YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Адвокатское право (Л.Ю. Грудцына) arrow § 5.3. Дисциплинарная практика квалификационных комиссий адвокатских палат
§ 5.3. Дисциплинарная практика квалификационных комиссий адвокатских палат

§ 5.3. Дисциплинарная практика квалификационных комиссий адвокатских палат

   Прекращение статуса - самая суровая, но отнюдь не единственная мера дисциплинарной ответственности адвоката. Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает в качестве мер дисциплинарной ответственности также замечание и предупреждение. В каких случаях, когда и с учетом каких обстоятельств квалификационные комиссии при адвокатских палатах вправе вынести заключение о прекращении статуса адвоката? Как часто на практике и по каким правилам происходит возбуждение и рассмотрение дисциплинарных производств?
   Среди восьми оснований прекращения статуса адвоката, указанных в ч. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре, следует проводить четкое различие между безусловными, формально определенными основаниями прекращения статуса (например, смерть адвоката, личное заявление о прекращении статуса) и основаниями, требующими доказательственной и профессионально-этической оценки квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты. Необходимость такого разграничения получила подкрепление в Кодексе профессиональной этики адвоката, установившем процедурные основы дисциплинарного производства в квалификационной комиссии и совете адвокатской палаты. Однако согласно ч. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре решение о прекращении статуса адвоката совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации обязан принимать на основании заключения квалификационной комиссии только в двух, специально указанных в законе случаях:
   - совершение адвокатом проступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры (п. 5 ч. 1 ст. 17);
   - неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции (п. 6 ч. 1 ст. 17).
   Разбирательство в квалификационной комиссии осуществляется на основе принципов устности, непосредственности, состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Заключение квалификационной комиссии о наличии либо отсутствии в действиях (бездействии) адвоката названных нарушений автоматически не предопределяет решение совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката.
   Помимо прекращения статуса, замечания и предупреждения собрание (конференция) соответствующей адвокатской палаты вправе дополнить перечень мер дисциплинарной ответственности иными мерами (например, выговор, строгий выговор). Причем меры такой ответственности совет адвокатской палаты применяет с учетом обстоятельств, повлиявших на совершение проступка и характеризующих личность "проштрафившегося" адвоката. Поэтому за сходные по тяжести нарушения к разным адвокатам могут быть применены различные меры воздействия.
   В комментируемой норме ч. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре не говорится о том, какие именно действия адвоката следует понимать под поступком, порочащим честь и достоинство адвоката или умаляющим авторитет адвокатуры. Понятия "честь", "достоинство" и "авторитет" являются оценочными категориями и относятся к сфере морали, которая не имеет строго однозначных норм для всех слоев общества, профессиональных, этнических и возрастных категорий. Отсутствие однозначности, единства понимания и, соответственно, применения этих категорий (лишь упоминаемых в норме закона) неизбежно приводит к тому, что совершенный адвокатом проступок будет анализироваться и расцениваться дисциплинарной комиссией в каждом конкретном случае. Заключение дисциплинарной комиссии будет вынесено исходя из представленных комиссии фактов и обстоятельств, которым ее члены должны дать адекватную оценку. "Присутствие" (по-другому это назвать сложно, поскольку понятия "честь", "достоинство" и "авторитет" лишь упомянуты, но не раскрыты в норме) в Законе об адвокатуре этих оценочно-философских понятий, думается, вносит некоторую неопределенность в плоскость реализации правовой нормы ст. 17 Закона - практическую деятельность дисциплинарных комиссий. Поступками, порочащими честь и достоинство адвоката или умаляющими авторитет адвокатуры, может быть бесконечное множество самых различных действий.
   Очевидно, что всякие попытки невыполнения принципов, на основе которых действует адвокатура (законность, независимость, самоуправление, корпоративность и равноправие), либо пренебрежительного отношения к ним должны подпадать под данный подпункт. Кроме того, адвокат может потерять свой статус, если нарушит требования любого из шести подпунктов п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре.    
   Несмотря на то что перечень оснований лишения адвоката статуса является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, аморфность и неоднозначность этих понятий может послужить предпосылкой для варьирования их смыслом и пониманием. По мнению некоторых специалистов, закрытый перечень, указанный в ст. 17 Закона об адвокатуре, призван исключить возможность оказания давления на адвокатов под угрозой прекращения статуса "по иным основаниям".
   Но ведь эффект, который может принести неопределенность самих понятий, по сути, приравнивается к уже известному эффекту универсальной и удобной фразы "по иным основаниям". Об этом косвенно свидетельствуют и мнения, высказываемые авторами некоторых комментариев к Закону об адвокатуре.    
