YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Наследственное право (Р.Ю. Закиров, Я.С. Гришина, М.М. Махмутова) arrow 2.4. Право на обязательную долю в наследстве
2.4. Право на обязательную долю в наследстве

2.4. Право на обязательную долю в наследстве

   Одним из основных ограничений свободы волеизъявления завещателя является правило об обязательной доле необходимых наследников, сформулированное в ст. 1149 ГК РФ. В данной статье предусмотрен круг лиц, которые не могут быть полностью лишены завещателем права на наследство и призываются к наследованию независимо от содержания завещания (обязательные наследники).
   Стоит напомнить, что в российском дореволюционном наследственном праве правил об обязательной доле не предусматривалось вообще.
   В соответствии со ст. 1149 ГК РФ обязательная доля в наследстве определяется в размере не менее 1/2 от той, которая причиталась бы наследнику, имеющему право на нее при наследовании по закону. Следовательно, ее размер вновь был уменьшен. Обязательная доля выделяется этому наследнику в случаях, когда он не указан в завещании либо ему завещана часть наследства менее обязательной доли.
   Перечень обязательных наследников, перечисленных в ст. 1149 ГК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. К таковым относятся:
   • несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе усыновленные дети);
   • нетрудоспособные супруг и родители (усыновители) наследодателя;
   • нетрудоспособные иждивенцы, иногда называемые в специальной литературе “скользящими наследниками”, подлежащие призванию к наследованию на основании п. 1 и 2 ст. 1148 ГК РФ, а именно:
   а) граждане, относящиеся к наследникам по закону всех установленных семи очередей, нетрудоспособные ко дню открытия наследства, но не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, если не менее одного года до смерти наследодателя находились на его иждивении, независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет;
   б) граждане, которые не входят в круг наследников по закону, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее одного года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним.
   Понятие нетрудоспособности применительно к наследственным правоотношениям в свое время было закреплено в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. № 6 “О судебной практике по делам о наследовании”. Так как данный вопрос по отношению к наследственным правоотношениям не урегулирован более новым законодательством (в том числе и нормами части третьей ГК РФ) и отсутствуют более поздние разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, при решении вопроса о возможности призвания гражданина к наследованию как нетрудоспособного следует, очевидно, руководствоваться теми же постулатами, которые и по сей день не теряют своей актуальности.
   Следовательно, можно сделать вывод о том, что к нетрудоспособным относятся женщины, достигшие возраста 55 лет, и мужчины, достигшие возраста 60 лет (нетрудоспособные по возрасту), а также инвалиды I, II, III групп (нетрудоспособные по состоянию здоровья), независимо от того, назначены ли этим лицам пенсии по возрасту или инвалидности. При этом лица, ушедшие на пенсию на льготных основаниях в связи с тяжелымиусловиями труда, в круг наследников как нетрудоспособные не включаются.
   Несовершеннолетние дети наследодателя при всех обстоятельствах имеют право на обязательную долю в наследстве, независимо от того, учатся ли они или работают, а также в случаях, когда до достижения совершеннолетия они вступили в зарегистрированный брак либо в их отношении имела место эмансипация.
   Для призвания к наследованию в качестве обязательных наследников иждивенцев наследодателя необходимо одновременное наличие нескольких оснований:
   • нетрудоспособность. При определении этого понятия следует исходить из тех же принципов, что и при определении нетрудоспособности наследников. Исключение составляют несовершеннолетние дети, которые могут быть признаны иждивенцами до достижения ими возраста 16 лет, а учащиеся – 18 лет;
   • для признания лиц иждивенцами наследодателя они должны либо находиться на полном содержании наследодателя, либо получать от него помощь, которая являлась бы для них основным и постоянным источником средств к существованию;
   • иждивенчество должно продолжаться не менее одного года до момента открытия наследства.
   В обязательную долю засчитывается все, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа.
