YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 9.1.1. Гипноз
9.1.1. Гипноз

9.1.1. Гипноз

   Мощное психическое воздействие, осуществляющееся посредством суггестии, появилось с зарождением человечества. Понятие “суггестивные явления”, которым обычно обобщенно обозначают как эффект внушения, так и проявление внушаемости людей, известно сравнительно недавно, а в середине прошлого века английский хирург Braid ввел медицинский термин “гипноз”.
   История свидетельствует, что явления гипнотизации знакомы человечеству раньше любого, логически предполагаемого на сегодняшний день прогноза. Интересны суггестивные явления в первую очередь в личных и кастовых целях служителям религии и разного рода мистикам, использовавшим внушение в качестве непостижимого для обычных людей воздействия “сверхъестественных сил” и как возможность установления связи с “потусторонним миром”. Такое было доступно лишь особо избранным людям, якобы получившим божественный дар для укрепления власти, религии и веры в чудеса. Но мощь государственной власти и силу правителя утверждали не только люди, внушавшие веру в чудесные божественные силы и осознанно или неосознанно суггестивно воздействовавшие на остальных. Как известно, многие атрибуты власти были исполнены и представлены в специальных предметах, символах власти, внушающих другим покорность и преклонение. Великолепие убранств, гигантские памятки и сооружения, способные поразить воображение не только малограмотных людей, но и современное общество, также потенциально закрадывалась идея о преклонении перед могуществом повелевающего человека. А если и этого было мало, то предметы власти и строения освящались священнослужителями, осуществлялись впечатляющие ритуалы жертвоприношений, посвященные божествам и вере.
   В древнейшем папирусе, который египтологи рассматривают как копию еще более раннего и утерянною текста, существует следующая запись: “Принеси опрятную и начищенную лампу, наполни ее лучшим ароматным маслом и повесь на клин из куска лаврового дерева на стене, расположенной с утренней стороны. Затем поставь перед ней мальчика Погрузи его в сон твоей рукой и зажги лампу. Произнеси над ним слова заклинаний до семи раз. Снова разбуди его и спроси так: “Что видел ты?” Ответил он: “Да! Я видел богов вокруг лампы”. Тогда будут говорить ему боги все, о чем их будут спрашивать...”. По этому поводу В. Е. Рожнов дает очень правильное и вполне однозначное заключение. “Полагаем, — пишет он, — что слова “погрузи его в сон твоей рукой” и то, что в этом искусственно вызванном сне мальчик обретал возможность “видеть богов” и “разговаривать” с ними, не оставляет никакого сомнения о характере описываемого в папирусе состояния, в котором находился мальчик, — он был в гипнозе”. (По В. Е. Рожнову, с. 144) [12].
   Геродот (V в. до н. э.) был знаком с подобными явлениями через наиболее развитую ассиро-вавилонскую медицину, где использовались заклинания, магические формулы, сожжения фигурок демонов, сопутствующие приему снадобий. Известно, что в Эпидавре, древнегреческом городе в Пелопоннесе, существовали культовые центры бога врачевания Асклепия, где в круглых помещениях служители культа погружали одновременно большое число людей в сон и внушали приход Асклепия, который обращался к больным, расспрашивал об их страданиях и освобождал от них.
   Практика т. н. “чудесных исцелений”, нашедшая свое отражение особенно в религиозной литературе всех времен и народов, сводилась к тому, что в обстановке религиозного экстаза путем внушения и самовнушения у субъектов устранялись функциональные нарушения глухоты, слепоты, потери речи, различного рода параличи и другие психогенные болезни [13].
   Под крышей “запредельного знания” часто скрывались откровенное невежество и стремление любым путем наживаться на легковерных людях. Целительство и используемые методы чаще всего не имели и не имеют в настоящее время никакого отношения к проповедуемым целителями способам излечения.
   Первые научные представления о суггестивных явлениях принято связывать с именем венского врача Франса Антона Месмера (1734—1815). Основное содержание его теории посвящалось зависимости психического от энергии космического эфира (флюида), пронизывающего всю Вселенную. Его искренняя вера в существование “животного магнетизма”, который играл роль посредника в излечении, воспринимается современными специалистами исключительно как заблуждение ученого, уверовавшего в “чудесное” излечение на сеансах “флюидотерапии”. Теория Месмера натолкнулась на сильную оппозицию научных кругов, в частности, врачей, которые единогласно пришли к заключению, что магнетических флюидов просто не существует [14].
   Изучая механизм гипнотических явлений, португальский аббат Фариа еще в 1814 г. писал, что причина магнетизма (гипноз) не в магнетизере, а в магнетизируемом (во внушаемом). Но эти взгляды слишком опередили свое время и не были поняты ни его современниками, ни многими их последователями [15].
   Так что же такое гипноз? Следует признать, что точного определения все еще не существует, хотя гипнотические явления достаточно хорошо изучены, и существовало много попыток создать общую теорию, объясняющую истинную природу этого явления.