   Умаление достоинства адвоката должно быть связано с его профессиональной деятельностью или выполнением своих обязанностей как члена адвокатской корпорации. Только в таком контексте поступок адвоката может стать предметом обсуждения в квалификационной комиссии и на совете адвокатской палаты, который вправе принять решение о прекращении статуса адвоката. Под неисполнением или ненадлежащим исполнением адвокатом своих профессиональных обязанностей следует понимать неисполнение требований ст. 7 Закона об адвокатуре.
   Закон не оговаривает, достаточно ли для решения вопроса о прекращении статуса адвоката однократного неисполнения профессиональных обязанностей или такие нарушения должны быть систематическими. Очевидно, что в каждом случае этот вопрос должен решаться советом адвокатской палаты, который будет принимать решение в зависимости от конкретных обстоятельств. Интересно, что Закон об адвокатуре не определяет источники получения информации об обстоятельствах, влекущих прекращение статуса адвоката, не решает вопроса о праве адвоката быть заслушанным на заседании совета Адвокатской палаты при решении вопроса о прекращении его статуса, а также не содержит иных процедурных норм о порядке решения вопросов, связанных с прекращением статуса адвоката. Подобное умолчание отнюдь не случайно. Дело в том, что законодатель оставил решение этих вопросов самому адвокатскому сообществу, тем более что адвокатура, согласно ст. 3 Закона об адвокатуре, действует на основе принципов независимости, самоуправления и корпоративности. Адвокатское сообщество определило данный порядок в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом I Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г., где нашли свое отражение такие признанные правовые принципы, как наличие примирительных процедур, состязательность и гарантии сохранения адвокатской тайны на всех этапах производства.
   Естественно, что у современной дисциплинарной практики есть своя предыстория. Еще в 1971 г. в России впервые была опубликована Дисциплинарная практика Московской городской и областной коллегий адвокатов (составитель - адвокат П.А. Огнев), включающая 210 тезисов об основах профессионального поведения адвокатов (далее - Дисциплинарная практика 1971 г.). Эта Практика была издана в виде Методического пособия для адвокатов по рекомендации Ученого совета Московского общественного научно-исследовательского института судебной защиты и усовершенствования адвокатов при президиумах Московской городской коллегии адвокатов и Московской областной коллегии адвокатов. Тезисы были объединены по следующим разделам: "Качество работы", "Правила внутреннего распорядка", "Получение денег от клиента помимо кассы консультации", "Неявка в судебное заседание", "Защитительная речь" и др.
   Думается, в целях последующего анализа современной дисциплинарной практики адвокатских палат некоторых субъектов Российской Федерации полезно обратиться к рассмотрению и анализу Дисциплинарной практики 1971 г. Так, раздел "Качество работы" содержит следующие важные тезисы: неоднократная неправильность правовых действий адвоката влечет за собой исключение из коллегии (МГКА. Дело Т. - 1964 г.); низкое качество профессиональной работы адвоката, не обеспечивающее оказание надлежащей юридической помощи гражданам, влечет исключение из коллегии (МОКА. Дело Т. - 1966 г.). В разделе "Правила внутреннего распорядка" указано на то, что систематическое нарушение адвокатом правил внутреннего распорядка (неявка на дежурства, уклонение от консультационной работы и т.п.) влечет за собой строгое дисциплинарное взыскание (МГКА. Дело И. - 1968 г.). Раздел "Получение денег от клиента помимо кассы консультации" содержит целый ряд тезисов:
   1) получение денег от клиента помимо кассы юридической консультации влечет исключение из коллегии (МГКА. Дело У. - 1963 г., Дело И. - 1969 г.);
   2) получение адвокатом от клиента денег помимо кассы юридической консультации независимо от размеров полученной суммы, хотя бы и под предлогом оплаты каких-либо расходов адвоката, влечет исключение из коллегии (МОКА. Дело М. - 1966 г.);
   3) получение адвокатом от клиента денег для последующего внесения в кассу влечет строгое дисциплинарное взыскание (МГКА. Дело И. - 1965 г., Дело Ф. - 1966 г.);
   4) принятие адвокатом от обращающихся к нему лиц денег за юридическую помощь под расписку, с последующим оформлением в консультации, влечет дисциплинарное взыскание (МОКА. Дело В. - 1964 г.);
   5) получение адвокатом от клиента денег для внесения в кассу консультации вообще недопустимо; не внесение же полученных денег в кассу влечет за собой исключение из коллегии (МГКА. Дело Г. - 1969 г., МОКА. Дело Р. - 1965 г., дело Р. - 1966 г.).
