YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 5.1. Проблема человека и личности в психологии
5.1. Проблема человека и личности в психологии

5.1. Проблема человека и личности в психологии

   В отечественной психологии последнего десятилетия складывается парадоксальная ситуация. Признанные успехи практической психологии определяются не только возросшей социальной востребованностью, но и конкретными результатами, сложившимися в русле естественно-научной традиции. Но жизнь стала выдвигать новые задачи. Большую остроту приобрели проблемы психологической помощи людям в трудных и чрезвычайных ситуациях, психологического обеспечения деятельности государственных и коммерческих структур, политических партий, движений, избирательных кампаний и др. Практические психологи вплотную столкнулись с реалиями сложнейших начал и механизмов субъективного сознания человека, поисками оптимальных жизненных стратегии, путей преодоления повседневных трудностей и духовных кризисов. Но категории духа, души, сложных феноменов сознания были за пределами естественно-научной традиции. Они существовали и оставались в философии, этике, богословии, других гуманитарных науках.
   В 90-е гг. в отечественной психологии осознается необходимость осмысления путей ее дальнейшего развития. Главное направление поисков — более широкое, целостное понимание феномена человека. Линия на гуманитаризацию отечественной психологии вырабатывалась усилиями многих авторов. Она активно воспринимается почти всем профессиональным психологическим сообществом. Особая заслуга здесь принадлежит Б. С. Братусю. Он ввел термин “гуманитарная психология”, представил обоснование и опыт разработки новых течений в этом русле. Гуманитарная ориентация особенно созвучна мышлению практических психологов. Ее поддержали и активно развивают В. И. Слободчиков, Т. А. Флоренская, В. П. Зинченко, В. В. Знаков, Л. И. Воробьева, А. Б. Орлов и др. Она уже получила отражение в новейших учебных пособиях.
   Предмет гуманитарной психологии пока очерчивается в самых общих чертах. В методологическом плане она ориентируется на традиции гуманитарных наук, имеющих единицей анализа целостного человека. В широком плане ее предлагается рассматривать как постклассический период развития психологической науки. Исследовательское поле гуманитарной психологии существенно расширяется.
   Естественно-научная психология изучала психику как особый аппарат или инструмент отражения мира и ориентировки в нем. Но человек — существо родовое, безмасштабное, самотрансцендирующее. В. Франкл подчеркивал, что человек — это больше, чем психика: человек — это дух. В отечественной психологии неоднократно выдвигалась идея расширения исследовательского поля психологии и включение в него психологических проблем человека, его сущности, его развития. В своих последних работах С. Л. Рубинштейн писал о том, что за проблемой психического “закономерно, необходимо встает другая, как исходная и более фундаментальная — о месте не сознания только как такового во взаимосвязях явлений материального мира, а о месте человека в мире, в жизни”.
   Гуманитарная психология 90-х г. нашего столетия собирает воедино философско-психологические, культурологические, конкретно-психологические и другие подходы к феномену человека и на первый план выдвигает проблему его саморазвития, выявления его сущности и личности. В психологии XX в. эти проблемы поставил и обосновал К. Юнг. Он обратился к изучению духовного начала личности, по-новому осмыслил динамику ее душевной жизни. Проблема саморазвития человека, его сущности и личности становится центральной в духовно-ориентированных концепциях личности.
   П. Д. Успенский в человеке различает две основные подструктуры — сущность и личность. К сущности он относит врожденные духовные и наследственные природные свойства человека. Они устойчивы и не могут быть утрачены. Сущностные природные свойства определяют центры простейших психических функций — интеллектуальных, эмоциональных, половых, двигательных, инстинктивных. Сущностные духовные свойства определяют развитие сознания и высших эмоциональных и интеллектуальных функций.
   К личности П. Д. Успенский относит свойства, которые человек приобретает и которые выражают его отношение к другим людям и разным сторонам мира Они могут изменяться и даже утрачиваться, но играют огромнейшую роль в его жизни. По П. Д Успенскому, в структуре психики личность занимает второе место после сущности. Но личность необходима человеку, как и его сущность, и они должны развиваться равномерно, не подавляя друг друга, сохраняя иерархию психического склада человека.
   Условия современной жизни, замечает П. Д. Успенский, благоприятствуют недоразвитию сущности человека. С другой стороны, сформировавшиеся личностные свойства, ожидания, притязания могут как способствовать, так и препятствовать ее развитию.
