YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 2.1. Трудовое право: теологические аспекты
2.1. Трудовое право: теологические аспекты

2.1. Трудовое право: теологические аспекты

   Первоначально социальная ценность трудовых прав, как и благотворительность, почти всецело покоилась на религиозной основе. Даже на уровне мифологии Древнего мира труд служил определенным средством самоидентификации человека, он выделял его среди остальной природы, противопоставлял хаосу. Со временем светская составляющая приобретала все большее значение, но роль религии и морали осталась существенной. Можно предположить, что социальное назначение трудового права и сейчас в некоторой степени определяется религиозными мотивами: идеалами праведной жизни своим трудом, личного спасения и воздаяния и др. В религии, как и в морали, говоря словами И. Канта, человек подчинен «только своему собственному и тем не менее всеобщему законодательству». Таким образом, многое зависит от соотношения этого «собственного» и позитивного законодательства, иерархии в их взаимоотношении. Здесь сталкиваются добровольно-личностные и объективно-универсальные мотивы и полюсы человеческой деятельности. Русские ученые, занимавшиеся социальной проблематикой, в значительной мере опирались на христианское учение и его гуманистические идеалы (С.Н. Булгаков, В.С. Соловьев, П.И. Новгородцев, И.А. Ильин и др.). В западной науке данная тенденция также имела место, но в последние полтора века была выражена в меньшей степени. В советский период это было исключено, а в настоящее время можно говорить только о начале возрождения традиций анализа социальной проблематики в связи с феноменом религии и ее этических идеалов. Далее мы будем говорить преимущественно о социальной доктрине христианства, так как именно она оказала наибольшее влияние на развитие трактовки права на труд и других трудовых прав.
   По мнению выдающегося немецкого философа К. Ясперса, духовные основы современного человечества сформировались примерно за 500 лет до н.э. Он назвал это «осевым временем». Примерно в то же время начинают формироваться мировые религии и отношение к труду и благотворительности в системе человеческих ценностей. Главная заслуга И. Канта виделась философу и теоретику права Б.А. Кистяковскому (1868-1920) в переносе христианских заповедей в сферу наукии, в более широком смысле, общественной деятельности: «Не делай другим того, чего не желаешь самому себе» - «Действуй так, чтобы правило твоей деятельности посредством твоей воли стало всеобщим законом» и «Люби ближнего, как самого себя» - «Действуй так, чтобы человечество, как в твоем лице, так и в лице всякого другого, всегда употреблялось тобой как цель и никогда как средство». Любовь и деятельная помощь ближним является проявлением любви к Богу, признанием за другими людьми его образа и подобия: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всем разумом твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобна ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:37-39). Даже если ближние погрязли во зле и их поведение не дает оснований для любви, любовь к ним и служит проявлением любви к Богу и иначе свое отношение к нему выразить нельзя: человек любит Бога через ближних и любит ближних через Бога. Это правило не допускает исключений, а деятельная любовь предполагает действие, результативную помощь нуждающимся в ней (ибо «по плодам их узнаете их» (Мф. 7:16)). Христианство изначально несло в себе как идеи труда, так и благотворительности. Непреложным считалось, что хлеб человеку должен доставаться «в поте лица своего», а главные заботы его - «о посеве и жатве». Среди пороков Садома называется праздность. При этом оценка труда как наказания за грехи очень быстро была замещена его квалификацией как высшей добродетели. В Псалмах прямо выражен идеал труда: «Человек рожден для труда так же, как птица, - для того, чтобы летать». Христос и апостолы сами трудились, подавая пример своей пастве. Апогеем идеи труда стали слова апостола Павла: «Аще кто не хощет делати, ниже да яст». Отсюда почти дословное воспроизведение лозунга радикальными сторонниками социализма: «Кто не работает, тот не ест».