   Известно, что не только люди, но и животные впадают в состояние оцепенения, похожее на сноподобное, которому и присвоено за это наименование “гипноз” (от гр. hypnos — сон). После публикации работы Брэда “Нейрогипнология, или Тракт о нервном сне, рассматриваемом в его отношении к животному магнетизму и сопровождаемом многочисленными случаями его приложения для целей облегчения и исцепления болезней” термину “гипноз” суждено навсегда утвердиться в науке и жизни и вытеснить месмеровекое выражение “магнетизм”.
   Однако непросвещенность людей в вопросах суггестии сознательно поддерживалась долгое время правительствами многих стран. Это позволяло, с одной стороны, сохранять высокую управляемость людей и кондиционируемость умов, а с другой — провозгласить гипнотизацию исключительной привилегией медицины. В настоящее время большинство цивилизованных стран проводят открытую политику в отношении суггестивных явлений и гипноза. Тем не менее искусство гипнотизации специально не афишируется из-за возможности некорректного его использования и нанесения вреда человеку.
  Первая идейная основа проявления внушаемости в социуме заложена в 1866 г. доктором из Нанси А. Льебо (1823—1904). Он издал книгу “Сон и подобные ему состояния, рассматриваемые, прежде всего, с точки зрения влияния разума на тело”. Льебо считал гипноз разновидностью сна. Чуть позже в Нанси профессор университета И. Бернгейм (1840—1919) возглавил нансийскую школу. Проводя многочисленные исследования, он доказал, что “гипнотическое состояние не есть патологическое; большинство людей внушаемы, и не гипноз делает человека способным к внушаемости, а наоборот, внушаемость есть причина гипнотических состояний”. Все проявления гипноза сводятся, в сущности, к внушению, откуда и берет свое начало знаменитая фраза нансийцев “Гипноза нет, есть внушение” [16].
   Практически одновременно с Бернгеймом член Французской академии наук, невролог Жан Мартен Шарко формирует другую школу, получившую название сальпетриерской. Взгляды нансийцев и сальпетриерцев разошлись вначале методически, а затем концептуально. Но огромная заслуга Шарко состоит в том, что он привлек внимание широких кругов ученых к проблеме суггестивных явлений. Как пишет аналитик истории этого вопроса Л. Шерток: “Более ста лет велись ожесточенные споры, различные комиссии составляли доклады и проверяли друг друга, многие ученые — Пюисегюр (1785), Брэд (1843), Льебо (1866), Рише (1875), Бернгейм (1884) и др. — изучали эти проблемы, и лишь после работ Шарко (1882) суггестивные явления были признаны предметом научного исследования” [17].
   Шарко лишь с конца 70-х гг. XIX в. стал изучать гипноз на больных, страдающих истерией, и неверно полагал, что проявление внушаемости — патологическое состояние. Парижская школа Ж. М. Шарко сделала много для клинического знакомства с гипнозом, с его стадиями. Она впервые привлекла феномены гипноза для объяснения так называемых “чудесных исцелений”, миф о которых веками служил для укрепления религии. Это подняло гипнологию на новую ступень, и поэтому не без основания 70-е и 80-е гг. XIX в. вошли в историю психотерапии как “золотой век гипноза”. Тем не менее, идентифицируя его с истерией, Ж. М. Шарко выдвинул положение о болезненной природе гипноза. Противостояние парижской (сальпетриерской) и нансийской школ завершилось победой исследователей из Нанси. К тому времени Бернгейм высказал мысль о том, что происхождение болезненных гипнотических стадий, наблюдаемых Ж. М. Шарко, связано исключительно с внушением, исходящим от гипнотизирующего, а не с патологической природой самого гипноза.
   Огромное значение в раскрытии механизмов гипноза и массовых явлений суггестии сыграли работы отечественных исследователей: В. Я. Данилевского, А.А. Токарского, И. П. Павлова, К. И. Платонова и многихдр. В настоящее время научный интерес представляют работы В. Е. Рожнова, А. М. Свядоща, Л. П. Гримака.
   Итак, если обобщенно подойти к различным наблюдениям исследователей природы гипноза и суггестивных явлений, то можно заключить следующее:
   1. Гипнотическое состояние наблюдается при определенных целенаправленных воздействиях, которых человек не осознает и принимает за исходящие “от себя”. В силу этого они имеют абсолютизируемое им и неотвратимое на психофизиологическом уровне регуляции значение, благодаря чему становится возможным излечение.
   2. Гипнотическое состояние можно получить искусственным путем не только иод воздействием гипнолога, но и самостоятельно (в виде сомнамбулического сна).
   3. Гипноз — не патология, а измененное состояние сознания нормальных людей и частный случай проявления внушаемости.
   4. Исследование суггестивных явлений не может быть ограничено только медицинским аспектом гипнотизации, они присутствуют и в массовом поведении людей.
   5. Реальные причины веры людей в защитную силу амулетов, целебное свойство предметов культа и т. п. (что было характерно для ранних, примитивных уровней развития человечества и эпохи тотемизма) кроются в суггестивном проявлении нашей психики и в реальных физиологических реакциях организма на это воздействие.
   6. Механизмы суггестивного воздействия стали более понятными не так давно, и сейчас происходит массовое осознание еще одного из величайших открытий прошлого века, а именно — социального направления исследования суггестивных явлений.
   7. Культура человечества в настоящем и будущем во многом определяется и будет определяться знанием работы суггестивных механизмов восприятия информации, знанием той роли, которую играют самые различные суггестии в регуляции поведения.

 
< Пред.   След. >