YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 5.3.1. Культурно-историческая теория Л. С. Выготского и психологические теории деятельности
5.3.1. Культурно-историческая теория Л. С. Выготского и психологические теории деятельности

5.3.1. Культурно-историческая теория Л. С. Выготского и психологические теории деятельности

   Названные теории принадлежат одной научной школе, имеют общее исследовательское поле, но складывались в разные годы советского периода отечественной психологии на основе различных культурных традиций и представляют по существу различные концептуальные учения.
   Психологические воззрения Л. С. Выготского развивались на закате серебряного века, или Ренессанса российской культуры.
   Еще были живы идеи В. С. Соловьева о “духовной вертикали” человека и “всеединстве” чувственного, рационального и духовного знаний, были влиятельны учения Г. Г. Шпета, А. Ф. Лосева, М. М. Бахтина, П. А. Флоренского. В то же время Л. С. Выготский был искренне увлечен марксистской идеей о формировании нового человека и его социальной обусловленностью.
   Теория Л. С. Выготского называется культурно-исторической. Попробуем кратко охарактеризовать ее сущность. Ключевой характеристикой сознания является его опосредованность культурой. Л. С. Выготский исследует внутренние механизмы, или психологические инструменты культурного опосредования сознания и показывает, что таким инструментом являются знаки, точнее, системы культурных знаков. В процессе общения ребенка со взрослыми происходит усвоение систем культурных знаков. Они опосредуют “низшие”, непроизвольные психические функции внимания, памяти, мышления, эмоции и тем самым обеспечивают интериоризацию, или формирование новых качественных образований в сознании ребенка.
   Проблема знаков обсуждалась в литературе до Л. С. Выготского и после него. Его заслуга заключается в том, что он эмпирически, на большом фактическом материале прослеживает роль знака и слова в психологическом развитии ребенка и обосновывает положение о “знаковой организации” или знаковой функции сознания и всех психических процессов.
   Л. С. Выготский затем перешел к изучению “внутренней стороны” знака, т. е. его значений, и исследовал этапы развития значений у ребенка. Таким образом, благодаря знаковой организации сознания формируется его семантика, система значений и смыслов. Автор развивает учение о системном и смысловом строении сознания, подчеркивает его целостность. Л. С. Выготский мечтал и прогнозировал развитие “вершинной” психологии. Его учение о знаковой организации или знаковосимволической функции сознания — значительный шаг в этом направлении и фундаментальный вклад в разработку теоретических основ гуманитарной психологии.
   Другой круг проблем в исследованиях Л. С. Выготского — это психология развития ребенка. Он много занимался изучением мышления, речи, прочих психических процессов, рассматривал общий ход психического развития ребенка и обосновал положение о социальной ситуации развития, о новообразованиях, характеризующих этапы возрастного развития, о зоне ближайшего развития ребенка, опережающем характере обучения и пр. Эти положения определили ведущие направления исследований в области возрастной и педагогической психологии, которые были продолжены учениками.
   Л. С. Выготского критиковали за преувеличение роли знака в формировании сознания, за идеализм, за недостаточный вклад в марксистскую психологию, за участие в педологических исследованиях. Работы его не публиковались, он был запрещен, но не забыт.
   А. Н. Леонтьев, затем и ряд других сотрудников Л. С. Выготского учли резкую критику в его адрес, отошли от него и стали искать новый подход к изучению сознания, который был назван психологической теорией деятельности. А. Н. Леонтьев (1903—1979) в течение тридцати лет фактически возглавлял “официальную” психологию.
   В теории деятельности уделяется большое значение описанию структуры этого процесса, в котором выделяются три компонента: деятельность — мотив; действие — цель; операция — условие. В характеристике сознания автор выделяет роль значения и смысла. Последний рассматривается как соотношение мотива и цели. Смысл деятельности, т. о., структурирует сознание. Предметная, практическая деятельность в целом является важнейшим источником формирования сознания и личности в целом. Каким образом? Основным инструментом, или орудием предметной деятельности, является, по А. Н. Леонтьеву, действие. В процессе реальной предметной деятельности происходит интериоризация действий во внутренний план деятельности. Встает более сложный вопрос, как дальше развивается этот внутренний план деятельности, ведь он осуществляется без видимого влияния предметной деятельности? Какие внутренние процессы обеспечивают дальнейшее развитие внутреннего плана деятельности?
   Деятельностный подход рассматривался как ведущее направление в психологии 40—80-х гг. В этом плане выполнены циклы интересных исследований. Деятельностную трактовку психических процессов развивали С. Л. Рубинштейн, А. В. Запорожец, П. И. Зинченко, А. П. Смирнов. Этот подход использовали при изучении способностей, разработке эффективных методов обучения (П. Я. Гальперин), новейших концепций развивающего обучения (В. В. Давыдов), развитии учения о личности (А. Г. Асмолов).
   В конце 80-х гг. в России развернулась дискуссия о статусе понятия деятельности, его месте среди других гуманитарных понятий, об объяснительных возможностях теории деятельности и теорий “недеятельного” типа. Теорию деятельности в варианте А. Н. Леонтьева упрекали в том, что она упрощает духовный мир человека, редуцируя его к предметной деятельности, что она бездуховна, механистична. Вместе с тем рке в 90-е гг. в психологической литературе предпринят опыт переосмысления теории деятельности и определения ее дальнейшей перспективы в русле гуманитарной психологии. Здесь следует выделить одну из последних публикаций В. В. Давыдова и блистательные статьи В. П. Зинченко.

 
< Пред.   След. >