YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России (А.Г. Кучерена) arrow § 1. История русской дореволюционной адвокатуры
§ 1. История русской дореволюционной адвокатуры

§ 1. История русской дореволюционной адвокатуры

   Впервые о судебном представительстве упоминается в русских законодательных актах XV в. Из Псковской и Новгородской судных грамот известно, что обязанности судебных представителей тяжущихся, помимо их родственников, могли исполнять все правоспособные граждане, за исключением тех, кто состоял на службе и был облечен властью. Судебных представителей той эпохи условно можно разделить на две группы: первую составляли так называемые естественные представители, вторую - наемные, из которых постепенно и начал формироваться институт профессиональных поверенных. По Новгородской судной грамоте поверенного мог иметь всякий (ст. ст. 15, 18, 19, 32), и стороны, чьи интересы в судебном процессе отстаивали такие нанятые представители, должны были иметь дело только с ними (ст. 5).
   В соответствии со ст. 36 Судебника 1497 г. истец или ответчик могли не являться в суд, а прислать вместо себя поверенных. Судебник 1550 г. не только закреплял в ст. 13 право сторон иметь поверенных (стряпчих и поручников), но и устанавливал определенные правила для проведения поединка. Иными словами, в Судебниках 1497 и 1550 гг., а затем и в Соборном уложении 1649 г. (гл. 10, ст. 108) институт наемных поверенных фигурирует уже как существующий, но состав этих лиц был весьма разнообразен, ибо в то время еще не было законодательной регламентации представительства (стряпчества).
   В России в отличие от западноевропейских стран, где правозаступничество и судебное представительство развивались параллельно, как два самостоятельных института, сначала возникло судебное представительство и только затем в качестве защиты родственное представительство, а вскоре и наемные поверенные, которых называли ходатаями по делам, или стряпчими. Их функции могли осуществлять все дееспособные лица.
   По системе, установленной Указом от 5 ноября 1723 г., "тяжебные" (т.е. гражданские) дела готовились не стряпчими, а государственными чиновниками. Тяжущиеся стороны должны были только представить свои прошения, документы и доказательства, после чего суд объяснял дело и управлял его ходом до окончательного решения. Сроки рассмотрения дела не были установлены законом, поэтому в этом отношении суд или его канцелярия действовали весьма произвольно. Ни истец, ни ответчик не должны были знать, в каком состоянии находится дело; тем самым обеспечивалась судебная тайна. Для ускорения рассмотрения дела тяжущиеся стороны нередко вынуждены были прибегать к помощи прокуроров, губернаторов, генерал-губернаторов и даже министров, ведь только властные органы могли исправить запутанный и почти произвольный ход дела в судах. Очевидно, что честному, но не имевшему протекции ходатаю-адвокату работать в таких судах было весьма сложно.
   Задача стряпчего, формальное участие которого в то время сводилось к сбору и составлению бумаг, заключалась в том, чтобы максимально запутать дело, затянуть его рассмотрение, воздействуя закулисными средствами на всемогущую, но неповоротливую судебную канцелярию. Граждане для этого и обращались к стряпчему, и только с такой позиции оценивались его знания и деловые способности.
   Для понимания прежних условий работы адвоката весьма важно правило, изложенное в "Кратком изображении процессов или судебных тяжб 1715 г.", в гл. 5 которого ("Об адвокатах и полномочных") говорилось: "Хотя в середине процесса челобитчик или ответчик занеможет или протчие важные причины к тому прилучаются так, что им самим своею особою в кригсрехте явитца невозможно, то позволяетца оным для выводу своего дела употреблять адвокатов и оных вместо себя в суд посылать. И, правда, надлежало б в кригсрехтах все дела как наикратчийше, отложа всякую пространность, представлять. Однако ж, когда адвокаты у сих дел употребляются, оные своими непотребными пространными приводами судью более утруждают, и оное дело толь паче к вящиему пространству, нежели к скорому приводят окончанию".