   В разделе "Неявка в судебное заседание" подробно расписана процедура и возможные последствия (всегда разные - в зависимости от сопутствующих обстоятельств) неявки адвоката в судебное заседание:
   1) неявка без уважительной причины в судебное заседание по делу, в разбирательстве которого адвокат должен принимать участие, влечет строгое дисциплинарное взыскание (МГКА. Дела Б., Л. - 1964 г., Дела Ш., К., К., Е. - 1965 г., Дело Е. - 1969 г.);
   2) неявка адвоката в судебное заседание по делу, ведение которого было ему поручено консультацией, по уважительной причине, но без извещения уда и заведующего консультацией, влечет дисциплинарное взыскание (МОКА. Дело А. - 1966 г., Дело П. - 1968 г., Дело М. - 1968 г.);
   3) заведующий консультацией, получив заблаговременное сообщение о том, что адвокат по уважительной причине не имеет возможности явиться в судебное заседание по делу, в котором адвокат принимает участие, обязан принять все зависящие от него меры для замены этого адвоката, при наличии согласия клиента. Неисполнение заведующим консультацией его обязанности влечет дисциплинарное взыскание (МОКА. Дело В. - 1964 г.);
   4) замена заболевшего адвоката другим в день рассмотрения дела, в котором должен был принимать участие заболевший, недопустима даже с согласия подсудимого, т.к. вновь назначенный адвокат должен изучить материалы дела и провести беседу со своим будущим подзащитным, чего он сделать не сможет. Нарушение этого правила влечет для заведующего консультацией дисциплинарное взыскание (МОКА. Дело С. - 1969 г.);
   5) адвокат, при совпадении времени слушания двух дел, в которых он должен принимать участие, обязан через заведующего консультацией обеспечить себе замену другим адвокатом при непременном согласии на это клиента. При несогласии обоих клиентов на замену, соглашение, заключенное одним из клиентов, расторгается, о чем заблаговременно должны быть извещены и этот клиент, и соответствующий суд. Срыв слушания дела невыполнением этих правил влечет дисциплинарное взыскание (МГКА. Дело К. - 1966 г., Дело В. - 1969 г.);
   6) адвокат, участвующий в рассмотрении дела, обязан явиться в судебное заседание по делу независимо от полученных им сведений о том, что суд не будет рассматривать дело по причинам, не зависящим от неявки адвоката. Дисциплинарное дело против адвоката, нарушившего это правило, не возбуждалось - ему указано на неправильность его действий (МОКА. Дело С. - 1967 г., Дело З. - 1968 г.).
   Дисциплинарное дело против адвоката, нарушившего это правило, не возбуждалось - ему указано на неправильность его действий в следующих случаях:
   А) если адвокату достоверно известно, что подсудимый, которого он должен защищать, отказывается от защиты, адвокат все же должен явиться в судебное заседание по делу, так как освобождение его от обязанностей защитника производится судом (МОКА. Дело Т. - 1965 г.). Болезнь клиента не освобождает адвоката от явки в судебное заседание в назначенное для слушания время. (МОКА. Дело Н. - 1964 г.). Если доверитель адвоката заболел или по другой уважительной причине явиться в судебное заседание к слушанию своего дела не может, о чем осведомлен адвокат - он, адвокат, может не являться в судебное заседание по делу, только согласовав свою неявку с судьей (МГКА. Дело Ш. - 1968 г.).
   Кроме того, согласно Дисциплинарной практике 1971 г., если в деле нет ордера адвоката, защищающего подсудимого по соглашению, то адвокат, получивший поручение защищать подсудимого в порядке статьи 49 УПК, не освобождается от явки в судебное заседание, даже если адвокат осведомлен, что подсудимого будет защищать другой адвокат, приглашенный по соглашению. При таких условиях неявка адвоката, получившего поручение в порядке ст. 49 УПК, повлекшая срыв слушания дела, влечет дисциплинарное взыскание (МГКА. Дело З. - 1968 г.). В случае расторжения соглашения по делу, ранее отложенному с участием адвоката, адвокат должен поставить об этом в известность суд.
   Б) если к адвокату обратился клиент с просьбой принять поручение на день, в который адвокат занят выполнением более раннего поручения, адвокат через заведующего консультацией может сообщить суду о создавшемся положении. Такого рода справка может быть выдана на руки заинтересованному лицу. Но сам адвокат не должен обращаться к суду с сообщением о том, что может принять поручение данного лица, если слушание дела будет отложено. Подобное действие адвоката влечет за собой дисциплинарное взыскание (МГКА. Дело Б. - 1969 г.).
   В) согласно Дисциплинарной практике 1971 г. адвокат должен тщательно подготовиться к защитительной речи, сформулировать выражения так, чтобы они не давали оснований для их неправильного толкования (МОКА. Дело З. - 1963 г.). В защитительной речи адвокат не должен ссылаться на документы, не приобщенные к материалам дела (МОКА. Дело Н. - 1965 г.).
