YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Наследственное право (Р.Ю. Закиров, Я.С. Гришина, М.М. Махмутова) arrow 2.3. Завещательный отказ и завещательное возложение
2.3. Завещательный отказ и завещательное возложение

2.3. Завещательный отказ и завещательное возложение

   Завещательный отказ. На основании статьи 1137 ГК РФ завещатель имеет право возложить на любого из наследников по завещанию или по закону завещательный отказ (легат), сущность которого состоит в обязанности наследника исполнить какое-либо обязательство имущественного характера в пользу отказополучателя. Последний при этом получает право требовать исполнения этого обязательства. В частности, на наследника, к которому переходит жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим жилым помещением или его определенной частью.
   Значение субинститута завещательного отказа в системе наследственных правоотношений и, в частности, наследования по завещанию, определяется тем фактом, что согласно п. 1 ст. 1137 ГК РФ содержание завещания может исчерпываться завещательным отказом. Хотя стоит отметить также, что завещательный отказ должен быть частью завещания и не может быть установлен в каком-либо ином документе, отличном от завещания. В этой связи интересно, однако, отметить тот факт, что в советское время, как, в частности, отмечал Серебровский В.И., возложение завещательного отказа на наследников, не назначенных наследниками по завещанию, не допускалось.
   Суть распоряжения, связанного с завещательным отказом, состоит в том, что из всей совокупности прав и обязанностей, входящих в наследство, определенному лицу или лицам передается лишь какое-то определенное имущественное право. Следовательно, в данном случае можно говорить о частичном правопреемстве, в соответствии с которым отказополучатели приобретают право требовать исполнения оговоренной обязанности, а те наследники, в отношении которых устанавливается легат, приобретают дополнительную обязанность. К тому же отказополучатель – не наследник, и поэтому он не несет ответственности по долгам наследодателя, не платит государственную пошлину. При этом необходимо иметь в виду, что нуждаемость наследника в пользовании наследственным имуществом (например, личная нуждаемость в жилье), а также переход права собственности от наследника к другому лицу, независимо от оснований такого перехода (продажа, дарение, обмен и т. п.), как указывалось в п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 апреля 1991 г., не влияют на права отказополучателя, поскольку объем этих прав устанавливается наследодателем при составлении завещания и не может быть изменен его наследниками. Фактически это означает, что завещательный отказ обременяет не конкретного наследника, а наследственное имущество, и поэтому при последующем переходе права собственности на имущество, входящее в состав наследства, к другому лицу, право пользования этим имуществом, предоставленное по завещательному отказу, сохраняется.
   Завещательный отказ, возложенный на наследников, должен быть конкретным (т. е. в завещании должно быть четко указано, в чем состоит само обязательство, его характер, порядок и сроки исполнения и т. д.) и правомерным. Предметом завещательного отказа (согласно п. 2 ст. 1137 ГК РФ) может быть передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права, приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги либо осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей и тому подобное.
   Соответственно, в целом предметом завещательного отказа могут быть три вида поручений:
   1) передача определенной части имущества;
   2) выплата установленной суммы;
   3) предоставление имущественных прав.
   Таким образом, в случае завещательного отказа в силу сделанного завещателем распоряжения правовые отношения возникают между:
   1) лицом, на которое возложено обязательство завещательного отказа;
   2) отказополучателем.
   Между названными лицами возникают достаточно сложные правовые связи.
   При этом наследником, на которого наложен завещательный отказ, может быть не только физическое лицо, но и юридическое. Например, на музей, которому наследодатель завещал собрание своих картин, может быть возложена обязанность выплатить внуку завещателя определенную денежную сумму.
   Возможно совпадение отказополучателя и наследника в одном лице. В этом случае право на принятие завещательного отказа не зависит от права на принятие наследства, так как допускается принятие наследства без принятия завещательного отказа, и наоборот.
