YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 2.2. Социальное право и трудовое право (философско-правовое эссе)
2.2. Социальное право и трудовое право (философско-правовое эссе)

2.2. Социальное право и трудовое право (философско-правовое эссе)

   В настоящее время в научных изданиях, причем не только правового характера, достаточно много пишется о социальном праве. Примечательно, что подход к его содержанию у разных авторов существенно разнится, но практически все из них относят трудовое право именно к социальному праву. Соотношение этих явлений в контексте разнообразия подходов к социальному праву позволяет лучше понять сущность трудового права. Изучение социального права включает в себя необходимость уяснения, что такое «социальное» и что такое «право». О последнем мы уже говорили выше. «Социальное» («общественное») еще более многозначно, а разница в его трактовках позволила австрийскому экономисту и обладателю Нобелевской премии Ф.А. Хайеку (1899-1988) назвать его «словом-лаской», «самым бестолковым выражением во всей нашей моральной и политической лексике». Он пришел к выводу, что употребление термина «социальный» становится практически тем же, что и призыв к «распределительной справедливости». По этой терминологии социальное право представляет собой упорядоченную совокупность правовых норм, закрепляющих «распределительную справедливость» вне рыночных механизмов. Очевидно, что это однобокая и в целом неверная трактовка, но терминологическая неопределенность отмечена им верно.
   Начнем с того, что сам термин в виде сочетания слов «социальное право» вызывает по крайней мере недоумение. Право по определению регулирует общественные (социальные) отношения, и в этом контексте «несоциального» права не существует. Очевидно, что право есть явление социальное. Между тем, как справедливо писал русский и французский социолог права Г.Д. Гурвич (1894-1965), «употребление данного термина оказывается тем более обоснованным, что он имеет долгую и славную историю» начиная с XVII в. История идеи социального права свидетельствует о многозначности ее трактовки в трудах философов, экономистов, социологов, юристов. Не претендуя на развернутую характеристику доктрин социального права, остановимся только на тех, которые представляют особый интерес в ключе темы нашего исследования. Выделим четыре направления в обосновании социального права. Такое разграничение условно, так как каждый исследователь, опираясь на ту или иную методологическую посылку, теории предшественников, вносит свои «оттенки», «дополнения», «исправления» в понимание социального права. В определенной степени эти направления пересекаются и созвучны в определении тех или иных характеристик государства и права.
   1. Социальное право определяется как «всеобъемлющая» категория права, как «право интеграции». Так, немецкий юрист Г. Еллинек (1851— 1911) рассматривал право в двух измерениях: в нормативном и в социальном. В нормативном аспекте действующее право Г. Еллинек определял в духе юридического позитивизма как совокупность исходящих от внешнего авторитета, гарантированных внешними средствами норм взаимного отношения лиц друг к другу. Говоря о праве в социальном аспекте, он отмечал, что положительность права в конечном счете основана на средней, типичной убежденности народа в том, что это есть право действующее. Л.И. Петражицкий (1867-1931) считал, что право имеет одно измерение - социальное. По мнению ученого, понятие позитивного права не может быть сформулировано как производное от государства. Констатируется факт, что большая часть права не только не происходит от государства, но даже не обладает «официальным характером». Так называемое неофициальное право проявляется и занимает доминирующую позицию в правовой жизни и регулирует множество межличностных и межгрупповых отношений. Мы можем утверждать, что последующее развитие внегосударственных правовых институтов (например, коллективные трудовые отношения, обычные права профсоюзов, производственная демократия) как в национальной, так и в международной жизни (например, международное трудовое право) подтвердило прозорливость идей Л.И. Петражицкого.
   Такой подход к определению права привел Л.И. Петражицкого к выводу о неприемлемости деления права на частное и публичное в силу того, что такое деление не имеет под собой иного критерия, кроме как изменчивая воля государства. В зависимости от исторической эпохи государство ставит тот или иной сектор права в привилегированное положение. Такое деление права на частное и публичное может применяться только к узкой сфере права - официальному праву, которое подчинено государству. По его мнению, настоящим противопоставлением видов права является их разделение на «право социального служения» и «свободное и индивидуальное право». В его понимании право социального служения шире публичного права, поскольку интегрирует в себе и нормы, исходящие от государства, и нормы, определяющие внутреннюю жизнь автономных субъектов (профсоюзное право, церковное право, право ассоциаций, корпораций и др.). Последнее, так называемое неофициальное право социального служения расширяло горизонты внегосударственного правотворчества за счет коллективных трудовых соглашений, обычного права профсоюзов, институтов индустриальной демократии и т.п. Г.Д. Гурвич в оценке учения Л.И. Петражицкого отметил, что названный ученый готовил путь к современным теориям социального права как права чистой интеграции, отличающегося как от права координации (частное право), так и от права субординации (публичное право). В равной степени это касается и современных теорий трудового права в ключе «права социального служения».