   Раздел "Защитительная речь" подробно регламентирует правила произнесения адвокатом в суде речи в защиту своего доверителя:
   1) адвокат, произнося защитительную речь (в частности, в выездной сессии суда) и анализируя причины преступления, должен особенно тщательно формулировать свои объяснения. Непродуманная ошибочная концепция влечет дисциплинарное взыскание (МГКА. Дело Т. - 1969 г.);
   2) адвокат в защитительной речи должен применять в отношении лиц, допрошенных по делу, такие формулировки, которые не могли бы быть истолкованными как обидные, оскорбительные в отношении этих лиц (МГКА. Дело Т. - 1963 г.; МОКА. Дело С. - 1963 г., Дело И. - 1968 г.);
   3) адвокат в защитительной речи обязан избегать неряшливых, неточных формулировок, он не должен применять неправильных цитат, сравнений, аналогий, не имеющих непосредственного отношения к делу. Нарушение этих правил влечет дисциплинарное взыскание (МГКА. Дело М. - 1969 г.).
   Процедура возбуждения, рассмотрения и вынесения решения по дисциплинарному производству такова. Президент Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации возбуждает дисциплинарное производство в отношении адвоката на основании обращения третьих лиц (заведующего юридической консультацией, обманутого клиента и других лиц). Представление Президента Адвокатской палаты о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства поступает на рассмотрение квалификационной комиссии Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на очередном заседании которой принимается решение о возбуждении дисциплинарного производства.
   На заседании дисциплинарной комиссии ее члены знакомятся со всеми материалами, выслушивают мнения сторон. После этого проходит тайное голосование именными бюллетенями о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей. Секретарь производит подсчет голосов и оглашает заключение о наличии в действиях адвоката дисциплинарного проступка. Председатель сообщает, что о принятом решении будут уведомлены все участники дисциплинарного производства.
   Рассмотрим процедуру (стадии) дисциплинарного производства, разобрав несколько конкретных примеров из работы дисциплинарной комиссии Адвокатской палаты Московской области (фамилии участников дисциплинарного производства изменены). Два самых распространенных основания лишения статуса адвоката - установленный факт недобросовестного исполнения своих профессиональных обязанностей и задолженность по отчислению обязательных платежей.
   1. Дело адвоката П. (недобросовестное исполнение своих профессиональных обязанностей).
   Дисциплинарное производство было возбуждено по жалобам и представлению заведующего юридической консультацией МОКА. На заседание комиссии были приглашены заведующий юрконсультацией и адвокат, последний не явился. Заведующий юрконсультацией сообщил о том, что имели место опоздания на дежурства, неявки в судебные заседания, задолженности по отчислениям в адвокатскую палату и в коллегию адвокатов. Заключением квалификационной комиссии от 15 мая 2008 г. было признано, что в действиях адвоката МОКА имеется состав дисциплинарного проступка - было произведено голосование бюллетенями о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, о ненадлежащем исполнении им своих профессиональных обязанностей. Секретарь произвел подсчет голосов и огласил заключение комиссии о наличии в действиях адвоката проступка. По результатам голосования установлено, что адвокат недобросовестно исполнял свои профессиональные обязанности, что является нарушением ст. 7 Закона об адвокатуре и ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката. Так, адвокат не явился на дежурство в юридическую консультацию и не явился на заседание Мытищинского городского суда по уголовному делу. Все изложенные факты адвокат признал. Совет Адвокатской палаты решил: руководствуясь п.п. 1 п. 1 ст. 25; п.п. 3 п. 6 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката и ст. 17 Закона об адвокатуре прекратить статус адвоката, о принятом решении уведомить самого адвоката и Главное управление Министерства юстиции РФ по Московской области.
   2. Дело адвоката Б. (недобросовестное исполнение своих профессиональных обязанностей). Адвокат Б., заключив договор на оказание юридической помощи по гражданскому делу с Д. Барсуковым и получив с него 40 000 долларов США, свои профессиональные обязанности перед доверителем не исполнил, чем нарушил требования ст. 7 Закона об адвокатуре и ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.
   Квалификационная комиссия АП МО на своем заседании 25 марта 2007 г. пришла к выводу о том, что адвокат Б. нарушил нормы Кодекса профессиональной этики адвоката и не исполнил свои профессиональные обязанности перед доверителем, и решил прекратить статус адвоката Б.