   В 1775 г. Екатерина II подписала Указ "Учреждения о губерниях", по которому стряпчие становились помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований в виде образовательного или нравственного ценза к стряпчим не предъявлялось. Не существовало и внутренней организации. Губернские стряпчие казенных и уголовных дел имели право давать заключение по делу, составлять и подавать жалобы.
   Прогрессивно настроенная часть общества понимала ненормальность сложившегося положения и предпринимала определенные попытки хоть как-то урегулировать правозаступничество. Высочайше утвержденный 14 декабря 1797 г. Доклад Правительствующего Сената о ситуации в Литовской губернии констатировал, что люди, в судах по делам ходящие, злоупотребляют знанием законов и прав тамошних. Вместо того чтобы помогать тяжущимся в получении, а судам в отдании справедливости, часто умножают только ябеды, распри, ссоры и бывают причиной вражды и разорения фамилий. Для борьбы с подобными явлениями был увеличен сословный и имущественный ценз адвокатов. Адвокат должен был быть дворянином и иметь свои деревни в данном повете или по меньшей мере в Литовской губернии. Предусматривался ряд оснований, по которым полагалось отрешение от стряпчества, например, если стряпчий предстанет перед судом пьяный или, проведя время в пьянстве, пренебрежет тяжбу или будет изобличен в картежной игре.
   Только в XIX столетии судебное представительство превращается в юридический институт присяжных стряпчих, которые вносились в особые списки, существовавшие при судах.
   Законом от 14 мая 1832 г. был создан институт присяжных стряпчих, направленный на упорядочение деятельности судебных представителей в коммерческих судах. В список лиц, которые могли заниматься практикой в коммерческих судах, включались только те, кто представлял аттестаты, послужные списки и другие свидетельства об их звании и поведении.
   Суд по своему усмотрению либо вносил кандидата в список, либо отказывал ему в этом без объяснения причин. Внесенный в список стряпчий приносил присягу. В обязанности суда входило обеспечение достаточного числа присяжных стряпчих, чтобы тяжущиеся стороны не затруднялись в их выборе. Закон значительно ограничивал права и возможности присяжных стряпчих, они по-прежнему оставались в полной зависимости от судей.
   К середине XIX в. необходимость проведения судебной реформы становилась все очевиднее. Ее органической частью должен был стать институт адвокатуры, неизвестный российскому судопроизводству. Поэтому вопрос о будущем адвокатуры в то время серьезно обсуждался общественностью, которая пыталась найти компромисс между неуважением к адвокатуре и неумолимыми требованиями времени о создании состязательного процесса в судах <1>.
   --------------------------------
   <1> Если судебное правительство известно в России с очень давних времен, то подлинной адвокатуры тогда еще не было. Это объясняется тем, что верховенство следственного процесса делало фигуру адвоката излишней. Официально признавались лишь ходатаи и поверенные. Они обычно были юридически неподготовленными, а порой неграмотными и, напомним, зачастую не помогали правосудию, а запутывали дело, чтобы выиграть его любым путем.
    
   Для подготовки судебной реформы в 1861 г. была образована комиссия, результатом работы которой стали Основные положения преобразования судебной части в России, утвержденные императором Александром II 29 сентября 1862 г. Эти Положения состояли из трех частей, посвященных судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. В них были зафиксированы следующие принципиальные изменения: отделение суда от администрации, выборный мировой суд, присяжные заседатели в окружном суде, адвокатура, принцип состязательности.
   Такое начало Основных положений, как образование судебной части в России, легло в основу Закона от 20 ноября 1864 г. "Учреждение Судебных установлений". Этим Законом в России была создана адвокатура - институт присяжных поверенных, без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом.
