YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 3.4. Теоретический анализ эффективности психологических методик
3.4. Теоретический анализ эффективности психологических методик

3.4. Теоретический анализ эффективности психологических методик

   Проблема психодиагностики — это в значительной мере проблема тестов. В частности, интеллектуальных и личностных. Из интеллектуальных тестов наиболее популярна и важна методика определения интеллекта, или Ю. О ней более подробно рассказано во втором разделе 12-й главы.
   В данном разделе мы рассмотрим проблему эффективности личностных опросников. В основе многих методов изучения личности лежит допущение о том, что поведение определяется совокупностью стабильных свойств или черт, внутренне присущих личности и описывающих ее. Эти черты остаются инвариантными относительно различных ситуаций. Однако по мере развития этих методов и их широкой апробации появлялось все больше и больше данных о том, что сами черты не столь стабильны, как предполагалось раньше, и что параметры ситуации оказывают достаточно большое влияние на поведение личности.
   Человек может проявлять высокую тревожность, пассивность, нерешительность и беспечность в одних ситуациях, активность и решительность — в других. Оказывается, что в одних ситуациях человек поступает в соответствии с индивидуальными особенностями, его поведение определяют его личностные черты. В других ситуациях люди ведут себя более единообразно и в поведении становятся похожими друг на друга.
   Таким образом, можно говорить о различной степени проявления особенностей личности в различных ситуациях, или о различном влиянии на поведение черт личности и ситуации. Иначе говоря, в определенных ситуациях человек демонстрирует такие же формы поведения, как все, в других — как некоторые, в третьих — как никто другой.
   Очевидно, каждый человек обладает достаточно большим набором поведенческих реакций, обобщаемых в ведущих личностных чертах. Поэтому в одних ситуациях человек тревожен, в других — нет, на людях он может быть экстравертирован, в кабинете — вести себя как интроверт. Причем это относится не только к личностным качествам, но и к продуктивности психических процессов, способностям.
   Широко известно о влиянии тревожности на показатели интеллекта, что создает определенные трудности в его измерении. В наибольшей степени вышесказанное относится к ситуациям психодиагностического обследования личности с помощью различных опросников, инвентариев самоотчета. Особенности вербальных реакций испытуемых нате или иные вопросы методики вносят значительную нестабильность в установление норм измеряемых свойств.
   Как известно, такие инвентари и включают в себя совокупность вопросов или утверждений, согласие с которыми предполагает реакцию, подтверждающую наличие ожидаемой черты. Часть этих вопросов имеет более выраженное отношение к искомым чертам, остальные могут иметь отношение к другим чертам или создавать нейтральный фон.
   Поскольку большинство наиболее известных монофазных опросников приходит к нам с Запада, искажающее влияние на возможности методики оказывает как перевод, так и различие культур. Это сказывается существенным образом на статистических нормах тех шкал, которые имеют социальный, личностный смысл, например дополнительные шкалы MMPI.
   В то же время сравнение аналогичных шкал, нормированных в разных социальных условиях, показывает наличие незначительных различий. Это естественно, так как реакции на тестовую ситуацию шизофреника, эпилептика, параноика и т. д. практически одинаковы. Когда же речь идет о социально одобряемых или отрицаемых видах реакций, имеет место значительное разнообразие видов реагирования, т. к. культурные, экономические, политические, религиозные и другие принятые нормы сильно варьируются не только в странах различных континентов, но и в отдельных регионах одной страны.
   Кроме этого, необходимо учитывать и другие факторы, влияющие на достоверность самоотчета. Психологические факторы, от которых зависит достоверность данных самоотчета, условно можно сгруппировать в следующие классы:
   1. Факторы знаний. У испытуемого может быть более или менее четкое представление о следующем: а) свойственно ли ему в действительности или нет тестируемое поведенческое проявление; б) что за личное свойство скрывается в суждении; в) как это свойство соотносится с общепринятыми моральными нормами и признаками социального успеха.
   2. Фактор “социальной желательности”. Обозначает тенденцию испытуемого давать о себе социально одобряемую информацию. Сила этой тенденции зависит от общей внеситуативной установки испытуемого на морализацию “Я-образа” и социальную успешность, так и от того, насколько эту установку актуализирует сама ситуация тестирования (диагностическая ситуация). Таким образом, действием этого фактора до некоторой степени опосредовано действие фактора “знание”.
   3. Факторы “индивидуальной тактики”. Здесь подразумевается действие “Я-концепции” (“Я” для себя) и “Я-образа” (“Я” для других) на ситуативную тактику испытуемого в момент тестирования. Выполняя тестопросник, испытуемый всегда находится в невольном диалоге с самим собой и в своих ответах на вопросы раскрывает себя не только для других, но и для себя самого.