   Последовательным учеником Л.И. Петражицкого был упомянутый нами выше Г.Д. Гурвич. Он полагал, что право существует и помимо государства и его структуры. Критикуя нормативистский подход к праву Г. Кельзена, этот ученый предлагал иной взгляд на правовую жизнь, где каждая социальная группа автономно создает свое право, а социальная жизнь с ее противоречиями и антагонизмами приводит к созданию определенного баланса сил, который и характеризует систему права отдельно взятого общества. Иными словами, право - это то, что фактически дано в социальной жизни в качестве двусторонней связи притязаний и обязанностей участников социального взаимодействия. Он выделял два вида социального права в зависимости от связи с государством: 1) социальное право, конденсированное в правопорядок демократического государства (право, гарантированное безусловным принуждением), и 2) чистое социальное право, интегрирующее социальные тотальности и учреждающее социальную власть с помощью лишь одного условного принуждения. К первому он относил, по сути, право, исходящее от государства и обеспеченное принуждением. Чистое социальное право в свою очередь подразделялось на типы: а) чистое и независимое социальное право (например, социальное право международной организации труда, социальное право коллективных трудовых соглашений, церковное право); б) чистое, но подчиненное опеке государственного права социальное право (например, право федералистской собственности); в) социальное право, аннексированное государством, но сохраняющее свою автономию (право местного самоуправления, право ассоциации в профсоюзы в рамках публичного права, обязательное государственное страхование работников и др.). Как утверждал ученый, основой для всех видов социального права служит чистое независимое социальное право. Оно является абсолютно независимым от государственного порядка и утверждается в качестве наиболее эффективного и реального ограничения государства и выступает по отношению к последнему как юридический противовес. Г.Д. Гурвич выражает надежду, что «так долго занимающее умы противопоставление общества и государства может быть уточнено и сконструировано в правовых категориях с помощью идеи социального права». Наши современники, теоретики права, также рассматривают право в качестве общесоциального феномена, социального регулятора, обеспечивающего права и законные интересы личности. Следует, на наш взгляд, особо отметить понимание социального права как исторического типа права, сложившегося в ХХ в. В целом соглашаясь с плодотворностью данного подхода, уточним следующее. Полный отрыв государства от социального права переводит его в раздел иных, чем право, социальных регуляторов. Поэтому правильнее говорить о признании или санкционировании государством социального права, которое формируется во внегосударственной сфере.
   2. Социальное право определяется как сфера пересечения частного и публичного права, их взаимодействие порождает социальное право.Предложенная римским юристом Ульпианом формула разграничения частного и публичного права была основана на характеристике интереса (частного или публичного). Он утверждал, что публичное право относится к благосостоянию Римского государства в целом, а частное имеет в виду интересы отдельных лиц, поскольку одни вещи относятся к публичной, а другие - к частной выгоде. В публичном праве одной из заинтересованных сторон выступает публичная власть в той или иной форме. Частное право касается отношений между частными лицами. Соответственно, названным отношениям присущи различные типы, методы правового регулирования. Классики российской цивилистики формализовали критерии разграничения частного и публичного права, связав их с различиями в приемах, методах правового регулирования. Иными словами, содержание и характер интереса определяют выбор юридической формы. Частное право - это сфера координации субъектов и децентрализованного регулирования; публичное право - сфера субординации и централизованного регулирования. В то же время И.А. Покровский писал: «Нет такой области отношений, для которой являлся бы единственно возможным только тот или другой прием; нет такой сферы общественной жизни, которой мы не могли бы представить регулированной как по одному, так 2
   и по другому типу» .