   3. Дело адвоката К. (задолженность по отчислению обязательных платежей). Заведующий филиалом Московской областной коллегии адвокатов сообщил, что адвокат К. систематически не исполняет обязательств по отчислению средств на содержание Адвокатской палаты Московской области. Его долг перед палатой составил 4340 рублей; долг по административно-хозяйственным расходам филиала составил 4350 рублей; в Московскую областную коллегию адвокатов - 2600 рублей. С сентября 2006 г. адвокат К. фактически порвал связь с адвокатским коллективом филиала. Помимо этого, адвокат К., приняв поручение на ведение гражданского дела С. Перова, не исполнил свои обязанности по выполнению данного поручения. В своей жалобе С. Перов утверждал, что 14 октября 2006 г. заключил с адвокатом К. соглашение и произвел предоплату услуг на общую сумму 29500 рублей. Обещание о возврате денег адвокатом не выполняется, от встреч с доверителем уклоняется. В действиях адвоката К. усматривается нарушение подп. 1 и 5 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре и ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката.
   Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области на заседании 25 марта 2007 г. пришла к выводу о том, что адвокат К. нарушил нормы кодекса; не исполнил свои профессиональные обязанности перед доверителем и не исполнил решения Совета Адвокатской палаты Московской области об обязательном отчислении средств на общие нужды адвокатской палаты. По этим основаниям адвокат К. был лишен своего статуса.
   4. Дело адвоката Р. (задолженность по отчислению обязательных платежей). Как следует из заключения квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской области от 10 июля 2008 г., адвокат Р. с момента внесения его в реестр адвокатов Московской области, более 6 месяцев не уведомлял и до настоящего времени не уведомил Совет адвокатской палаты Московской области об избрании им формы адвокатского образования, что, по мнению комиссии, является нарушением адвокатом подп. 3 п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре. Кроме того, у адвоката имеется задолженность по отчислению обязательных платежей перед Московской областной коллегией адвокатов на сумму 3200 рублей, и перед Адвокатской палатой Московской области на сумму 2700 рублей, что также по заключению квалификационной комиссии является нарушением адвокатом подп. 5 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре. Квалификационная комиссия пришла к выводу о том, что при таких обстоятельствах в действиях адвоката есть состав дисциплинарного проступка. Совет Адвокатской палаты Московской области решил:
   1. согласиться с заключением квалификационной комиссии и считать, что в действиях адвоката содержится нарушение им своих профессиональных обязанностей перед адвокатской палатой (п. 6 ст. 15 и подп. 5 п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре);
   2. руководствуясь подп. 3 п. 6 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, подп. 3 п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре и п. 4.6. Устава адвокатской палаты Московской области Совет адвокатской палаты решил прекратить статус адвоката.
   5. Дело адвоката С. (по частному судебному определению). Дисциплинарное производство в отношении адвоката С. Волоколамского филиала Московской областной коллегии адвокатов было возбуждено по частному определению судебной коллеги по уголовным делам Московского областного суда от 25 июня 2008 г., которым установлено, что Д. Орлов был осужден по ст. 213 ч. 1 и 318 ч. 1 УК РФ. Однако к моменту привлечения к уголовной ответственности Д. Орлов не достиг 16 лет, возраста, с которого по данным статьям наступает уголовная ответственность. Судом установлено, что Д. Орлов был необоснованно привлечен к уголовной ответственности и осужден, что является грубым нарушением конституции РФ. Судебная коллегия нашла, что лица, принимавшие участие в расследовании и рассмотрении данного дела в суде, в том числе и защита, которую осуществлял адвокат С., допустили грубую безответственность к исполнению служебного долга. Председатель представил на обозрение членам комиссии объяснения адвоката С., в котором он признал, что упустил существенное обстоятельство и не заявил ходатайство о прекращении уголовного дела. Адвокат признал, что ненадлежащим образом выполнил свои профессиональные обязанности и глубоко переживает случившееся. С частным определением судебной коллегии адвокат согласен полностью и понимает, что заслуживает дисциплинарного взыскания. Одновременно адвокат сообщил, что состоит членом МОКА с 1970 г., никогда ранее взысканий не имел, имел поощрения за подготовку стажеров. В результате тайного голосования было принято решение о том, что в действиях адвоката есть дисциплинарный проступок.
   6. Дело адвоката Т. (о неявке в судебное заседание). Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области пришла к выводу о наличии в действиях адвоката Т. дисциплинарного проступка. Свое заключение она обосновала тем, что адвокат, представляя интересы истца М. Жукова в Кунцевском суде г. Москвы, 5 июня 2008 г. в судебном заседании о своей занятости в арбитражном процессе 6 июня 2008 г. суд не предупреждал, ходатайства об отложении дела не заявлял, 6 июня 2008 г. адвокат Т. в судебное заседание Кунцевского суда не явился, тем самым сорвав судебное заседание. В соответствии с п. 2 ст. 7 Закона об адвокатуре действия адвоката следует расценивать как ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей. В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 25 и подп. 1 п. 6 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвокат за ненадлежащее исполнение адвокатом А. своих профессиональных обязанностей объявить замечание. О принятом решении уведомить Кунцевский суд г. Москвы и адвоката А.
