YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 4.2.1. Роль классификации психических явлений в становлении научной психологии
4.2.1. Роль классификации психических явлений в становлении научной психологии

4.2.1. Роль классификации психических явлений в становлении научной психологии

   История развития наук о природе и обществе свидетельствует о том, что после первоначального изучения и описания основных факторов как необходимый этап на пути создания теорий выступает классификация изучаемых явлений. Так было в физике, биологии, социологии и других науках. Столь же необходима и психологическая таксономия (классификация психических явлений).
   Не обходят этот вопрос даже старые учебники психологии для средней школы. Так, в изданном в 1907г. учебнике профессора А. Нечаева подчеркивается необходимость научной классификации психических явлений, отличной от житейской (с различением ума, чувства и воли). Однако далее в тексте реализуется не какая-либо научная схема, а все та же житейская классификация, что делает ей честь, но не делает чести множеству учебников и учебных пособий до конца XX в., не изменивших этой же вынужденной традиции использования житейской классификации из-за отсутствия научной.
   Даже в фундаментальном труде С. Л. Рубинштейна проблемы психологической таксономии не обсуждаются, а роль классификации выполняет оглавление учебника, построенное на основе стихийно сложившихся традиций и ситуативных произвольных предпочтений.
   Новаторской была инициатива Г. Эббингауза, который в 1908г. изложил курс общей психологии в трех главах по принципу последовательного нарастания сложности психических явлений. Третья часть заключительной главы названа им “Высшие деятельности души” и включает три раздела: психологию религии, искусства и нравственности. К сожалению, этот подход не был оценен ни современниками, ни потомками и не получил должного развития.
   Иная картина в трудах богословов, философов и психологов. Уже мыслители античности — Платон, Аристотель и другие — предлагали эволюционно-иерархическую схему строения души, психики человека. Так, Аристотель писал: “Душа отличается растительной способностью, способностью ощущения, способностью размышления и движением”. Эти три уровня-компонента души (растительный, животный и разумный), по Аристотелю, организованы иерархически, а происхождение этой иерархии он объясняет как следствие развития, эволюции функций.
   Идея иерархического строения души (психики) присутствует и в Библии, но, в отличие от Аристотеля, высшим уровнем души человека в ней является не NUS (разум), а нравственное чувство, что ближе к современным взглядам.
   Наивное и во многом непоследовательное аристотелево понимание природы души господствовало вплоть до 1637 г., когда Рене Декарт выступил против него и ввел два принципиально разных понятия — рефлекса как механизма регуляции функций тела и сознания как основного психического феномена, абсолютно отличного от всех нейродинамических и телесных проявлений.
   Со времен Р. Декарта проблема соотношения физики и психики, функций мозга и души остается в центре внимания философов и ученых как психофизическая (психофизиологическая) проблема.
   Решительный шаг вперед в деле развития и углубления психофизиологического монизма сделал 3. Фрейд, выдвинувший свою трехуровневую модель строения личности (Оно, Я, сверх-Я).
   Во множестве публикаций Фрейд поставил, но не смог решить принципиальный вопрос о соотношении нейро- и психодинамики. Отказавшись от физиологических объяснений психических феноменов, Фрейд тем не менее сохранил “энергетическую” терминологию.
   Это связано с тем, что, в отличие от К. Юнга, при объяснении природы психических явлений 3. Фрейд твердо стоял на позициях научного детерминизма. В частности, он уверенно отстаивал идею необходимости в будущем синтезировать физиологические и психологические знания и даже искал контактов с И. П. Павловым, но не встретил понимания с его стороны.

 
< Пред.   След. >