   Корни данной концепции «пересечения частного и публичного права» можно найти уже в работах школы французских солидаристов. Эта концепция нашла распространение и в доктрине трудового права и права социального обеспечения Германии, где она имеет различные интерпретации. Так, в работах немецкого правоведа, теоретика трудового права Г. Зинцгеймера (1875-1945), одного из основателей движения «свободного права», социальное право трактуется как «наполовину публичное и наполовину частное», порождающее третий вид права, обладающий совершенно оригинальной юридической структурой. Вместе с тем главной характеристикой этого социального права является тесное переплетение норм частного и публичного права.
   Наш современник Ю.А. Тихомиров отмечает интенсивное развитие отраслей социального права, где складывается паритет частных и публичных начал. Он полагает, что у частного и публичного права появляется «третий партнер» - социальное право, которое предназначено не только для реализации и защиты индивидуальных прав, но и их совокупной охраны. Трудовое, экологическое, земельное, предпринимательское и другие отрасли социального права либо содержат своеобразный баланс частных и публичных начал, либо отражают даже приоритет публичных начал для обеспечения личных интересов. Более того, по мнению ученого, в современных условиях «социальное» становится публичным, поскольку государство, мировое сообщество, общество берут обязательство гарантировать гражданам реализацию стандартов личных прав на образование, здоровье, благоприятную окружающую среду и т.п.
   Ю.А. Тихомиров, развивая концепцию социального права, предлагает именовать его также гуманитарным правом, «для которого характерно обеспечение интересов человека и социальной общности как за счет их собственной правореализации, так и путем обеспечивающей деятельности государства и общественных институтов». По сути речь идет о социальном праве как новом правовом образовании, нацеленном на обеспечение достойного уровня жизни и свободного развития человека. В этом контексте трудовое право вполне может быть отнесено к социальному праву.
   3. Другое направление трактовки понятия социального права основано на противопоставлении его индивидуальному праву и созвучно с понятием коллективного права. Истоки такого понимания «социального», «коллективного» права кроются в теории «солидаризма», «коллективного сознания» (Л. Буржуа, Э. Дюркгейм, Л. Дюги). Теория «солидаризма», о которой мы упоминали выше, стала философской основой коллективного трудового права, которое рассматривается в качестве одной из составляющих социального права. Последователь Э. Дюркгейма, один из идеологов социализма во Франции, правовед и философ Э. Леви (1871-1943) в своих трудах коллективное право связывал с конфликтом труда и капитала, с коллективными трудовыми договорами. Он писал о том, что коллективный договор «ускользает от юрисдикции государства», работники, их профсоюзы и работодатели создают свое коллективное право. В отношения между капиталом и трудом, как утверждает Э. Леви, государство вмешивается в случае забастовки не столько в качестве судьи, сколько в качестве арбитра, предлагающего новые условия. Следует отметить, что понятие «коллективное трудовое право» получило широкое распространение в начале прошлого века в Германии, где оно использовалось для характеристики институтов трудового права: коллективных трудовых отношений, права профсоюзов, права касс взаимопомощи рабочих. Коллективное трудовое право, коллективно-договорные нормы нельзя было относить к позитивному праву, исходящему от государства. В этом смысле они являлись частью социального права.
   Идея солидаризма особенно ярко проявляет себя при обосновании идеи социального партнерства. Социальный порядок (или, по словам М.М. Ковалевского, «замиренная среда») основывается на солидарности членов общества, их объединений, профессий, а солидарность базируется на разделении труда, на осознании взаимной зависимости и вытекающих отсюда соглашениях, компромиссах.
   Один из самых известных немецких цивилистов и теоретиков права О. Гирке (1841-1921) ввел термин «социальное право», определяющий, в отличие от частного (индивидуального) права, внутреннюю жизнь союзов, не имеющих публичного (государственного) характера. Он начал с обоснования социальной автономии этих образований, объем которой ограничивается законодательством. Ученый вполне резонно предположил, что публичное право по содержанию не включает в себя социальное (коллективное) право, ибо к последнему относятся права, не связанные с публичными корпорациями. Речь идет о правах союзов, реализующих интересы группы граждан и имеющих самостоятельные цели и охраняемые законом интересы. К числу таковых относятся семья, церковь, профсоюз, товарищества и общества, объединение работодателей и др. В трехтомной работе О. Гирке «Германское частное право», а именно в томе 1 (Лейпциг, 1905), заложена теоретическая основа выделения особых коллективных (социальных) отношений, в том числе коллективнодоговорных отношений, а коллективным договорам, по сути, придается статус источников права. В этом контексте социальное право является правом интеграции. Его труды высоко ценил Л.С. Таль, который в целом также придерживался этой теории. О. Гирке дал трактовку социальному праву в духе позитивизма, выделив помимо традиционного частного (индивидуального) и публичного права еще и не сводимое к ним социальное право, т.е. совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, связанные с союзами, отделенными от государства. Социальное право, в трактовке ученого, неразрывно и органически совмещало в себе частные и публичные начала. В этом теория социального (коллективного) права отчасти солидаризуется с вышеназванной теорией «пересечения частного и публичного права».
