YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Наследственное право (Р.Ю. Закиров, Я.С. Гришина, М.М. Махмутова) arrow 2.1. Понятие и правовая природа завещания
2.1. Понятие и правовая природа завещания

2.1. Понятие и правовая природа завещания

   Институт наследования по завещанию подвергся серьезным изменениям по сравнению с ранее действовавшим законодательством о наследовании.
   В соответствии с п. 5 ст. 1118 ГК РФ, завещание – односторонняя сделка, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Из данной нормы видно, что законодатель определил лишь юридическую природу завещания, не раскрывая определения понятия “завещание”, тогда как трактовки этого термина, присутствующие в юридической литературе, позволяют говорить о двух возможных акцентах в определении понятия “завещание”: характеристике завещания, с одной стороны, как акта волеизъявления со стороны завещателя, его личного распоряжения на случай смерти, а с другой стороны – об определении его прежде всего как документа, посредством которого гражданин может определить судьбу своего имущества после своей смерти, самостоятельно назначив своих наследников.
   Главное назначение завещания состоит в том, чтобы определить порядок перехода всего наследственного имущества или его части к определенным лицам (физическим или юридическим), а также к публично-правовым образованиям (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иностранные государства и международные организации).
   В силу п. 1 ст. 1118 ГК РФ распорядиться своим имуществом на случай смерти гражданин может только посредством составления завещания с соблюдением всех установленных законом требований к этому документу. Следует отметить, однако, что не всякое распоряжение, составленное на случай смерти, является завещанием. Например, договор страхования жизни в пользу третьего лица тоже является распоряжением гражданина (страхователя) на случай смерти, но завещанием его признать нельзя, поскольку страхователь распоряжается не своим, а таким имуществом, право на которое возникает только после его смерти, и поэтому не может принадлежать при жизни самому наследодателю. Не будет иметь признаков завещания и договор дарения, оформленный гражданином по правилам ст. 572 ГК РФ. Согласно п. 3 ст. 572 ГК РФ договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. Следовательно, любые договоры и соглашения наследодателя, затрагивающие вопросы распоряжения имуществом на случай смерти, но отличные от завещания, ничтожны.
   Основное содержание завещания составляет распоряжение об имуществе с указанием, кому из наследников и в каком порядке оно передается. При этом одним из важнейших требований, предъявляемых к содержанию завещания, является законность распоряжений завещателя. Так, например, распорядиться имуществом, входящим в состав общей собственности, завещатель может лишь в пределах принадлежащих ему прав (даже если в тексте завещания это имущество и было указано полностью). Интересно отметить, что Шершеневич Г.Ф. определял законность содержания воли, выражаемой в завещательном распоряжении, как внутреннее условие действительности завещания, “подобно тому, как соблюдение установленной формы является внешним условием действительности”.
   Предметом завещательного распоряжения может быть прежде всего любое имущество, уже принадлежащее завещателю или только предполагаемое. Завещание может содержать и распоряжения неимущественного характера (например, о месте похорон). Однако завещатель не может оговаривать в завещании ограничения права наследника в последующем распоряжении наследственным имуществом. Если же в распоряжении на случай смерти вообще не содержится указаний об имуществе, его нельзя рассматривать как завещание.
   Составленное завещание, каково бы ни было его содержание, само по себе никакого наследственного правоотношения не порождает. Оно выступает лишь как первичный юридический факт, который в сочетании с другим юридическим фактом – открытием наследства – приводит к возникновению наследственного правоотношения: наследники по завещанию призываются к наследованию.
   Завещание может быть составлено только от имени одного лица. Так, в соответствии с п. 4 ст. 1118 ГК РФ в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина. Совершение завещания двумя или более гражданами не допускается, так как в противном случае оно будет признано недействительным.
   Завещать гражданин может только свое имущество. Однако это не означает, что уже при удостоверении завещания нотариус вправе потребовать документы, подтверждающие право собственности завещателя на ту или иную вещь.
   Действительность завещания в этой части определяется только на момент открытия наследства. Так, например, если в завещание среди прочего был включен автомобиль, который завещатель впоследствии продал, автомобиль, разумеется, не войдет в наследственное имущество и к наследникам не перейдет.
   Личный характер завещания как сделки проявляется еще и в том, что его совершение через представителя или посредника, действующих на основании закона или по доверенности, невозможно. Это зафиксировано непосредственно вп.3 ст. 1118 ГК РФ. В связи с этим лица, не обладающие полной дееспособностью (заключающие обычные сделки посредством действий представителя), как отмечается в юридической литературе, ни при каких обстоятельствах завещателями быть не могут – они могут передавать наследство только наследникам по закону.
   С понятием завещания тесно связаны оговоренные в законе права и обязанности завещателя – человека, пожелавшего оставить распоряжение относительно судьбы своего имущества после своей смерти. Прежде всего это касается ограничения законодательством свободы волеизъявления завещателя. Его воля, в частности, может быть заключена только в ту форму, которая будет соответствовать требованиям, изложенным в главе 62 ГК РФ, т. е. будет заключена в завещании определенной формы.
