YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Арбитражный процесс (Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев) arrow § 5. Межотраслевые связи арбитражного процессуального права
§ 5. Межотраслевые связи арбитражного процессуального права

§ 5. Межотраслевые связи арбитражного процессуального права

   Общая характеристика межотраслевых связей арбитражного процессуального права. Будучи самостоятельной процессуальной отраслью права, арбитражное процессуальное право тесно связано с иными правовыми отраслями и их отдельными частями. Указанная взаимосвязь, на существование которой указывается в юридической литературе, основывается на следующем.
   Во-первых, арбитражное процессуальное право находится в единой системе отечественного права, является ее элементом.
   Во-вторых, имеют место общие черты арбитражного процессуального права и иных правовых образований. В частности, отмеченную общность можно наблюдать в предмете и методе правового регулирования арбитражного процессуального права. Так, в учебной литературе в методе регулирования арбитражного процессуального права выделяют как императивные, так и диспозитивные начала. Последние, как известно, характерны и для других правовых образований, в особенности для гражданского права. Кроме того, здесь можно обратить внимание и на то обстоятельство, что, как и иные правовые образования, арбитражное процессуальное право призвано защищать и частные, и публичные интересы. Например, о защите частных интересов в арбитражном процессе свидетельствуют нормы о компетенции арбитражных судов (гл. 4 АПК РФ). С другой стороны, о защите публичных интересов речь идет, в частности, в ст. 52 (участие в деле прокурора), в ст. 53 (участие в деле государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов), в §1 гл. 25 (рассмотрение дел об административных правонарушениях), гл. 26 АПК РФ (рассмотрение дел о взыскании обязательных платежей и налогов). Конечно, в ряде случаев нельзя четко разграничивать защиту частных и публичных интересов в арбитражном процессе. При рассмотрении дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности (§ 2 гл. 25 АПК РФ) одновременно защищаются и частные интересы (например, имущественные права конкретного субъекта), и интересы публичные (в частности, правопорядок в соответствующей области общественных отношений).
   В-третьих, данное правовое образование опосредует относительно самостоятельную стадию в рамках единого процесса принудительного осуществления субъективного права или принудительной реализации интереса.
   Изучение межотраслевых связей арбитражного процессуального права позволяет уяснить его место в системе отечественного права. Кроме того, здесь усматривается и важный прикладной аспект. Дело в том, что эффективная защита нарушенных или оспариваемых субъективных прав возможна только при совместном использовании разноотраслевых правовых средств, включая и арбитражные процессуальные. В частности, материальное субъективное право может защищаться материальными правовыми средствами и его принудительное осуществление может быть подкреплено такой важной процессуальной гарантией, как принятие арбитражным судом различных обеспечительных мер (гл. 8 АПК РФ). При этом по своему характеру обеспечительные меры могут быть материально-правовыми, например в форме запрещения совершения определенных действий (отчуждение имущества и пр.).
   Межотраслевые связи арбитражного процессуального права и правовое регулирование. Межотраслевые связи арбитражного процессуального права отражаются на всех стадиях правового регулирования и во всех элементах его механизма.
   Во-первых, эти связи отражаются в правовых нормах. Так, отсылочные нормы к арбитражному процессуальному законодательству закрепляются в Налоговом кодексе РФ (п. 5 ст. 48, п. 1 ст. 105 и т.д.). Например, как установлено в п. 1 ст. 105 НК РФ, дела о взыскании налоговых санкций по иску налоговых органов к организациям и индивидуальным предпринимателям рассматриваются арбитражными судами в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством РФ.
   Во-вторых, межотраслевые связи усматриваются в юридических фактах. В частности, в соответствии с ч. 1 ст. 150 АПК РФ основаниями для прекращения производства по делу выступают отдельные гражданско-правовые юридические факты: ликвидация организации, являющейся стороной в деле; смерть гражданина, являющегося стороной в деле, при условии, что спорное правоотношение не допускает правопреемства. Кроме того, как межотраслевой юридический факт можно охарактеризовать постановленное арбитражным судом с соблюдением установленных процессуальных правил решение. Такое решение, например, в сфере гражданского права может выступать в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 8 ГК РФ).
