YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Арбитражный процесс (Отв. ред. А.А. Травкин) arrow 3. Арбитражная процессуальная правоспособность, арбитражная процессуальная дееспособность
3. Арбитражная процессуальная правоспособность, арбитражная процессуальная дееспособность

3. Арбитражная процессуальная правоспособность, арбитражная процессуальная дееспособность

   Согласно ст. 43 АПК РФ, «способность иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности (процессуальная правоспособность) признается в равной мере за всеми организациями и гражданами, обладающими согласно федеральному закону правом на судебную защиту в арбитражном суде своих прав и законных интересов.
   Способность своими действиями осуществлять процессуальные права и исполнять процессуальные обязанности (процессуальная дееспособность) принадлежит в арбитражном суде организациям и гражданам».
   Процессуальная правоспособность в известной мере определяет процессуальное положение участника процесса. Кроме того, некоторые лица, участвующие в деле, имея процессуальные права, могут ими не воспользоваться, отказаться от их реализации (например, истец может не воспользоваться правом увеличить размер исковых требований).
   Суд занимает особое, присущее только ему процессуальное положение. Для него как для органа правосудия характерно то, что реализация им своих прав является для него в то же время и обязанностью. Поэтому применительно к суду речь может идти не о процессуальной правоспособности, а о его компетенции как о комплексе властных полномочий , которыми он наделен по закону.
   Категория «правоспособность» и категория «полномочие» имеют сходства. В частности, и в том, и в другом случае речь идет о правах и обязанностях субъекта. Отличие состоит в том, что правоспособность для субъекта означает возможность иметь права и нести обязанности, а полномочие как составная часть компетенции для организации, органа, должностного лица — это право (и одновременно обязанность) действовать в определенной ситуации способом, предусмотренным законом или иными нормативно-правовыми актами.
   Это отличие, на наш взгляд, сохраняется и в процессуальном праве. Поэтому только с категорией процессуальной правоспособности связан принцип ее диспозитивности, согласно которому субъекты процессуального права могут свободно осуществлять свои материальные и процессуальные права.
   О несовместимости понятий процессуальной правоспособности и компетенции уже высказывались некоторые ученые-процессуалисты. В частности, М.С. Шакарян считала, что для тех субъектов процессуальных правоотношений, которые законом наделены определенной компетенцией, понятие процессуальной правоспособности неприменимо вообще. Поэтому данное понятие неприменимо не только к суду, но и к прокурору, органам государственного управления и иным лицам, выступающим в за щиту прав других лиц. Наличие у этих органов спе циально й компете нции является предпо с ылко й их участия в качестве субъектов процессуального правоотношения. Предпосылкой же участия в процессуальном правоотношении истца, ответчика, третьих лиц является их процессуальная правоспособность.
   Авторы в основном разделяют данную точку зрения и полагают, что субъекты арбитражного процесса наделяются процессуальной правоспособностью или полномочиями в
   процессе в зависимости от цели участия субъекта в процессе:
   1) если целью является защита в арбитражном суде своих прав и законных интересов — то субъект наделяется процессуальной правоспособностью и выступает в процессе в качестве стороны или третьего лица;
   2) для суда целью участия является осуществление правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, поэтому в рамках своей компетенции он наделен соответствующими полномочиями действовать в определенной ситуации способом, предусмотренным процессуальным законом или иным нормативным правовым актом;
   3) защита публичных интересов является целью участия в процессе государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, для чего они также наделяются соответствующими полномочиями;
   4) прокурор участвует в арбитражном процессе с целью защиты прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также с целью защиты интересов государства, для чего наделяется соответствующими полномочиями;
   5) лица, содействующие осуществлению правосудия (свидетели, эксперты, переводчики) также наделены полномочиями;
   6) представитель участвует в арбитражном процессе с целью защиты прав и законных интересов представляемого, для чего он наделяется полномочиями на выполнение процессуальных действий от имени и в интересах представляемого. Причем полномочиями он может наделяться как по договоренности с представляемым (адвокат), так и законами и иными нормативными правовыми актами или учредительными документами (орган юридического лица), а также трудовым договором (штатный работник организации). Интересы недееспособных граждан защищают их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители.
   Необходимо отметить, что различные ученые-процессуалисты по-разному определяют саму возможность стать участником арбитражного процесса. Для одних это явление охватывается понятием правоспособности; для других оно фигурирует под названием правового статуса для граждан или компетенции, правосубъектности у органов правосудия; третьи включают его в понятие субъективного права.
   В частности, РФ. Каллистратова пишет о том, что «процессуальная правоспособность арбитражного суда, прокурора, свидетелей, экспертов и некоторых иных субъектов — участников процесса вообще не связана с их гражданской правоспособностью. Эти субъекты наделены возможностью иметь процессуальные права и обязанности не как лица, «обладающие правом на судебную защиту согласно закону своих прав и интересов», а как органы, осуществляющие правосудие; выступающие в установленных законом случаях от своего имени в защиту прав и интересов других лиц; оказывающие содействие осуществлению правосудия».
   Авторы не разделяют эту точку зре ния, так как в отношении вышеназванных субъектов, по нашему мнению, речь должна идти не о процессуальной правоспособности, а о полномочиях.
   Однако следует согласиться с РФ. Каллистратовой в том, что «процессуальная правоспособность носит самостоятельный характер и не зависит только от гражданской материальной правоспособности». В частности, организация, не являющаяся юридическим лицом, наделяется процессуальной правоспособностью, но только в случаях, прямо установленных АПК и федеральным законом (ст. 27 АПК РФ).

 
< Пред.   След. >