YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Общая психология (Под ред. Р.Х. Тугушева, Е.И. Гарбера) arrow 17.1. О преподавании психологии в школе и вузе
17.1. О преподавании психологии в школе и вузе

17.1. О преподавании психологии в школе и вузе

   Опыт последних лет ясно свидетельствует о необходимости восстановления психологии в правах одного из основных предметов школьного обучения, наряду с родным языком, физикой, математикой и биологией.
   Сначала в Саратове, а потом в Москве в 1997—1998 гг. прошли три конференции психологов, обобщившие опыт последних лет и поставившие эту проблему как первоочередную [2, 3, 4, 6]. И мировой, и российский опыт, в том числе дореволюционных гимназий и духовных семинарий, однозначно свидетельствуют о том, что одной житейской психологии мало.
   Чтобы грамотно решать жизненные задачи в современном обществе, необходимо нарастающим темпом вооружать учащихся, учителей и родителей научными знаниями о природе психики и об эффективных методах самоконтроля и саморегуляции в целях самоактуализации личности и достижения успеха во всех сферах жизни.
   Сбывается пророчество академика В. И. Вернадского о вступлении человечества в новую, психозойскую эру. Психологические знания все более необходимы не только профессионалам: учителям, врачам, менеджерам или политтехнологам и специалистам по рекламе, но и каждому человеку в его повседневной жизни — ребенку и взрослому.
   Для нашего будущего небезразлично, кто будет учить нас психологии. По некоторым данным, в современной России практикуют до 400 тысяч магов, волшебников, экстрасенсов и колдунов. Мировой опыт показывает, что никакими запретами и уговорами нельзя достичь полного успеха в борьбе с суевериями. Природа, в том числе природа человека, не терпит пустоты. Если у человека нет настоящих знаний, он не может устоять против тех суррогатов, которые ему подсовывают предприимчивые торговцы дурманом.
   Сейчас, пожалуй, не осталось в России газет, которые не печатали бы астрологических “прогнозов”. Газеты не виноваты. Они печатают то, что люди хотят читать.
   Психика вообще, взаимовлияние людей друг на друга, в частности и в особенности, — это несомненное чудо, но чудо реальное, подчиняющееся вполне определенным законам. Человек, знакомый с законами, по которым функционирует психика, происходит общение людей, формирование у них симпатий или антипатий, — хозяин положения, в противном случае он становится легкой добычей недобросовестных, алчных и неграмотных “помощников”.
   Как свидетельствует Стефан Цвейг, в свое время Марк Твен написал книгу, чтобы уберечь американцев от лжепророка Мэри Беккер-Эдди. Результат таков: целительница умерла миллионершей, а ее последователи практикуют в США и поныне. К счастью, до России они пока не добрались.
   Опыт М. Б.-Эдди в осовремененном виде полунауки и полу- религии (саентологии) блестяще развил другой американец — Рон Хаббард. Несмотря на попытки уголовного преследования, хаббардовщина (дианетика) цветет во всем мире, включая Россию. Повторим: единственным радикальным средством преодоления невежества людей и их защиты от л же- и псевдонаук является изучение научной картины мира, которая не должна быть только физической. Она должна включать и человека с его психикой, а не только физиологией.
   Конечно, учиться не всегда легко и приятно, учеба — это тоже труд. Но никто по этой причине не отменяет ни среднего, ни высшего образования.
   Что надо знать о психологическом образовании? Вопрос первый — у кого учиться?
   Кто должен (может, вправе) преподавать психологию? Несколько лет назад это был самый трудный вопрос. Не прижившиеся в школах курсы “Этика и психология семейной жизни” и “Психология выбора профессии” не состоялись из-за отсутствия преподавателей-психологов. Нельзя сказать, что вся эта ситуация в прошлом. Тем не менее она уже не тупиковая, а, напротив, обнадеживающая.
   Более 80 университетов сегодня готовят профессиональных психологов. Сотни учителей, врачей и других специалистов с энтузиазмом изучают психологию как вторую специальность. В большинстве школ уже трудятся профессиональные психологи. Наконец, почти в каждой школе, больнице и поликлинике, армейской части и отделении милиции теперь есть штатные психологи. В ближайшее время число их будет увеличиваться, в том числе и в службах спасения.
   Истины ради надо сказать, что ни учебники, ни методическая работа, ни обмен опытом и другие необходимые для успеха дела условия пока не созданы. Отставание психологии по этим вопросам от традиционных для школы предметов еще огромно. Однако дорогу осилит идущий. Какие-то шаги уже делаются, и есть надежда на их ускорение.
   Вопрос второй — чему учить ?
   К сожалению, он не праздный. Отмена преподавания психологии в школе в 1917 г. породила в России широчайше распространившееся мнение, согласно которому психология — не наука (во всяком случае, пока еще не наука). Вот, дескать, созреет она, как наука, тогда и введем ее преподавание.
   Правда, почти во всех гимназиях, лицеях и во многих общеобразовательных школах руководство, родители и дети думают иначе и прилежно изучают различные психологические курсы. Но предрассудок о ненаучности научной психологии живуч, в том числе даже среди некоторых профессоров вузов.
   Какова ситуация на самом деле? Научная психология действительно молода по сравнению с другими науками, но тем не менее к настоящему времени достигла настолько впечатляющих успехов, что считать ее недозревшей до задач дидактики средней школы наивно и, попросту говоря, неграмотно.
   Проще всего оценить содержание нашего учебника и прикинуть: есть ли о чем рассказать школьнику и насколько глубже и лучше удалось бы освоить курс психологии студенту, если бы он был к нему подготовлен заранее, еще в школе?
   Спросите, например, преподавателей технического вуза, можно ли подготовить инженера из абитуриента, который в школе не изучал ни физики, ни математики? Вам уверенно ответят: конечно же, нельзя! А с психологией дело обстоит именно так: с этой важнейшей наукой юноши и девушки знакомятся впервые на студенческой скамье (даже будущие психологи!).
