YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 12.2. Общие способности и интеллект
12.2. Общие способности и интеллект

12.2. Общие способности и интеллект

   Проблема возможностей или способностей человека чаще всего связывается и с проблемой интеллекта. По мнению отечественных ученых М. И. Акимова, Э. А. Голубева и др., в основу интеллекта входят умственная активность, саморегуляция и работоспособность. Еще ранее многие исследователи пытались дать свои определения понятию “интеллект”. По В. Штерну, интеллект — это некоторая общая способность приспособления к новым жизненным условиям. У некоторых зарубежных авторов интеллект относится к одной из сфер приобретения знаний. Этой же точки зрения придерживался и Ж. Пиаже. Прекрасный анализ проблемы интеллектуальных способностей дан В. Н. Дружининым.
   Эта проблема столь многогранна и обширна, что нет никакой возможности говорить здесь хотя бы о главных ее сторонах, поэтому отсылаем читателя к специальной литературе, включая работу В. Н. Дружинина.
   Рассмотрим лишь отдельные аспекты изучения интеллекта с помощью тестовых методик.
   Известно, что все сенсорные, интеллектуальные и моторноречевые операции одновременно и поочередно связаны с мнемическим блоком, а посредством него и между собой — в единый контур функциональной системы.
   В иерархической структуре действия интеллектуальный блок выступает как этап преобразования информации в условиях высокой неопределенности. Функционирование этого блока обеспечивает создание мнемо-когнитивных сетей в процессе хранения и поиска информации.
   На основании изложенного материала можно выделить положение о том, что раз есть внутренние связи интеллекта и памяти, то можно попытаться измерить структуру связи интеллекта через характеристики памяти, главным образом оперативной, через отношение логической к механической. А. Р. Лурия выдвинул гипотезу о том, что механическая память не относится к интеллектуальным процессам, в то время как логическая прямо с ними связана.
   С помощью анализа литературных источников была выдвинута гипотеза о том, что интеллект связан не только с логической, но и с механической памятью и может быть определен через их отношение. Предполагалось, что должен объективно существовать коэффициент отношения, сохраняющий постоянство своей величины для каждого человека. Эта величина призвана характеризовать качество интеллекта и быть тесно связанной с показателем коэффициента интеллекта (IQ), определенным с помощью тестов. На эту гипотезу работает и тот факт, что при нарушении памяти наблюдаются изменения мнемических функций глубоких отделов мозга, а именно — больные перестают критически относиться к недостаткам своей памяти, т. е. страдает и рассудочная способность.
   Больные с поражением лобных долей, как правило, не теряют памяти, но их мнемическая деятельность может существенно затрудняться патологической инертностью раз возникших стереотипов и трудным переключением с одного звена запоминаемой системы на другое.
   При общемозговых нарушениях психической деятельности проявляется нарушение высших форм памяти, и прежде всего логической. Эти больные не в состоянии применить нужные приемы смысловой организации запоминаемого материала и обнаруживают особенно выраженные дефекты в опытах с определенным запоминанием.
   Таким образом, при нарушениях интеллектуальных процессов прежде всего нарушается логическая память.
   Для исследования интеллекта использовались тесты Г. Айзенка, К. Рассела и Ф. Картера, а также Равена.
   Процесс решения тестовой задачи представляет собой прием и переработку информации по следующей упрощенной схеме:
   1) целостный акт зрительного восприятия информации о заполнении поля зрения стимулирующими формами зрительного раздражения (набор темных и светлых участков зоны знаковой системой теста);
   2) анализ сочетаний светлых и темных элементов поля, сравнение с представлениями памяти;
   3) выделение знакомых символов, знаков (геометрических фигур, бывших в прошлом опыте очертаниями, формами);
   4) ассоциации, стимулируемые опознанием форм, образов, привлечение знаний из различных сфер человеческого познания, имеющихся в памяти;
   5) последующий анализ символов, воспринятых путем реализации предыдущих ступеней на наличие логических знаков, связывающих их элементы, сами знаки, осознание стимула как задачи;
   6) активизация интеллектуальной целеустремленности и выработка стратегии и тактики поиска решения;
   7) продуцирование вариантов путем синтеза более сложных структурных окружений с различными законами связи из наличных знаков;
   8) анализ вариантов путем сравнения их на возможное удовлетворение закона, обнаруженного в исходном задании;
   9) проверка решения и в случае несоответствия закону или отсутствия его понимания, в зависимости от стратегии, переход к поиску новых вариантов с привлечением всей наличной информации снова, но уже с изменившейся эмоционально-волевой напряженностью, или отказ от данной задачи и переход к новой.
