YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow Глава 7. Социальное назначение и функции трудового права
Глава 7. Социальное назначение и функции трудового права

Глава 7. Социальное назначение и функции трудового права

   Вводные положения. Трудовые отношения имеют сложную структуру и внутренне противоречивы. Очевидно, что и работник и работодатель заинтересованы в относительной стабильности трудовых отношений и в силу целого комплекса причин просто не могут существовать друг без друга. В то же время интересы работников и работодателей во многом противоположны. Работник в первую очередь заинтересован в увеличении заработной платы, улучшении условий труда, уменьшении рабочего времени и увеличении времени отдыха. Работодатель, наоборот, заинтересован в повышении прибыли, росте производительности труда, уменьшении издержек производства. Как отмечал в этой связи Р.З. Лившиц, «интересы работодателя составляют производственную сторону трудовых отношений, интересы работника - их социальную сторону. Противоречие социального и производственного элементов - неизбежное противоречие, заложенное в природе трудового отношения, его «генетическом коде»».
   Для понимания назначения отрасли очень важно вычленить ее ключевые понятия. Например, в гражданском праве это собственность и обязательства, в уголовном праве выделяются прежде всего преступление и наказание. В трудовом праве в качестве этих категорий можно выделить единство и противоречие труда и капитала как факторов общественного производства. Эта двуединая сущность трудового права была очевидна для ученых уже в XVIII-XIX вв. Так, А. Смит выступал за запрет выдачи заработной платы товаром вместо денег, был противником установления максимального размера заработной платы, но выступал за разрешение экономических стачек. Он считал, что труд есть первоначальный источник права собственности вообще, а «самое священное и неприкосновенное право собственности - право на собственный труд». Соответственно, труд должен охраняться государством, как и право собственности. Его позиция против рабочего законодательства базировалась на том, что он не без основания считал, что его подготовка окажется прерогативой работодателей и оно будет еще хуже, чем действие саморегуляторов рыночной экономики, «невидимой руки» рынка. А. Смит указывал, что предприниматель преследует свои узкокорыстные цели, но «невидимой рукой» направляется к цели, которая совсем не входила в его намерения. Среди этих целей вполне могло быть и повышение благосостояния работников, которое в свою очередь благотворно сказывалось на производстве. Таким образом, производственное назначение рабочего (трудового) законодательства в будущем А. Смитом не отрицалось. К. Маркс, М.И. Туган-Барановский и ряд других экономистов уже напрямую связывали появление фабричного законодательства с потребностями капиталистического производства, в том числе для создания равных конкурентных условий, для развития производительных сил и повышения производительности труда и др. Впрочем, К. Маркс и его последователи не считали, что трудовое законодательство сможет эффективно защитить интересы работников. Отсюда их лозунг «классовой борьбы» и пренебрежение «к полумерам гражданской нормировки труда». Своеобразный итог дискуссии об экономическом назначении трудового права подвел Л.С. Таль: «Материальные и экономические интересы общества настоятельно требовали вмешательства законодателя и контроля государства за положением рабочих».
   Социальное назначение рабочего законодательства также было очевидно для экономистов и политиков XIX в. Примечательно, что германский император Вильгельм I в своем послании Рейхстагу 17 ноября 1881 г. утверждал: «Излечение социальных недугов нужно искать... и в положительном содействии благу рабочих». Со стороны Рейхстага таким положительным содействием могли быть только соответствующие законы, которые вскоре и были приняты. В России одним из первых эту позицию поддержал В.Г. Яроцкий, который в качестве задачи фабричного законодательства специально выделил защиту интересов рабочих. Известный экономист А.В. Погожев уже прямо утверждал, что «наиболее успешными средствами борьбы с вредными условиями фабричной жизни следует признать правильную, активную и самостоятельную организацию фабричной инспекции, фабричного законодательства и фабричной гигиены в России». Даже такой последовательный сторонник либерализма и противник вмешательства государства в отношения между трудом и капиталом, как В.П. Безобразов, одной из целей фабричного законодательства считал «улучшение условий быта нашего фабричного рабочего и правильность его отношений к нанимателю», а также ликвидацию произвола и бесправия при использовании наемного труда. Среди русских ученых-юристов начала XX в. было распространено мнение о том, что право должно защищать прежде всего интересы экономически слабой стороны (Ю.С. Гамбаров, П.Н. Новгородцев, И.А. Покровский, Б.В. Чредин и др.), что было распространено в полном объеме и на трудовое право.