   Уже в первые века христианства сформировалась идея о связи достойной жизни с трудом, с честно заработанными средствами. Так, Василий Великий (330-379) говорил: «Кто дает свои деньги первому попавшемуся бродяге, тот все равно что кидает их собакам». Это был один из первых страстных призывов к «зрячей» помощи действительно бедным, кто не может прокормить себя своим трудом. Он организовал первое в истории благотворительное учреждение, «деревню помощи и сострадания», где оказывалась помощь нуждающимся больным и инвалидам. Это послужило примером для создания больниц и приютов для нетрудоспособных бездомных, общественных мастерских, где бедняки могли бы заработать себе на хлеб своим трудом. Не будет преувеличением констатировать, что здесь мы имеем дело с зачатками идеологии помощи трудоспособным бедным путем предоставления работы. В социальном учении Ф. Аквинского особое место занимает требование к правителям обеспечить все потребности для блага и жизни, что предполагает обязательное вмешательство государства. Великий мыслитель видел задачу правительства в создании условий для полноценной человеческой жизни. Крупнейший специалист в области томизма французский философ Э. Жильсон считал, что «в том обществе, которое хотел бы видеть св. Фома (ибо такого общества требует справедливость), обеспечение отдельных семей и всей совокупности граждан благами, необходимыми для жизни, должно быть возложено на лиц, ответственных за хозяйственные вопросы, и на тех, кто занимает общественные должности. В данном случае речь идет не о торговле - понятии исключительно частном, а об общественном служении. Главное в этом вопросе то, что всякий человек обладает естественным правом на средства, необходимые для существования. Извлекать же выгоду из этого права - значит совершать несправедливость. Поэтому никакой обмен такого рода не должен использоваться как предлог для обогащения». С очевидностью здесь можно увидеть сочетание запрета притязания на помощь со стороны трудоспособных лиц, обязанных обеспечивать себя своим трудом, и права на социальную поддержку нетрудоспособных бедняков.
   Среди всех христианских конфессий наибольшее развитие социальное учение получило в рамках официальной Римской католической церкви, для которой самыми авторитетными источниками считаются папские социальные энциклики. С определенными оговорками это признавалось советскими исследователями. Начало социальной доктрине католичества положила первая социальная энциклика папы Льва XIII «Рерум новарум» («К новым временам») (1891 г.), получившая развитие в энциклике папы Пия XI (1931 г.). А.Е. Пашерстник не без основания назвал их «энцикликами римских пап по рабочему вопросу». Всего католическая церковь обнародовала более 10 социальных энциклик. Первую из них (1891 г.) католики считают своей «социальной хартией». В ней жесткой критике были подвергнуты не только социальная несправедливость, но и социальные доктрины, в том числе отрицающие частную собственность: «Чтобы преодолеть это зло, социалисты рассчитывают на зависть бедных к богатым. им кажется, что, передав собственность от частных лиц обществу, они исправят нынешние беды, ибо каждый гражданин будет иметь долю во всем, что ему может понадобиться. Однако предложения эти настолько непригодны, что если их выполнить, рабочие пострадали бы первыми».
   Анализируя католическую доктрину, экономист О. Цвиденек-Зюденгорст выделял следующие аспекты государственного воздействия на регулирование отношений работника и работодателя: достижение общего блага и справедливости; способствование участию рабочих в прибылях предприятий; установление минимального размера заработной платы; отрицание товарного характера труда и законодательная защита личности работника. Отсюда требование к государству установить правовые рамки договора личного найма. Примечательно, что этот немецкий экономист относил к числу христианских писателей первых ученых-трудовиков В. Эндеманна и Г. Рюмелина.