   По российскому законодательству завещательной правоспособностью в полном объеме обладают лишь лица, которые полностью дееспособны, т. е., в частности, достигшие возраста 18 лет, а равно и эмансипированные несовершеннолетние. Однако необходимо отметить, что в правовой литературе было высказано мнение, согласно которому вступление в брак лица, не достигшего 18-летнего возраста, не порождает у него права завещать свое имущество. Так, Никитюк П.С., аргументируя высказанную точку зрения, ссылается на два обстоятельства.
   Во-первых, в ч. 1 ст. 21 ГК РФ говорится о гражданской дееспособности как “способности гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности”, что по сравнению с “завещательной дееспособностью как способностью создавать права и обязанности на случай смерти для других” не является одним и тем же.
   В данном случае Барщевский М.Ю. совершенно справедливо отмечает, что приведенный аргумент нельзя признать убедительным, так как он основывается на неверном, казуистическом толковании закона. Исходя из смысла ст. 21 ГК РФ, необходимо сделать вывод: законодатель имел в виду, что с момента вступления в брак лица, не достигшего 18-летнего возраста, у последнего возникает полная гражданская дееспособность, включая, разумеется, и право завещать.
   Во-вторых, Никитюк П.С. говорит о том, что вступление в брак лица, не достигшего 18-летнего возраста, не порождает у него права избирать и быть избранным, не изменяет его правосубъектности с позиций гражданского процессуального права и т. д. Но очевидно, что нормы других отраслей права не могут являться критерием в данном случае, хотя бы в силу того, что, во-первых, вопросы гражданской дееспособности и, в частности, прав завещать, регулируются исключительно нормами гражданского законодательства, а во-вторых, право завещать и право избирать и быть избранными сравнивать нельзя, поскольку они являются разными отраслевыми субъективными правами.
   Кроме того, анализ п. 2 ст. 26 ГК РФ, предоставляющего несовершеннолетним право распоряжаться своим заработком и стипендией, показывает, что так как понятие “право завещать” входит в понятие “распоряжаться”, то в отношении указанного имущества несовершеннолетние обладают завещательной правоспособностью. Подчеркивая слова Барщевского М.Ю., вряд ли у кого-либо вызовет возражение перечисление несовершеннолетним своего заработка, например, в Российский фонд мира либо на счет детского дома, где подросток воспитывался.
   При ином толковании закона трудно было бы объяснить, почему несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет имеет право устраиваться на работу, самостоятельно получать заработную плату, распоряжаться ею по своему усмотрению, но не может распорядиться тем же имуществом на случай своей смерти.
   Противоположное мнение высказывает Чепига Т.Д., которая выступает против предоставления несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет права завещать. Согласно ее точке зрения, ст. 26 ГК РФ, устанавливая право несовершеннолетнего самостоятельно распорядиться своей стипендией или заработком, предусматривает возможность ограничения или лишения несовершеннолетнего этого права. При таких условиях нельзя допустить расширительное толкование вышеуказанной ст. 26 ГК РФ и признать за несовершеннолетним право завещать свое имущество, приобретенное за счет зарплаты или стипендии.
   Рассуждая о возможности составлять завещания лицами в возрасте от 14 до 18 лет, мы фактически поднимаем проблему завещательной правоспособности несовершеннолетних, которая, как видим, в теории гражданского права дискутируется давно. Однако аргументы сторонников предоставления в оговоренных в законе случаях лицам, не достигшим 18-летнего возраста, права завещать не были учтены при создании третьей части ГК РФ. Представляется, что в этом вопросе следует согласиться с мнением Барщевского М.Ю., который считает, что несовершеннолетнему можно было бы предоставить право завещать денежные средства и имущество, “источником накопления которых являются его личные заработок и стипендия, а также гонорары автора изобретения или рационализаторского предложения либо иные авторские вознаграждения”. Вместе с тем в отношении имущества и денежных средств, полученных несовершеннолетними иным путем (наследование, дарение и т. п.), подростки в возрасте от 14 до 18 лет не должны обладать свободой волеизъявления, в том числе не должны обладать правом составлять завещательные распоряжения.
   Что же касается полностью недееспособных лиц, то они согласно закону завещать не могут. В силу ст. 29 ГК РФ гражданин, который “вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством РФ. Над ним устанавливается опека”. Лица, признанные недееспособными, не могут совершать никаких сделок, в том числе и составлять завещания. При этом, исходя из строго личного характера сделки-завещания, не может быть удостоверено завещание от имени недееспособного даже с согласия опекуна.
   Остается не до конца разрешенным в юридической литературе и вопрос о возможности предоставления завещательных прав лицам, в судебном порядке признанным ограниченно дееспособными. Так, большинство авторов (Гущин В.В., Власов Ю.Н., Калинин В.В., Корнеева И.Л. и т. д. ), основываясь на действующем законодательстве, приходят к выводу о том, что частично дееспособные граждане правом завещать не обладают. По мнению же ряда других авторов (Чепига Т.Д., Никитюк П.С. и др. ), в отечественном законодательстве можно усмотреть правовые основания, позволяющие говорить о возможности для таких лиц реализовать свою волю и самостоятельно распоряжаться своим имуществом на случай смерти. Эти основания состоят, например, в том, что лицо, злоупотребляющее спиртными напитками или наркотическими веществами, не лишается законом полностью гражданской дееспособности, но лишь ограничивается в ней. Придерживаясь аналогичной точки зрения, Никитюк П.С. указывает, что ограниченно дееспособный может совершать сделки, выходящие за пределы бытовых, только с согласия попечителей, а последние не вправе дать согласие на совершение такой сделки без предварительного разрешения органа опеки и попечительства (с 1 сентября 2008 г. опекун будет не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель – давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК РФ)).