   Тест — это испытание, и испытуемые достигают в нем разного успеха: одним удается решить лишь несколько заданий, другие успевают справиться почти со всем. Число правильно решенных заданий служит мерой оценки испытуемого, в тестах интеллекта — мерой его интеллекта.
   Основная слабость тестов в том, что нет объективных критериев того, что, составляя те или иные задачи, исследователь нашел именно тот стимул, который смоделирует какой-то определенный вид умственной деятельности. А если нет твердой деятельной базы, нельзя быть уверенным в том, что тест IQ измеряет способность личности, в частности — интеллект. Таким слабым местом тестов является их привязанность к статистически необходимой форме.
   Невзирая на эти недостатки и ограниченность тестов, последние все же находят широкое применение в практике измерений личности благодаря ряду положительных качеств и отсутствию других, более адекватных методов, дающих конкретные количественные измерения свойств интеллекта в стандартизированной форме.
   Наши исследования проводились по следующей программе:
   1) измерение объемов логической и механической памяти;
   2) измерение успешности интеллектуальной деятельности (по тестам);
   3 ) вычисление коэффициентов парной корреляции между логической и механической памятью, а также между отношениями логической и механической памяти с интеллектом, с коэффициентом эффективности по учебе, по способностям;
   4) выводы по результатам эксперимента.
   Исследования механической и логической памяти осуществлялись по разработанной нами методике. Эксперимент проводился в два этапа. В первую группу испытуемых вошли курсанты военного училища в количестве 46 человек в возрасте 19—20 лет, затем был проведен сравнительный анализ зависимостей отношений объемов памяти различной модальности с тестовыми показателями групп с низким, средним и высоким интеллектом.
   1. Результаты исследования показывают, что чистая механическая память не дает высоких результатов по запоминанию материала. Так, объем запомнившихся “бессмысленных фигур” составил от 3 до 8 элементов из 24 предъявленных, тогда как объем механической памяти по тесту “бессмысленные слоги” был увеличен значительно, что показывают результаты. Объем запомнившихся “бессмысленных слов” варьировался от 5 до 12 элементов. Экспериментально психологи установили, что быстро заучивающие способны с первого раза воспроизвести 7—8 элементов из продемонстрированного ряда фигур, слогов. Но были и высокие показатели объема механической памяти. Это можно объяснить тем, что курсанты, как показал опрос, стремятся осмыслить и элементарный материал, создавая ассоциации сходства, объединяя отдельные элементы в связанные группы.
   2. Результаты по исследованию логической памяти показывают более высокий объем запоминаемого материала. Испытуемые запоминали из 30 смысловых фигур от 9 до 19 элементов; из 48 смысловых слогов — от 19 до 30 элементов; из 26 смысловых слов — от 13 до 26 элементов.
   Такие высокие показатели раскрывают значение смысловых связей для процесса запоминания. И здесь анализ показывает, что работа памяти находится в прямой зависимости от наличия смысловых связей, объединяющих запоминаемый материал в более или менее обширные целые. Так, количество объединенных слогов в слова (например, “кос-мос”, “нежный”, “тво-рог”), цветных слов в общее понятие (“молоко, сметана, сливки, масло” — “молочные продукты”), которые запоминали испытуемые, в несколько раз превосходит число запоминаемых ими — при прочих равных условиях — бессмысленных слов и фигур.
   3. Анализ этих данных позволяет заключить, что высокая активированость способствует более точному и полному запоминанию тех видов материала, в которых в большей степени представлена функция запоминания (цвет, форма предметов, компактность в расположении материала).
   4. В тестах под рубрикой “Смысловые слоги”, связанных с поиском смыслового принципа построения материала, специально созданы условия для предварительной переработки информации. Группировка материала происходит, как правило, по первому элементу (букве). Этот признак и был опосредующей опорой при запоминании. По-видимому, здесь значительной остается доля запечатления.
   5. При классификации же слов объединение в группы осуществлялось в большинстве случаев на основе понятий — категории, отражающей общие и существенные признаки сходных предметов. Понятийная, словесная классификация, как нечто краткое и сжатое, служащее смысловой опорой, уменьшает нагрузку на механизмы собственного запоминания.
   Так, несмотря на большой объем материала — 26 единиц, число понятийных групп у испытуемых было не более 4. Исключение составили 14 испытуемых, которые воспроизвели полностью весь материал (т. е. 26 элементов, объединенных в 5 понятий).
   Исследование интеллекта с помощью теста Айзека показало, что уровень IQ большинства испытуемых (95—100) — “хорошая норма”. Из них: (87-88) у 7 испытуемых — “ниже среднего уровня интеллект”, (110—119) у 15 — “высокий интеллект”.
   Всего обследовали 46 испытуемых. Вычислялся и коэффициент корреляции. Полученные данные представлены в таблице 4.

