YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Арбитражный процесс (Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев) arrow § 2. Источники арбитражного процессуального права
§ 2. Источники арбитражного процессуального права

§ 2. Источники арбитражного процессуального права

   Источниками арбитражного процессуального права являются те формы, в которых внешне закрепляются и функционируют соответствующие правовые нормы.
   Одним из подтверждений существования самостоятельной отрасли права, как привило, является наличие системы нормативных кодифицированных актов, регулирующих однородные общественные отношения. Этому условию полностью отвечает арбитражное процессуальное право, нормы которого облечены в форму системы федеральных законов.
   В ч. 1 ст. 13 АПК РФ приведен перечень нормативных правовых актов, на основании которых арбитражный суд рассматривает дела. При этом законодатель в данном перечне использует по существу две классификации, известные в правовой науке. Здесь представлена, во-первых, классификация нормативных правовых актов по юридической силе (основная классификация): нормативные правовые акты расположены в порядке убывания юридической силы. Во-вторых, нормативные правовые акты сгруппированы по уровням их принятия: международный, федеральный, региональный, местный.
   Наряду с отмеченными классификациями нормативных актов в правовой науке и практике используется и классификация по такому основанию, как характер норм соответствующего нормативного правового акта. Здесь можно выделить две группы этих актов: акты процессуального и материального законодательства. Арбитражные суды при рассмотрении дел применяют и те, и другие акты. Стоит признать, что данная классификация в известной мере носит условный характер. Так, встречаются акты, применяемые арбитражными судами, которые носят смешанный характер, включающие в себя одновременно и процессуальные, и материальные правовые нормы. К таким актам можно отнести, например, ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, регламентирующий как материальные, так и процессуальные отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством).
   Перечень нормативных правовых актов в ч. 1 ст. 13 АПК РФ открывает Конституция РФ. В силу ч. 1 ст. 15 Конституции РФ данный акт имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ и соответственно законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ. Далее следуют международные договоры РФ. Согласно ч. 3 ст. 3 АПК РФ если международным договором РФ установлены иные правила судопроизводства, чем те, которые предусмотрены законодательством РФ, то применяются правила международного договора. Как указано в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Следующим блоком нормативных правовых актов выступают федеральные конституционные законы и федеральные законы. В соответствии с ч. 1 ст. 76 Конституции РФ по предметам ведения РФ принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории РФ. Кроме того, федеральные законы издаются по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ). Как установлено в ч. 3 ст. 76 Конституции РФ, федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам. Другими словами, последним актам законодатель отдает приоритет. Такое положение связано с тем, что федеральные конституционные законы принимаются по наиболее важным вопросам, обозначенным в Конституции РФ (ч. 1 ст. 108 Конституции РФ). Следует учитывать, что среди общего количества федеральных конституционных и федеральных законов наибольший удельный вес занимают федеральные законы. По сравнению с последними федеральных конституционных законов не так много. В настоящее время действуют, например, ФКЗ от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ “О Правительстве Российской Федерации”, ФКЗ от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ “О военном положении” и ряд других.
   В числе федеральных законов особое место занимают кодифицированные акты — кодексы, которые в целом можно охарактеризовать как системообразующие акты в соответствующих отраслях законодательства. К таким актам, в частности, относятся: ГК РФ, НК РФ, КоАП и др. Специфика этих актов состоит в том, что законодатель устанавливает приоритет норм, содержащихся в этих актах, над предписаниями других федеральных законов. При этом рассматриваемые акты по своей природе являются федеральными законами. Однако Конституция РФ формально не выделяет подобные акты (кодексы) среди прочих федеральных законов. Более того, в юридической литературе высказано мнение о том, что положения кодексов, в частности ч. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ, устанавливающие приоритет норм этих актов над нормами иных федеральных законов, не могут быть применены, как противоречащие положениям ст. 76 Конституции РФ.
   После федеральных конституционных и федеральных законов в ч. 1 ст. 13 АПК РФ обозначен блок федеральных подзаконных актов. К ним относятся (в порядке убывания юридической силы): нормативные правовые акты Президента РФ, нормативные правовые акты Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти.
   Согласно ст. 90 Конституции РФ Президент РФ издает указы и распоряжения, которые обязательны для исполнения на всей территории РФ и которые не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам. Необходимо обратить внимание на то, что в ч. 1 ст. 13 АПК РФ речь идет лишь о нормативных актах Президента РФ. В то же время среди актов Президента РФ (указов и распоряжений) можно выделить и акты ненормативного характера. Ненормативными являются в основном распоряжения, но такой характер может быть и у отдельных указов Президента РФ.