   В-третьих, рассматриваемые связи имеют место в правоотношениях. Как известно, содержание любого правоотношения образуют субъективные права и обязанности его сторон. При рассмотрении арбитражным судом гражданско-правового спора такие права и обязанности гражданско-правового характера могут следовать из заключенного сторонами и утвержденного судом мирового соглашения (гл. 15 АПК РФ). Данный вывод подтверждается положениями ст. 140 АПК РФ, где, в частности, закреплены правила о содержании мирового соглашения. Подобное соглашение, например, может содержать следующие гражданско-правовые условия: о прощении долга, его признании, об уступке права требования и пр. Соответственно можно сделать вывод о том, что мировое соглашение по гражданско-правовому спору есть по существу договор, но облеченный в специфическую процессуальную форму. Данный договор в соответствии со сложившимся в цивилистической науке представлением следует рассматривать одновременно и как сделку (юридический факт), и как правоотношение.
   В-четвертых, данные связи проявляются в области правореализации. Например, для того чтобы правильно реализовать некоторые нормы о приостановлении производства по делу (гл. 16 АПК РФ), арбитражный суд должен учитывать соответствующие гражданско-правовые нормы. Так, согласно ст. 144 АПК РФ арбитражный суд вправе приостановить производство по делу, в частности, в случае реорганизации организации, являющейся лицом, участвующим в деле. Из этой нормы следует, что для решения вопроса о приостановлении производства по делу арбитражный суд должен обладать надлежащей информацией гражданско-правового характера о реорганизации указанного лица. Такую информацию можно получить из документов об осуществлении реорганизационных процедур. В приведенной ситуации конкретное правило поведения возникает по сути на стыке арбитражного процессуального и гражданского права.
   Можно привести и еще один пример, но уже из области межотраслевых связей арбитражного процессуального института доказательств и доказывания. Сторонам, участвующим в деле, для того чтобы правильно определить предмет доказывания по делу и соответственно исполнить надлежащим образом свою процессуальную обязанность по доказыванию (ч. 1 ст. 65 АПК РФ), необходимо знать содержание соответствующих норм материального права, которые регулируют спорное отношение. В частности, для доказывания факта причинения убытков следует иметь представление об их составе, определенном в ст. 15 ГК РФ (реальный ущерб и упущенная выгода). Аналогичный вывод имеет значение не только в отношении сторон арбитражного спора, но и в отношении самого арбитражного суда, что подтверждается ч. 2 ст. 65 АПК РФ. В соответствии с этой нормой обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.
   Виды межотраслевых связей арбитражного процессуального права. Проявление межотраслевых связей арбитражного процессуального права в динамике юридического конфликта. Взаимовлияние арбитражного процессуального права и иных правовых образований. Межотраслевые связи арбитражного процессуального права и иных правовых образований могут носить как внешний, так и внутренний характер. Внешние связи выражаются в форме права, в его источниках. Эту связь можно видеть непосредственно в АПК РФ, иных актах действующего законодательства. Например, в АПК РФ содержатся не только собственно арбитражные процессуальные предписания, но и органически с ними связанные нормы исполнительного процессуального права (разд. VII АПК РФ). В свою очередь внутренние межотраслевые связи арбитражного процессуального права обнаруживаются уже на уровне системы права. Данные связи обусловлены главным образом органическим единством регулируемых общественных отношений. Наиболее глубокие межотраслевые связи у арбитражного процессуального права имеют место с теми правовыми образованиями, которые совместно с этой отраслью опосредуют единый процесс развития соответствующего юридического конфликта. Такой конфликт проходит ряд стадий, начиная от его возникновения в области действия той или иной отрасли материального права и, как правило, заканчивая сферой исполнительного производства.
   В рамках существования указанного конфликта межотраслевые связи арбитражного процессуального права наблюдаются как с отраслями материального, так и процессуального права. Так, например, к первой группе правовых образований следует отнести прежде всего гражданское право, а ко второй — исполнительное процессуальное право.
   Развиваясь, спорный материально-правовой конфликт переходит из материально-правовой в арбитражную процессуальную сферу. По существу здесь арбитражное разбирательство представляет собой одну из стадий существования спорного правоотношения. В силу этого обстоятельства можно наблюдать межотраслевые связи арбитражного процессуального права и ряда отраслей материального права (их частей), которые оформляют предшествующие стадии юридического конфликта. В основном это гражданское, административное и налоговое право. Данные связи проявляются, в частности, в том, что во внешней форме права в арбитражном процессуальном законодательстве устанавливаются нормы, которые отражают процессуальную специфику тех или иных юридических конфликтов (см., например, гл. 28 АПК РФ об особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) организаций и граждан). Другими словами, здесь закрепляются предписания об особенностях рассмотрения тех или иных категорий дел.