Таблица 4
Корреляции между столбцами таблицы 4

Таблица 4. Корреляции между столбцами таблицы 4

   Есть работы, которые доказывают сильную связь интеллекта с таким показателем, как отношение объема логической к объему механической памяти (rАВкr = 0,676, t = 7,26). Эти результаты получены на студенческой выборке испытуемых. На данной выборке зависимость слабее. Здесь мы видим скорее наличие слабой или обратной связи логической структуры памяти с интеллектом.
   Очевидно, связь между объемами логической и механической памяти и показателем абстрактного интеллекта зависит:
   1) от вида деятельности;
   2) от того контингента испытуемых, чьи профессии отобраны.
   Так, например, для научных работников характерно развитие логического мышления, и здесь проявляется высокая связь между интеллектом и отношениями объема логической к объему механической памяти. В то же время курсанты артиллерийского училища проявляют другие свойства интеллекта, например способность выполнять приказания по определенному алгоритму, а также в условиях, когда нет места и времени для логического рассуждения.
   Эти характеристики являются значимыми для операторов данного профиля, они тесно связаны с критериями отбора и направленностью курсантов. Следовательно, полученная зависимость имеет определенный смысл и описывает еще одну проблему в диагностике личности оператора с помощью тестов, определяющих отдельные стороны психических функций, которые по природе своей многомерны, а значимость отдельных характеристик сильно зависит от конкретной деятельности.
   Проверка этой гипотезы на группе из 20 человек с высоким показателем IQ произведена со специально разработанными тестами интеллекта АБ-99, тестов Айзека и Равена и отношениями объемов памяти зрительно-пространственного и абстрактного типов. Кроме того, был добавлен и психофизический аналог лабильности d, определяемый критической частотой мельканий. Данные представлены в таблице 5, корреляционная матрица — в таблице 6.