   Адвокатура, созданная в ходе этой судебной реформы, стала быстро завоевывать общественный авторитет. Современники поражались обилию талантливых адвокатов, их популярности у народа, росту числа выигранных дел. Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. В Законе были определены предъявляемые к присяжным поверенным требования, совпадавшие с теми требованиями, которым должен был отвечать судья, - иметь высшее юридическое образование и пятилетний стаж работы по юридической специальности. Но наряду с этим были введены и ограничения. Присяжными поверенными не могли быть:
   - лица, не достигшие 25-летнего возраста;
   - иностранцы;
   - граждане, объявленные несостоятельными должниками (банкротами);
   - состоявшие на службе правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные должности без жалования;
   - граждане, подвергшиеся по судебному приговору лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговору духовного суда;
   - состоявшие под следствием за преступления или проступки, за которые полагалось лишение или ограничение прав состояния;
   - исключенные из службы по суду либо из духовного ведомства за пороки или из среды обществ и дворянских собраний по приговору тех же сословий, к которым они принадлежат;
   - те, которым по суду было воспрещено хождение по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных.
   Для лиц не христианских вероисповеданий (так называемых иноверцев) поступление в адвокатуру было ограничено рядом дополнительных условий, и самое главное то, что приняты они (иноверцы) могли быть только с разрешения Министерства юстиции. По толкованию Сената, не могли быть присяжными поверенными (а также их помощниками) лица женского пола. Это была явная дискриминация. В каждом округе судебной палаты, если в нем насчитывалось не менее 20 поверенных, учреждался совет присяжных поверенных, число членов которого по решению общего собрания должно было быть не менее пяти и не более 15 человек.
   Деятельность совета присяжных детально регламентировалась. Он образовывался для правильного и успешного надзора за всеми присяжными поверенными и совмещал обязанности административного и судебного характера: вел наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, законов, установленных правил и всего прочего в интересах доверителей. О своей деятельности совет должен был ежегодно отчитываться перед общим собранием.
   Совет мог создать при окружном суде свое отделение. Это делалось в тех случаях, когда в каком-либо городе, где даже не было судебной палаты, работало более 10 присяжных поверенных. Однако в 1889 г. в рамках судебной контрреформы такая практика была приостановлена, и в тех местностях, где не было советов, контроль над деятельностью присяжных поверенных был возложен на судебные органы.
   Правовое положение совета присяжных поверенных сводилось к следующему. В его обязанности входило:
   а) рассмотрение прошений лиц, желавших приписаться к числу присяжных поверенных либо выйти из этого звена, и сообщение судебной палате о приписке их или об отказе в этом;
   б) рассмотрение жалоб на действия поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных правил;
   в) назначение поверенных по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользовавшихся на суде правом бедности;
   г) определение количества вознаграждения поверенному по таксе в случае несогласия по этому предмету между ним и тяжущимся или отсутствия между ними письменного условия;
   д) определение взыскания с поверенных как по собственному усмотрению совета, так и по жалобам, поступавшим в совет.
   Совет имел право подвергать присяжных поверенных дисциплинарному наказанию в виде предостережения, запрещать им отправлять обязанности поверенного в течение определенного советом срока, но не более одного года, исключать из числа присяжных поверенных, предавать уголовному суду в особенно важных случаях.
   Специально оговаривалось и то обстоятельство, что исключенные из числа присяжных поверенных лишались права поступать в это звание во всем государстве. Если присяжному поверенному уже запрещалось два раза временно отправлять данные обязанности, то в случае его новой вины, которую совет признавал заслуживающей такого же взыскания, он исключался из числа поверенных.
   Ни одно из упомянутых взысканий не могло быть назначено советом без предварительного истребования от провинившегося объяснений в определенный советом срок. При отказе предоставить объяснения или из-за неявки в назначенный срок без уважительных причин совет заочно выносил постановление на основании имевшихся у него сведений и известных ему обстоятельств. Никакое постановление совета не могло иметь силы, если в нем участвовало менее половины его членов. При равенстве голосов голос председателя был решающим. Но взыскания могли быть определены советом только по числу двух третей голосов. На все постановления совета и его отделения, кроме предостережения или выговора, могли быть принесены жалобы в судебную палату в двухнедельный срок со времени объявления этих постановлений. Протесты прокуроров могли быть принесены в тот же срок. Определения палаты по этим жалобам и протестам были окончательными.