   Учение о социальном назначении трудового права испытывало на себе также и влияние социальной доктрины христианства, о чем более подробно мы уже говорили в первом разделе данного труда.
   Социальное назначение трудового права. Под социальным назначением отрасли понимаются ее общественный характер и задачи, определяющие порядок применения норм трудового права на практике. Немецкий юрист Г. Зинцгеймер оказался одним из первых, кто еще в начале ХХ в. на концептуальном уровне провозгласил главной задачей трудового права поиск и фиксацию компромисса между интересами работников и работодателей. Он настаивал на том, что главный акцент надо делать не на различии, а на общности их интересов. Но при этом должны соблюдаться гарантии работникам, в том числе максимальная продолжительность рабочего дня и минимальная заработная плата, а их положение должно постепенно улучшаться. Этот выдающийся немецкий ученый придерживался концепции, в современной терминологии, социального назначения трудового права, но не противопоставляя ему экономическое значение данной отрасли. В этот период в Европе сложилось несколько научных течений, отстаивающих социальное назначение права, его роль как инструмента классового мира. Это учение солидаристов (французские ученые Л. Буржуа, Л. Дюги), концепция немецких и австрийских социалистов (Л. Брентано, Г. Шмоллер,А. Меркель), а также австромарксистов (И. Карнер, О. Бауэр). В России аналогичной точки зрения придерживались М.М. Ковалевский, Б.А. Кистяковский и др. Об этом уже упоминалось выше. Действительно, работники заинтересованы и в прибыльной работе предприятия, а также во внедрении новых технологий и других производственных новшеств. От этого в конечном счете зависит уровень их заработной платы и увеличение затрат на улучшение условий труда. Работодатель также заинтересован в эффективных мерах по охране труда и высоком уровне заработной платы, так как это будет способствовать уменьшению травматизма и уровня заболеваемости, предотвратит возможные акции протеста, забастовки. Здесь вполне уместно вспомнить слова известного русского юриста С.А. Муромцева: «Определенный предмет обладает качествами, которые противоположны качествам другого, противоположного предмета. Но не существует резкой грани между этими противоположностями, уменьшаясь постепенно, одно качество переходит в другое, противоположное ему качество». Иными словами, интересы сторон трудового отношения, являясь противоположными, не только пересекаются, но и могут совпадать. Более того, иногда эти интересы трудно разделить. Как писал впоследствии наш современник Л.С. Явич, «в реальной жизни материальные и волевые отношения тесно переплетаются есть конкретные отношения двойственной природы и лишь сила теоретической абстракции позволяет выделить их экономическую и идеологическую стороны». В трудовом отношении мы имеем дело именно с таким переплетением идеологических интересов и материальных возможностей его участников. К тому же интересы работодателя чаще всего представляют менеджеры среднего и высшего звена, которые в свою очередь сами являются наемными работниками. В итоге социальность трудового права реализуется через достижение классового мира.
   Таким образом, противоречие между работниками и работодателями нельзя абсолютизировать. Нельзя принять также точку зрения крайних либералов, вообще отрицающих столкновение интересов работников и работодателей. Так, лауреат Нобелевской премии экономист Ф.А. Хайек писал: «Благодаря деятельности владельцев капиталов пролетариат смог выжить и вырасти численно, в каком-то смысле он даже создан ею. Владельцы капитала сделали возможным расширенный порядок человеческого взаимодействия». С таким же успехом, вслед за К. Марксом, можно утверждать, что именно пролетариат создал капитал и класс капиталистов. В действительности ситуация была гораздо сложнее, что не позволяет согласиться с крайними либералами в отрицании в принципе общественных интересов. Социальное назначение трудового права предполагает не деление поровну, а создание лучших возможностей для раскрытия творческого потенциала всех участников трудовой деятельности. При этом улучшение положения работника не может сопрягаться со стагнацией или разрушением производства, без развития которого ни о каком улучшении положения работника говорить не приходится. Некоторые американские юристы (Д. Блэк, Л. Фридмэн и др.) склоняются к тому, что право - это «правительственный социальный контроль» и даже средство «социального сохранения». Характерно, что наиболее яркой иллюстрацией этого является правовое регулирование отношений между работниками и работодателями.