   О единстве арбитражной процессуальной и иных стадий существования юридического конфликта свидетельствует и тот факт, что в арбитражном процессе находят свое развитие материально-правовые средства защиты субъективного права. Например, такой способ защиты гражданских прав, как возмещение убытков (ст. 12 ГК РФ), реализуется в рамках споров о возмещении убытков, которые разрешаются арбитражным судом в соответствии со ст. 28 АПК РФ. Конечно, попадая в процессуальную сферу, материальные правовые средства облекаются в специальную форму, что в некоторой степени отражается и на их содержании. Например, материальному правопритязанию придается форма искового заявления, которое в свою очередь должно отвечать установленным процессуальным требованиям (ст. 125 АПК РФ).
   Анализ межотраслевых связей арбитражного процессуального права и рассмотрение арбитражного процесса в единстве с другими стадиями существования юридического конфликта дают основания для некоторого развития высказанного в юридической литературе положения о том, что “арбитражный процесс есть форма принудительного осуществления субъективных прав.”. По нашему мнению, арбитражный процесс выступает в некоторых случаях и как форма публичного (судебного) подтверждения субъективного права. Например, это имеет место тогда, когда речь идет об имущественных взысканиях. В подобной ситуации с учетом существа правовой категории “осуществление права” можно говорить об осуществлении субъективного права лишь в случае реального получения кредитором взыскиваемых средств. В свою очередь такое получение средств имеет место уже за рамками арбитражного процесса, например в области исполнительного производства. Таким образом, с изложенных позиций арбитражный процесс следует рассматривать в одних случаях как форму принудительного осуществления субъективных прав, а в других — как форму их публичного подтверждения.
   Исследование межотраслевых связей арбитражного процессуального права и ряда отраслей материального права позволяет сделать вывод о взаимовлиянии этих правовых образований. Во-первых, материально-правовая сфера влияет на процессуальную. В частности, появление в гражданском праве такого источника, как обычай делового оборота (ст. 5 ГК РФ), привело к тому, что в АПК РФ законодатель также использует эту категорию. Так, в соответствии со ст. 2 АПК РФ одной из задач судопроизводства в арбитражных судах является содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота. На наш взгляд, закрепление подобной задачи свидетельствует о некоторой, пусть и существенно ограниченной, правотворческой функции арбитражных судов, из практики которых можно будет устанавливать содержание соответствующих обычаев делового оборота. Отсылка к обычаям делового оборота имеется и в ч. 1 ст. 13 АПК РФ, где закреплено, что арбитражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота.
   Кроме того, названная ст. 13 АПК РФ указывает и на еще один схожий пример воздействия гражданского законодательства на область арбитражного процесса. Согласно ч. 6 ст. 13 АПК РФ арбитражные суды могут применять либо аналогию права, либо аналогию закона, что возможно также и в соответствии со ст. 6 ГК РФ. Конечно, правила о применении аналогии закона или права, содержащиеся в АПК РФ, по своему содержанию более широкие, чем предписания ст. 6 ГК РФ. Это выражено в том, что если указанная норма ГК РФ оформляет аналогию применительно к области действия гражданского права, то соответствующие положения ст. 13 АПК РФ формально не исключают и межотраслевую аналогию.
   Также воздействие норм ГК РФ на содержание АПК РФ, на наш взгляд, можно усматривать в содержании ст. 43 АПК РФ, где дано определение процессуальной правоспособности и процессуальной дееспособности. Отмеченные дефиниции в своей основе практически совпадают с аналогичными дефинициями гражданско-правовых категорий — правоспособность (ст. 17 ГК РФ) и дееспособность гражданина (ст. 21 ГК РФ).
   Наряду с этим влияние гражданского права на арбитражное процессуальное законодательство можно также усмотреть и в решении вопроса о процессуальном правопреемстве, на которое существенное влияние оказывают отдельные гражданско-правовые юридические факты, обозначенные в рамках соответствующего открытого переч- ня в ч. 1 ст. 48 АПК РФ (уступка требования, перевод долга и пр.). Достаточно ярким примером взаимовлияния материально-правовой и процессуальных сфер является институт доказательств и доказывания, основная масса норм которого сосредоточена в гл. 7 АПК РФ (о ст. 65 этой главы см. выше).
