YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 8.2. Иные непосредственно связанные с трудовыми отношения, составляющие предмет трудового права
8.2. Иные непосредственно связанные с трудовыми отношения, составляющие предмет трудового права

8.2. Иные непосредственно связанные с трудовыми отношения, составляющие предмет трудового права

   Поскольку все общественные отношения нельзя было свести к трудовым (в узком смысле) отношениям между работниками и работодателями, то необходимо было определить иные отношения, составляющие предмет трудового права. Они именовались по-разному: «производные от трудового», «смежные с трудовым», «тесно связанные с трудовым», «неразрывно связанные с трудовым», «примыкающие к трудовому». Сложная структура предмета трудового права признавалась учеными изначально. Уже Л.С. Таль выделял частное трудовое право и публичное трудовое право, причем последнее регулировало исключительно производные, по современной терминологии, отношения. К частному трудовому праву относились трудовой договор и институт хозяйской власти, правовую неоднородность которой отмечал известный российский ученый. О сложной структуре предмета отрасли также писал И.С. Войтинский, анализировавший помимо трудового отношения коллективно-договорные отношения, отношения по рассмотрению трудовых споров и др. Проблема неоднородности предмета трудового права впоследствии поднималась целым рядом советских авторов. При определении «границ трудового права» указывалось, что оно регулирует отношения, возникающие в процессе труда или вытекающие из участия в труде рабочих и служащих, колхозников и членов промысловых и иных кооперативных артелей. Н.Г. Александров к предмету трудового права относил помимо трудовых производные от них: отношения по надзору за охраной труда; отношения по рассмотрению трудовых споров; отношения между профсоюзом и администрацией, а также социально-обеспечительные отношения.
   Впоследствии А.Е. Пашерстник и В.Н. Толкунова писали о смежных отношениях, а В.С. Андреев - о тесно связанных с трудовым. Последний из них определил предмет трудового права как «трудовые отношения рабочих и служащих и некоторые другие, тесно с ними связанные.». В КЗоТах РСФСР 1918 г., 1922 г. и 1971 г. эти отношения не перечислялись и даже такой термин не использовался, но некоторые из них относились законодателем к предмету трудового права, о чем свидетельствовали соответствующие разделы названных кодексов, посвященные коллективным договорам, ученичеству, профессиональным союзам, трудовым спорам и др. КЗоТ 1971 г. содержал общее определение предмета отрасли, ограничиваясь указанием на то, что КЗоТ регулирует трудовые отношения всех работников (ст. 1). При этом в законе не раскрывались оценочные категории «трудовые отношения» и «все работники».
   Поскольку законодатель не определил полный перечень производных отношений, постольку и в теории отсутствовало единство мнений по данной проблеме. Различные толкования давались, во-первых, критериям структурирования предмета, во-вторых, перечню производных от трудового отношений и, в-третьих, одни и те же производные отношения получали различную содержательную трактовку. Так, наряду с устоявшейся классификацией на предшествующие, сопутствующие и последующие трудовому отношения ряд авторов предлагали иные критерии их выделения. Например, Л.А. Сыроватская выделяла три группы трудовых отношений: собственно трудовые, возникающие у его сторон; отношения, тесно связанные с трудовыми, но при ином субъектном составе; отношения между субъектами трудового отношения, возникающие лишь при определенных обстоятельствах (например, по возмещению вреда, причиненного работником предприятию). А.И. Процевский, не отрицая вышеназванной классификации, выделял три блока общественных отношений, регулируемых трудовым правом. Во-первых, это отношения, возникающие в результате реализации права на труд; во-вторых, отношения, характеризующие в дальнейшем развитие и обеспечение способности к труду, товарищескую взаимопомощь и социалистическое соревнование; в-третьих, отношения, возникающие в результате действий, направленных на развитие, совершенствование процесса труда и осуществление контроля за мерой труда и потребления. При этом трудовые отношения оказались в одном блоке с производными, а поощрительные отношения выводились из трудового отношения. М.В. Молодцов в структуре предмета выделил три группы отношений: по использованию (потреблению) рабочей силы; по производству рабочей силы; по распределению рабочей силы. Критерием такой классификации он называл стадии воспроизводства рабочей силы. При этом в первой группе отношений оказались трудовые отношения вместе с производными. Спорность обеих вышеназванных позиций связана с отсутствием четкого разделения между собственно трудовым и производными от него отношениями.