   В советский период в начале 20-х годов ХХ в. аксиомой считалось утверждение о том, что главным назначением трудового права является охрана труда граждан. Наиболее последовательно эту позицию сформулировал И.С. Войтинский: «Советское трудовое право дает трудящимся максимум экономически возможных правовых гарантий, которые односторонне определяются советской властью как органом пролетарской диктатуры. Иначе говоря, максимум возможных общих гарантий становится общеобязательным для нанимателя минимумом гарантий». Аналогичную точку зрения поддерживали и другие советские ученые- трудовики того периода. Несколько иную позицию занимали К.М. Варшавский и П.Д. Каминская. Первый из них, опираясь на анализ КЗоТ 1922 г., отмечал его компромиссный характер. Он утверждал, что КЗоТ «при столкновении интересов нанимателя и трудящегося старается найти некую равнодействующую, а не становится исключительно на защиту трудящихся, стремится к средней линии». П.Д. Каминская, ссылаясь на труды немецких ученых Г. Зинцгеймера и Р. Зейделя, определяла трудовое законодательство капиталистических стран как компромисс интересов труда и капитала. Такая позиция резко расходилась с уже укреплявшейся тогда официальной советской идеологией классовой борьбы в странах Запада. Но в целом П.Д. Каминская подчеркивала идею защиты лиц, работающих по найму, как основную идею советского трудового права. И.С. Войтинский первым в советской науке трудового права определил двуединое назначение отрасли и прямо заявил о «социально-хозяйственном назначении трудового права». Отметим, что даже вполне прогрессивная редакция журнала «Вопросы труда» во главе с А.М. Стопани заявила о неприемлемости данного термина.
   В дальнейшем социальное назначение трудового права не отрицалось, но преобладающим стал производственный подход, особенно с начала 30-х годов. В этот период служебная функция трудового права виделась в том числе и в очищении рабочих кадров от классово-чуждых элементов. В науке трудового права основное внимание уделялось управлению трудом, распределению трудовых ресурсов, укреплению дисциплины, повышению производительности труда. Функция трудового права, заключающаяся в «охране труда в широком смысле», постоянно подчеркивалась, но ее содержание не раскрывалось. Эта функция ассоциировалась с защитой интересов трудящихся. Но в условиях провозглашенного развитого социализма работодателем практически монопольно являлось государство. В этой связи получалось, что в общенародном государстве защита интересов работника теряла противостоящий субъект. В действительности выполнение плана любой ценой стало обычной практикой, что было связано со сверхурочными работами без согласия работника, переработками, работой в выходные дни, нарушением техники безопасности. Приоритет производственной функции трудового права был объявлен в ст. 1 КЗоТ 1971 г.: «КЗоТ регулирует трудовые отношения всех работников, содействуя росту производительности труда, улучшению качества работы, повышению эффективности общественного производства и подъему на этой основе материального и культурного уровня жизни трудящихся, укреплению трудовой дисциплины и постепенному превращению труда на благо общества в первую жизненную потребность каждого трудоспособного человека» и лишь во вторую очередь Кодекс упоминал о «всемерной охране трудовых прав работника». В этот период в советской теории по трудовому праву социальное назначение отрасли связывали с ролью трудового права в решении основных задач совершенствования социализма и коммунистического строительства. В этом ключе роль советского трудового права определялась в обеспечении выполнения социалистическим государством его функций по руководству народным хозяйством, осуществлению контроля в интересах трудящихся за мерой труда и мерой потребления, воспитанию коммунистического отношения к труду.