   В интересующем нас аспекте наибольшее значение имела энциклика 1931 г., в которой была обоснована «концепция участия». Согласно ей в интересах владельцев капитала и трудящихся прибегнуть к участию рабочих и служащих в собственности предприятия и его прибыли. В этой энциклике был впервые введен в обращение термин «субсидиарность», означавший в официальном переводе Ватикана на русский язык «вспоможение». Здесь впервые можно говорить о понятии солидарности, которая не противопоставлялась милосердию. В свете социальных учений начала ХХ в. последнее часто сопрягалось с унижением человеческого достоинства или ограничением его прав. Между тем в социальной доктрине католичества намечен отход от мотивации к труду «экономического человека», движимого «невидимой рукой рынка» к максимальной прибыли, в сторону реализации творческого потенциала человеческой личности в процессе труда. В энциклике папы Иоанна XXIII «Матер э Магистра» («Мать и наставница») (1961 г.) прямо отрицается отведение рабочим роли молчаливых исполнителей. В энциклике указывается, что надо обеспечить трудящимся активную роль в функционировании предприятия. При этом надо стремиться к тому, чтобы сделать предприятие подлинно гуманным сообществом, глубоко отмеченным духом взаимных отношений, функций и особенностей каждого из его членов. Папа Павел IV в середине 60-х годов ХХ в. уже констатировал, что «мир труда оказывает сегодня решающее влияние на судьбы страны, на жизнь христианского народа». Основы современной социальной доктрины католицизма были сформулированы на Втором Ватиканском Вселенском соборе, который состоялся в Риме (1962-1965 гг.). Католическая церковь стала контактировать с профсоюзами и международными организациями. Так, папа Павел IV принял участие в 53-й Генеральной конференции МОТ (1969 г.), где выступил с речью и назвал труд основной предпосылкой человеческого существования, который имеет наивысшее достоинство. Им проводилась мысль о приоритете человека над трудом и проповедовалась идея классового мира труда и капитала, социального сотрудничества.
   Современная социальная доктрина католичества выражена в энциклике папы Иоанна Павла II «Центесимус Аннус» (1991 г.). Христианское социальное учение связывает утверждение солидарности, ставшей ключевым понятием для него в последние 70 лет, не с принятием новых нормативно-правовых актов, а с разработкой определенных нравственных принципов общественных отношений вообще и между работниками, работодателями и государством в частности. При этом большое внимание уделяется преодолению нищеты, эксплуатации, особенно характерных для стран третьего мира.
   В энциклике подчеркивается: «Собственность достигается прежде всего трудом и должна служить труду. Если верно, что капитал - понимаемый как совокупность средств производства - является в то же время результатом труда поколений, то тогда также верно, что он создается благодаря труду». Далее Иоанн Павел II уточнял: «Мы предлагаем не систему социалистическую, которая на деле превращается в государственный капитализм, а общество свободного труда, предпринимательства и участия. Такое общество не враждебно рынку, но требует, чтобы общественные и государственные силы должным образом контролировали его, обеспечивая удовлетворение основных потребностей каждого». В энциклике утверждается: «Есть опасность, что распространится радикальная капиталистическая идеология, которая эти вопросы и рассматривать не хочет, считая, что решить их заведомо невозможно, слепо все перепоручая свободным рыночным силам». Таким образом, уже более полувека католическая доктрина признает солидарность людей труда и их борьбу за социальную справедливость как ответ на антисоциальные условия существования наемных работников. Но христианская солидарность основывается не на поиске врагов и борьбе одних против других, а на совместных действиях по решению общих задач. Исходя из того, что наемный труд и капитал дополняют друг друга, солидарность между работниками и работодателями является важнейшим условием поступательного социально-экономического развития. В эту схему органически вписываются социальное партнерство в сфере трудового права, социальное страхование и социальная помощь. Современная христианская доктрина отрицает товарный характер труда и отождествление заработной платы с покупной ценой работника. Она в этом смысле близка к теории цены, связывающей ее исключительно с пользой продукта для клиента. В настоящее время римский папа Бенедикт XVI намерен посвятить вторую социальную энциклику вопросам труда, защите социальной экономики от «надменного неолиберализма». Протестантская социальная доктрина связана с движением реформации и эпохой Возрождения. М. Лютер, а затем и его последователи отвергали нищенство, считая его одним из величайших зол. Протестантская трудовая этика не только признавала труд высшей добродетелью, но и определяла успехи в земной деятельности как показатель покровительства небесных сил. Надежда на вечную жизнь связывалась с успешностью земной деятельности, с усердием в труде и бережливостью. При этом собственные успехи в труде, сострадание и солидарность были краеугольными камнями протестантской этики как проявление личного выбора. Один из наиболее известных протестантских теологов Д. Бонхеффер (1908-1945) в качестве постулата праведной жизни вывел активное служение человеку и сопротивление всему бесчеловечному. Он утверждал, что единственным плодотворным отношением к людям (и прежде всего к слабым) будет любовь, т.е. желание сохранить общность с ними. Помощь ближним должна заключаться в активных действиях, ибо «пассивное ожидание и тупая созерцательность - не христианская позиция».