   А.В. Кузьменко в структуре предмета отрасли выделяет не только достаточно традиционные индивидуальные и коллективные отношения, но и вспомогательно-обеспечительные отношения. По его мнению, группу вспомогательно-обеспечительных отношений составляют отношения с участием государства, призванные содействовать реализации взаимных прав и обязанностей первичных субъектов трудового права (работников, работодателей) и характеризующиеся бесспорным превалированием публичного начала в регулировании отношений. При этом автор предупреждает читателей о том, что вариантность системного представления предмета трудового права есть во многом результат субъективного восприятия исследователем приоритетных целей правового регулирования в сфере труда. Между тем в части обоснования концепции о вспомогательно-обеспечительных отношениях следовало бы вспомнить учение Л.С. Таля, согласно которому выделяются частное промышленное (трудовое) право и публичное промышленное (трудовое) право. По сути здесь обособляются в структуре предмета трудового права договорные (индивидуальные, коллективные) отношения и публичные с участием государственных органов (те отношения, которые А.В. Кузьменко называет вспомогательно-обеспечительными). Последние по своей природе достаточно неоднородны (публичный контроль и надзор, рассмотрение трудовых споров в суде и др.) и их объединение в одну группу не представляется целесообразным. На наш взгляд, связанные с трудовыми отношения отвечают следующим двум признакам:
   1. Эти отношения обусловлены трудовым отношением и существуют постольку, поскольку существует само трудовое отношение. Н.Г. Александров, впервые определивший данный признак, подчеркивал, что «под производными от трудовых правоотношениями надо понимать такие правоотношения, наличие которых предполагает существование в настоящем, в будущем или прошлом трудовых правоотношений, без которых бытие этих (производных) отношений было бы лишено смысла или вообще невозможно». Иными словами, речь идет о признаке обусловленности производных отношений трудовым отношением.
   2. Производные отношения в своем субъектном составе имеют лишь одного из участников трудового отношения: либо работника, либо работодателя. Другим участником выступает третья организация в лице профсоюзного органа, органа по трудоустройству, органа контроля и надзора за соблюдением трудового законодательства и др. Впервые этот признак выделил и обосновал Л.Я. Гинцбург. Эта позиция плодотворна, но с учетом современных правовых реалий необходимо добавить, что участником таких отношений может быть не только работник, но и представители работников, а также не только работодатель, но и его представители. Что касается перечня производных отношений, то можно выделить те из них, которые признаются таковыми большинством исследователей. К числу таких отношений причислялись, во-первых, отношения по трудоустройству, во-вторых, отношения по контролю и надзору за соблюдением трудового законодательства, в-третьих, отношения по рассмотрению трудовых споров, в-четвертых, отношения по управлению трудом (организационно-управленческие отношения). Ряд авторов дополнительно к вышеназванным выделяют отношения по профессиональной подготовке и повышению квалификации, а также отношения по материальной, а в отдельных случаях и по дисциплинарной ответственности.
   Таким образом, в теории трудового права советского периода была разработана плодотворная как с теоретической, так и с прикладной точек зрения концепция сложной структуры предмета отрасли, включающего трудовые отношения и производные общественные отношения. В таком обобщенном варианте она единодушно воспринималась практически всеми учеными-трудовиками, являясь господствующей в теории трудового права. Эта теория получила отражение в учебной, монографической литературе, была положена в основу ныне действующего ТК РФ. Однако этим общепризнанным подходом к сложной структуре предмета отрасли единство мнений и ограничивалось. Что же касается содержательной стороны - видов трудовых и производных отношений, то эти вопросы были и оставались до настоящего времени объектом дискуссий, столкновений позиций сторонников «узкой» и «широкой» концепций предмета отрасли. При этом приверженцы и той и другой позиций за основу характеристики предмета отрасли брали социалистическую общественную организацию труда, но из общего критерия, единой точки отсчета получали различные, порой взаимоисключающие выводы, касающиеся как трудовых отношений, так и производных от трудовых общественных отношений. Причиной тому послужили вышеназванные дискуссии о коллективных трудовых отношениях и «расщепленном» трудовом отношении. Авторы последней из указанных концепций, проанализировав сложное содержание трудового отношения, вывели за его пределы в категорию производных отношений поощрительные и охранительные отношения, отношения по профессиональной подготовке и повышению квалификации на производстве, по профессиональной ориентации и профотбору, по перераспределению рабочей силы.
   В ТК РФ перечень иных непосредственно связанных с трудовыми (производных от трудовых) отношений получил текстуальное закрепление (ст. 1). Как отмечал А.И. Процевский, «сам факт участия людей в общественном труде порождает систему отношений, предшествующих и сопутствующих ему, а также за ним следующих». Возвращаясь к ТК РФ, рассмотрим производные отношения по трем вышеназванным группам (предшествующие, сопутствующие и последующие трудовым) (ст. 1 ТК РФ).
