии, когда матричные.
   В данном случае мы имеем в виду геометрию окружающего мира, в котором и происходят психические процессы.
   Как уже подчеркивалось выше, скорости преобразований и передачи информации в психических явлениях могут быть отличны от скоростей в полях физической природы. Должны быть какие- то пространственные механизмы сверхбыстрой передачи информации. Об этом говорят и некоторые эксперименты парапсихологов, в которых между моментом передачи и моментом приема не найдено практического различия.
   Если считать, что душа не материальна, а, возможно, имеет иную материальную природу (множитель при массе равен мнимой единице), скорости перемещения могут быть такие же, как у тахионов — для них скорость света является нижней границей, а верхняя не ограничена. Иными словами, скорости передачи информации огромны, но не бесконечны, и для просторов Вселенной могут быть промежутки времени порядка нескольких дней — так “происходит” при прямой передаче информации через космос в четырехмерном мире Минковского.
   Не исключены и другие принципы, например использование возможностей дополнительных пространственных координат. Прежде чем перейти к рассмотрению возможностей теории поля в психологии, вновь обратимся к работам К. Левина.
   Основоположник теории поля в психологии сделал попытку описать динамическую структуру личности в ее взаимодействии со средой с помощью математических понятий. В своей топологической теории К. Левин рассматривает поведение ребенка в поле действия поощряющих и запрещающих сил. Вводятся понятия зарядов, имеющих целевой знак “+”, если они обладают притягательным смыслом, и знак “— ”, если они вызывают уход или отступление ребенка. Понятие силы влияния определяется тремя свойствами: направлением, величиной, точкой приложения. Барьер как динамическое понятие соответствует математическому понятию границы. В данном случае это область пространства, непроницаемая для сил поля.
   Забегая вперед, можно сказать, что это является граничным условием, отклоняющим силовые линии и заставляющим их скользить вдоль границы. Иными словами, это граничное условие необходимости равенства той составляющей вектора поля, которая перпендикулярна границе. Топология поля дана как качественная характеристика полевого пространства и определяется формой и связностью замкнутых путей и поверхностей, а также областями их взаимных пересечений. Величины и знаки зарядов названы валентностями. Направление, которое сообщает детскому поведению валентность, по выражению К. Левина, чрезвычайно варьируется в зависимости от содержания его желаний и потребностей.
   Действия в направлении валентности могут иметь форму неконтролируемого, импульсивного поведения или направленной волевой активности. Различают движущие силы, связанные с положительными валентностями, и сдерживающие, связанные с барьерами. Движение личности в психологическом и физическом пространстве называется локомоцией. Оперируя введенными понятиями, К. Левин подробно рассматривает различные варианты разрешения ребенком конфликтных ситуаций при наличии двух положительных валентностей, одной положительной и одной отрицательной, двух отрицательных.
   Приведенные примеры опираются на статическии характер поля. Оно может быть описано уравнением Лапласа с соответствующими граничными условиями. Хотя К. Левин об этом прямо не говорит, структура силовых линий на рисунках приводимых ситуаций непосредственно на это указывает. Отличие данных полей от физических в том, что в них имеет место отделение поля от пространства локомоции. Действительно, в среде обитания ребенка нет явного поля, действующего на него физически, оно в его сознании, а вот перемещение ребенка в соответствии с его решением — физическое, пути движения близки к траекториям движения зарядов в гипотетическом поле. Именно в силу этого проявится заметное несоответствие траекторий локомоции в среде и в психологическом пространстве личности.
   К. Левин считает, что “лучше всего теорию поля можно характеризовать как метод анализа причинных соотношений и построения научных конструкций”. В физике dx/dt — скорость движения, в психологии — “поведение”, причем под поведением понимается любое психическое изменение во времени. Один из основных принципов теории поля К. Левина — принцип одновременности. В связи с этим существует проблема “временных единиц” в психологии (например, для обозначения изменения силы фрустрации в течение продолжительного периода, социального климата и др.). Сам К. Левин и его ученики показали, что границы макроскопических единиц времени можно определить достаточно точно и достоверно. Эксперименты с условными рефлексами выявили, что их надо рассматривать как следствие отношений между ситуацией St в момент времени t и ситуацией S2 в момент времени t+dt. Утверждение об определенных силовых полях совпадает и с теорией градиента цели, которую вначале сформулировали как теорию связи между поведением и прошлыми ситуациями. Некоторые авторы, например Е. Брунсвик (Brunsvik E. Organismic achievement and environmental probability. Psychol. Rev. 1943, P. 50—272), утверждают, что “поле, в котором К. Левин может предсказывать, есть в прямом смысле слова человек в его жизненном пространстве”.
   С этим высказыванием можно согласиться, но необходимо внести существенное уточнение: говорить надо не только о жизненном пространстве, а, в первую очередь, о психологическом. Они, несомненно, связаны, однако не совпадают. Изучение именно психологического пространства и поля в нем — вот главная задача современных полевых подходов. К. Левин не полностью согласен с Е. Брунсвиком относительно необходимости статистического учета вероятностей событий, считая, что нужно учитывать только субъективные вероятности, а объективные, связанные с непсихологическими критериями, не рассматривать: “Сущность объяснения или предсказания любых изменений в определенной области состоит в соотношении этого изменения с условиями поля в данное время. Этот основной принцип делает субъективную вероятность события частью жизненного пространства индивида. Но он исключает объективную вероятность других факторов, которые нельзя вывести из жизненного пространства”.

 
< Пред.   След. >