   Согласно закону наследник, на которого завещателем возложен завещательный отказ, должен исполнить его в пределах стоимости перешедшего к нему наследства за вычетом приходящихся на него долгов завещателя. Если же завещательным отказом обременен наследник, имеющий право на обязательную долю, то отказ подлежит исполнению лишь в той части, в какой наследственное имущество, перешедшее к такому наследнику, превышает обязательную долю. Не отвечают по долгам завещателя лишь отказополучатели, которые сами являются кредиторами по отношению к наследникам. Доля наследника в этом случае должна быть освобождена от расходов на похороны наследодателя и других платежей, которые осуществляются за счет наследственного имущества (ст. 1174 ГК РФ).
   Так, Барщевский М.Ю., рассматривая вопрос о пределах материальной ответственности наследников перед кредиторами, приводит следующий пример:Козловинский составил завещание, в котором предметы обычной домашней обстановки и обихода (стоимостью 3 500 руб.) завещал своей сестре, а автомобиль (стоимостью на момент открытия наследства 3 800 руб.) – своему сыну. В завещании было указано, что все долги, которые могут оказаться к моменту смерти у Козловинского, должен будет погасить его сын. Помимо этого, в завещании предусматривалась обязанность сына купить и передать племяннице Козловинского рояль стоимостью 650 руб. После смерти завещателя выяснилось, что сумма долгов составляет 3 400 руб. В итоге сын Козловинского должен был исполнить завещательный отказ только на сумму 400 руб. (3800 – 3400 = 400).
   Нормы действующего законодательства о наследовании, т. е. нормы главы 62 ГК РФ позволяют утверждать следующее: отказополучатель – лицо, обладающее в рамках наследственных правоотношений собственным гражданско-правовым статусом. Он, в частности, имеет право требовать от наследников, на которых возложен завещательный отказ, исполнения соответствующей обязанности либо отказаться от него. От имени малолетних отказополучателей, лиц, признанных недееспособными, такое требование имеют право заявлять их законные представители, опекуны и попечители. Однако, в отличие от наследников, отказополучатель не может требовать выдачи имущества прямо из наследственного имущества, т. е. участвовать в принятии и распределении наследства наряду с наследниками; он вправе направлять свои притязания только определенному наследнику, названному в завещании. В этом случае, согласно п. 3 ст. 1137 ГК РФ, к отношениям между отказополучателем (кредитором) и наследником, на которого возложен завещательный отказ (должником), будут применимы все положения ГК РФ об обязательствах, если, конечно, отказополучатель не попадет в число недостойных наследников или из существа завещательного отказа не будет следовать иного. В частности, в соответствии с п. 5 ст. 1117 ГК РФ, в случае когда предметом завещательного отказа было выполнение определенной работы для недостойного отказополучателя или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной для недостойного отказополучателя работы или оказанной ему услуги.
   Отказополучатель становится кредитором наследника в момент открытия наследства. Происходит это в силу закона, поэтому каких-либо заявлений с его стороны о желании воспользоваться установленным в его интересах правом не требуется. О наличии завещательного отказа отказополучатель может узнать от самого наследодателя, от нотариуса по месту открытия наследства (ст. 64 Основ законодательства РФ о нотариате), из публичного извещения или сообщения в СМИ, совершенных нотариусом (ст. 61 Основ), от наследника, на которого возложен завещательный отказ, и т. д.
   При последующем переходе права собственности на имущество, входившее в состав наследства, к другому лицу право пользования этим имуществом, предоставленное субъекту по завещательному отказу, сохраняет силу.
   Отказополучатель может также попросту не воспользоваться причитающимся ему правом на получение завещательного отказа, которое согласно закону действует в течение трех лет со дня открытия наследства и не переходит к другим лицам. Срок в три года является пресекательным, т. е. по его истечении отказополучатель лишается права требовать исполнения завещательного отказа и наследник, на которого соответствующая обязанность была возложена, тем самым освобождается от нее. Право на получение завещательного отказа является личным правом; если отказополучатель умер, не воспользовавшись им, его наследники не вправе потребовать исполнения завещательного отказа, за исключением случаев подназначения в завещании отказополучателя (ст. 1137, 1138 ГК РФ). При этом отказ лица от части причитающегося ему по завещательному отказу, отказ в пользу другого лица (не наследника, на которого возложен завещательный отказ), отказ с оговорками или под условием не допускаются.