   Был установлен и порядок поступления в присяжные поверенные. Желающий должен был подать прошение об этом в совет поверенных. К прошению прилагались документы, подтверждавшие, что проситель удовлетворяет условиям, необходимым для поступления в присяжные поверенные. После того как совет принимал решение о принятии данного лица, тот должен был дать присягу по правилам своего вероисповедания. Интересен текст этой присяги: "Обещаюся и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержавцу Всероссийскому, не исполнять и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых, будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на страшном суде его. В удостоверение сего целую слова и крест спасителя моего. Аминь" (приложение N 2 к Судебным установлениям).
   Были определены права и обязанности присяжных поверенных. Они могли принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписаны (ст. 383). Назначенный советом для производства дела присяжный поверенный не мог отказаться от исполнения данного ему поручения, не обосновав этого уважительными причинами. Поверенный не мог покупать или каким-либо иным способом приобретать права своих доверителей по тяжбам, вести дела в качестве поверенного против своих близких родственников, быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе, разглашать тайны своего доверителя, причем не только во время производства, но даже после окончания дела. В случае переезда в другой город присяжный поверенный должен был с согласия своих доверителей передать находившиеся у него дела другому присяжному поверенному.
   Из положений Судебных установлений следует, что присяжные поверенные не были государственными служащими, поэтому на них не распространялось чинопроизводство и они не имели права на служебные знаки отличия.
   Присяжные поверенные - это установленные в государственных интересах лица свободной профессии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел, подчинялись только для них предусмотренному особому дисциплинарному порядку, за нарушение которого наступала определенная ответственность:
   а) дисциплинарная - за несоблюдение адвокатской этики и нарушения профессиональных обязанностей, не дававших оснований для уголовного преследования;
   б) гражданская - за совершение действий, сопряженных с нанесением доверителю материального ущерба, вызванного небрежным исполнением своих обязанностей (пропуск процессуальных сроков и т.п.). В этом случае тяжущийся имел право взыскать с поверенного свои убытки через тот суд, в котором он вел дело;
   в) уголовная - за совершение умышленных действий во вред своим доверителям (например, злонамеренное превышение пределов полномочий и злонамеренное вступление в сношение или сделки с противниками своего доверителя во вред ему, злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов).
   На судебном заседании присяжные поверенные пользовались свободой речи, но не должны были распространяться о предметах, не имевших никакого отношения к делу, показывать неуважение к религии, закону и властям, употреблять выражения, оскорбительные для чьей бы то ни было личности. Оскорбленное лицо на основании общих законов могло привлечь присяжного поверенного к ответственности за клевету и обиду, и в этом случае он мог подвергнуться уголовному наказанию.
   Присяжные поверенные могли принимать на себя ведение любых дел, как уголовных, так и гражданских, но ни в тех ни в других они не были единственными правозаступниками: в гражданских процессах, кроме них, вести дела тяжущихся могли частные поверенные, а в уголовных - близкие родственники.
   К ведению дел, находившихся в производстве мировых судей, допускались все правоспособные граждане, но не более как по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа. По уголовным делам присяжные поверенные принимали на себя защиту подсудимых либо по соглашению с ними, либо по назначению председателя суда. В уголовных делах, подлежавших ведению общих судебных учреждений, практиковалось назначение официальных защитников. По просьбе подсудимого председатель суда назначал ему защитника из состоявших при суде присяжных поверенных, а при их недостатке - из кандидатов на судебные должности лиц, известных председателю своей благонадежностью. Председатель суда был обязан назначать защитника по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами от 10 до 17 лет, независимо от желания самих несовершеннолетних, их родителей или попечителей. Отказываться от таких поручений присяжные поверенные могли только по уважительным причинам. В гражданских делах председатель суда мог назначить поверенного только в случае отказа ранее избранного тяжущимся поверенным от ведения дела.