   Правительство РФ в соответствии со ст. 115 Конституции РФ издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Эти акты издаются на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ. Они обязательны к исполнению в Российской Федерации. Однако постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ могут быть отменены Президентом РФ. Как и в случае с актами Президента РФ, ч. 1 ст. 13 АПК РФ указывает на акты Правительства РФ, которые имеют нормативный характер. Согласно ст. 23 ФКЗ 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ “О Правительстве Российской Федерации” акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства РФ. В то же время акты по оперативным и другим текущим вопросам, не имеющие нормативного характера, издаются в форме распоряжений Правительства РФ.
   Наряду с нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ арбитражные суды рассматривают дела и на основании нормативных актов федеральных министерств и ведомств. Эти акты также следует отличать от соответствующих актов ненормативного характера. Например, это приказ Федерального агентства по атомной энергии от 27 февраля 2008 г. № 104 “Об утверждении Порядка организации работы Федерального агентства по атомной энергии в делах о банкротстве и в процедурах банкротства стратегических предприятий и организаций”, письмо Минфина РФ от 3 сентября 2008 г. № 08-04-14/2252 “О необходимости уплаты государственной пошлины публично-правовыми образованиями при обжаловании актов арбитражных судов” и другие акты.
   Следует указать, что предписания об актах федеральных органов исполнительной власти содержатся не только в подзаконных актах, но и в некоторых федеральных законах. Так, в соответствии со ст. 4 НК РФ федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов Федерации, исполнительные органы местного самоуправления, органы государственных внебюджетных фондов в предусмотренных законодательством о налогах и сборах случаях издают нормативные правовые акты по вопросам, связанным с налогообложением и сборами, которые не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах. Федеральная таможенная служба при издании указанных актов руководствуется также таможенным законодательством РФ. Министерство РФ по налогам и сборам, Министерство финансов РФ, Федеральная таможенная служба, органы государственных внебюджетных фондов издают обязательные для своих подразделений приказы, инструкции и методические указания по вопросам, связанным с налогообложением и сборами, которые не относятся к актам законодательства о налогах и сборах. Рассматриваемые нормы об актах федеральных органов исполнительной власти содержатся и в ст. 3 Бюджетного кодекса РФ.
   Наряду с нормативными правовыми актами арбитражные суды в своей деятельности должны применять и правовые позиции Конституционного Суда РФ. Эти правовые позиции Конституционного Суда РФ занимают особое место среди источников отечественного права. При анализе правовых позиций Конституционного Суда РФ в юридической литературе справедливо указывается на то, что Конституционный Суд РФ осуществляет правотворческую деятельность особого рода, его правовые позиции обладают нормативной силой и являются преюдициальными для судов. В некоторых случаях отдельные акты Конституционного Суда РФ приравниваются по существу к нормативным правовым актам.
   Правовые позиции Конституционного Суда РФ выражаются в его решениях. Решения Конституционного Суда РФ согласно ст. 71 ФКЗ от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации” оформляются в виде постановлений, определений и заключений. Решения по вопросам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, оформляются в форме постановлений и определений Конституционного Суда РФ. Вывод о нормативной силе правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в его решениях, подкрепляется содержанием отмеченного ФКЗ от 21 июля 1994 г. В соответствии со ст. 79 названного ФКЗ решение Конституционного Суда РФ окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Оно обязательно на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 6 ФКЗ от 21 июля 1994 г.).
   Примером правовой позиции Конституционного Суда РФ является введение в налогово-правовую сферу категории “добросовестный налогоплательщик”, которая формально не известна законодательству о налогах и сборах. Данная категория достаточно активно используется арбитражными судами для обоснования судебных актов по налоговым спорам. Интересно обратить внимание на то обстоятельство, что иногда прямой ссылки в судебном акте на соответствующую правовую позицию может и не содержаться, т.е. могут отсутствовать реквизиты постановления или определения Конституционного Суда РФ, которыми введена данная правовая позиция. Однако в подобных случаях арбитражный суд использует отдельные аргументы, высказанные в решении Конституционного Суда РФ.