   Однако в данном случае целесообразно согласиться с Серебровским В.И., который отмечал, что исключением из общего (только что изложенного) правила может быть случай установления завещательного отказа в пользу двух или более лиц при неделимости предмета обязательства наследника. В таком случае при исключении из состава отказополучателей одного из них предмет обязательства останется в обладании всех прочих отказополучателей. Например, если завещатель предоставит право проживать в одной из комнат дома, завещанного сыну, своей жене и дочери, а дочь впоследствии от этого права откажется, то право полноценного проживания в указанной комнате будет сохранено за женой завещателя.
   Права и обязанности отказополучателя, в соответствии со ст. 1137 ГК РФ, прекращаются с его смертью и не могут быть переданы им по наследству, если иное не было предусмотрено наследодателем, оставившим завещательный отказ. Стоит отметить, что соответствующее правило ранее было учтено и в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. “О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании”.
   Однако иную позицию по рассматриваемому вопросу занимает Толстой Ю.К., который считает, что изложенное решение Верховного суда РФ не вызывает сомнений, если смерть отказополучателя произошла до открытия наследства, но не может безоговорочно распространяться на те случаи, когда смерть отказополучателя произошла после открытия наследства. Толстой Ю.К. указывает, что в момент открытия наследства на стороне легатария возникает право требовать исполнения обязательства от наследника, обремененного легатом. Это право нужно отличать от права на принятие наследства, которое в момент открытия наследства возникает на стороне призванных к наследованию наследников. Судьба легата в случае, когда легатарий умирает после открытия наследства, зависит от содержания права, принадлежавшего легатарию, а также от того, имеют ли отношения по исполнению легата между наследником и отказополучателем длящийся характер.
   В случае если на наследника, к которому переходит жилой дом, завещатель возлагает обязательство предоставить отказополучателю пожизненное пользование этим домом или его частью, то смерть отказополучателя после открытия наследства и даже после того, как началось пользование домом или его частью, повлечет прекращение завещательного отказа, так как в данном случае сервитут, который возник на стороне отказополучателя (habitatio), носит личный характер и со смертью отказополучателя прекращается.
   В то же время переход права собственности на дом к другому лицу в силу присущего сервитуту права следования (п. 3 ст. 216 ГК РФ), как уже говорилось выше, не влечет прекращения права пожизненного пользования им отказополучателем.
   Но если наследодатель возложил на наследника обязанность передать отказополучателю какую-либо вещь в собственность, то в случае смерти отказополучателя после открытия наследства наследники отказополучателя, по мнению Толстого Ю.К., могут требовать от наследника, обремененного легатом, его исполнения, т. е. передачи им этой вещи в собственность.
   Представляется, что доводы, изложенные Толстым Ю.К., являются вполне обоснованными. В связи с этим целесообразно отметить, что судьба завещательного отказа в случае, когда отказополучатель умирает после открытия наследства, должна быть решена в зависимости от содержания права, принадлежавшего отказополучателю. При возникновении споров по этому поводу между наследниками умерших отказополучателей и наследниками завещателя вопрос может быть разрешен только в судебном порядке.
   Таким образом, отказополучатель является сингулярным правопреемником наследодателя, но не его наследником. Это означает, в частности, что при назначении наследника имеет место преемство “непосредственное”, тогда как при установлении завещательного отказа правопреемство в имуществе завещателя является “посредственным”, т. е. осуществляемым при посредничестве наследника. Именно этим характеризуется правовая природа отношений, складывающихся между отказополучателем и наследником, на которого возложен завещательный отказ.