Таблица 5
Зависимости памяти, интеллекта и анализа лабильно-нервной системы по зрительному сигнализатору (группа с коэффициентами интеллекта выше среднего)

Таблица 5. Зависимости памяти, интеллекта и анализа лабильно-нервной системы по зрительному сигнализатору (группа с коэффициентами интеллекта выше среднего)

   Резюмируя все сказанное, следует отметить, что нами получены интересные данные, позволяющие предположить, что для

Таблица 6
Корреляции между столбцами таблицы 5

 Таблица 6. Корреляции между столбцами таблицы 5

измерения интеллекта можно использовать более простые, менее трудоемкие и требующие меньших затрат времени методики, связанные с измерением объемов механической и логической памяти, но с учетом специфики деятельности. В частности, для некоторых профессий возможны исследования по обратной зависимости.
   Ранее были получены результаты зависимости между общими способностями и свойствами интеллектуальной сферы.
   Найдено, что существуют значительные корреляционные связи между показателями интеллекта, определенными по методикам Г. Айзенка и Д. Векслера (r = 0,874, на уровне значимости р < 0,001). Взяв за основу средний показатель интеллекта, определенный по Г. Айзенку и Д. Векслеру IQ и IQB, нашли, что корреляция академической успеваемости с IQABra = 0,907, при m = 0,055 и t =16,56, с отношением к учебе ray = 0,48 (m = 0,97, t = 4,96). Сопоставляя результаты по измерению IQAB с показателями свойств личности, определенными с помощью MMMPI по Т-шкале, определили, что коэффициент интеллекта имеет значимые корреляции с альтруизмом, женственностью у мужчин, смущаемостью, высокой самооценкой и уверенностью в себе, мерой контроля интеллекта над эмоциями, устойчивостью структуры личности, доминированием, способностью учиться в высшей школе, оригинальностью и рядом других шкал MMMPI. Сильная связь интеллекта обнаружена и с таким показателем, как отношение объема логической к объему механической памяти и с лабильностью нервной системы, определенной по методике КЧМ. Все результаты получены на студенческой выборке испытуемых объемом в 110 человек. Средний возраст — 20 лет. Полученные данные позволяют надеяться на возможность применения метода многомерного шкалирования в описании интеллектуальной сферы личности, так как векторы свойств интеллекта, определяемые разными методами, образуют острые углы в многомерном пространстве свойств. Это значит, что все качественные характеристики интеллекта и связанных с ним свойств образуют узкий многомерный конус, концы образующих которого описывают некоторую гиперповерхность, являющуюся геометрическим отображением модели интеллектуальной личности. Исходя из этого, легко понять и затруднения при попытках описания интеллекта какой-либо одной характеристикой.
   Определенный интерес представляют и результаты изучения динамики интеллектуального развития дошкольника и вопросы ее измерения. В работах Р. X. Тугушева, О. М. Клементьевой “Интеллектуальное и физическое развитие дошкольника” и Р. X. Тугушева, Т. А. Челышевой “Динамика интеллектуального развития дошкольника и его измерение” было показано, что рост коэффициента интеллекта происходит по закону вида:

Формула

где IQc. — устоявшийся уровень развития интеллекта личности к 16—25 годам, а — показатель крутизны роста, определенный в период 5—6-летнего возраста.
   Оказалось, что есть принципиальная возможность управления ростом интеллекта именно в этот возрастной период.
   Для групп более старшего возраста проведен эксперимент по отбору детей в школу с повышенными требованиями.
   В 1990 г. в отборе участвовало более 250 детей 13 лет. Для обследования применялись тесты кратковременного запоминания, числовые ряды и тесты IQ. Кроме того, учитывались оценки успеваемости по русскому языку, литературе, алгебре, геометрии и информатике. Выделено две группы по 74 человека — принятые в лицей и не прошедшие по конкурсу. По данным группам рассчитаны средние арифметические х, среднеквадратические отклонения σ и доверительные интервалы х±Δ. Результаты представлены в таблице 7.

Таблица 7
Конкурс 1990г.

Таблица 7. Конкурс 1990г.

   Статистический анализ показал, что достоверность различий между группами по тестам равна 0,85; 0,73 и 0,90 соответственно, т. е. ни один тест не дал 95 % уровня различения. Корреляционный анализ позволил выявить связи между IQ и числовыми рядами, запоминанием и литературой, алгеброй, геометрией и информатикой. Последняя образует генеральный фактор, имеющий связи со всеми переменными.
   Психологический отбор в 1991 г. проводился на основе других методик: модифицированного фактора интеллекта “В” Р. Кеттелла, матрицы Равена и тест-способностей к науке CAT. Число испытуемых 84 + 84, возраст тот же. Результаты представлены в таблице 8.