   Только в конце 70-х годов ХХ в. в советской науке была сформулирована целостная концепция социального назначения трудового права. Особая заслуга в этом принадлежит С.А. Иванову и Р.З. Лившицу. Отметим, что в это время отношение к работнику как «винтику» хозяйственного механизма не было изжито. Поэтому так своевременно и актуально было высказанное С.А. Ивановым положение: «В социальном назначении трудового права выражаются наиболее общие, наиболее важные, можно сказать, коренные интересы и потребности трудящихся, касающиеся области трудовых отношений». Сущность социального подхода к вопросам трудовых отношений этому автору видится «в стремлении решать эти вопросы преимущественно с позиций человека и для человека, с точки зрения интересов и потребностей личности работника». Это положение было сформулировано в монографии под символичным названием «Личность в советском трудовом праве». Оно заключало в себе элементы прогрессивной новизны, так как повествовало не об усредненном «рабочем и служащем», а именно о личности работника во всей полноте ее проявлений. Р.З. Лившиц особо подчеркивал, что «служебная роль трудового законодательства заключается в его социальном назначении». В 80-е годы ХХ в. социальная направленность трудового права стала объектом специальных исследований в ключе социальной политики КПСС и Советского государства. Изучалось воздействие трудового права на формирование социалистического трудового образа жизни, социальной активности рабочих и служащих, на развитие способностей личности. Так, А.С. Пашков и В.Г. Ротань писали, что «при социализме целью производства становится наиболее полное удовлетворение потребностей трудящихся, в том числе в их физическом и духовном развитии, и уже это делает недопустимым достижение производственного результата за счет принесения в жертву личности». В целом, соглашаясь с социальным назначением трудового права, надо иметь в виду различия в его толковании. С.А. Иванов считает трудовое право правом охраны труда в широком смысле и правом социальной защиты работников. Между тем в последнее десятилетие ХХ в. в России произошли принципиальные изменения в социально-экономической системе. Государство перестало быть не только единственным, но и преобладающим работодателем, произошел отказ от экономической уравниловки, прошла приватизация многих государственных предприятий. Вследствие этого должны учитываться интересы не только работников и работодателей, но также государства, акционеров, кредиторов, оптовых посредников, индивидуальных потребителей и др. Так, отношения между работниками и работодателями в организациях, обеспечивающих жизнедеятельность населения, охрану правопорядка, обслуживающих особо опасные виды производств, должны подвергаться дополнительной правовой регламентации с учетом интересов общества в целом. Требования кредиторов к организации в случае угрозы банкротства могут вполне объединить интересы работников и работодателей. Оптовый посредник может диктовать свои условия работодателю, с которыми будут вынуждены согласиться и работники. Собрание учредителей организации или исполнительный орган вполне могут расторгнуть трудовой договор с руководителем без учета мнения работников. Это не означает ослабление участия государства в регулировании трудовых отношений, но его направленность должна меняться.
   В настоящее время, на наш взгляд, более приемлемым можно считать толкование, данное социальному назначению трудового права Р.З. Лившицем. Оно во многом аналогично тому, которое принадлежало Г. Зинцгеймеру почти век назад. Трудовое право, безусловно, отдает приоритет работнику, защите его интересов. Но интересы работодателя при этом не могут быть не учтены. Поскольку трудовое отношение двустороннее, то необходим компромисс, баланс производственных и социальных интересов. Но этот баланс не сводится к равенству сторон, баланс должен заключаться в преимущественной защите интересов работника. Данная трактовка связана с определением права как системы общественного порядка, основанной на учете интересов различных слоев общества, их согласии и компромиссах. В этой связи социальное назначение трудового права можно сформулировать как согласование интересов работников и работодателей с учетом интересов государства, компромисса между ними. При этом баланс интересов должен достигаться с учетом приоритета интересов работника как экономически более слабой стороны.
   В науке трудового права в преддверии принятия ТК РФ получила распространение несколько иная теория, в соответствии с которой утверждается необходимость обеспечения баланса интересов работников и работодателей без приоритета какой-либо из названных сторон. Эта идея не является для российской юридической науки новой. Еще в 1918 г. цивилист И.А. Покровский писал: «Интерес капиталистов и помещиков. также законен, как интерес рабочего: там класс и здесь класс, и если тот класс вправе бороться за свои интересы, то не менее вправе делать то же самое и этот.» Вместе с тем признание полного равенства прав и интересов работников и работодателей без приоритета какой-либо из сторон будет означать возврат в прошлое. Экономическая слабость работника изначально присуща трудовым отношениям, и само трудовое право возникло для ее частичной компенсации. И.Я. Киселев по этому поводу подчеркивал, что трудовое право выполняет жизненно важную для судеб человечества миссию - очеловечивание рынка труда. Если гражданское право олицетворяет в наибольшей степени «рыночную справедливость», накопительство, то трудовое право в наибольшей степени олицетворяет меру социальной справедливости, человеческое, гуманитарное начало. Оно распределитель и стабилизатор, призванный сделать рыночную экономику приемлемой для основной части населения, прежде всего для социально незащищенных, наиболее уязвимых групп работников.