   Испытуемый стремится подтвердить “Я-концепцию” или фальсифицировать определенный “Я-образ” с заданными свойствами. Как правило, в ситуациях высокого социального риска “Я-образ” полностью доминирует. Например, преступник при экспертизе стремится прежде всего представиться больным или неприспособленным к жизни, хотя в действительности ему было бы приятно думать о себе как о вполне адаптированном здоровом человеке.
   Точно так же склонны подчеркивать свои трудности и проблемы клиенты, обратившиеся за помощью к психологу-психотерапевту (чтобы вызвать к себе его повышенное внимание). В менее регламентированных ситуациях, наоборот, может доминировать мотивация самопознания. В этом случае испытуемый невольно стремится подтвердить с помощью теста свои гипотезы о самом себе.
   Вводятся также и крайне редкие утверждения, с которыми испытуемые, как правило, соглашаются только по ошибке. Существует множество вариантов борьбы с социальной желательностью, например введение особых шкал лжи, использование инструкций на преднамеренную фальсификацию, сбалансирование “социальной желательности” и т. д. Однако следует отметить, что полного устранения нежелательных влияний достичь не удается.
   Все личностные опросники, в том числе и MMPI, являются классическим образцом субъективного подхода в психологии. Опрос — один из наименее надежных способов получения знаний о личности, и поэтому вполне понятно давнее стремление исследователей к его объективизации.
   Фальсификация ответов, о вероятности которой следует помнить при проведении некоторых исследований (например, психологической экспертизы), не есть явление, типичное для всех диагностических ситуаций. Как уже указывалось, исследования психических заболеваний показывают, что возможность фальсификации ответов больными незначительная.
   В ходе многочисленных исследований установлено, что искажают достоверность ответов факторы, имеющие установочную природу. Во многом установка на социально одобряемое поведение снимается в тех диагностических ситуациях, когда испытуемый явно заинтересован в том, чтобы дать о себе предельно правдивую информацию, например помочь в диагностике заболеваний. По мере того, как испытуемый из объекта исследования становится активным помощником экспериментатора, экспертом самого себя, возрастает и достоверность полученных данных.
   Социально одобряемые ответы — лишь одна из установок, с которой может встретиться исследователь. Первой обнаруженной установкой, описанной С. Хатауэем, является стремление некоторых испытуемых отвечать преимущественно “да” или “нет”. На достоверность ответов влияют не только факторы, имеющие установочную природу, значительный “вклад” вносится интеллектуальной оценкой вопроса испытуемыми.
   Еще одним препятствием на пути к признанию достоверности тех результатов, которые мы получаем с помощью личностных опросников, является изменчивость ответов. Имеющиеся данные говорят о том, что от 11 до 35 % испытуемых изменяют свои ответы при повторном исследовании.
   Если отвлечься от тех случаев, когда изменчивость результатов обусловлена изменением состояния, то высокий показатель изменчивости является признаком малой надежности методики. Трудность вопроса понимается как сложность оценки себя (своей личности) по отношению к предполагаемой психологической черте.
   Понятия неясности и трудности вопроса, по сути, эмпирически не различимы, так как при повторном обследовании одной и той же группы лиц мы получаем только два независимых параметра: процентную величину ответов “да” и процент изменения ответов с “да” на “нет” (или наоборот).
   Диагностическое исследование проводится в условиях, не совпадающих с теми, в которых (или для которых) создан опросник. Изменение условий приводит к появлению новых факторов, обусловливающих ответ. На эти и многие другие вопросы можно получить ответы из данных психодиагностической беседы, являющейся обязательным компонентом MMPI и всех других личностных тестов.
   Говоря об адаптации зарубежных опросников, необходимо учесть следующие моменты:
   1) подготовка предварительного варианта перевода с оригинала материала на второй язык;
   2) экспертная содержательная оценка предварительного перевода с привлечением лингвистов и профессиональных психологов, владеющих языком оригинала;
   3) проверка эквивалентности экспериментального перевода шкалы и оригинала;
   4) установление новой шкалы и сбор соответствующих норм на отечественной выборке.
   Этапу сбора соответствующих норм на отечественной выборке должна предшествовать психометрическая адаптация опросника, включающая следующие процедуры:
   5) анализ внутренней согласованности вопросов (утверждений), из которых составлена шкала;
   6) проверка устойчивости к перетестированию;
   7) анализ корреляции с релевантным критерием;
   8) проверка статистических гипотез о сходстве и различиях.
   В качестве примера рассмотрим адаптацию конкретного личностного опросника штата Миннесота (MMPI). Этоттест не только один из самых употребляемых личностных опросников, но и инструмент, продуцирующий обширный поток исследований. На сегодняшний день по MMPI опубликовано несколько тысяч работ, значительная часть которых посвящена факторному анализу шкал MMPI и влиянию стиля ответов на тестовые показатели.