   Трудовое право, согласно этой теории, могло быть отнесено именно к социальному праву, для которого характерно органическое сочетание частноправовых и публично-правовых начал. Первые связаны с договорной основой трудового права и равноправием вступающих в трудовые отношения сторон. Публичные начала связаны с прямым вмешательством государства в регулирование трудовых отношений через установление определенных стандартов и принудительную защиту их соблюдения, с чем, собственно, и связано возникновение данной отрасли права. Отметим, что трудовое право определялось именно в качестве социального права не только ведущими зарубежными исследователями, такими как Г. Зинцгеймер, В. Каскель, В. Зильбершмидт, но и многими российскими учеными. Впрочем, их позиции имели и некоторое различие. Так, С. Вебб и Б. Вебб выделяли относительно обособленное коалиционное право. В то же время и в России, и на Западе трудовое право в настоящее время рассматривается как симбиоз, амальгама частного и публичного права. При этом в литературе нередко высказывается мнение, что в этой отрасли преобладает частноправовой элемент.
   Известный русский цивилист и социолог Ю.С. Гамбаров (1850— 1926) считал, что социальное право состоит прежде всего в праве государства исправлять крайности индивидуального права. Его вывод очевиден: «Социальное законодательство не имеет иного предмета, как уважение и развитие индивидуального права». Ю.С. Гамбаров был последовательным сторонником солидаризма в интерпретации Л. Дюги, вслед за последним он причислял трудовые и социально-обеспечительные отношения к той сфере, в которой правовое регулирование и государственное вмешательство необходимы.
   Аналогичной позиции придерживались некоторые отечественные ученые, особенно в ранний советский период. В той или иной степени она прослеживается в трудах первых советских исследователей трудового права, таких как И.С. Войтинский, П.Д. Каминская, Я.А. Канторович и др. Примечательно, что об элементах социального права они писали только в применении к буржуазному, преимущественно коллективному трудовому праву. Данная концепция кажется нам достаточно плодотворной.
   4. Определение социального права как комплекса издаваемых государством законов, которые защищают население. В этом смысле концепция социального права сформулирована с точки зрения социальной политики государства и призвана обеспечить решение «социального вопроса». При таком телеологическом подходе социальное право рассматривается в двух ракурсах. Во-первых, социальное право в рамках полицейского, позднее административного права. Во-вторых, социальное право как комплекс различных отраслей права, которые обеспечивают решение социального вопроса. Социальные функции государства, организация государственной деятельности в сфере благосостояния населения стали предметом полицейского права. В России преподавание полицейского права впервые было введено в университетах Уставом 1835 г.
   Полицейское право возникло в Германии в середине XVIII в. Основателями науки полицейского права признавались немецкие ученые И.Г. фон Юсти и И. Зонненфельс. Появившаяся в конце этого века теория правового государства отразилась на полицейском праве. Речь идет о трудах известных полицеистов Р. фон Моля и Л. фон Штейн. Развитие научной литературы полицейского права в России находилось под сильным влиянием немецкой литературы. Само содержание полицейского (административного) права в начале ХХ в. понималось в ключе права внутреннего управления, которое означало деятельность государства, направленную на осуществление задач, присущих ему как правомерному и культурному союзу. Решительно преобладала правовая сторона управления. Под названием «право управления» развивалась научная система, задачу которой составляет разработка положительного законодательства, регулирующего различные стороны внутреннего управления. Р. фон Моль в науке полиции выделял два основных раздела (направления): 1) забота государства о физической личности граждан (забота о надлежащем количестве населения); 2) забота государства о жизни и здоровье граждан (медицинская полиция, помощь государства при затруднительном удовлетворении необходимых жизненных потребностей).