Таблица 8
Конкурс 1991 г.

Таблица 8. Конкурс 1991 г.

   Сравнение групп показывает, что их результаты на уровнях достоверности не хуже, чем 0,99 (t> 2,24). Есть значимые корреляции между фактором Р. Кеттелла и CAT, геометрией и информатикой. Результаты по Равену коррелируют с CAT, геометрией и информатикой, есть два общих фактора, нагрузки группируются вокруг оценок по геометрии и информатике.
   Сравнение результатов показывает перспективность психологического отбора в лицей. Методики 1991 г. оказались более эффективными.
   Проблема интеллекта будет неполно представленной, если не обратиться к его рассмотрению с позиций задач создания искусственного интеллекта (ИИ).
   Классический подход к проблеме искусственного интеллекта с позиций психологии дан в работе О. К. Тихомирова, а с инженерно-технической позиции — в работе П. Уинстона.
   В работе О. К. Тихомирова рассмотрено три главных направления:
   1) природа человеческого интеллекта, его специфика по отношению к функциональным системам искуственного интеллекта;
   2) исследование мышления безотносительно ИИ;
   3) методологические и теоретические вопросы, принципы построения актуальных проблем развития понятийного аппарата психологической науки.
   П. Уинстон излагает общие принципы реализации таких форм движения мысли, которые должны лежать в основе творческой деятельности. Не имея возможности охватить проблему в целом, автор разработал широкий круг некоторых показателей формы отражения объективных закономерностей. Например, это распознавание аналогий, анализ особенностей и нахождение правильного ответа на психологические тесты зрительно-пространственного типа. Последнее имеет прямое отношение к задачам психометрики.
   Указанное выше различие в подходах к проблеме ИИ со стороны психологов и системотехников, инженеров, математиков и программистов некоторое время имело тенденцию к углублению, однако этот путь оказался порочным, гораздо предпочтительнее направление конвергенции знаний. Ряд современных работ подтверждают эту мысль.
   Б. М. Величковский и М. С. Капица, проанализировав философские концепции интеллекта от Платона, Аристотеля, Декарта и Спинозы, пришли к выводу, что, “несмотря на разнообразие накопленных данных в понятиях интеллекта у разных культур, можно считать, что комплекс представлений о разумном поведении является инвариантным для представителей разных культур”. Обращаясь к психологии, эти же авторы обращают внимание на понятие “психометрический интеллект”, измерение коэффициента интеллекта IQ и отводят центральное место в психологических исследованиях интеллекта поиску алгоритма наилучшего способа действовать в проблемной ситуации.
   Говоря об элементах и структурах ИИ, Е. Н. Соколов (там же) показывает связь между интеллектом и ИИ.
   “Под интеллектом следует понимать внутреннее преобразование отражения ситуации, которая ведет к достижению цели. Искусственный интеллект — это реализация такого преобразования искусственными системами”. Можно указать и много других общих мест между разработками психологов и системотехников. Это вопросы интеллектуализации ЭВМ, организации диалогов высокого уровня пользования, использования языков эксперта, где показывается возможность машинной обработки психологических опросников по схеме “стимул-реакция” с опорой на языки базового представления знаний. Появляются и принципиально новые подходы к управлению типами данных по цепочкам суперклассов.
   Вместе с тем, учитывая все разнообразие подходов к проблемам ИИ, нельзя не отметить и немалое количество обширных “белых пятен”, где не удалось реализовать то, что представляет проблему для психологии и имеет варианты решений в технических системах типа ИИ. Обратимся, например, к проблеме валидизации интеллектуальных тестов и проблеме психологического понятия собственно интеллекта. Существует огромное разнообразие интеллектуальных тестов, берущих свое начало со времен Ф. Гальтона и Дж. Кеттелла, развитых впоследствии школой Стэн- форд-Бинэ. Хорошую иллюстрацию примера таких тестов может дать популярная книга Г. Айзенка1. Как показал опыт, применение метода тестов для измерения характеристик интеллекта может давать полезные результаты в ряде видов деятельности, в частности, в учебной. Хотя тест не измеряет сам интеллект, некоторые его характеристики для отдельных видов условной деятельности могут быть получены.