   Опросник MMPI состоит из 550 утвердительных высказываний , на которые испытуемый дает ответ “да”, “нет” или “не могу сказать”. В тех вариантах, которые имеют хождение в странах СНГ, опросник расширен до 566 утверждений за счет повторения некоторых из них.
   Содержание заданий (вопросов) MMPI достаточно широко охватывает такие области, как здоровье (психосоматические симптомы, неврологические нарушения и нарушения моторики), вопросы образования, работы, семьи и брака, а также наиболее известные невротические и психотические типы поведения, такие как маниакальные состояния, галлюцинации, фобии, а также садистские и мазохистские наклонности.
   Наиболее широко применяются показатели MMPI по 10 “клиническим шкалам”: ипохондрия (Hs), депрессия (D), истерия (Ну), психопатическое отклонение (РЛ),мркественность-женственность (Mf-m), паранойя (Ра), психастения (Pt), шизофрения (Sc), маниакальные состояния (Ма), социальная интроверсия (Si).
   Эти шкалы получены с помощью достаточно точной статистической нормировки, когда различия выявились при сравнении групп явно больных и вполне здоровых людей. Например, ключи к шкале депрессии определялись путем статистического различия ответов пятидесяти больных крайней формой депрессии, доведенных до стадии суицида, и большой группы благополучных в этом отношении людей.
   Примерно то же самое сделано и по другим шкалам этой группы. Всего проверялось около 700 человек. Все шкалы разрабатывались эмпирически. Задания по шкале “мужественность-женственность” отбирались в учетом частоты ответов мужчин и женщин. Высокие показатели по этой шкале означают преобладание интересов, типичных для одного из полов. Добавленная позднее шкала социальной интроверсии строилась на ответах двух контрастных групп студентов колледжей, отобранных на основе экспериментальных показателей по тесту на интровертированный и экстравертированный типы личности.
   Начало методике положили С. Хатауэй и Мак-Кинли в 1942 г. Впоследствии активное участие в разработке дополнительных шкал приняли у. Дальстром, Г. Уэлш, Л.Дальстром и другие. Сама методика формировалась без специальной теоретической основы и строилась преимущественно на основе обобщения эмпирических данных. Из множества дополнительных шкал в настоящее время используются 200, кроме 10 основных и 3 вспомогательных.
   В качестве примера дополнительных шкал можно назвать такие: учебные пособия (Гауф), фактор старения (Брозек), алкоголизм (Хемптон), тревога (Розен), явная тревога (Ж. Тейлор), самоконтроль (Куадра), цинизм (Котри), преступность (Гауф), доминирование (Гауф, Мак-Кинли, Мил), эпилепсия (Ричардс), устойчивость структуры личности (Беррон), общая плохая приспособляемость (Уэлш), враждебность (Кук, Мидлей), аморальность (Харрис, Лингоуа), альтруизм (Пеппер, Стронг) и др.
   Особенностью этих шкал является недостаточная валидность и нескорректированная зависимость от социальных условий и особенностей выборки. Эти шкалы представляют серьезный интерес с точки зрения их практическом значимости, а из-за плохой адаптации они не всегда дают приемлемый результат.
   Еще один недостаток MMPI обусловлен размером и репрезентативностью нормативной выборки. Стандартные показатели, по которым строятся коды профилей, получены на основе выполнения теста первоначальной контрольной группой взрослых, набранных из жителей города Миннеаполиса.
   Подобная нормативная выборка выглядит совершенно неадекватно при сравнении с национальными выборками. Однако если удовлетворять условию репрезентативности, выбирая достаточно однородный социальный состав, зависимость от размера резко снижается, т. е., с точки зрения общенациональных особенностей, выборка в 700 человек явно недостаточна, в то время как сравнительно небольшая выборка в 25—50 испытуемых — школьников или студентов — может оказаться вполне репрезентативной для конкретной популяции.
   В сущности, MMPI является клинической методикой, надлежащая интерпретация которой требует значительного психологического опыта. Грамотная статистическая обработка данных, определяющая стандартные нормы и шкалы, воспринимается лишь как средство, облегчающее работу психолога. Основные клинические шкалы имеют достаточно хорошие стандарты и позволяют проводить формализованные процедуры перевода сырых баллов в стандартные. Что же касается дополнительных шкал, то для их стандартизации необходимо проведение дополнительных исследований на основе различных репрезентативных выборок.
   Становится понятно, почему в американских инструкциях к тестам написано, что ответственность за интерпретацию результатов тестирования несет не разработчик теста, а тот, кто его использует. Следовательно, тест нельзя применять автоматически. Каждый раз необходима критическая оценка ситуации тестирования, особенностей теста и мониторинг его результатов. Валидность и надежность теста надо постоянно проверять и перепроверять.

 
< Пред.   След. >