   В отечественной психологии к проблеме сущности человека привлечено внимание С. Л. Рубинштейна в его последних работах. Главной характеристикой человека является его отношение к другому человеку: “...Первейшее из первых условий жизни человека — это другой человек. Отношение к другому человеку, людям составляет основную ткань человеческой жизни, ее сердцевину... Психологический анализ человеческой жизни, направленный на раскрытие отношений человека к другим людям, составляет ядро подлинно жизненной психологии”. (Психологическое осмысление феномена человека развертывается в 90-е гг.) Б. С. Братусь находит новые пути философско-психологического и конкретно-психологического осмысления человека, сближая эти подходы. Во-первых, автор обосновывает необходимость преодолеть подмену человека личностью, попытку выведения из нее самой оснований человеческой жизни, некий персоноцентризм, успешно насаждаемый в ПСИХОЛОГИИ.
   Отечественные психологи, сделавшие столь много для разведения понятий “индивид”, “личность”, “индивидуальность” и др., прошли мимо принципиально важного вопроса о различении понятий “человек” и “личность”. Человек рассматривается как без- масштабное родовое существо, трансцендирующее свои границы, не поддающееся конечным определениям. Аппарат психологии не может и не должен быть применен к нему в полной мере. Другое дело — личность, с позиций психолога. Она может быть понята, полагает автор, как особый психологический инструмент саморазвития человека.
   В психологии принято подчеркивать, что запоминает или мыслит не память или мышление, а человек. Субъектом бытия является только человек. Следует отметить, что личность — далеко не единственный психологический инструмент человека. Сюда относятся и познавательные процессы, и эмоции, и характер, и другие психологические образования. И каждое из них играет свою партию в становлении субъекта. Если подросток выпячивает характер, то юноша — уже личность с характером, а у зрелого человека личность на определенном этапе исчерпывает свои возможности, отходит, “снимается” как сослужившая и во всей полноте открывается то, чему она служит. “Предельное для каждого человека, — пишет Б. С. Братусь, — услышать: Это — человек”.
   Личность, т. о., — сложный, уникальный внутренний ключ человека. В чем специфика личности как психологического инструмента? Сущностные духовные свойства человека при рождении даны в потенции. Ему надо развить их, “выделить” в себе. Ему нужен орган, который позволит направлять и координировать сложнейший процесс самостроительства в себе, в своей сущности. Этим органом и является личность. Речь идет о развитии человека. Личность, как орудие, или инструмент, оценивается в зависимости от того, как она служит своему назначению, т. е. способствует или нет приобщению субъекта его человеческой сущности.
   Во-вторых, Б. С. Братусь обосновал основной путь, или принцип психологического изучения человека, — соотнесение его “вертикального” и “горизонтального” измерений. Традиционная психология занималась преимущественно “горизонтальными” связями личности, рассматривала ее как социальное существо, субъекта деятельности.
   Здесь накоплен большой материал, вполне оправданы объективные методы, адресованные преимущественно к изучению отдельных свойств личности. Эти методы вошли в фонд психологической науки и будут, конечно, “работать” в ней. Вслед за Л. С. Выготским, целые поколения отечественных психологов только мечтали о “вершинной” ПСИХОЛОГИИ.
   Новые веяния в психологии 90-х гг. XX в., дух перемен быстрее других уловил Б. С. Братусь. Он поставил вопрос о том, что многие годы психология разводила понятия: “индивид”, “личность”, “субъект деятельности”, “индивидуальность”. Теперь настало время искать пути их соединения. Гуманитарные науки, на орбиту которых выходит психология, единицей анализа имеют целостного человека. Автор предлагает рассматривать соотнесение “вертикального” и “горизонтального” измерений как основной принцип психологического изучения человека.
   Психология XX в. характеризуется настойчивым стремлением преодолеть присущий ей узкий элементаризм, функционализм и понять человека как целостное существо. Но основы целостности понимаются по-разному. По-разному решаются и ключевые вопросы о природе человека — о ведущих источниках внутренней активности, о внутренней свободе или детерминированности, рациональности или иррациональности и др.
   Формируется целый спектр общепсихологических концепций, которые объединяет общая ориентация на решение данных вопросов и разъединяют полученные результаты, выводы, обобщения. Среди этих теорий в отечественной психологии наибольшее влияние приобрели три направления: психодинамические; культурно-исторические и поведенческие; гуманистические и духовно-ориентированные. На базе каждого из этих направлений сложились свои общетерапевтические методы. На основе их в последние годы создаются новейшие психотехнологии и другие психотехнические разработки. Таким образом, именно в области общепсихологических учений происходит прорыв и сближение академической и практической психологии. Первой такой общепсихологической теорией стала теория 3. Фрейда.

 
< Пред.   След. >