   Таким образом, социальное назначение трудового права отражает его суть, его основу, поэтому социальное назначение отрасли «должно оставаться неизменным. Уберите его, лишите трудовое право его защитной функции, и оно потеряет свой характер. Оно перестанет существовать». В зависимости от конкретных социально-экономических и политических условий развития общества могут изменяться цели и задачи трудового законодательства, но в рамках социального назначения трудового права.
   Функции трудового права. В теории выделяют две концепции функций права. Во-первых, это функции правового воздействия и, во-вторых, функции правового регулирования. «Воздействие» является более широким понятием по сравнению с «регулированием». Последнее является разновидностью воздействия и предполагает использование специальных средств. При исследовании воздействия права акцент делается на содержательной компоненте, а регулирования - на формальной компоненте. На наш взгляд, именно функции правового регулирования позволяют с большей четкостью выявить специфические функции трудового права, которые отражают сущность данной отрасли. Из социального назначения трудового права вытекают его функции. Под функциями трудового права нами будут пониматься основные направления правового регулирования общественных отношений по поводу применения наемного труда в соответствии с социальным назначением отрасли. Мы не будем проводить общепринятую в теории права классификацию функций на специальные юридические (регулятивные и охранительные) и общесоциальные (воспитательные, информационно-ориентировочные, социального контроля и др.). Эти функции присущи всем отраслям права. В нашу задачу входит выделение только тех функций, которые специфичны именно для трудового права, т.е. функций, вытекающих из социального назначения этой отрасли. Такими функциями в соответствии с предназначением трудового права выступают производственная и защитная (социальная). Отметим, что в современной юридической литературе предпринимается попытка свести функции трудового права преимущественно к закреплению и обеспечению правовыми средствами прав и интересов субъектов трудового права. Это правильное, но слишком общее определение, не отражающее отраслевой специфики и приемлемое для большинства отраслей российского права.Производственная функция реализуется через воздействие на общественные отношения, связанные с производительностью труда, эффективностью производства, качеством работы. Защитная (социальная) функция - через воздействие на общественные отношения, связанные с защитой здоровья работников, закреплением и защитой его трудовых прав и интересов, улучшением условий труда. Такую классификацию в юридической литературе концептуально обосновал С.А. Иванов. Надо отметить, что защитную функцию трудового права ученые выделяли уже в конце XIX в. Исследователями выделялись и другие функции трудового права. Например, это функции обеспечения прав трудящихся на участие в управлении предприятием (Н.Г. Александров), воспитательная (В.М. Лебедев). А.С. Пашков называл экономическую (производственную), социальную, политическую и идеологическую (воспитательную) функции трудового права, рассматривая их как проявление общесоциальных функций советского права, проецированных на конкретный предмет регулирования - трудовые и производные отношения. Так, выделяя социальную функцию трудового права наряду с другими функциями, названный автор отмечал, что «социальная функция трудового права не ограничивается рамками защиты интересов трудящихся, а направлена прежде всего на преодоление социально-экономических различий между классами и социальными группами, на создание материальных и духовных предпосылок для гармоничного развития личности и совершенствования образа жизни советских людей». В данном случае защитная функция трудового права не сводилась к защите работника в процессе трудовой деятельности, но и касалась обеспечения всестороннего развития личности.
   Производственная и социальная (защитная) функции тесно связаны между собой, и их сбалансированная реализация имеет принципиальное значение. Их тесная взаимозависимость означает, что если «будет нарушено их соотношение. производственная функция будет расширяться за счет защитной и в ущерб ей», и наоборот. Именно единство и противоположность названных функций определяют специфику, особый «колорит» отраслевых функций трудового права. Было бы «ошибочным считать, что производственная и защитная функции сами по себе присущи только трудовому праву. Производственную функцию, бесспорно, выполняют хозяйственное, финансовое, земельное право. Защитную. гражданское право, процессуальные отрасли и др. Но синтез производственной и защитной функций - неповторимая, специфическая черта трудового права как отрасли, в которой сочетаются интересы производства и работников». Однако взаимодействие социальной и производственной функций трудового права многогранно и циклично на различных исторических этапах. Если до 1917 г. фабричное законодательство России выполняло преимущественно производственную функцию, то в советский период провозглашалась и подчеркивалась изначально социальная функция. Но на практике в годы Гражданской войны, а затем с конца 20-х годов ХХ в. абсолютно преобладала производственная функция. С середины 50-х годов активизировалась реализация социальной функции, но она так и не стала доминирующей. Основной функцией советского трудового права оставалась функция обеспечения строительства вначале основ, затем развитого социалистического общества. В настоящее время процесс согласования этих функций продолжается, и он представляется нам непрерывным, так как на него оказывают влияние состояние экономики, уровень организованности работников и работодателей, сила профсоюзного движения, государственная социальная политика. В постсоветский период вначале на уровне судебной практики проводился принцип согласования производственной и защитной функций трудового права. В ТК РФ уже в качестве основной задачи трудового законодательства провозглашается создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства. Однако, на наш взгляд, достижение указанного баланса интересов работников и работодателей, равновесного сочетания производственной и защитной функций в трудовом праве должно обеспечиваться в рамках социального назначения отрасли. Социальная направленность трудового права заключается в установлении трудовым законодательством государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создании благоприятных условий труда, защите прав и интересов работников и работодателей (ст. 1 ТК РФ). Трудовое законодательство всегда является компромиссом интересов работников, работодателей и государства. В этой связи названные функции имманентно присущи трудовому праву и определяют его судьбу на каждом отрезке исторического развития.