   Совет присяжных поверенных мог назначать поверенных и в других случаях по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности.
   Присяжные поверенные могли заключать письменные условия о гонораре за ведение дела по соглашению сторон. Помимо этого, существовала особая такса, имевшая двоякое значение. Суд, во-первых, руководствовался ею при исчислении суммы издержек, подлежавших взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей, и, во-вторых, сам определял размер гонорара поверенного, когда тот заключал письменные условия с доверителем. Предполагалось, что Министерство юстиции по представлениям судебных палат и советов присяжных поверенных будет определять твердую таксу оплаты труда поверенного каждые три года. Но это исполнено не было, и первая такса, установленная в 1868 г., оставалась единой на весь период существования присяжной адвокатуры в России. Это относилось только к гражданским делам.
   Основным критерием при определении размера гонорара служила цена иска. Так, за участие по делу в двух инстанциях поверенный получал обусловленный процент от суммы иска. По делам, не подлежавшим оценке, гонорар определял суд, исходивший из значения и важности дела для тяжущихся сторон, их материального положения, времени и труда, затраченного поверенным. Эта сумма могла составлять от 50 до 1200 руб. Суд же определял и вознаграждение за ведение дела в порядке охранительного судопроизводства (используя современную терминологию - защита по назначению суда), в зависимости от сложности дела - до 600 руб., а по делам ценой менее 500 руб. - до 50 руб. За ведение дела в первой инстанции присяжный поверенный получал 2/3 определенного таксой гонорара, за ходатайство во второй инстанции - 1/3, а в кассационном департаменте Сената - 1/4. В случае проигрыша дела гонорар уменьшался: присяжный поверенный истца получал 1/4, а поверенный ответчика - 1/3 положенного ему гонорара.
   Из полученных вознаграждений удерживались проценты, отчислявшиеся на вознаграждение присяжных поверенных, назначенных председателями судов для защиты подсудимых. Распределяло эту сумму Министерство юстиции ежегодно между всеми судебными округами России соответственно числу защитников, назначенных председателями из присяжных поверенных, а в округах полученные от Министерства суммы распределялись советами присяжных поверенных между назначенными поверенными.
   Составление подробных правил о порядке взимания сбора с присяжных поверенных, контроле и отчетности по нему возлагалось на судебные палаты. Утверждали эти правила руководители трех ведомств: министр юстиции, министр финансов и государственный контролер. Судебные палаты обязаны были принимать меры к точному соблюдению указанных правил со стороны советов присяжных поверенных и окружных судов.
   Каждый присяжный поверенный обязан был вести список дел, порученных ему, и представлять его в совет поверенных по его первому требованию.
   Судебная реформа не уделила должного внимания вопросу о помощниках присяжных поверенных. В Судебных установлениях лишь упоминалось, что с учреждением сословия присяжных поверенных у них могут быть помощники (по практическим занятиям) - лица, которые, окончив курс юридических наук, но нигде не служившие, могли иметь сведения и в судебной практике. Занимаясь в течение пяти лет судебной практикой под руководством поверенных в качестве помощников, они могли впоследствии стать присяжными поверенными. Деятельность помощников законом ограничивалась, не регламентировались организационные формы этого института, не были определены правила поступления в помощники, их права и обязанности, ничего не говорилось о контроле над ними. Поэтому работа с помощниками была пущена на самотек и зависела от того внимания, которое уделяли этому вопросу те или иные советы присяжных поверенных. Советы сами вырабатывали правила организации помощников. Впервые такие правила были изданы в 1872 г. в Петербурге, а в 1878 г. - в Москве.
   Довольно быстро помощники превратились в активную часть адвокатского сословия, их деятельность приближалась к адвокатской. В связи с этим надлежало упорядочить институт помощников законодательным путем, предоставив им не только те права, которые в обход закона уже были завоеваны ими на практике, например право защищать по назначению от суда, но и новые права, например получать бесплатное свидетельство на право быть поверенным. К сожалению, на практике усовершенствовать институт помощников присяжных поверенных в то время не удалось, как, впрочем, не удается пока сделать это и на современном этапе.