   Влияние материально-правовой сферы на процессуальную наблюдается и в содержании уже упоминавшейся выше гл. 8 АПК РФ. Анализ норм этой главы показывает, что для регламентации отношений по применению обеспечительных мер арбитражного суда законодателем могут быть использованы и гражданско-правовые средства, в частности институты банковской гарантии, поручительства (ст. 94, 96 АПК РФ), возмещения убытков (ч. 6 ст. 96, ст. 98, ч. 10 ст. 99 АПК РФ). Обратим внимание, что институты банковской гарантии и поручительства в АПК РФ используется и в иных случаях, когда устанавливаются правила о встречном обеспечении (ст. 182, 283 АПК РФ). Рассматривая в сравнительно-правовом аспекте область арбитражного и гражданского процессов, нужно заметить, что в гражданском процессе для обеспечения иска гражданско-правовые институты используются в меньшей степени (в этой области меньше правовых норм, составляющих данные институты), на что указывает содержание гл. 13 ГПК РФ. Хотя и здесь согласно ст. 146 ГПК РФ судья или суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. Кроме того, ответчик после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца.
   Влияние материально-правовой (конкретно — гражданской) сферы на арбитражную процессуальную усматривается и в содержании ч. 4 ст. 121 АПК РФ. Здесь закреплено правило об определении места нахождения организации, применяющееся для цели направления судебных извещений. Суть его в том, что место нахождения организации определяется местом ее государственной регистрации, если в соответствии с федеральным законом в учредительных документах не установлено иное. Приведенное положение АПК РФ в целом основано на предписании п. 2 ст. 54 ГК РФ. Наконец, воздействие материального права на область арбитражного процесса усматривается и в нормах гл. 20 АПК РФ о решении арбитражного суда, где содержание решения арбитражного суда законодатель по существу связывает с характером спорного материального правоотношения.
   Во-вторых, можно наблюдать и обратное явление, когда процессуальная сфера оказывает существенное воздействие на материально-правовую область. Например, формирование отдельных условий гражданско-правовых договоров может осуществляться под влиянием некоторых норм АПК РФ. Такие условия могут быть использованы сторонами договора для цели охраны своих субъективных прав. Открывает перечень указанных норм ч. 5 ст. 4 АПК РФ, из которой следует возможность сторон установить в договоре правила о досудебном порядке урегулирования всех или части споров по данному договору. Далее взаимосвязь норм АПК РФ и содержания гражданско-правового договора прослеживается в ч. 4 ст. 36 АПК РФ. Здесь установлено, что иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен также в арбитражный суд по месту исполнения договора. Однако тут, на наш взгляд, остается открытым вопрос о том, что понимать под местом исполнения договора. Дело в том, что ГК РФ использует категорию места исполнения обязательства (ст. 316 ГК РФ), а не договора. Поскольку из договора может следовать не одно, а несколько обязательств, то соответственно место исполнения договора в каждом конкретном договоре может быть определено по-разному.
   Договорное условие может возникнуть и под влиянием ст. 37 АПК РФ о договорной подсудности. Кроме того, из ч. 3 ст. 75 АПК РФ вытекает правило о возможности установления в договоре случаев и порядка (процедуры) допуска в качестве письменных доказательств документов, полученных посредством факсимильной, электронной или иной связи, а также документов, подписанных электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи. Наряду с этим предписание ч. 1 ст. 82 АПК РФ может вызвать к жизни положение договора о назначении в том или ином случае экспертизы. Также содержание ч. 4 ст. 110 АПК РФ позволяет сторонам определить условие о распределении судебных расходов.
   Влияние на условия договора может оказывать и ст. 148 АПК РФ в части своих положений о третейской оговорке (условие о передаче спора на разрешение третейского суда). Схожий вывод может быть сделан и в отношении ст. 183 АПК РФ, где предусматривается возможность установления в договоре случаев и размеров индексации денежных сумм, которые присуждаются судом.
   В целом можно говорить о достаточно широком проникновении в арбитражный процесс договорных элементов. Так, содержание ст. 138—142, 148, ч. 4 ст. 160, ч. 3 ст. 162, ст. 249 АПК РФ позволяет сделать вывод о существовании так называемых арбитражных процессуальных договоров (соглашений). Например, ч. 3 ст. 162 АПК РФ допускает существование соглашений лиц, участвующих в деле, о договоренностях по обстоятельствам дела. Отмеченные процессуальные договоры (соглашения), на наш взгляд, уместно подразделить на две группы. Во-первых, это чисто процессуальные договоры (соглашения); например, сюда можно отнести соглашение об определении компетенции арбитражных судов в Российской Федерации (ст. 249 АПК РФ). Во-вторых, это материально-правовые соглашения, облеченные в процессуальную форму. Основным таким соглашением выступает мировое соглашение.
