YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Арбитражный процесс (Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев) arrow § 1. Сущность надзорного производства
§ 1. Сущность надзорного производства

§ 1. Сущность надзорного производства

   Правовое регулирование порядка надзорного производства содержится в гл. 36 АПК РФ. Еще при подготовке действующего АПК РФ законодатель занял четкую позицию относительно роли и места производства по пересмотру судебных актов в порядке надзора в арбитражном процессе, принципиально исключив термины «надзорная инстанция», «инстанция по пересмотру в порядке надзора». В этом случае использование правильной терминологии дает ключ к пониманию существа надзорного производства, несмотря на то, что в настоящее время термины «стадия» и «инстанция» используются в качестве синонимов.
   Исходя из определений, даваемых в русском языке, «стадия» — понятие более широкое, означает «период, фазу или ступень в развитии», определенный этап развития, «инстанция» же представляет собой «известную стадию процесса». Таким образом, любая инстанция является стадией процесса, но не всякая стадия является инстанцией. Можно ли сказать, что инстанцией является только «известная», т.е. обычная, обязательная стадия процесса?
   Как представляется, стадия арбитражного процесса — это его определенный этап, любой этап вне зависимости от последовательности реализации. Инстанцию же можно рассматривать как известную, обычную, в терминологии Конституционного Суда РФ — «ординарную» стадию процесса, последовательную ступень в его развитии.
   Инстанция — это обязательная стадия в том смысле, что при наличии интереса в судебной защите лицо, чьи права и законные интересы нарушены, не может миновать ту или иную инстанцию без ущерба для качества такой защиты. Так, инициировать процесс по защите своих прав и законных интересов оно может только путем обращения в суд первой инстанции, обладающий компетенцией по рассмотрению и разрешению экономических споров по существу. Этот пример в полной мере касается и таких проверочных инстанций, как суд апелляционной инстанции и суд кассационной инстанции. Несмотря на то что в настоящее время в законодательстве не установлены ограничения на обращение в суд кассационной инстанции непосредственно после рассмотрения дела судом первойинстанции, необходимо иметь в виду, что суд кассационной инстанции в силу ограничения его полномочий только проверкой законности обжалуемого судебного акта не вправе устанавливать фактически обстоятельства, исследовать доказательства, давать им новую оценку. Соответственно при наличии нарушений, связанных с фактической стороной дела, сторона не получит защиту в том объеме, в каком она могла бы ее получить, обратившись сначала в суд апелляционной инстанции (суд кассационной инстанции направит дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, что приведет к существенному затягиванию судебных процедур).
   Инстанцию также можно рассматривать как обязательную стадию процесса и с точки зрения ее обязательности для суда при наличии соответствующего обращения и соблюдении заинтересованным лицом условий обращения (срока обращения, требований к жалобе). Так, обращение в апелляционную и кассационную инстанции является основанием для рассмотрения по существу соответствующей жалобы.
   Другой вид стадий арбитражного процесса — исключительные, или экстраординарные, стадии (пересмотр в порядке надзора и пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам) — принципиально отличаются от инстанций арбитражного процесса.
   Действительно, надзорное производство является стадией арбитражного процесса, но не является инстанцией. Президиум ВАС РФ не связан фактом обращения заявителя, более того, наличие заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора не является основанием для принятия Президиумом дела к своему рассмотрению. В порядке надзора возможен пересмотр только таких дел, которые были переданы на рассмотрение Президиума коллегиальным составом судей Высшего Арбитражного Суда РФ по основаниям, которые сами по себе носят характер исключительных.
   Аналогичный порядок предусмотрен и в такой экстраординарной стадии процесса, как пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам, когда возможность отмены оспоренного судебного акта и пересмотра дела по существу обусловлены не фактом обращения с соответствующим заявлением, а установлением в судебном заседании (предварительной стадии) наличия обстоятельств, названных в ст. 311 АПК РФ и имеющих также исключительный характер.
   В результате реформирования надзорного производства деятельность Высшего Арбитражного Суда РФ была сосредоточена на формировании единой практики применения арбитражными судами норм права. Формами этой деятельности являются как дача разъяснений по вопросам судебной практики путем принятия постановлений Пленума ВАС РФ и информационных писем Президиума ВАС РФ, так и рассмотрение дел в порядке надзора и принятие постановлений по результатам рассмотрения конкретных дел. Названные формы деятельности Высшего Арбитражного Суда РФ объединены одной целью — формированием единообразной судебной арбитражной практики.
   Итак, производство по пересмотру судебных актов в порядке надзора является исключительной стадией арбитражного процесса.
   Необходимость именно такого подхода к пониманию существа надзорного производства была продиктована последовательной реализацией международных стандартов защиты прав человека, в частности стандартов, заложенных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и нашедших толкование в практике Европейского Суда по правам человека.
   Ратифицируя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов (Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ). Таким образом, как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, решения Европейского Суда по правам человека — в той части, в какой ими исходя из общепризнанных принципов и норм международного права дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, - являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.