   И.Х. Бунге был сторонником полицейского права в широком смысле. В содержание полицейского права он традиционно включал постановления, относящиеся к благосостоянию (законы благоустройства), и постановления, касающиеся безопасности (законы благочиния). При этом благоустройство рассматривалось им в том числе как упрочение благосостояния фабричных рабочих (фабричное законодательство). Благочиние признавалось частью государственного права, которое относится к сохранению порядка и безопасности как общества, так и отдельных лиц. Законы благочиния и составляют предмет полицейского права в узком смысле. В этом контексте в сфере действия полицейского права оказывалось фабричное законодательство (или публичное трудовое право).
   Другой ученый-административист В.Ф. Дерюжинский (1864-1920) был сторонником узкого определения полицейского права. В структуре предмета «полицейское право» он выделил институт фабричного законодательства. Таким образом, содержание полицейского права он сводил к государственному регулированию (управлению), «на долю которого выпадает оказание населению всевозможного содействия к развитию его культурных интересов и удовлетворению многосложных потребностей его материального и духовного существования», а равно к охране «общественного порядка и спокойствия как важных условий общежития».
   Современные исследователи М.В. Филиппова и Е.Б. Хохлов по этому поводу обоснованно утверждают, что в генетическом плане социальное право нужно связывать с понятием полицейского права, причем в «классический» период его развития, т.е. до выделения из него других отраслей права. При этом они делают вывод о том, что социальное право есть образование, более объемное по своему содержанию, нежели какая-то одна, пусть профилирующая или специальная, отрасль права.
   Выше мы уже писали о том, что исходя из телеологической концепции социального права оно может рассматриваться в качестве совокупности отраслей права, обеспечивающих социальную защиту населения. Первоначально целью социального права являлось решение социального вопроса, что объявлялось главной задачей социальной политики. Напомним, что созданное в 1872 г. германское научное общество, ставившее задачу решить правовыми средствами социальный вопрос, называлось «Союз социальной политики». А. Вагнер, один из основателей и идеологов данного Союза, в своей речи, произнесенной 12 октября 1871 г. в Берлине, наметил программные положения по решению социального вопроса. Они включали в себя первоначально легализацию имущественной ответственности предпринимателей за вред, причиненный жизни и здоровью рабочих, а также фабричное законодательство, законодательство о народном образовании, о квартирах, о потребительских обществах. Сюда же относилась справедливая система налогообложения. Насколько можно судить из сказанного, социальное законодательство должно было стать основным средством социальной политики, осуществляемой в целях решения социального вопроса, т.е. удовлетворения социально значимых потребностей населения страны и прежде всего неимущей его части (пролетариата). Отсюда иногда встречающееся отождествление социального и рабочего вопросов. К социальному праву, соответственно, относились трудовое право, право социального обеспечения, образовательное право, жилищное право, право потребительских обществ.
   Немецкий правовед В. Каскель (1882-1928), один из основоположников доктрины «нового трудового права» в Германии, позитивист по своим взглядам, рассматривал социальное право как особое право, которое распространяется на определенные социальные классы и на наемных работников, нацеленное на улучшение экономической и социальной ситуации. В ранних работах В. Каскель обосновывал сложную структуру социального права, включавшего четыре части: право социального обеспечения, право охраны труда, право трудового договора и корпоративное (профсоюзное) право. В более поздних работах он несколько изменил свою позицию, поставив знак равенства между трудовым правом и социальным правом.
   Межотраслевая трактовка социального права как комплексного законодательства имела место и в среде российских ученых еще в начале прошлого века. А.Г. Гойхбарг (1883-1962) с революционным запалом выступил за «разрушение прежних правовых титулов - частной собственности и договора». Эта цель достигается с помощью «социального законодательства советской республики». Социальное законодательство, по мнению А.Г. Гойхбарга, регулирует социалистическую организацию во всех отраслях народного хозяйства, ставящих целью не производство для барыша, а производство для потребления, производство духовных благ, производство для всестороннего удовлетворения потребностей трудящихся масс. В этой связи к социальному законодательству он относил первые декреты Советской власти о рабочем контроле (1917 г.), об отмене наследования (1918 г.), о государственной монополии и национализации банков (1918 г.), которые нанесли «решительный удар по институту частной собственности». К социальному законодательству был отнесен и КЗоТ РСФСР 1918 г., который «уничтожил трудовой договор как средство эксплуатации».