   Аналогичные явления можно встретить и в области действия гражданского процессуального права, когда содержание норм последнего оказывает известное влияние на гражданско-правовой договор. В частности, с договором связаны отдельные правила о подсудности по выбору истца (ст. 29 ГПК РФ). Согласно ч. 9 ст. 29 ГПК РФ иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора. Из содержания ГПК РФ (ст. 131, 132, 135, 222), так же как и из АПК РФ, вытекает возможность сторон договора закрепить в нем правила о досудебном порядке урегулирования спора. В общем сравнительный анализ АПК РФ и ГПК РФ в рассматриваемом контексте приводит к следующему выводу: влияние арбитражного процессуального и гражданского процессуального законодательства на гражданско-правовой договор происходит по одинаковым с содержательных позиций направлениям (в части правил о досудебном порядке урегулирования спора по договору, о договорной подсудности и пр.), однако в указанных случаях явно различается уровень влияния: гражданское процессуальное законодательство в меньшей степени оказывает влияние на договорную практику, нежели арбитражное процессуальное законодательство.
   Наряду с этим анализ межотраслевых связей арбитражного процессуального права и некоторых отраслей материального права в рамках развития юридического конфликта, всегда связанного в той или иной мере с субъективными правами, позволяет дать общую оценку характера соотношения арбитражного процессуального и соответствующих отраслей материального права. Последние правовые образования устанавливают субъективные права и определяют конкретные средства (способы) их защиты. В свою очередь арбитражное процессуальное право оформляет порядок осуществления арбитражным судом защиты субъективных прав, т.е. применения указанных средств защиты.
   Иными словами, арбитражное процессуальное право отвечает на вопрос “как?”: как арбитражный суд защищает субъективные права, установленные в материальном праве?
   Взаимосвязь арбитражного процессуального права со смежными процессуальными областями в рамках единой процедуры разрешения юридического конфликта несколько иного характера. Данная связь имеет место как с самостоятельным правовым образованием (исполнительным процессуальным правом), так и с процессуальными частями так называемых смешанных правовых образований, содержащихся, например, в административном и налоговом праве. Рассматриваемая связь носит в основном внешний характер и проявляется в источниках как арбитражного процессуального права, так и иных соответствующих правовых образований. Подобная особенность этой связи обусловлена известной самостоятельностью арбитражного процесса по отношению к доарбитражным (налоговый процесс, административный процесс) и послеарбитражной (исполнительное производство) процессуальным процедурам. Отмеченная самостоятельность выражается в том, что арбитражный процесс является относительно обособленной процессуальной стадией разрешения юридического конфликта, в рамках которой используются специфические процессуальные правовые средства.
   Нельзя, однако, не признать некоторого сходства арбитражного процесса и иных процессуальных правовых сфер. Такая ситуация обусловлена прежде всего известной общностью регулируемых отраслями процессуального права общественных отношений, которые носят процессуальный характер. Отмеченное обстоятельство подчеркивается в юридической литературе, где, в частности, справедливо обращается внимание на “тесные генетические и функциональные взаимосвязи” арбитражного процессуального и гражданского процессуального права. Данное высказывание можно распространить и на иные процессуальные правовые отрасли. Выражаются подобные связи в наличии в арбитражном процессуальном праве и в других процессуальных правовых образованиях схожих правовых явлений — доказательства и доказывания, представительства (гл. 6 АПК РФ) и пр. В основном такие связи складываются вне рамок развития единого юридического конфликта. Однако в некоторых случаях имеют место и исключения. Так, согласно ч. 1 ст. 143 АПК РФ арбитражный суд обязан приостановить производство по делу, в частности, в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого Конституционным Судом РФ, конституционным (уставным) судом субъекта Федерации, судом общей юрисдикции, арбитражным судом.
   Межотраслевые взаимосвязи арбитражного процессуального права с иными правовыми образованиями имеют место и за пределами стадий соответствующего юридического конфликта. В частности, рассматриваемые межотраслевые взаимосвязи, хотя и достаточно отдаленные, можно усматривать и с теми материальными правовыми образованиями, конфликты в области которых арбитражное процессуальное право разрешать напрямую не призвано. Например, это межотраслевые связи арбитражного процессуального и трудового права. В некоторых случаях постановленные арбитражным судом в соответствующей процессуальной форме решения оказывают некоторое влияние на трудоправовую сферу. Как указывается в юридической литературе, “деятельность арбитражных судов, принимаемые ими судебные акты оказывают прямое или косвенное воздействие на трудовые права граждан”.

 
< Пред.   След. >