   Разрешая споры, арбитражные суды должны руководствоваться также и актами Высшего Арбитражного Суда РФ, разъясняющими судебную практику по отдельным вопросам. Данные акты формально не названы в ст. 13 АПК РФ, поскольку отечественная доктрина обычно не относит эти акты к источникам права и называет их “дополнительным и вспомогательным элементом нормативно-правового регулирования”. Указанный производный характер праворазъясняющих актов Высшего Арбитражного Суда РФ по отношению к нормативным правовым актам усматривается и в содержании ч. 4 ст. 170 АПК РФ, определяющей содержание мотивировочной части решения арбитражного суда. Если нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, должны быть обязательно указаны в отмеченной части решения арбитражного суда, то ссылки на постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики могут содержаться (но могут и не содержаться) в данной части решения. Производный характер разъяснений ВАС РФ по отношению к нормам закона видится и в том, что соответствующее судебное разъяснение не может изменять или отменять нормы закона. При утрате законом своей силы соответствующее судебное разъяснение также фактически перестает применяться, пусть даже и без формальной отмены.
   Отсутствие у актов Высшего Арбитражного Суда РФ всей совокупности традиционных свойств источников права можно подтвердить также ссылкой на п. 4 Определения КС РФ от 4 июля 2002 г. № 200-Ü “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерного общества открытого типа “Энергомаш” на нарушение конституционных прав и свобод положениями ст. 5 Закона РФ “О дорожных фондах в Российской Федерации”, п. 5 Порядка образования и использования территориального дорожного фонда Новгородской области, п. 1 ст. 75 НК РФ и п. 2 ст. 13 ФКЗ “Об арбитражных судах в Российской Федерации”. Здесь указано, что норма п. 2 ст. 13 ФКЗ “Об арбитражных судах в Российской Федерации” (об обязательности постановлений пленумов ВАС РФ для арбитражных судов в Российской Федерации), как следует из ее содержания, регламентирует отношения между Пленумом ВАС РФ и другими арбитражными судами в Российской Федерации и, следовательно, конституционные права и свободы заявителя (коммерческой организации) ею непосредственно не затрагиваются. Другими словами, постановления пленумов ВАС РФ формально не обязательны для подобных лиц, а значит, и для других аналогичных субъектов экономической деятельности. Однако в настоящее время нельзя отрицать известную нормативную силу этих актов. Более того, в юридической литературе последнего времени иногда указывается, что постановления Пленума ВАС РФ необходимо относить к источникам права.
   Наряду с отмеченными постановлениями разъяснения судебной практики могут содержаться и в различных информационных письмах Президиума ВАС РФ, который в соответствии со ст. 16 ФКЗ “Об арбитражных судах в Российской Федерации” рассматривает отдельные вопросы судебной практики и о результатах рассмотрения информирует арбитражные суды в Российской Федерации. Также полномочиями по изучению и обобщению судебной практики обладают федеральные арбитражные суды округов и арбитражные суды субъектов Российской Федерации (соответственно ст. 26 и 36 ФКЗ “Об арбитражных судах в Российской Федерации”). Однако полномочия давать разъяснения у данных судов формально отсутствуют.
   Некоторую нормативную силу по существу имеют и отдельные постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам. Эти акты (например, акты по вопросам уступки права требования) служат известным ориентиром для иной судебной практики арбитражных судов. Другие арбитражные суды принимают судебные акты с учетом соответствующих постановлений Президиума ВАС РФ по аналогичным делам. Также участники экономических отношений сообразовывают поведение с указанными судебными актами. Формально нормативная сила рассматриваемых актов может быть подтверждена, в частности, содержанием ч. 1 ст. 16 АПК РФ (см. указанную статью и комментарий к ней), установившей правило об обязательности судебных актов, вступивших в законную силу.
   С учетом всего изложенного о судебной практике, в том числе о практике Конституционного Суда РФ, можно сделать вывод о том, что в целом развитие отечественной правовой системы в настоящее время осуществляется в сторону нормативно-прецедентной. Здесь на первое место традиционно выходят такие источники права, как нормативные правовые акты, но определенное место уже занимают также и нормы, созданные в рамках функционирования судебной системы. Хотя в любом случае прецедента в том виде, который имеется в зарубежных правопорядках, у нас не наблюдается. Речь идет лишь о прецедентной практике высших судебных инстанций.