   В советской юридической литературе 70-х годов ХХ в. также встречался термин «социальное законодательство». Так, Э.И. Доморацкая, опираясь на опыт Франции, применяла этот термин в узком и широком смыслах. В первом случае под социальным законодательством понималась совокупность норм трудового права и права социального обеспечения. Во втором случае - нормы, регулирующие общественные отношения в области труда, социального обеспечения, здравоохранения, обслуживания населения (жилищное строительство, транспорт, связь, охрана окружающей среды и т.д.). В.Г. Каленский, который придерживался узкого подхода к социальному законодательству, включал в него не только нормы трудового права и права социального обеспечения, но и коллективно-договорную, судебную и арбитражную практику. В условиях господства в советской доктрине нормативистского подхода к праву предложенная данным автором социологическая трактовка права была допущена исключительно потому, что он писал о социальном законодательстве Англии.
   В целом в западной литературе со второй половины ХХ в. социальное право (законодательство) толкуется преимущественно в двух смыслах: в узком и широком. В узком смысле оно включает в себя трудовое право, социальное страхование и социальное обеспечение. В широком смысле помимо вышеназванных отраслей к нему обычно относят медицинское обслуживание и государственное здравоохранение, улучшение жилищных условий и народное образование.
   В современной российской юридической литературе получила довольно широкое распространение концепция социального права как комплексного правового образования, объединяющего различные отрасли и институты российского права (административного, гражданского, трудового, экологического, права социального обеспечения и др.), имеющих общее назначение (цель) - социальную защиту населения. Эту идею о формировании особой отрасли права в условиях реформирования российского законодательства высказали в 1993 г. С.А. Иванов и И.А. Ледях. При этом социальное право определяется либо как комплексная отрасль права, но чаще всего как комплексное законодательство. Так, М.И. Лепихов весьма обще определяет социальное право как комплексную отрасль, представляющую совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают в связи и по поводу организации и осуществления социальной защиты населения в целях смягчения социальной напряженности в обществе.
   В настоящее время довольно часто в юридической литературе встречается определение социального права как некой «надотрасли» права. О.А. Парягина утверждает, что в сложившейся правовой системе не может идти речь о формировании стандартной правовой отрасли с присущими ей особенностями предмета и метода. По ее мнению, социальное право может быть надотраслью.
   Сделаем общие выводы.
   1. Деление на частное, публичное и социальное является одной из глубинных характеристик права. Органическое переплетение норм частного и публичного права создает феномен социального права. Его четкие границы невозможно очертить, да в этом и нет необходимости. В рамках этого права защищаются индивидуальные и коллективные права граждан, которые, будучи общезначимыми, приобретают качество социальных. В качестве таковых они закрепляются в международных актах, национальных конституциях и законах. В ядро этих прав входят трудовые права. На наш взгляд, социальное право отличается от частного и публичного по предмету, методу и субъектному составу. Между утверждениями о нем как о самостоятельном социальном праве и только как о месте пересечения частного и публичного права нет принципиальных различий в практическом плане.
   2. Мы не являемся сторонниками выделения комплексных отраслей права. Мы присоединяемся к позиции тех авторов, которые утверждают, что комплексной может быть отрасль законодательства. На наш взгляд, при всей практической значимости отраслей законодательства вряд ли имеются основания для отказа от отраслей права как первичных правовых образований, составляющих систему права. Концепция социального права представляет несомненный интерес в контексте формирования отрасли законодательства - социального законодательства, которое позволит обеспечить взаимодействие и согласование различных отраслей права, регламентирующих социальные права граждан. Как справедливо отмечается в литературе, когда речь идет о социальном законодательстве, в строго юридическом смысле имеется в виду развитие соответствующих отраслей законодательства, призванных обеспечивать как конституционные права граждан (на образование, охрану здоровья, пользование достижениями культуры и науки и др.), так и гарантии их всестороннего и свободного развития. При этом тенденция формирования отраслевого законодательства (трудового, социально-обеспечительного, жилищного законодательства, а также законодательства о науке, о культуре, об образовании, об охране здоровья) не исключает юридико-интеграционных процессов. В этой связи условно можно вести речь о социальном законодательстве в собирательном смысле. Социальное законодательство как своего рода интегрированная система покоится, во-первых, на конституционных нормах, во-вторых, на международно-правовых актах, принимаемых и действующих в социальной сфере, основанных на концепции прав человека.

 
< Пред.   След. >