   В целом опыт работы современных дисциплинарных комиссий на примере Адвокатской палаты Московской области, а также обращение к Дисциплинарной практике 1971 г. позволяют сделать следующие выводы:
   1) Закон об адвокатуре не оговаривает, достаточно ли для решения вопроса о прекращении статуса адвоката однократного неисполнения профессиональных обязанностей или такие нарушения должны быть систематическими; это должно быть четко зафиксировано либо в самом Законе об адвокатуре либо в других принимаемых на его основе нормативных правовых актах;
   2) в норме ч. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре не говорится о том, какие именно действия адвоката следует понимать под поступком, порочащим честь и достоинство адвоката или умаляющим авторитет адвокатуры. Понятия "честь", "достоинство" и "авторитет" - категории оценочные, относящиеся к сфере морали. Отсутствие однозначности, единства понимания и, соответственно, применения этих категорий неизбежно приводит к тому, что совершенный адвокатом проступок будет анализироваться и расцениваться дисциплинарной комиссией в каждом конкретном случае, что несет в себе как положительный, так и отрицательный заряд. Заключение дисциплинарной комиссии будет вынесено исходя из представленных комиссии фактов и обстоятельств, которым ее члены должны дать адекватную оценку;
   3) неоспорим тот факт, что подобные дела (дисциплинарные производства) должен рассматривать и рассматривает согласно действующему законодательству специальный орган адвокатского сообщества - квалификационная комиссия Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.    
   Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы.
   1. В соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии, соблюдать деловую манеру общения, участвуя или присутствуя на судопроизводстве - соблюдать нормы процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса.
   "...19 апреля 2008 г. адвокатом О. был направлен в судебную коллегию по уголовным делам Московского областного суда документ, озаглавленный "Заявление (объяснение и ходатайство) об одобрении, поддержании жалобы подсудимого Ф. от 04.04.2008 г., поданной в Судебную коллегию по уголовным делам Московского областного суда на постановление от 01.04.08 (в части замены меры пресечения названному подсудимому) Серпуховского Федерального городского суда Московской обл.", в котором адвокат при изложении своих доводов о незаконности и необоснованности постановления суда от 1 апреля 2008 г. об изменении меры пресечения подсудимому Федотову Н.А. на содержание под стражей допустил, в том числе, следующие высказывания:
   - в мотивировочной части (стр. 3 и 4) - "д") в одиннадцатом часу 01.04.2008 (во время последнего судебного заседания в: зале Серпуховского городского суда) председательствующий судья по делу в присутствии всех участников последнего судебного заседания заявил в зале суда о том, что у него: 01.04.2008 имеются высокое артериальное давление и сильная головная боль; е) затем эта судья дополнила свое устное заявление, что она.., несмотря на все свои недомогания, постоянно ходит на работу в судебные процессы с высоким артериальным давлением и температурой: ж) притом в 11-м часу дня 01.04.2008: я заметил на лице и лбу головы судьи, председательствующего по данному уголовному делу, крупные пятна темно-красного цвета. Они свидетельствовали о резком волнении и возбуждении ее психики, а значит - о неудовлетворительном состоянии ее здоровья;.. и) я полностью (на 100%) уверен в том, что в начале 11-го часа дня 01.04.2008 председательствующий судья по уголовному делу N 1-11/2004 практически был болен, нездоров; к) следовательно, в дневное время 01.04.2008 его поведение было неадекватным. Это слово (неадекватность) этот судья часто применяет в его постановлениях; л) после окончания такого судебного заседания я попросил у секретаря судебного процесса объяснить мне причину наличия пятен темно-красного цвета на лице и лбу судьи. Однако секретарь судебного заседания сказала мне, что мне это показалось. Но я не верю такому ее ответу и прекратил вопросы о здоровье судьи 01.04.2008; м) в течение нескольких последних месяцев я постоянно обращал внимание на тяжелую одышку судьи при ее подъеме с 1-го на 3-й этаж (в ее кабинет) городского суда; н) по настоящее время я обеспокоен прогрессирующими заболеваниями судьи Д., считаю важным, необходимым и целесообразным обратить особо пристальное внимание руководства Серпуховского городского, Московского областного судов на неопровержимые факты и обстоятельства явных признаков неоспоримых серьезных заболеваний такого судьи для проверки состояния ее здоровья с 01.06.2008 г. по настоящее время;
   - в резолютивной части (стр. 4) - Учитывая вышеизложенное, прошу: ...г)доложить руководству суда, Московского обл. суда мои опасения, обеспокоенность прогрессирующими заболеваниями судьи Д., в ...принятия срочного решения о проверке состояния ее здоровья с 01.06.08 по настоящее время; д) предложить Д. пройти курс обследования во врачебно-трудовой экспертной комиссии - ВТЭК (в т.ч. с проверкой всех имеющихся в настоящее время документов больниц, поликлиник, медицинских центров г. Серпухова, где этот судья наблюдался, обследовался, лечился) для определения состояния здоровья по настоящее время, т.к., вероятно, не исключено, что между 10-11 час. 01.04.2008 у Д. произошло эмоциональное расстройство психики, нервной системы, заболевание головного мозга. Результат - вынесение постановления от 01.04.2008 об изменении меры пресечения подсудимому...".
   Уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст. 6 УПК РФ).
   В соответствии с принципом уголовного судопроизводства "Законность при производстве по уголовному делу" (ст. 7 УПК РФ) постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4).
   В соответствии с принципом уголовного судопроизводства "Право на обжалование процессуальных действий и решений" (ст. 19 УПК РФ) действия (бездействие) и решения суда могут быть обжалованы в порядке, установленном УПК РФ (ч. 1).
   В ходе судебного разбирательства суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого. Решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке. Обжалование не приостанавливает производство по уголовному делу (ч. 1 и 4 ст. 255 УПК РФ).
   В уголовном судопроизводстве в кассационном порядке рассматриваются жалобы и представления на не вступившие в законную силу решения судов первой инстанции (см. ст. 354 УПК РФ).
   В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 375 УПК РФ кассационные жалоба или представление должны содержать доводы лица, подавшего жалобу или представление, с указанием оснований, предусмотренных ст. 379 УПК РФ.
   Адвокат как профессиональный участник судопроизводства (лицо, оказывающее квалифицированную юридическую помощь на профессиональной основе - см. ст. 1 и 2 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации") обязан своими поступками укреплять веру в надежность такого общепризнанного способа защиты прав и свобод граждан каковым является судебный способ защиты, что, однако, не исключает, а, наоборот, предполагает необходимость оспаривания, в установленной уголовно-процессуальным законом форме, незаконных и необоснованных судебных решений, принятых по делу.
   При этом в Кодексе профессиональной этики адвоката содержатся четкие нравственные ориентиры для соответствующего поведения: "адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии" (п. 1 ст. 4); "при осуществлении профессиональной деятельности адвокат соблюдает деловую манеру общения" (п. 2 ст. 8); "участвуя или присутствуя на судопроизводстве, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду" (ч. 1 ст. 12).
   Квалификационная комиссия исходит из того, что поскольку судопроизводство - это единый процесс, состоящий из последовательно сменяющих одна другую стадий (направленных на законное разрешение одного и того же дела), в каждой из которых действует законный состав суда, по отношению к которому все участники судопроизводства, включая адвокатов, обязаны проявлять уважение, то подача адвокатом-защитником кассационной жалобы (заявления, объяснения и ходатайства) об одобрении, поддержании жалобы подсудимого Ф. является участием в судопроизводстве в процессуальной форме, установленной законом для данной стадии.
   Адвокат О. пояснил в заседании Комиссии, что он не знает, в подтверждение какого из предусмотренных законом кассационных поводов (оснований отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке - ст. 379-383 УПК РФ) он указал в составленном им документе, направленном в судебную коллегию по уголовным делам Московского областного суда, на обстоятельства, связанные с имеющимися, по мнению адвоката, у федерального судьи Д. заболеваниями.
   Квалификационная комиссия считает, что указания на обстоятельства, связанные с имеющимися, по мнению адвоката О., у федерального судьи Д. заболеваниями, и просьбы о принятии руководством городского суда и Московского областного суда срочного решения о проверке состояния здоровья федерального судьи Д. с 01.06.08 по настоящее время, о предложении ей же пройти курс обследования во врачебно-трудовой экспертной комиссии - ВТЭК (в т.ч. с проверкой всех имеющихся документов больниц, поликлиник, медицинских центров г. Серпухова, где этот судья наблюдался, обследовался, лечился) для определения состояния здоровья по настоящее время, включенные адвокатом О. в направленное им 19 апреля 2008 г. в кассационную инстанцию заявление (от 16 апреля 2008 г. исх. N 178), не имеют при обращении в суд кассационной инстанции правового значения, являются заведомо лишними для юридического документа (кассационной жалобы, заявления о поддержке доводов кассационной жалобы подзащитного), вопреки предписаниям п. 1 ст. 4, п. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката не свидетельствуют о сохранении адвокатом О. при обжаловании постановления городского суда Московской области от 1 апреля 2008 г. чести и достоинства, присущих профессии адвоката, о соблюдении адвокатом О. при осуществлении профессиональной деятельности (участии в судопроизводстве) деловой манеры общения, норм уголовно-процессуального законодательства, проявлении им уважения к суду.