   Кроме нормативных правовых актов и правовых позиций Конституционного Суда РФ, а также известного использования праворазъясняющих актов Высшего Арбитражного Суда РФ, арбитражный суд применяет и еще один правовой источник — обычай делового оборота. Согласно ст. 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Обычаи делового оборота не должны противоречить обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства. Таким образом, по своей правовой силе обычай вторичен по отношению к действующему законодательству.
   Арбитражный суд применяет не только положения отечественного права, но и в установленных случаях нормы иностранного права.
   По смыслу ч. 5 ст. 13 АПК РФ применение норм иностранного права возможно в трех случаях. Во-первых, это допускается в соответствии с международным договором Российской Федерации. Во-вторых, в соответствии с федеральным законом. В-третьих, в соответствии с соглашением сторон, которое заключено на основании международного договора Российской Федерации и(или) федерального закона.
   Законодатель установил один из действенных механизмов восполнения правовых пробелов — применение правовых аналогий. Предыдущий АПК РФ 1995 г. в ч. 4 ст. 11 также предусматривал возможность применения аналогии. Однако в нынешнем АПК РФ эта норма по содержанию существенно расширена и вслед за ст. 6 ГК РФ прямо указывается на существование двух правовых аналогий: аналогии закона и аналогии права. Причем текстуально ч. 6 ст. 13 АПК РФ и ст. 6 ГК РФ в основе своей совпадают.
   По смыслу ч. 6 ст. 13 АПК РФ первоначально судом применяется аналогия закона, т.е. суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения. Вместе с тем следует отметить, что на практике арбитражные суды к аналогии относятся весьма осторожно, особенно к аналогии в области публичного права. В основном аналогия закона применяется Высшим Арбитражным Судом РФ, а уже затем на этой основе и нижестоящими судами. Примером, когда судебная практика обращается к аналогии закона, может служить п. 7 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами”. Здесь хотя об аналогии прямо и не упоминается, все-таки закрепляется положение о возможности применения ст. 333 ГК РФ (о праве суда на снижение неустойки) к процентам по ст. 395 ГК РФ. Кроме того, аналогия закона фактически была использована и в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 1 июня 2000 г. № 53. Здесь указано следующее: “Принимая во внимание то, что нежилое помещение является объектом недвижимости, отличным от здания или сооружения, в котором оно находится, но неразрывно с ним связанным, и то, что в ГК РФ отсутствуют какие-либо специальные нормы о государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений, к таким договорам аренды должны применяться правила п. 2 ст. 651 ГК РФ”. Как видно, все это гражданско-правовые аналогии, возможность применения которых основывается на прямом указании не только АПК РФ (ч. 6 ст. 13), но и ГК РФ (ст. 6). Аналогия закона в области публичного права (административного, налогового и др.) встречается в судебной практике крайне редко. В частности, на возможность ее использования фактически указано в п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 г. № 5 “О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации”. Здесь Пленум ВАС РФ допустил применение для исков налоговых органов к юридическим лицам о взыскании недоимок по налогам пресекательного срока обращения налогового органа в суд, который установлен в п. 3 ст. 48 НК РФ для отношений с участием физических лиц. При этом в законодательстве специальный пресекательный срок для указанных исков налоговых органов в отношении юридических лиц не установлен, т.е. по данному вопросу имеет место правовой пробел.
   Если же суд придет к выводу об отсутствии правовых норм, регулирующих сходные отношения, то далее используется аналогия права. Другими словами, аналогия права применяется, как указано в п. 2 ст. 6 ГК РФ, при невозможности использования аналогии закона. В рамках аналогии права дело рассматривается исходя из общих начал и смысла нормативных правовых актов. Наряду с этим п. 2 ст. 6 ГК РФ предписывает учитывать при аналогии права еще и требования добросовестности, разумности и справедливости.
   Сравнительный и комплексный анализ ч. 6 ст. 13 АПК РФ и ст. 6 ГК РФ позволяет ответить на вопрос, который ставит ст. 6 ГК РФ: кто вправе применить аналогию? Представляется, что такую аналогию во всех сферах правового регулирования (и в частном, и в публичном праве) может использовать лишь суд. Императивность норм публичного права, традиционно не предусматривающего аналогию, не допускает ее использования иными лицами, кроме суда. В то же время формально в сфере гражданского права нет прямого запрета на использование аналогии и непосредственными участниками экономических (гражданских) отношений.

 
< Пред.   След. >