   С точки зрения правильного понимания сущности надзорного производства ключевой является ст. 6 Европейской конвенции, гарантирующая право на справедливое судебное разбирательство в установленный срок независимым и беспристрастным судом. Именно при толковании данного положения Европейский Суд по правам человека дал понятие принципа правовой определенности, включив его в качестве составляющего элемента в понятие справедливого судебного разбирательства.
   Принцип правовой определенности, т.е. принцип res judicata, предполагает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления; одна лишь возможность наличия двух точек зрения по одному и тому же вопросу не может являться основанием для пересмотра (п. 52 Решения Европейского Суда по правам человека от 24 июля 2003 г. по делу «Рябых против России»). Принцип правовой определенности в арбитражном процессе направлен на поддержание баланса интересов спорящих сторон, стабильности в экономических правоотношениях и гражданском обороте, на предсказуемость последствий тех или иных процессуальных действий. Имея в виду полномочия суда, пересматривающего судебные акты в порядке надзора, по направлению дела на новое рассмотрение в суд нижестоящей инстанции, можно предвидеть риск того, что в результате взаимные права и обязанности сторон в течение длительного времени останутся неопределенными. Это может негативно отразиться не только на имущественном положении и деятельности таких сторон, но также иных лиц, с которыми стороны находятся в экономических связях.
   Кроме того, стабильность правового регулирования и исполнимость вынесенных судебных решений — залог авторитета государственной власти, судебной власти прежде всего в глазах общества. Невозможность исполнения вступившего в законную силу судебного акта препятствует формированию уважительного отношения к закону и суду, укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а значит, не обеспечивает реализацию задач судопроизводства в арбитражных судах.
   Поэтому при установлении оснований для оспаривания и пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, сроков, в пределах которых допускается такое оспаривание, а также при определении суда, который правомочен рассматривать соответствующие заявления (представления), законодатель исходил из того, что участники гражданских правоотношений должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав и обязанностей.
   Установление исключительных оснований для пересмотра в порядке надзора согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой отмена или изменение судебного акта в порядке надзора допустимы лишь в случае, если в результате судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, существенно нарушены права и свободы человека и гражданина, права и законные интересы неограниченного числа лиц, иные защищаемые законом публичные интересы.
   Значимость построения системы пересмотра, соответствующей стандартам Европейского Суда по правам человека. Согласно ст. 46 Конституции РФ каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Таким органом является, в частности, Европейский Суд по правам человека, действующий на основании положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
   Названному положению Конституции РФ корреспондирует ст. 35 (условия приемлемости) Конвенции, согласно которой Европейский Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.
   С момента первых же обращений российских граждан в Европейский Суд с жалобами на нарушение Конвенции возник вопрос о том, с какого момента исчисляется шестимесячный срок на обращение в суд. В условиях существования многоступенчатой системы надзорного пересмотра, неопределенности сроков обращения в суд надзорной инстанции и сроков рассмотрения надзорных обращений в соответствии с ГПК РСФСР 1964 г. и АПК РФ 1995 г. возникли сложности с определением момента исчерпания заинтересованным лицом внутригосударственных средств правовой защиты. Считать ли таким моментом отказ должностного лица в принесении протеста, учитывая, что допускалось повторное обращение к другому должностному лицу с заявлением о принесении протеста, или лишь принятие Президиумом ВАС РФ постановления по делу? Если же дело направлялось на новое рассмотрение, то ситуация становилась еще более неопределенной.
   Европейский Суд пришел к выводу, что признание надзорного производства в качестве эффективного средства правовой защиты, которое необходимо исчерпать для соблюдения критерия приемлемости жалобы в Европейский Суд по правам человека, породило бы правовую неопределенность и лишило бы смысла правило о соблюдении шестимесячного срока обращения с такой жалобой (решения от 29 января 2004 г. по делу «Бердзенишвили против России», от 6 мая 2004 г. по делу «Денисов против России»). Следовательно, применительно к арбитражному процессу окончательным судебным актом, со дня вступления которого в силу исчислялся шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд, следовало считать постановление арбитражного суда кассационной инстанции.
   Именно в связи с правовыми позициями Европейского Суда при подготовке действующего АПК РФ за основу был принят концептуально иной подход к определению условий и порядка надзорного производства как исключительной, экстраординарной стадии арбитражного процесса.
   Тем не менее и сегодня вопросы соблюдения принципа правовой определенности в арбитражном процессе остаются, поскольку в традиционно сложившейся четырехзвенной системе арбитражных судов уже на стадии кассационного производства отменяются вступившие в законную силу судебные акты судов первой и апелляционной инстанций. Однако в масштабах нашей страны существование одновременно и кассационных судов, формирующих практику на уровне судебных округов, и Высшего Арбитражного Суда РФ, обеспечивающего единообразие в применении норм права во всей системе, представляется целесообразным и даже необходимым на современном этапе. Возможно, в дальнейшем с развитием правовой и экономической систем государства, повышением качества рассмотрения дел и судебных актов, внедрением эффективных альтернативных способов разрешения и урегулирования споров, оптимальной станет трехзвенная система, в которой только одна инстанция будет обладать полномочиями по отмене в исключительных случаях вступивших в законную силу судебных актов.

 
< Пред.   След. >