   Наконец, следует отметить, что завещатель имеет также право подназначить отказополучателю в завещании другого отказополучателя на случай, если первый из них по каким-либо причинам не сможет воспользоваться своим правом на получение завещательного отказа. При этом важно, что подназначение легатария допустимо только в случаях, прямо указанных в п. 4 ст. 1137 ГК РФ, а именно – если отказополучатель, назначенный в завещании:
   а) умрет до открытия наследства;
   б) умрет одновременно с завещателем;
   в) откажется от принятия завещательного отказа;
   г) не воспользуется своим правом на получение завещательного отказа;
   д) лишится права на получение завещательного отказа в соответствии с правилами п. 5 ст. 1117 ГК РФ.
   В целом же законодательство о наследовании и нормы о завещательном отказе имеют немаловажное практическое значение, так как их правильное применение является обязательным условием законности и обоснованности судебного решения по спорам между наследниками по завещанию и отказополучателями. Это подтверждается и п. 15 уже упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 2 “О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании”, в соответствии с которым при рассмотрении споров между наследником по завещанию, на которого наследодателем была возложена обязанность по исполнению какого-либо обязательства, и отказополучателем судам следует руководствоваться требованиями ГК РФ.
   В то же время, как отмечают нотариусы, принимающие самое непосредственное участие в оформлении наследственных прав, на сегодняшний день граждане при составлении завещания еще не в полной мере пользуются предоставленными им законом возможностями использовать в завещательных распоряжениях нормы о завещательном отказе и завещательном возложении. Так, по утверждению нотариуса Родионовой Т., на протяжении двух лет, прошедших после вступления в силу новой редакции третьей части ГК РФ, ей не приходилось сталкиваться с документами, содержащими сложные условия назначения душеприказчиков, оформления завещательных отказов или возложений. С одной стороны, граждане обо всех этих возможностях часто даже не подозревают, а с другой – исследуемые нормы закона, по мнению нотариуса, разработаны главным образом “на перспективу”.
   Приведем пример из нотариальной практики, подтверждающий высказанное замечание.Так, К. решила оставить принадлежащую ей на праве собственности квартиру своей младшей дочери И. при условии, что И. после получения наследства выплатит старшей сестре Ш. треть от стоимости квартиры. Обе дочери согласились на условия матери, и И. написала расписку, где обязалась выплатить сестре денежную сумму. После “переговоров” К. обратилась к нотариусу И. Иркутского нотариального округа с просьбой заверить завещание. Нотариус И., проверив дееспособность завещателя, предложила заполнить все необходимые документы.
   Здесь следует сделать небольшое отступление и пояснить, что для подобных действий предусмотрены типовые бланки, которые рассчитаны на однотипные ситуации. Прежде чем нотариус предлагает заполнить подобный бланк, должна быть выявлена воля наследодателя, реализация которой не всегда позволяет воспользоваться подобным документом.
   В завещании в качестве наследницы была указана И., а те условия, которые мать ставила перед дочерью, в тексте документа оговорены не были. Таким образом, нотариус не в полной мере выполнила возложенные на нее обязанности.
   Впоследствии И. отказалась выплачивать сестре денежную компенсацию. Для Ш. единственной возможностью получить деньги стала написанная сестрой расписка, но И. заявила, что написала ее под угрозой, поэтому никакой юридической силы предъявленная долговая расписка не имеет. 
   Таким образом, в рассмотренном случае не были учтены возможности, предоставленные частью третьей ГК РФ (ст. 1137 ГК РФ), которые позволяют в завещании возложить на наследников обязанность совершить определенные действия имущественного характера (завещательный отказ) в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей). В рассмотренной выше ситуации нотариус, выявив истинную волю завещателя, мог разъяснить завещательнице К. смысл ст. 1137 ГК РФ и предоставить ей возможность отразить свое волеизъявление в завещании в качестве завещательного отказа. При таком подходе возникший спор был бы предотвращен.