   Следует отметить, что такая позиция согласуется с п. 2 ранее действовавшего постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. № 4 (в редакции от 21 декабря 1993 г.) “О практике рассмотрения судами РФ дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами”, где завещание было прямо указано в ряду действий, совершение которых лицом, не полностью дееспособным, ограничено и без согласия попечителя не допускается. Со своей стороны хотелось бы отметить, что данное положение косвенно допускает, что с согласия попечителя лицо, ограниченно дееспособное, может завещать.
   Противоположной точки зрения придерживались некоторые ученые (Гордон М.В., Дронников В.К. ), которые в своих работах указывали, что предварительное согласие попечителя, а также органов опеки и попечительства противоречит личному характеру завещания как сделки.
   Никитюк П.С., не соглашаясь с подобной точкой зрения, абсолютно справедливо отмечает, что двусторонность сделки определяется не количеством лиц, причастных к ее совершению, а наличием согласованных волеизъявлений двух или более лиц, что при составлении завещания (даже с согласия попечителя) не имеет места. Более того, попечитель не может изменить волю завещателя, он может либо дать согласие на удостоверение завещания, либо отказать в этом, причем отказ должен быть мотивированным.
   В соответствии со ст. 1119 ГК РФ, равно как и по действовавшей прежде ст. 534 ГК РСФСР, завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами ст. 1130 ГК РФ.
   Осуществить это гражданин может двумя способами. Во-первых, можно прямо в тексте завещания указать, что определенное лицо лишается права на наследство. Во-вторых, можно при составлении текста завещания просто не упоминать того или иного наследника. Однако между этими двумя способами есть существенная разница. Так, если лицо было лишено права на наследство, то оно уже не может претендовать не только на имущество, которое было перечислено в завещании, но и вообще на любое иное наследственное имущество, которое не было упомянуто в завещании и потому распределяемое в соответствии с правилами наследования по закону. Если же лицо не было упомянуто в завещании, то на имущество, определенное завещанием, указанное лицо претендовать не может, но при этом за ним сохраняется право наследования имущества, в завещании не указанного. Однако, если наследодатель составил завещание, используя формулировку “завещаю все мое имущество, которое ко дню смерти окажется мне принадлежащим”, то это лицо попадает в положение того наследника, который прямо лишен права на наследство.
   Законом также установлено, что завещатель может не только назначить наследника по своему усмотрению, но и вправе указать в завещании другого наследника на случай, если назначенный им наследник умрет до открытия наследства или не примет его (ч. 2 ст. 1121 ГК РФ). Это называется “подназначение наследника” (субституция). Анализируя сложившуюся практику, можно определить случаи, в которых имеет место применение правила о подназначении наследника, а именно:
   а) если основной наследник умрет ранее открытия наследства;
   б) если он не примет наследства;
   в) если основной наследник будет лишен права наследования в порядке ст. 1117 ГК РФ как недостойный.
   Право наследодателя на распоряжение своей собственностью ограничивается в наследственном праве не только нормами ГК РФ о неполной либо ограниченной дееспособности. Это право ограничивается также на основе норм семейного права, обязывающих родителей содержать несовершеннолетних либо нетрудоспособных совершеннолетних детей (п. 1 ст. 80, п. 1 ст. 85 СК РФ), а также обязывающих детей содержать своих нетрудоспособных родителей (п. 1 ст. 87 СК РФ), обязывающих супругов на взаимное содержание (ст. 89 СК РФ), а также приравниванием к такой обязанности добровольного содержания наследодателями иных нетрудоспособных граждан (ст. 1149 ГК РФ).
   Таким образом, завещание как сделка, позволяющая определить юридическую судьбу имущества завещателя после его смерти, является одним из способов распоряжения имуществом граждан. Именно в этом состоит его основное правовое значение. При жизни наследодателя завещание не порождает никаких обязательств между завещателем и его наследниками. Более того, завещатель может составить несколько завещаний, определяя судьбу одного и того же имущества (например, квартиры); он может назначить наследниками лиц как из числа наследников по закону, так и любых иных граждан; может, напротив, лишить права наследования своих законных наследников; подназначить наследника на случай смерти или непринятия наследства кем-либо из наследников, указанных в завещании; возложить на кого-либо обязательство неимущественного характера (завещательное возложение) и т. п.
   Таким образом, в российском наследственном праве завещанием признается:
   • гражданско-правовая сделка;
   • односторонняя сделка;
   • строго личная сделка;
   • бессрочная сделка;
   • безвозмездная сделка.

 
< Пред.   След. >