   Начнем с предшествующих отношений, т.е. отношений по трудоустройству у данного работодателя. Трудоустройство охватывает три вида отношений: между органом по трудоустройству и гражданином; между органом по трудоустройству и работодателем; между гражданином и работодателем. Отметим, что действующий ТК РФ включает в предмет отрасли только один вид отношений по трудоустройству - отношения между работодателем и лицом, обратившимся к работодателю с предложением заключить трудовой договор по собственной инициативе или с участием (при посредничестве) службы занятости.
   Между тем как в советской, так и в российской науке трудового права отсутствует единый подход к вопросу о включении отношений по трудоустройству в предмет трудового права. Некоторые советские исследователи, как, например, Б.К. Бегичев, вообще исключали эти отношения из предмета отрасли, констатируя их государственно-правовой характер. В настоящее время эта позиция также имеет своих сторонников. Так, Е.Б. Хохлов отмечает, что отношения по трудоустройству «являются если не исключительно, то по преимуществу публично-правовыми». Примечательно, что В.С. Андреев и К.П. Уржинский, авторы концепции обособления отношений по трудоустройству, признавали их преимущественно административно-правовой характер и исключали из производных отношений отношения между органами трудоустройства и работодателями. Другие авторы все перечисленные выше три вида отношений относят к предмету трудового права, называя их либо отношениями по содействию обеспечению занятости и трудоустройству, либо просто отношениями по трудоустройству.
   На наш взгляд, элементы, составные части правового механизма обеспечения трудовой занятости содержатся в целом ряде институтов трудового права: коллективные договоры и соглашения; трудовой договор; контроль и надзор за соблюдением трудового законодательства, они органично «вплетены» в названные институты. Как справедливо отмечается в литературе, в сфере занятости возникает множество правоотношений разного субъектного состава и содержания. С этой точки зрения часть их может быть отнесена к коллективным правоотношениям в сфере труда, другая часть - к индивидуальным, третья - к контрольно-надзорным либо юрисдикционным. Наш законодатель из комплекса отношений по обеспечению трудовой занятости в разряд производных вывел отношения по трудоустройству у работодателя исходя из природы складывающихся между участниками отношений. Из сказанного можно сделать вывод о том, что права и обязанности сторон определяются, подлежат правовой регламентации трудовым законодательством еще до возникновения трудового правоотношения. Они обладают признаками производных отношений, так как, во-первых, обслуживают трудовое отношение, во-вторых, в этом правоотношении не исключается участие государственных или частных служб занятости. Здесь мы солидарны с Н.Г. Александровым, который по поводу правоотношений по трудоустройству отмечал, что они могут быть связаны с трудовыми, но не в виде спутника, а в качестве возможной предпосылки последних. В этой связи названные правоотношения не являются отношениями производными от трудового в их классическом значении.Правоотношения по трудоустройству у данного работодателя являются по своей природе организационными (процедурными). При этом содержание этих отношений предопределяется характером оснований возникновения трудового правоотношения (ст. 16 ТК РФ). Это могут быть переговоры лица, ищущего работу, и работодателя, в ходе которых работодатель выясняет, соответствует ли претендент по деловым качествам предлагаемой работе. ТК РФ (ст. 64) запрещает необоснованный отказ в приеме на работу. ТК РФ (ст. 65) устанавливает и перечень документов, которые работодатель вправе потребовать от будущего работника при трудоустройстве. До возникновения трудового правоотношения участники производного отношения по трудоустройству также в рамках правового поля определяют условия будущего трудового договора. При этом в трудовой договор не могут включаться условия, ухудшающие положение работника по сравнению с установленными трудовым законодательством, коллективными договорами и соглашениями, локальными нормативными актами (ст. 57 ТК). Иные дополнительные организационные правила предшествуют возникновению трудового правоотношения в результате избрания на должность (ст. 17 ТК), избрания по конкурсу (ст. 18 ТК) и т.д. Таким образом, производные отношения по трудоустройству у данного работодателя фактически регулируются действующим трудовым законодательством, составляют предмет отрасли трудового права. В перспективе неизбежна легализация особого вида отношений с участием частных агентств занятости (лизинговых агентств). Эти агентства наряду с трудовым посредничеством выполняют и ряд других функций по упорядочению отношений на рынке труда (рекрутинг, лизинг персонала и т.п.). Названные отношения должны стать предметом правового регулирования трудового права.