   Итак, в целом можно отметить следующие законодательные требования к завещательному отказу:
   1) в порядке завещательного отказа допускается возложение только обязанности имущественного характера;
   2) в завещании должно быть указано конкретное лицо (лица), в пользу которых должна исполняться обязанность;
   3) завещательный отказ обременяет имущество и в случае перехода последнего к новому собственнику не теряет силы;
   4) право отказополучателя тесно связано с его личностью и не может быть передано другому лицу.
   Завещательное возложение. На основании ст. 1139 ГК РФ гражданин может в завещании возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону обязанность совершить какое-либо действие имущественного или неимущественного характера, направленное на осуществление общеполезной цели (завещательное возложение).
   Примером завещательного возложения может служить предусмотренная в завещании обязанность человека, которому завещана большая библиотека редких книг, представить право пользования этой библиотекой студентам конкретного учебного заведения. Либо, например, передавая свои сбережения медицинскому учреждению, завещатель может поручить ему использовать эти суммы на закупку оборудования для лечения определенной болезни. “Возложением” будет и завещательное распоряжение о порядке использования оставленных завещателем рукописей. Разновидностью названного права, согласно п. 1 ст. 1139 ГК РФ, является возможность для завещателя возложить на одного или нескольких наследников обязанность содержать принадлежащих завещателю домашних животных, а также осуществлять необходимый надзор и уход за ними.
   Однако сразу же следует сделать оговорку, что вопрос достижения общеполезной цели, которая может выступать в качестве критерия завещательного возложения, с точки зрения практики носит дискуссионный характер. Общеполезная цель как цель завещательного возложения имеет существенное правовое значение: это должна быть цель, полезная для государства и общества в целом, либо цель, способная принести пользу определенному кругу лиц (не ограниченному по численности; например, оказание финансовой поддержки студентам какого-либо учебного заведения). При этом общеполезная цель должна быть правомерной и достижимой для наследника. Между тем Серебровский В.И. в свое время отмечал, что нет препятствий и для установления возложения в иных целях.
   Не оспаривая в целом того факта, что критерием завещательного возложения должна служить общеполезная цель, поставим вопрос: может ли завещатель в тексте завещательного распоряжения оставить указание, не отвечающее названному критерию, например, о захоронении его в конкретном месте Логически рассуждая, распоряжение такого характера вполне допустимо. Однако правовая природа подобного распоряжения останется невыясненной, потому что оно не может быть отнесено ни к завещательному отказу (в силу неимущественного характера), ни к завещательному возложению (в силу отсутствия общеполезной цели).
   Внесение в завещание подобных распоряжений неимущественного характера, не имеющих общеполезной цели, ГК РФ не предусматривает. Однако такие распоряжения могут быть оставлены завещателем на основании иных законодательных актов. Так, в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 12 января 1996 г. “О погребении и похоронном деле” лицо вправе оставить на случай своей смерти распоряжения, которые касаются порядка погребения и увековечения его памяти. В тексте названного Закона не говорится, однако, что сделано это должно быть именно в завещании. Предусматривается лишь, что лицо вправе в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме оставить следующие указания:
   • о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела;
   • быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими;
   • быть подвергнутым кремации;
   • о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу.
   Указание на то, что данное волеизъявление может быть сделано в письменной форме, предполагает, что соответствующее распоряжение может быть включено в текст завещания. Другое дело, что документ, который содержал бы только названные распоряжения неимущественного характера и не содержал бы указаний относительно распоряжения имуществом, не имел бы статуса завещания.
   Следовательно, необходимо отметить, что распоряжения неимущественного характера о месте погребения и увековечении памяти завещателя, внесенные в текст завещания, имеют особую правовую природу, не учтенную в нормах ГК РФ. Эти распоряжения, если следовать формулировкам, использованным в ст. 5 Федерального закона “О погребении и похоронном деле”, представляют собой волеизъявление завещателя “о достойном отношении к его телу после смерти”. Такие распоряжения имеют специфическое содержание и порождают обязанность исполнителя завещания совершать действия, напрямую не связанные с распределением наследства.