   В системе многомерных векторов этих характеристик интеллект может быть представлен в виде некоторого неизмеряемого фактора. Поскольку образующие этого фактора имеют отношение к различным проявлениям интеллектуальной деятельности человека, было бы интересным привлечь данные психологических описаний некоторых задач. Работа в этом направлении поможет сближению выходных процессов с результатами интеллектуальных форм мысли человека. Имеется в виду, что при общем несовпадении процессуальных характеристик в биологических живых существах, обладающих функциями мышления, сохраняется инвариантность в системах выходных данных информационного типа, полученных в искусственно созданных системах. Очевидно, что оба вида систем реализуют результаты интеллектуально подвижными.
   Стремление достичь сохранения инвариантности ряда входных характеристик этих систем, при допущении существенных различий элементного, архитектурного и функционального планов, делает привлекательной попытку синтеза знаний о составляющих интеллекта через психологические методики. Имеется достаточно большое число исследований, посвященных проблеме измерения интеллектуальных свойств психики человека с помощью формализованных процедур. Учитывая факт недостижимости измерения в объеме всей категории интеллекта с помощью различных тестовых методик, можно воспользоваться информацией о выделенных показателях интеллекта, имеющих, с одной стороны, инвариантный характер и допускающих, с другой, формализованный характер отражения. Последнее может быть полезным при конструировании систем типа ИИ, по крайней мере, в двух аспектах — для расширения их возможностей за счет большей психологизации параметров, с одной стороны, и для оснащения психологических исследований более совершенным инструментарием, с другой.
   В свете этого представляется целесообразным обратиться к анализу характеристик интеллекта, для изучения которых разработаны различные интеллектуальные тесты, а затем попытаться из множества определяемых показателей сформировать блок основных признаков интеллекта, определяемых с помощью наиболее распространенных тестов.
   Из анализа смыслового содержания показателей субтестов, представленных в интеллектуальных шкалах SBT, Мейли Векслера, Амхтауэра, матриц Равена, батареи тестов общих способностей (General Aptitude test Battery — GABT) и фактора В. Р. Кет- телла, можно выделить следующие характеристики успешности умственной деятельности, имеющие прямое или косвенное отношение к оценке общего интеллекта личности:
   1) минимальная общая осведомленность;
   2) логическое запоминание;
   3) индуктивное мышление;
   4) анализ закономерностей (имеющих условный логический характер);
   5) синтез целого из разрозненных частей (картинки, кубики, геометрические фигуры);
   6) комбинаторные способности;
   7) практическая математическая деятельность (счет, ряды, дедукция, абстрагирование);
   8) достаточность уровня развития познавательных процессов (восприятие, внимание, память, воображение);
   9) вербально-логические анализ и синтез;
   10) установление сходств и различий;
   11) сравнение сложных образований и установление аналогий (зрительно-пространственных, абстрактных, вербальных идр.);
   12) уровни индивидуальных достижений по заданным критериям;
   13) способность к классификации и вынесению правильных умозаключений;
   14) способность постичь качественные и количественные изменения стимулов;
   15) нахождение следствий, установление будущего результата по косвенным признакам;
   16) способность к тонкому различению сложных понятий при их видимом сходстве.
   Этот ряд характеристик является необходимым, но недостаточным при оценке интеллекта. Для критерия “достаточно” не хватает многого, но и критерий необходимости может оказаться избыточным, если не ориентироваться на конкретную деятельность. Сравнение типов заданий и ожидаемых результатов позволяет надеяться, что существующие системы ИИ способны справиться со многими заданиями. В частности, вопросы практических действий с абстрактными символами, арифметические тесты, установление формализуемых закономерностей и аналогий, оперирование зрительно-пространственными и геометрическими фигурами вполне под силу ряду широко распространенных ЭВМ при условии перевода стимулов на соответствующие языки программирования.