   Православная социальная доктрина выражена менее четко. В основном она связана с идеалами равенства и солидарности (соборности). В рамках православного христианского учения было выработано «нормативно-этическое» определение ценности труда (П.И. Новгородцев, И.А. Ильин), а также изучены другие аспекты мотивации трудовой деятельности и социальной солидарности (Н.А. Бердяев,
   С.Н. Булгаков, В.С. Соловьев). И.А. Ильин отмечал: «Пора признать и выговорить, что безработица как таковая, пусть обеспеченная или даже затопленная частными и государственными субсидиями, унижает человека и делает его несчастным. Человеку от природы присуща потребность - быть чем-то в жизни, что-то весить на весах бытия, пользоваться признанием и уважением. А для этого есть только один путь: трудиться и трудом своим создавать новое и благое. В этом и состоит жизненное испытание; именно этим человек «оправдывает» свое земное бытие». С.Н. Булгаков также видел в труде проявление лучших человеческих достоинств, а в его кооперации - проявление человеческой солидарности. При этом он подчеркивал, что в процессе совместного труда нельзя допускать вмешательства во внутренний мир человека, необходимо сохранять его душевную автономию.
   В России до начала ХХ в. религиозные аспекты трудовой мотивации и предпринимательской деятельности, а также социальной активности проявлялись относительно четко. Достаточно сказать, что значительная часть преуспевающих купцов, а затем и промышленников были старообрядцами. Они же и были наиболее щедрыми благотворителями. Шведский юрист Э. Аннерс писал: «История делового мира России изначально показывает, что только равные партнерские отношения предпринимателей и государства ведут к стабилизации народного хозяйства, формированию качественно новой экономической среды, способной адекватно воспринимать рыночные институты. В то же время национальные особенности, в частности вопросы вероисповедания, на протяжении многих веков создавали особый тип делового поведения, помогавший сохранить и умножить традиционные для страны виды и формы предпринимательской деятельности». Современные Основы социальной концепции Русской Православной церкви были приняты в 2000 г. Согласно этой концепции Священное Писание свидетельствует о двух побудительных мотивах к труду: трудиться, чтобы питаться самому, никого не отягощая, и трудиться, чтобы подавать нуждающимся. При этом трудовые права основаны на библейском учении о человеке как образе Божьем и присущи человеку изначально. В данном случае можно говорить не только о теологической, но и о естественно-правовой доктрине трудовых прав. Оплата честного труда является обязанностью работодателя, а ее невыполнение не только преступление перед человеком, но и грех. Эта проблема стала одной из ведущих в работе Х (2006 г.) и ХI (2007 г.) Всемирных русских народных соборов. Там была подчеркнута недопустимость резкого расслоения общества и процветания узкой прослойки на фоне вопиющей нищеты. Отрицательную оценку получили рискованные социальные эксперименты недавнего прошлого. Помимо солидарности путем решения социальных проблем названа активизация роли государства.
   Таким образом, в рамках христианской традиции можно определить следующие положения о труде, разделяемые всеми ветвями церкви:
   1) каждому человеку должен быть гарантирован минимум материальных средств для существования, достойного с точки зрения соответствующего исторического периода. Заработная плата должна обеспечивать достойное существование работника и членов его семьи;
   2) недопустим значительный разрыв в материальном положении отдельных индивидов, а роскошь при массе бедствующих соотечественников должна быть морально осуждаема;
   3) доходы каждого, в том числе заработная плата, определяется трудовым вкладом (настоящим или прошлым), а также уровнем нуждаемости и минимальными жизненными стандартами (для утративших работу или заработок в силу объективных причин);
   4) солидарность между работниками и работодателями, которая включает в себя участие работников в прибылях предприятия, учет их интересов и мнения. Отметим, что ни одно из этих положений не противоречит другим мировым религиозным учениям. Все это позволяет говорить нам не только о влиянии религии на отношение к труду и трудовое право, но и на ее определяющее значение в прошлом и существенное влияние в настоящем на само содержание права на труд и другие трудовые права.

 
< Пред.   След. >