   Если осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение, дача и т. д.) или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию (орудия труда, творческая мастерская и т. п.), суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении. Это положение, как отмечают Зайцева Т.И. и Крашенинников П.В., является единственным законным ограничением права на обязательную долю. Таким образом, при возникновении конкуренции прав собственности на обремененное вещными правами наследника по завещанию наследственное имущество между наследником по закону, имеющим право на обязательную долю, и указанным наследником по завещанию преимущество по решению суда отдается наследнику по завещанию как лицу, имеющему право получить в наследство имущество, на которое он имел вещные права при жизни наследодателя. При определении круга наследников, имеющих право на получение обязательной доли в наследстве, а также правил ее исчисления необходимо учитывать ряд положений:
   1) право на обязательную долю не может быть поставлено в зависимость от согласия других наследников на ее получение, так как закон не предусматривает необходимости их согласия;
   2) наследники второй и последующих очередей, а также наследники по праву представления, родители которых умерли до открытия наследства, не имеют права на обязательную долю в наследстве, за исключением случаев, когда эти лица находились на иждивении умершего;
   3) статья 1149 ГК РФ не связывает возникновение права на обязательную долю в наследстве у перечисленных в данной норме лиц с совместным проживанием с наследодателем, за исключением призвания к наследованию в качестве обязательных наследников нетрудоспособных иждивенцев наследодателя, указанных в п. 2 ст. 1148 ГК РФ;
   4) дети, усыновленные после смерти лиц, имущество которых они имели право наследовать, не утрачивают право ни на долю в наследственном имуществе как наследники по закону, ни на обязательную долю, если имущество было завещано другим лицам, поскольку ко времени открытия наследства правоотношения с наследодателем, являющимся их родителем, не были прекращены;
   5) дети, усыновленные при жизни кровного родителя, права наследования имущества этого родителя и его родственников не имеют, поскольку при усыновлении утратили в отношении их личные и имущественные права (п. 2 ст. 137 СК РФ), за исключением случаев, указанных в п. 3 ст. 137 СК РФ, предусматривающих возможность сохранения правоотношений с одним из родителей в случае смерти другого или с родственниками умершего родителя по их просьбе, если против этого не возражает усыновитель;
   6) при определении размера обязательной доли в наследстве следует принимать во внимание всех наследников по закону, которые были бы призваны к наследованию (в том числе наследников по праву представления на долю их родителей, которые являлись бы наследниками по закону, но умерли до дня открытия наследства), и исходить из стоимости всего наследственного имущества (как завещанной, так и не завещанной части), включая предметы обычной домашней обстановки и обихода. Поэтому при определении размера выделяемой истцу обязательной доли в наследстве необходимо учитывать стоимость имущества, состоящего из предметов обычной домашней обстановки и обихода;
   7) право наследника принять часть наследства в качестве обязательной доли не переходит к его наследникам в порядке наследственной трансмиссии;
   8) в установленных законом случаях (п. 4 ст. 1149 ГК РФ) суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении;
   9) правила о признании наследника недостойным в порядке ст. 1117 ГК РФ распространяются также и на наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве.
   Приведем пример из судебной практики, демонстрирующий необходимость учета в системе наследования интересов обязательных наследников и их “обязательной доли”.
   Гражданка Исаева обратилась в суд с иском к Митрохину А. и садоводческому товариществу “Загорье” о признании недействительным решения правления о передаче ему земельного участка, частично недействительным завещания мужа Митрохина И., признании преимущественного права за ней на вступление в садоводческое товарищество, права собственности на садовый домик, постройки и насаждения. Загорский городской суд Московской области в иске Исаевой отказал, но в ее пользу взыскал денежную компенсацию ее доли в имуществе как супруги в сумме 3 728 руб.
   Решением Мытищинского городского суда (оставленным без изменения определением судебной коллегии Московского областного суда) требования Исаевой были удовлетворены частично: признаны частично недействительным завещание, недействительным – решение правления о передаче участка Митрохину А., за Исаевой было признано право собственности на 2/3 доли садового домика, построек, устройств, насаждений, за Митрохиным А. – на 1/3 долю, произведен раздел имущества, находящегося на земельном участке в садоводческом товариществе, в том числе и наследственного имущества.
   Определением того же суда требование Исаевой о признании за ней преимущественного права на вступление в члены садоводческого товарищества было выделено в отдельное производство.
   Президиум же Верховного Суда РФ 7 августа 1996 г., рассматривая данное дело, указал следующее.
   В 1980 г. Митрохин И., состоявший с 1975 г. в браке с Исаевой, был принят в члены садоводческого товарищества “Загорье”. На участке в садоводческом товариществе возведены садовый домик (кирпичный) с верандой, мансардой, сарай, туалет, устроены забор с калиткой, дорожка из плит, площадка для автомашины, посажены насаждения.