   Выделение самостоятельной социальной (защитной) функции трудового права обусловлено следующими факторами.
   1. Труд имеет высшую общественную ценность, является важнейшей сферой самореализации человека и основой его жизнедеятельности. Характер и направленность общественного развития неразрывно связаны с трудовым правом и отчасти определяются им. Оно затрагивает интересы практически всех членов общества, являющихся либо работниками, либо работодателями. Примерно 93% экономически активного населения мира связано со сферой наемного труда.
   2. Труд неразрывно связан с личностью его носителя, здоровьем и творческим потенциалом работника. Уже в начале ХХ в. многие российские ученые призывали прекратить спекуляцию на жизни и здоровье рабочих, защитить экономически более слабого работника, усилить гуманистические начала фабричного законодательства. В настоящее время аксиоматичным можно считать утверждение о том, что каков уровень гуманизма в обществе, таково и трудовое право, ибо оно самое «человеческое» право.
   3. Мировой опыт показывает, что бесконфликтное социально-экономическое развитие является наиболее поступательным и прогрессивным. Именно признание социальной функции трудового права способствовало формированию механизма социального партнерства. Его альтернативой является либо игнорирование общественной значимости наемного труда и его приравнивание к другим объектам гражданского оборота, либо разрушительная классовая борьба с перспективой победы труда над капиталом. Опасность этих вариантов неоднократно подчеркивал еще Л.С. Таль.
   4. В демократическом правовом государстве, которым по Конституции провозглашена Российская Федерация, должны быть обеспечены условия для всестороннего развития личности, природных задатков и таланта, равенства возможностей, в том числе при использовании своих способностей к труду. Все это может быть осуществлено только с учетом социальной составляющей трудового права. Мы вполне разделяем положение о том, что «социальной функции трудового права принадлежит будущее, если, конечно, Российское государство будет заботиться о социальном «здоровье» и общества, и его членов». В социологии определено понятие «социальные функции предпринимательства». К ним относятся те из них, которые прямо или косвенно решают вопросы, связанные с воспроизводством человека, условиями его жизнедеятельности. Дополнительные расходы социального характера для предпринимателя имеют свои пределы, которые должен учитывать законодатель. Верхним из них должна быть экономическая целесообразность предпринимательства. Нижней границей может выступать возможность социального взрыва или гибели одного из факторов производства. В этом контексте можно оценить деятельность в 20—30-е гг. ХХ в. Г. Форда, который ввел на заводах своей компании восьмичасовой рабочий день, в два раза увеличил заработную плату по сравнению со средней в отрасли, создал лабораторию по изучению условий труда. Вряд ли это было связано с его гуманизмом и заботой об уровне жизни рабочих. Просто Г. Форд хотел расширить число покупателей автомобилей за счет своих же рабочих и добился этого. Этот американский бизнесмен обосновал положение, которое можно назвать «лозунг здравомыслящего капиталиста». Он звучит следующим образом: «Кто хорошо живет, тот хорошо и работает». Отсюда человеческое отношение к рабочим, обеспечение безопасных условий труда, забота о пенсионном обеспечении. Все это выгодно экономически, ибо «благотворительности нет места в тарифном вопросе». Аналогичными мотивами руководствовались большинство правительств и предпринимательских кругов при проведении социальных преобразований. Трудовое законодательство должно упорядочивать эти далеко не бескорыстные побуждения бизнеса и стимулировать их расширение. В настоящее время социальная деятельность предприятий относится к числу необходимых предпосылок развития рыночной экономики. Для большинства экономически развитых стран характерна тенденция расширения социальной сферы предприятий. Компоненты социальной части трудовых издержек различаются между собой по тому, куда направляются социальные отчисления — вовне или внутрь предприятия. К первому относятся отчисления в общенациональные фонды социального обеспечения (пенсионный, медицинский и др.), так называемый статутный (обязательный компонент). Он определяется законодательными актами государства. Содержание другого компонента социальной деятельности предприятия - «нестатутного» (добровольного) определяется работодателем, а также коллективными договорами (корпоративное пенсионное обеспечение, медицинские услуги, оказываемые на самом предприятии, и др.). Соотношение этих компонентов в разных странах неодинаково. Если в европейских странах сравнительно большое место занимает статутный компонент социальных расходов предприятия, то в США, Японии решающее значение имеет «нестатутный» компонент.