   Определяя же сущность завещательного возложения, новый ГК РФ, в отличие от ГК РСФСР 1964 г., вводит следующие уточнения: во-первых, “возложение” может иметь как имущественный, так и неимущественный характер; во-вторых, возложить такую обязанность можно как на одного, так и на нескольких наследников по завещанию или по закону; в-третьих, допустимо возложить на одного или нескольких наследников обязанность содержать принадлежащих завещателю домашних животных, а также осуществлять необходимый надзор и уход за ними (ст. 1139 ГК РФ). Такая же обязанность может быть возложена на исполнителя завещания, но только при условии выделения в завещании части наследственного имущества специально для исполнения завещательного возложения. Следовательно, при возложении возможны две ситуации:
   1) выделение в завещании части наследственного имущества для исполнения возложения и наличие указания на обязанность душеприказчика лично исполнить возложение; в этом случае исполнитель завещания должен сам совершить соответствующее действие;
   2) отсутствие заранее выделенного для исполнения возложения имущества либо указания в завещании на обязанность душеприказчика исполнить возложение; в этой ситуации исполнитель завещания имеет право требовать от наследников совершения действий, предусмотренных в завещательном возложении.
   Таким образом, в целом между завещательным возложением и завещательным отказом, как это следует из закона и теоретических умозаключений, можно выделить следующие различия:
   • завещательный отказ всегда имеет имущественный характер, тогда как завещательное возложение может предполагать и выполнение действий неимущественного характера (например, принести кому-либо извинения);
   • при “возложении” сущность завещательного распоряжения обычно состоит в осуществлении наследником действий, направленных на выполнение какой-либо общеполезной цели;
   • установление завещательного отказа дает право требовать исполнения обязательства тому лицу, в чью пользу он установлен: это лицо является кредитором в отношении наследника; при “возложении” же обязательственного отношения между наследником и другим лицом не возникает, следовательно, нет и кредитора, который мог бы потребовать исполнения завещания в свою пользу;
   • завещательный отказ может быть исполнен только наследниками, а завещательное возложение – еще и исполнителем завещания.
   Стоит отметить, что, согласно п. 3 ст. 1139 ГК РФ, если завещанием не предусмотрено иное, правом требовать исполнения завещательного возложения, в том числе – в судебном порядке, обладают все заинтересованные лица, а также исполнитель завещания и любой из наследников. Заинтересованными при этом могут быть признаны любые лица, имеющие как имущественный, так и неимущественный интерес, либо действующие в соответствии с имеющимися у них полномочиями в защиту общественных интересов.
   Так, по мнению Гришаева С.П., Телюкиной М.В., Крашенинникова П.В. и др.,круг заинтересованных лиц должен определяться в зависимости от характера возлагаемой обязанности и ее общественно полезной цели. К примеру, если на наследника была возложена обязанность следить за породистой собакой, требовать исполнения этой обязанности может клуб или иная организация, следящая за условиями существования представителей данной породы, организации по защите животных. Если завещательное возложение заключается в опубликовании после смерти писателя сборника его произведений, требовать такого опубликования могут Союз писателей, Министерство культуры и т. д.
   В соответствии же с буквальным толкованием норм действующего законодательства о наследовании ситуация может сложиться иначе: например, если завещательным возложением наследнику будет предписано содержать собаку завещателя, наследник, как только закончатся средства, полученные им по наследству, будет вправе выгнать собаку из дома.
   Учитывая вышесказанное, Телюкина М.В. предлагает разделить возложения по характеру на имущественные и неимущественные и нормативно ввести на первые из них ограничения по стоимости и срокам исполнения, а на вторые – только по срокам (в частности, если речь идет о содержании животных, то – пожизненно). Очевидно, что подобное разделение может быть только условным, так как, например, обязанность содержать собаку самым непосредственным образом затрагивает имущественные интересы наследодателя, поскольку ей необходимо покупать корм, лечить ее, делать прививки и т. д.

 
< Пред.   След. >