   Между тем адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (подп. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").
   Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и Кодексом профессиональной этики адвокатов, установленных конференцией соответствующей адвокатской палаты (ст. 18 п. 1 Кодекса). Квалификационная комиссия признала, что адвокат О. нарушил требования Кодекса профессиональной этики адвоката. Советом адвокату О. объявлено предупреждение.
   2. В соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных этим же Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом.
   ...В своем объяснении - как письменном, так и данном в заседании квалификационной комиссии, адвокат Ш. сообщил, что он, зная о существующем законодательном запрете проноса в следственный изолятор для содержащихся под стражей обвиняемых писем и записок от родственников и иных лиц, действительно 9 июня 2008 г. пронес в своем досье в учреждение ИЗ-99/1 письмо жены обвиняемого З. Это письмо он зачитал вслух З. и показал ему, но не отдал. Письмо находилось в прозрачном пластиковом файле в его досье и оттуда не вынималось. В письме содержались сведения семейно-бытового характера. По окончании свидания сотрудники учреждения ИЗ-99/1 вынудили его отдать им это письмо, о чем был составлен соответствующий акт. При этом сотрудники учреждения ИЗ-99/1 требовали от него предоставить все производство (досье) по делу клиента с целью якобы проверки, не содержатся ли там документы, не относящиеся к делу З., но он (Ш.) предпочел отдать им письмо жены З., чтоб тем самым предотвратить их ознакомление с иными материалами, содержащимися в досье.
   Рассмотрев представленные Главным управлением Министерства юстиции РФ по г. Москве и ГУИН МЮ РФ материалы, заслушав объяснения адвоката Ш., квалификационная комиссия отмечает, что в соответствии с ч. 2 ст. 20 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" переписка содержащихся под стражей обвиняемых может осуществляться только через администрацию мест содержания под стражей и подвергается цензуре. Квалификационная комиссия считает, что зачтение содержащемуся под стражей обвиняемому писем и записок родственников и иных лиц представляет собой способ обхода законодательного запрета на переписку обвиняемого минуя администрацию мест содержания под стражей и цензуру, независимо от того, было ли само письмо (сама записка) передано обвиняемому или нет. Пронеся упомянутое письмо в следственный изолятор, не передав его администрации следственного изолятора для цензуры и последующей передачи обвиняемому, а, наоборот, прочитав его содержавшемуся под стражей обвиняемому, и дав ему осмотреть это письмо и убедиться, что оно действительно написано его женой, адвокат Ш. в нарушение требований п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката исполнил просьбу доверителя о нарушении закона. При указанных обстоятельствах, руководствуясь п. 1 ч. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, квалификационная комиссия при Адвокатской палате г. Москвы признала, что адвокат Ш. допустил нарушение п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку он выполнил незаконную просьбу жены обвиняемого о проносе в следственный изолятор ее письма обвиняемому и обеспечил бесцензурный доступ обвиняемого к содержанию этого письма.

Контрольные вопросы

   1. Какова роль адвокатской палаты в системе организации деятельности адвокатов в России?
   2. Каковы принципы организации адвокатских палат субъектов Российской Федерации?
   2. Для чего создается адвокатская палата в конкретном регионе? Каковы ее предназначение и принципы работы?
   3. Каков порядок образования адвокатской палаты на территории субъекта Российской Федерации?
   4. Какой орган является по закону высшим органом региональной адвокатской палаты?
   5. Что относится к компетенции собрания (конференции) адвокатов региональной адвокатской палаты?
   6. Каков состав совета региональной адвокатской палаты?
   7. Каковы полномочия совета региональной адвокатской палаты?
   8. Каковы функции и полномочия президента региональной адвокатской палаты?
   9. Кто имеет право возбудить дисциплинарное производство в отношении адвоката?
   10. Каков порядок избрания и полномочия ревизионной комиссии7
   11. Каков порядок формирования и функции квалификационной комиссии?
   12. Что является основанием прекращения статуса адвоката?
   13. Что понимается под дисциплинарной ответственностью адвоката?
   14. Каков порядок разбирательства дела в квалификационной комиссии?
   15. Какие меры дисциплинарной ответственности в отношении адвоката вправе избрать квалификационная комиссия?
   16. Дайте краткую характеристику Дисциплинарной практике Московской городской и областной коллегий адвокатов (составитель - адвокат П.А. Огнев) 1971 г.
   17. Охарактеризуйте современную дисциплинарную практику адвокатских палат на примере работы конкретной адвокатской палаты.
   18. По каким основаниям чаще всего возбуждаются дисциплинарные производства?

 
< Пред.   След. >