YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 8.5.1. Эмоциональные состояния
8.5.1. Эмоциональные состояния

8.5.1. Эмоциональные состояния

   Эти состояния представлены на рис. 5, стр. 99 как 16-й уровень-компонент второй подсистемы. В чем состоит основная функция состояний этого уровня? Они суть центрально-регуляторные состояния, санкционирующие или запрещающие активность нижележащих уровней. Интеллектуальный компонент эмоционального состояния этого уровня делает переживание осмысленным и определенным образом ориентированным. Как справедливо пишет С. Л. Рубинштейн, “переживание отношения (выделено нами — Е. Г.) человека к окружающему составляет богатую и яркую сферу человеческих чувств”.
   Еще более, чем процессы, эмоциональные состояния сложны и противоречивы, например “...в ревности страстная любовь уживается со жгучей ненавистью”.
   В. Вундт отметил характерную динамику эмоциональных состояний — смену напряженности и разрядки, возбуждения и подавленности. Эмоциональные состояния, равно как и волевые, порождаются потребностями тела и духа.
   Как и регуляторные процессы 7—8-го уровней, регуляторные состояния управляют телесными и психическими функциями не непосредственно, а через механизмы внимания — непроизвольного и произвольного. Например, депрессивное состояние через механизмы внешне и внутренне направленного внимания гасит всякую активность. Бодрое и тем более тапоманиакальное состояние, напротив, лишает сна и усталости, активизируя сразу все нервно-психические структуры и обмен веществ в организме. Больной не спит сутками.
   В состоянии аффекта разрушаются многие барьеры, снижаются критика и интеллектуальный контроль. Именно поэтому так называемый физиологический аффект признается в суде обстоятельством, смягчающим вину подсудимого и дающим право на снижение строгости наказания за содеянное.
   В патологии (а “физиологический” аффект только называется физиологическим, являясь на самом деле формой патологии) лишь гротескно подчеркивается то обстоятельство, что эмоциональное состояние управляет всеми формами активности и в норме. В качестве примера укажем на безудержность холерика. Это свойство темперамента обусловлено особенностями протекания эмоциональных состояний всех уровней (начиная с первого и до 16-го).
   Мощным стимулом формирования эмоциональных состояний является музыка. Ни веселье, ни раздумья, ни боевое возбуждение в человеческой практике не обходятся без песни и танца, без адекватного данной задаче музыкального сопровождения. Это давно понято и использовано шаманами и колдунами. Эта же закономерность “взята на вооружение” и в цивилизованном обществе.
   Как и эмоциональный процесс (и в еще большей мере), эмоциональное состояние несет совершенно определенное интеллектуальное содержание. Яркий пример последнего времени — острые политические дебаты по поводу старого-нового гимна СССР-России, музыка которого накрепко срослась со старым советским текстом. Может быть, со временем новые слова столь же органично сольются с музыкой в новое эмоционально-интеллектуальное целое, но суть дела от этого не меняется: музыка гимна не может быть нравственно и интеллектуально нейтральной.
   Все психические состояния всех уровней представляют особый интерес для психологии, поскольку именно они, а не процессы и свойства личности являются непосредственным объектом экспериментально-психологического исследования. Выводы психолога-диагноста, касающиеся как процессов, так и интегральных образований, также базируются на оценке, ибо только состояния можно исследовать сиюминутно и непосредственно. Таким образом, с точки зрения психодинамики, первичны не процессы, а состояния. Многократно и устойчиво фиксируя одни и те же параметры эмоциональных, психомоторных и мнемических состояний, можно уже логически судить о свойствах процессов, темпераменте, характере и других индивидуально-психологических качествах исследуемого.
   Что касается теории эмоции, то она пока не создана. Классическая гипотеза Джемса-Ланге, пытающаяся объяснить природу эмоции как следствие физиологических процессов, в частности, вегетативных, давно и убедительно дискредитирована Кенноном и другими авторами.
   Альтернативная точка зрения советских психологов, декларированная С. Л. Рубинштейном, звучит так: “Теория и классификация эмоций должна... исходить... не из ...анализа эмоционального переживания или физиологического изучения механизмов эмоционального процесса, а из тех реальных взаимоотношений, которые лежат в основе эмоций”.
   Вряд ли такая альтернативная постановка вопроса уместна. “Ткань” эмоционального состояния все же психофизиологической, а не социальной природы. Скачок от физиологии к социальным отношениям и игнорирование эмоций психофизиологической реальности, не сводимой ни к тонусу сосудов, ни к социальным отношениям, нельзя признать обоснованными.
   Непонятно, почему теория эмоций не должна исходить из анализа переживания как феномена одновременно физиологического, телесного, так и душевного и духовного. Откуда такой запрет?
   Приемлемый вариант теории эмоций, на наш взгляд, дает концепция СГП. В ее рамках эмоция — это первичный психический процесс, как бы “камбий”, из которого в онтогенезе вырастает все многоэтажное здание психики, являющейся не чем иным, как значимыми переживаниями.
   Это не физиологическое и не социологическое, а самостоятельное психологическое понимание природы психики вообще и эмоций в частности. Эмоция как психическое явление многослойна и многоуровнева. Чем проще эмоция, тем больше в ней удельный вес биологии и физиологии. Чем выше, сложнее, душевнее и духовнее эмоция, тем больше в ней социального бытия человека, а не его физиологии. Став социальным, человек не перестал быть существом также и биологическим. Эмоция — не отношение, как часто пишут в учебниках, а переживание отношения, в том числе и телесного, и душевного, и духовного.
   В этой связи возникает вопрос — а можно ли духовность исследовать средствами психологии? Ответы даются разные. Г. Эббингауз считает, что можно и нужно. Другие психологи и особенно теологи склонны вывести проблему духовности из сферы научного психологического рассмотрения.
   Принимая позицию СГП, скажем: физиологию эмоций можно и нужно изучать физиологическими методами, социологию — социологическими. Психологическое изучение эмоций не сводится ни к одному из перечисленных, а имеет свои методы и свою, психологическую (а не поведенческую) теорию эмоций как базового, фундаментального психического процесса sui generis. Переживания бывают разного уровня — от эмоционально-вегетативного до нравственно-психологического, т. е. душевного и духовного.
   Трехуровневый подход, включающий физиологический, собственно психологический и социальный аспекты исследования природы эмоции, органично раскрывает все многообразие эмоциональной жизни человека. В рамках этого многообразия находят свое место такие разные свойства эмоций, как их изначальная амбивалентность, энергетическая и регуляторная функции, опять-таки разного уровня.
   Что такое нравственно-патологические свойства личности? Это ее нравственное чувство. Как видим, с простейшего эмоционального состояния плода и младенца психика начинается, а заканчивается высшими чувствами, глубоко человечными переживаниями.
   Как конкретно реализуются регуляторные функции эмоциональных состояний? Через механизмы непроизвольного внимания. Более подробно проблему внимания мы обсудим ниже, в п. 8.6.
   Истоки эмоций лежат в телесных, а затем душевных и духовных потребностях организма и личности. Те же потребности порождают и волю как центрально-регуляторный процесс и состояние. Эту мысль С. Л. Рубинштейна позволительно уточнить. Потребность непосредственно волю (в отличие от эмоций) все же не порождает. Но эмоция то мере ее насыщения все новым интеллектуальным содержанием трансформируется в волю. Пролонгированное во времени волевое усилие становится волевым состоянием.

 
< Пред.   След. >