   24 сентября 1985 г. Митрохин И. составил завещание, согласно которому он завещал сыну Митрохину А. стоимость всех строений, насаждений, целевых взносов в садоводческом товариществе “Загорье”.
   13 июля 1986 г. Митрохин И. обратился в правление садоводческого товарищества с заявлением о переоформлении участка на сына от первого брака Митрохина А., указав, что его возраст (72 года) и инвалидность 2-й группы не дают возможности участвовать в деятельности товарищества. Решением правления садоводческого товарищества от 23 августа 1986 г. участок Митрохина И. был передан Митрохину А.
   2 августа 1989 г. Митрохин умер. В январе 1990 г. Исаева обратилась с указанным выше иском в суд.
   Суд признал решение правления о передаче садового участка Митрохину А. недействительным, сославшись на то, что это было сделано без согласия Исаевой. Митрохин И. не мог завещать сыну стоимость всех строений, насаждений и целевых взносов, так как половина этого имущества принадлежала Исаевой как супруге. Кроме доли супруга, истица ввиду своей нетрудоспособности имела право еще на обязательную долю (1/6) независимо от содержания завещания, поэтому ее доля в имуществе, находящемся на земельном участке в садоводческом товариществе, и в целевых взносах составляла 2/3, а доля Митрохина А. как наследника по завещанию – 1/3.
   Исходя из этих долей, суд произвел раздел садового домика, насаждений, сарая и других строений и устройств на садовом участке.
   Вопрос о членстве в садоводческом товариществе в данном случае роли не играл. Так, согласно п. 13 Типового устава, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 11 ноября 1985 г. № 517, в случае смерти члена садоводческого товарищества преимущественное право на вступление в товарищество предоставлялось одному из наследников. В отдельных случаях выбытия из садоводческого товарищества одного из членов по состоянию здоровья или другим уважительным причинам, препятствующим выполнению требований Устава товарищества, один из членов его семьи мог вступить в товарищество, если он совместно с ним пользовался садовым участком и принимал участие в его освоении.
   Согласно Типовому уставу речь шла не о передаче участка с постройками, насаждениями члену семьи члена садоводческого товарищества, а о членстве в садоводческом товариществе. Переход же членства в садоводческом товариществе не мог лишить супруга права на его долю в имуществе, находящемся на садовом участке.
   Таково было решение суда относительно выделения обязательной доли.
   Порядок исчисления обязательной доли достаточно несложен в случаях, когда наследодателем составлено завещание на все принадлежащее ему имущество. Большей сложностью отличается порядок исчисления обязательной доли в случаях, когда у наследодателя, кроме завещанного, имеется еще и незавещанное имущество. Право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из оставшейся незавещанной части наследственного имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю – из той части имущества, которая завещана.
   Обязательная доля может быть поглощена законной долей обязательного наследника в незавещанном имуществе, может быть меньше либо равной размеру причитающейся ему обязательной доли. В этом случае обязательная доля наследнику не выделяется.
   Следует отметить, что в юридической литературе неоднократно поднимался вопрос о “справедливости” уравнивания вправах относительно обязательной доли наследства всех нетрудоспособных наследников умершего и иждивенцев. Так, еще Серебровский В.И. отмечал, что в числе иждивенцев по формальному признаку зачастую оказываются люди, способные работать. Он, в частности, был против причисления к числу иждивенцев инвалидов III группы, подавляющее большинство которых вполне способны обеспечивать себя самостоятельно. С другой стороны, в реальности возможны ситуации, когда к наследованию призываются несовершеннолетний сын умершего и посторонний человек, инвалид III группы, которому завещатель по каким-то соображениям оказывал регулярную материальную помощь в течение двух лет. В этой ситуации, по мнению Серебровского В.И., правильнее было бы предусмотреть право иждивенца на получение не полной обязательной доли, а какой-либо ее части (например, 1/4 от полной доли), т. е. оказать преимущество несовершеннолетнему сыну наследодателя.
   Стоит отметить, что в соответствии со ст. 7 Федерального закона от 1 ноября 2001 г. “О введении в действие части третьей ГК РФ” правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей ГК РФ, применяются только к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 г. В отношении завещаний, оформленных ранее, сохраняется прежний порядок определения обязательной доли, предусмотренный ГК РСФСР 1964 г.
   Что же касается принятия обязательной доли, то судебная практика всегда исходила из того, что обязательная доля в наследстве может быть принята любым из способов, установленных законом для принятия наследства.

 
< Пред.   След. >