   Работа со сложными образами, допускающими известные операции анализа, сравнения, синтеза, обращения к различным банкам данных, включающими заданные эталоны, также не представляет принципиальных трудностей, но требует достаточно мощных процессоров и специальной организации связей в системе ИИ. Можно сказать, что настоящий этап развития техники допускает как реализацию тестовых заданий на мониторах с их обработкой в реальном масштабе времени, так и их решение самим ИИ, т.е. по критериям существующих тестов системы ИИ могут оказаться “умнее” человека, если их сравнивать по IQ.
   Но не будем забывать, что тесты не измеряют сам интеллект, в который входят как элементы, образованные под влиянием культуры, воспитания, экологической и социальной среды, так и особенности мотивационных характеристик человека, стимулирующие воздействия всех психических образований, составляющих структуру сознания. Категория последнего пока не определена достаточно четко, чтобы можно было говорить о его воспроизведении в системах типа ИИ. Кроме того, есть еще одна неопределенность в знаниях о психике человека — это сфера бессознательного. Непредсказуемые проявления деятельности психики играют не последнюю роль в творческих всплесках интеллектуального достижения, интуиции и предвидения будущего.
   Процессы психики человека уступают многим отдельным процессуальным характеристикам ИИ в объеме, точности и скорости, однако в целом способны обеспечить качественно иной, более высокий результат. Очевидно, здесь играют роль неизвестные пока способы системной организации потока закодированной в нейронных процессах информации, а также принципиально иные формы движения в психической системе бессознательного отражения информации. Предположительно, здесь не последнюю роль играет многократное возрастание скоростей преобразования информации без обращения к сознанию через память. Возможны параллельные схемы, функционирующие с высокой скоростью практически постоянно, результаты этого функционирования транслируются в область осознанного в готовом виде. Отсюда эффекты внезапного озарения, предвидения и других явлений, нехарактерных для повседневной аналитико-синтетической деятельности мозга.
   Поскольку наблюдается весьма значительный разброс в результативности интеллектуальной деятельности людей при одинаковой в среднем “элементной” базе продуктов мысли, логично предположить, что эффективность творческого мышления может зависеть от способов внутреннего кодирования информации и системной организации ее потоков.
   Психотехническими системами такой уровень отражения информации пока не достигнут, но было бы непрогрессивным не допускать возможности этого в будущем. Более того, уже сейчас высказываются серьезные опасения по поводу возможного превышения интеллектуально подвижными системами уровня интеллектуальных способностей человека вообще в ближайшее время (см., например, газету “Курьер” № 43 (66)от б ноября 1997г., стр. 3, где приведены высказывания американского ученого А. Болонкина о возможном появлении “терминаторов”). Речь одет о законе природы, согласно которому более высокоинтеллектуальная система всегда эксплуатирует системы низшего уровня. Опасность следует из того, что “элементная” база человека практически не развивается, а в системах ИИ это происходит исключительно быстро. Особенности человеческого ума, зависящие от принципов обработки информации подсистемами бессознательного и сознательного, позволяющие на данном этапе превосходить в целом известные системы ИИ, не гарантируют того, что развитие алгоритмов преобразования информации в искусственно создаваемых системах позволит им перешагнуть и через это преимущество человека.
   Безумное, на первый взгляд, развитие искусственных систем, все более эффективное преобразование информации неизбежно приведет к их превосходству над своим создателем. Остановить этот процесс нельзя, можно лишь пытаться предусмотреть в этих системах механизмы морально-этического характера и соответствующие “предохранители”.

 
< Пред.   След. >