   Даже профессора вузов, если они в свое время серьезно не изучали психологию (а таких абсолютное большинство, и в этом нет их вины), до недавнего времени склонны были считать, что можно готовить учителей, врачей, юристов и других специалистов без школьных знаний о ней (нас же готовили — и ничего, работаем).
   К счастью, таких суждений становится все меньше и меньше. Напротив, как уже отмечалось, тысячи учителей, врачей, инженеров и других специалистов активно стремятся в наше время получить второе (платное!) психологическое образование.
   И все-таки вопрос — чему учить — не праздный. К сожалению, мировая психология сегодня страдает эклектикой. Для развития науки это даже полезно — иметь в поле зрения много теорий. Есть из чего выбрать. Для организации преподавания это дополнительная сложность. Как быть?
   Коллектив авторов нашего учебника рекомендует его как основу и для высшей, и для средней школы [1]. Хотя последнее слово здесь — за преподавателем.
   Третий вопрос — где и когда учиться, в каком возрасте?
   Опыт последних лет дает однозначный ответ: изучать психологию надо с дошкольного возраста и далее во всех классах школы, от первого до последнего. При одном обязательном условии — наличии дифференцированных учебников, учебных пособий и такой же методики обучения. Задачи эти пока не решены, но решаются. Опыт преподавания естествознания и других предметов служит здесь хорошим подспорьем.
   В качестве примера приведем наш опыт преподавания психологии в средней школе. Считаем важным отметить, что полноценное психологическое образование предполагает сочетание классно-урочного обучения с организацией исследовательских и практических занятий школьников. Такой подход позволит усилить мотивацию и воспитательный эффект обучения. Приняв эти положения как доминантные, можно предложить следующую модель школьного психологического образования, включающую три этапа:
   — пропедевтический — ознакомление учащихся 1—6 классов с элементарными психологическими представлениями на уровне эмоционального восприятия мира и самого себя в этом мире (целесообразны игры, тренинги и другие внеклассные занятия);
   — основной — введение обязательного программного предмета “Основы психологии” в 7—9 классах с целью освоения учениками базовых научных представлений о психике человека, о неисчерпаемых возможностях самореализации на основе самопознания, о законах общения и деятельности (курс включает 17 спаренных уроков, в соответствии с имеющимся пособием [1]);
   — профильный — введение в старшей школе (10—11 или 10— 12 классы) спецкурсов по психологии с учетом пожеланий учащихся и профильной ориентации классов (“Этика и психология семейной жизни”, “Теория и практика общения”, “Основы экономической психологии”, “Основы юридической психологии” и др.).
   Вопрос четвертый — как учиться и по каким учебникам ?
   Из-за действительных, а также и мнимых методических трудностей некоторые преподаватели делают неверный вывод о неприменимости обычных, проверенных практикой методов обучения, связанных с учебниками, с понятиями объема знаний, семинарами, рефератами, контрольными работами, экзаменами и прочими атрибутами нормального учебного процесса.
   Не отрицая некоторой специфики преподавания психологии (как, впрочем, и любого другого предмета), мы категорически против предлагаемой некоторыми “гуманитарной” революции в преподавании психологии, предусматривающей исключение из программ обучения львиной доли содержания общей психологии в пользу некоего холистического подхода [5].
   По существу, наша школа это уже пробовала, и без всякого успеха. Очень близкие цели преследовал курс “Этика и психология семейной жизни”. Предполагалось, что детям не надо знать, что такое психика и психология, эмоции и интеллект, способности и темперамент. Хотелось прямо и сразу учить детей общаться, самоутверждаться и т. д.
   Тем самым дом знаний пытались строить, начиная с крыши и верхних этажей, не заботясь о стенах, первом этаже и фундаменте. Только не стоят такие дома — рушатся при первом же слабом ветерке жизни. Рухнул из-за неэффективности и этот учебный курс.
   Учение не любит перескакивания через необходимые этапы познания. Ребенка ли, студента ли сначала надо учить общей психологии, а уж потом, на этой основе, межличностным отношениям и гуманитарной целостности.
   Наш многолетний опыт преподавания психологии в 7—11 классах однозначно свидетельствует: усвоение курса общей психологии по принципу “от простого к сложному” при элементарной педагогической и психологической грамотности преподавателя весьма эффективно, хорошо встречается детьми и может быть рекомендовано для широкой практики [1,2].
   Только на основе знаний общей психологии можно и нужно учить методикам самодиагностики, саморегуляции, технике межличностного общения и другим жизненно важным прикладным знаниям и умениям.
   Есть две крайности, которых необходимо избежать: это сухого формализованного академического преподавания, не опирающегося на жизненные интересы учащихся, или оторванного от теории увлечения тренингами и рецептами поведения без научного осмысления.
   Разумное, гармоничное сочетание теории и практической психологической поддержки учащихся вполне достижимо и по силам каждому школьному психологу при наличии грамотного научно-методического руководства со стороны методических центров органов образования и кафедр вузов. Его, к сожалению, пока нет.
   Наиболее полные рекомендации по возрождению школьного курса психологии прозвучали в 1998 г. на Первой московской городской (и пока единственной) научно-методической конференции психологов [4]. К сожалению, они пока с трудом воспринимаются как органами образования, так и профессиональными психологами. Будем оптимистами. Будем надеяться, что большая, трудная, но очень нужная людям и стране в целом работа по восстановлению статуса обязательного школьного предмета психологии будет выполнена, и практика ее преподавания начнет быстро совершенствоваться.

 
< Пред.   След. >