   Отношения, которые складываются между лицом, ищущим работу, и государственной службой занятости, регулируются нормами отрасли права социального обеспечения, это отношения по предоставлению публичных услуг по трудоустройству, профобучению и выплате пособий по безработице. Отношения между работодателями и государственными службами занятости в сфере трудоустройства регламентируются нормами административного права, а отношения между работодателем и частными службами занятости по подбору персонала - гражданским правом. Мы здесь ограничимся лишь констатацией названных положений, так как более подробно проблема правового регулирования содействия занятости в ракурсе межотраслевого пересечения будет нами рассмотрена в дальнейшем.
   К сопутствующим отношениям можно отнести согласно ст. 1 ТК РФ:
   а) отношения по организации труда и управлению трудом;
   б) отношения по социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений;
   в) отношения по участию работников и профсоюзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства в предусмотренных законом случаях.
   На наш взгляд, три вышеназванных вида отношений имеют единую правовую природу, и нет оснований для их дробления. Они могут быть названы социально-партнерскими (коллективными) отношениями. Первоначально названный вид производных отношений сводился только к отношениям между профсоюзными органами и администрацией предприятий, организаций, учреждений, а также между вышестоящими профсоюзными и хозяйственными органами. В советский период этими отношениями охватывалась и коллективно-договорная практика, так как профсоюзы были единственными представителями работников. Позднее, на этапе так называемого развитого социализма, когда появилась теория самоуправления трудового коллектива и производственной демократии, в содержание рассматриваемых производных отношений были включены отношения между администрацией и трудовым коллективом, по организации социалистического соревнования, по деятельности постоянно действующих производственных совещаний и т.д. А.С. Пашков и О.В. Смирнов объединяли все эти отношения одним понятием «организационно-управленческие отношения», которые складываются в процессе организации и управления трудом между работодателем, с одной стороны, и трудовым коллективом либо профсоюзным органом, с другой стороны. Они касаются установления и применения условий труда. А.С. Пашков в эти отношения включал, по сути, все производные от трудового отношения. Он определял предмет трудового права как отношения по применению труда рабочих и служащих, а также организационно-управленческие отношения, возникающие внутри трудовых коллективов (по установлению условий труда, участию трудящихся и их коллективов в управлении производством, по контролю за соблюдением трудового законодательства, по трудоустройству, профессиональной подготовке и др.). Итак, почти все производные отношения были объединены понятием «организационно-управленческие отношения». По мнению О.В Смирнова, их разновидностью выступают отношения, связанные с разработкой, принятием и исполнением коллективных договоров и соглашений. Р.З. Лившиц все эти отношения также причислял к производным, но именовал коллективно-трудовыми в соответствии с терминологией МОТ. Следует отметить, что законодатель, выделив в ст. 1 ТК РФ три вида отношений, по тексту Кодекса этого разграничения не придерживается. Более того, все три вида охватываются предусмотренными ТК РФ (ст. 27) формами социального партнерства. Это дает нам основания, как уже указывалось, назвать эти отношения социально-партнерскими (коллективными). Их участниками выступают представители работников и работодателей в процессе установления и применения условий труда, а также по участию работников в управлении организацией;
   г) отношения по профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации работников непосредственно у данного работодателя.
   Специфика данной проблемы отмечалась еще в российских дореволюционных исследованиях, а затем и советскими учеными-трудовиками в первой половине ХХ в., о чем уже говорилось в предыдущем разделе. Но первоначально такие отношения специально не выделялись (Н.Г. Александров). Эту позицию в общем поддержали Л.Я. Гинцбург, Ф.М. Левиант, Ю.П. Орловский и др., считавшие отношения по обучению составной частью сложного, но единого трудового отношения. Данные авторы считали, что ученический договор является разновидностью трудового договора, в котором труд и обучение слиты в единое, неразрывное целое, и что отношения по обучению у работодателя имеют трудоправовую природу.