   Введение в действие Судебных установлений обнаружило явно недостаточное число присяжных поверенных. Вследствие этого образовалась своеобразная, не упорядоченная законом частная адвокатура в лице всевозможных ходатаев по делам, обычно гражданским. Возникла необходимость в ее законодательной регламентации. В 1874 г. был издан Закон, учредивший наряду с присяжной адвокатурой институт частных поверенных.
   Для того чтобы стать частным поверенным и приобрести право на участие в производстве гражданских дел в мировых и в общих судебных установлениях, требовалось получить особое свидетельство. Оно выдавалось судами в округе, где частный поверенный осуществлял ходатайства по делам. Этими же судами накладывались и дисциплинарные наказания. Подробно правовое положение частных поверенных было регламентировано значительно позже.
   Частные поверенные могли ходатайствовать по делам только в том судебном месте, где было выдано свидетельство. Исключение составляли два случая:
   - имевшие свидетельство от мирового или уездного съезда могли ходатайствовать и по делам, производившимся у мировых судей, земских начальников, городских судей и в губернских присутствиях, находившихся в округе данного съезда;
   - поверенные, принявшие ведение дела на основании полученного ими свидетельства, имели право ходатайствовать по этому делу и в кассационных департаментах Сената.
   Свидетельства частных поверенных облагались особым сбором в размере 40 руб. в год, если они выдавались съездом, и 75 руб., когда их выдавал окружной суд или палата.
   Дисциплинарную ответственность частные поверенные несли перед теми судами, при которых они состояли. Суды налагали дисциплинарные взыскания либо по своей инициативе, либо по предложению прокуратуры. Дисциплинарная ответственность была та же, что и у присяжных поверенных: предостережение, выговор, запрещение практики и исключение из числа поверенных.
   На постановление судов о недопуске к профессии частных поверенных и о наложении двух самых тяжелых наказаний - запрещения практики и исключения из числа поверенных - могла быть подана апелляция в суды высшей инстанции. Независимо от вида дисциплинарных взысканий министру юстиции было предоставлено право отстранять от ходатайства по судебным делам лиц, которых он признавал недостойными звания поверенного.
   Вводя институт частных поверенных из-за недостатка присяжных, законодатели имели в виду разбирательство ими только гражданских дел. Но частные поверенные, пользуясь предоставленным им ст. 565 Устава Уголовного судопроизводства правом, очень быстро сориентировались в ситуации и стали активно вести уголовные дела. Качество их работы значительно уступало качеству труда профессиональных присяжных поверенных, что неудивительно, ибо требования, предъявляемые законом к частным поверенным, были заниженными. Частным поверенным мог стать всякий грамотный, совершеннолетний и нигде не учащийся, не отлученный от церкви и не исключенный со службы, из своего сословного общества или из ходатаев по чужим делам, а также не лишенный по суду всех прав состояния за деяния, влекущие за собой такое лишение прав. Частные поверенные не были объединены в какую-либо организацию, в которой могли бы повышать свой профессиональный уровень и где бы хранились и приумножались традиции профессиональной защиты.
   Процессуальными противниками их были опытные и юридически образованные прокуроры. При такой защите, в условиях равенства сторон, страдали не только сами подсудимые, но и правосудие в целом.
   Завершая краткий обзор судебной реформы 1864 г., отметим, что в результате ее организация русской адвокатуры строилась на следующих принципах: совмещение правозаступничества с судебным представительством, относительная свобода профессии и независимость от органов власти, корпоративность и сословность организации, сочетавшаяся с элементами дисциплинарной подчиненности судам, определение гонорара по соглашению с доверителем. После проведения реформы судебная система России стала, по сравнению с прежней, более упорядоченной и стройной.

 
< Пред.   След. >