   Вместе с тем производственная функция трудового права не может считаться второстепенной или подчиненной. Без ее реализации невозможно эффективное развитие экономики, а в конечном счете - реальное повышение жизненного уровня всех слоев населения. Выделение этой функции обусловлено следующим.
   1. В ее рамках реализуются интересы работодателей как стороны трудовых отношений. Если перефразировать известное высказывание экономиста, лауреата Нобелевской премии В.В. Леонтьева о рыночной экономике, то социальная функция олицетворяет собой руль корабля рыночной экономики, а производственная - его паруса. Без первого корабль может быть выброшен на рифы, а без второго может плыть только по течению, а то и просто остановиться. В этой связи трудовое право должно дать работодателю законные средства обеспечения мобильности перемещения и использования наемного труда. Экономические возможности работодателя должны соответствовать уровню социальных гарантий. В противном случае эти «супергарантии» могут превратиться в свою противоположность, что неоднократно бывало ранее.
   2. Трудовое право придает определенность статусу работников и работодателей, устанавливает их взаимные права и обязанности, максимальные границы использования наемного труда и минимальные гарантии работникам. Это позволяет определять перспективу развития производства, необходимую численность наемных работников, размеры фонда оплаты труда и др.Еще раз подчеркнем, что производственная функция не может реализовываться за счет ущемления социальной функции трудового права и приоритет, при прочих равных условиях, должен принадлежать последней. В современной литературе особое внимание обращается на то, что защита интересов работодателей не должна подрывать основные права и свободы работников, строиться на игнорировании интересов последних. С этих позиций «трудовое право. может быть охарактеризовано как разновидность социального права. его приоритетом является защита общего народного блага, каковым в нашем случае следует считать естественные права трудящегося человека (на ограниченный рабочий день, отдых, оплату труда и проч.)». Трудовое право сохраняет свое социальное назначение и в XXI в. Поэтому вслед за В.П. Литвиновым-Фалинским, стоявшим у истоков российского трудового права, мы можем повторить: «Признавая экономическую зависимость рабочих от работодателей, фабричное законодательство охраняет интересы рабочих, как слабейшей стороны, путем ограничения права хозяев включать произвольные условия в договоры найма рабочих».
   В заключение сделаем следующие выводы.
   1. Под социальным назначением отрасли понимаются ее общественный характер и задачи, определяющие порядок применения норм трудового права на практике. Для трудового права социальное назначение заключается в защите интересов участников трудовых отношений, нахождении и фиксации баланса интересов работников и работодателей с учетом интересов государства, но с приоритетом защиты прав и интересов работника как экономически более слабой стороны. Этот приоритет должен найти отражение в трудовом законодательстве.
   2. Под функциями трудового права понимаются основные направления правового регулирования общественных отношений, складывающихся по поводу применения наемного труда. Основными специфически отраслевыми функциями являются производственная и защитная (социальная). Первая из них отражает преимущественно интересы работодателя, а вторая - преимущественно интересы работников. Производственная и социальная (защитная) функции тесно связаны между собой, и их сбалансированная реализация имеет принципиальное значение. Именно единство и противоположность названных функций определяют специфику, особый «колорит» отраслевых функций трудового права, которые осуществляются в неразрывном взаимодействии.

 
< Пред.   След. >