   Иной позиции придерживались АС. Пашков, О.В. Смирнов, Л.А Сыроватская и ряд других авторов, причислявших эти отношения к производным от трудового и не ставившие знак равенства между ученическим и трудовым договорами. Необходимо отметить, что отношения по профессиональной подготовке (ученичеству) некоторые исследователи относили к числу предшествующих трудовому отношений. В ныне действующем ТК РФ они также могут быть как предшествующими (с лицом, ищущим работу), так и сопутствующими, так как «ученический договор с работником данной организации является дополнительным к трудовому договору» (ст. 198). Ранее в ст. 198 ТК РФ устанавливалось (до изменений, внесенных Федерального закона от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ), что ученический договор с лицом, ищущим работу, является гражданско- правовым и регулируется гражданским законодательством. Это противоречило не только сущности ученического договора и многим нормам ТК РФ, но прямо посягало на единство предмета трудового права. В качестве положительного момента отметим, что законодатель в ТК РФ ввел специальный раздел «Профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации работников», что соответствует международноправовым стандартам труда. По нашему мнению, данный вид отношений включается в единое сложное трудовое отношение;
   д) отношения по материальной ответственности работодателей и работников в сфере труда.
   Такое выделение производных отношений представляется крайне спорным. Оно базируется на концепции охранительного трудового правоотношения. На него впервые указал Н.Г. Александров. Но он не выделял отношения по материальной ответственности в качестве производных ни до, ни после этого. Этой же позиции придерживались А.А. Абрамова, М.И. Бару, Л.Я. Гинцбург, П.Р. Стависский и др. Впоследствии аналогичную точку зрения отстаивали О.В. Смирнов и В.Н. Скобелкин. Противоположную точку зрения высказали В.С. Андреев, Б.К. Бегичев, А.И. Процевский, Л.А. Сыроватская и др., которые считали отношения по возмещению ущерба сторон трудового отношения производными. На наш взгляд, в этой дискуссии прав
   Н.Г. Александров и его последователи, включавшие отношения по ответственности сторон трудового отношения в собственно трудовое отношение. Довольно развернутую аргументацию названной позиции дал Л.Я. Гинцбург. Здесь же добавим, что выделять в производные отношения по материальной ответственности, но оставлять в рамках трудового отношения дисциплинарную ответственность, как это сделано в ТК РФ, по меньшей мере нелогично. О едином характере трудоправовой ответственности будет сказано во втором томе данного Курса;
   е) отношения по надзору и контролю (в том числе профсоюзному контролю) за соблюдением трудового законодательства (в том числе законодательства об охране труда) и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Как уже указывалось, эти отношения выделялись изначально (И.С. Войтинский, Н.Г. Александров и др.).
   На наш взгляд, законодатель объединил государственный и профсоюзный контроль только по формальному признаку. Если брать за основу содержание отношений, то профсоюзный контроль может быть отнесен к социально-партнерским (коллективным) отношениям. Со стороны профсоюзов функции контроля могут осуществлять как профсоюзные органы в организациях, так и технические и правовые инспекции труда профсоюзов. Отношения по надзору и контролю являются по своей природе охранительными и возникают между органами Федеральной инспекции труда, специализированными государственными органами: Государственным санитарно-эпидемиологическим надзором, Государственным энергетическим надзором и др., с одной стороны, и работодателем - с другой. Общий государственный надзор за соблюдением трудового законодательства осуществляют органы прокуратуры. В ТК РФ содержится специальная глава 57, посвященная государственному надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Ее содержание в целом соответствует международно-правовым стандартам защиты трудовых прав и во многом перекликается с содержанием ратифицированной Конвенции МОТ № 81 «Об инспекции труда в промышленности и торговле» (1947 г.) и Протокола к этой Конвенции (1995 г.);
   ж) Отношения по разрешению трудовых споров могут являться как сопутствующими производными отношениями, так и последующими. Соответственно, индивидуальные трудовые споры можно отнести к индивидуальному трудовому праву, а коллективные трудовые споры - к коллективному. В совокупности эти отношения обычно называются процессуальными и более подробно они будут рассмотрены во втором томе данного издания. Здесь же ограничимся констатацией того, что об особом характере рассмотрения трудовых споров начал писать еще И.С. Войтинский. Об особом трудовом про- цессе в советский период писали такие ученые, как С.А. Голощапов, Л.А. Николаева, А.Е. Пашерстник, В.И. Смолярчук, В.Н. Толкунова. Дальше всех пошел В.Н. Скобелкин, который первоначально отрицал наличие особого трудового процесса, а все нормы права, регулирующие трудовые споры, предложил выделить в подотрасль трудового права. Впоследствии он вместе со своими учениками обосновал существование отдельной отрасли трудового процедурно-процессуального права;
   з) Отношения по обязательному страхованию в случаях, предусмотренных федеральным законодательством. Очевидно, что эти отношения входят в предмет права социального обеспечения. О предметном пересечении трудового права и права социального обеспечения будет подробнее сказано в этой главе несколько ниже.

 
< Пред.   След. >