YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 8.5. Сфера действия норм трудового права
8.5. Сфера действия норм трудового права

8.5. Сфера действия норм трудового права

   Согласно ТК РФ (ст. 11) трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, регулируют трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения, а также применяются к другим отношениям, связанным с использованием личного труда, если это предусмотрено ТК РФ или иным федеральным законом. Следовательно, нормы трудового права распространяются на всех работников, заключивших трудовой договор с работодателем, и на всех работодателей (юридических или физических лиц) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, так как они вступили в трудовые отношения. При этом ТК РФ определяет круг лиц, на которых не распространяется трудовое законодательство: военнослужащие при исполнении ими обязанностей военной службы; члены совета директоров организаций; лица, работающие по гражданско-правовым договорам, и другие лица, если это установлено федеральным законом (ч. 8 ст. 11). Из этого следует, что если отношения не являются трудовыми, но связаны с использованием личного труда, то на них нормы трудового права распространяются только в силу прямого указания ТК РФ или федерального закона (с учетом исключения, определенного ч. 8 ст. 11 ТК РФ). В этой связи с позиций теории и практики необходимо разграничить понятия «предмет отрасли трудового права» и «сфера применения норм трудового права». Нам представляется плодотворным выделение наравне с предметом трудового права сферы применения (области регулирования) норм трудового права. Первое традиционно относится только к отрасли права, а второе - к отрасли законодательства. Ранее на это уже обращалось внимание, но четкого разграничения между предметом и сферой действия норм трудового права не проводилось. Отметим, что предмет и метод в качестве системообразующих признаков отраслей права начали выделяться только после теоретической дискуссии 1938— 1941 гг., а до этого общим правилом было применение термина «сфера действия» в современном значении термина «предмет» трудового права, как это делал И.С. Войтинский. Более того, А.Е. Семенова писала об объеме действия КЗоТ, а П.Д. Каминская - о пределах действия КЗоТ. И впоследствии предмет и сфера действия трудового права по традиции нередко отождествлялись. В ТК Республики Беларусь 1999 г. ст. 3 называется «Сфера действия Трудового кодекса», а в ТК Республики Казахстан 2007 г. ст. 9 именуется «Сфера действия настоящего Кодекса». Нам не кажется оптимальным отказ от теоретических наработок по разграничению предмета и сферы действия трудового права, осуществленных в значительной части еще в советский период. Указание в ТК названных государств только на сферу действия может свидетельствовать и об отказе от предметного критерия разграничения отраслей в пользу признания только разграничения сфер законодательства. Нам это в любом случае не кажется обоснованным.
   Разделение предмета отрасли и сферы действия норм трудового права происходило постепенно и интенсифицировалось в 70-х годов ХХ в. Так, по мнению Б.К. Бегичева, эту область «образуют не только трудовые отношения, составляющие ее основное ядро, но и иные, родственные с ними общественные отношения». В современной литературе сфера действия трудового права обычно определяется в общем смысле как пределы распространения норм трудового права либо как «совокупность таких общественных отношений, которые, независимо от наличия юридического опосредования. могут быть урегулированы нормами трудового права». Последнее определение из области субъективного «желаемого, а не действительного».
   А.В. Кузьменко выстраивает весьма сложную конструкцию взаимно пересекающихся «предмета трудового права», «сферы действия трудового права» и «сферы влияния трудового права». Сфера действия трудового права рассматривается как более широкое понятие по сравнению с предметом трудового права. В сферу действия включаются собственный (неразделяемый) предмет правового регулирования и совместный (разделяемый) предмет правового регулирования. Общественные отношения, составляющие собственный предмет трудового права, как правило, полностью регулируются нормами трудового законодательства. Нормы иной отраслевой принадлежности применяются к трудовым отношениям субсидиарно, их применение не вносит в правовое регулирование иной отраслевой специфики. Совместный предмет трудового права, по мнению автора, составляют те общественные отношения, в правовом регулировании которых нормы трудового и иных отраслей права участвуют «на равных» при разумном отступлении от отраслевых принципов трудового права в сторону приемлемого компромисса (например, правовое регулирование труда руководителей организации, членов производственных кооперативов, государственных служащих). Остается только выяснить, что означает правовое регулирование трудовых отношений «на равных» началах различными отраслями права и разумном компромиссе? В сферу влияния трудового права А.В. Кузьменко включает общественные отношения, к которым трудовое законодательство применяется субсидиарно (например, правовое регулирование труда военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов). Между тем разграничение автором сферы действия и сферы влияния трудового права теоретически оригинально, но, к сожалению, не просматриваются практическое значение и возможность применения предлагаемой конструкции разграничения сферы действия норм и сферы влияния норм.
   На наш взгляд, необходимо более четко, с использованием конкретных критериев разделять предмет правового регулирования и иную сферу действия (применения) норм трудового права. Так, в сферу действия норм трудового права в определенной части могут попадать трудовые отношения членов производственных кооперативов, лиц, отбывающих наказание по приговору суда, и других лиц. Но при этом названные отношения не составляют предмет трудового права. В этой части справедливо замечание В.М. Лебедева, который допускает возможность взаимного субсидиарного применения норм различных отраслей права и отмечает, что «использование норм трудового права административным, аграрным, правом социального обеспечения и другими отраслями вовсе не свидетельствует о расширении предмета трудового права. Применение норм трудового права в субсидиарном порядке расширяет не предмет правового регулирования, а сферу его действия». Иными словами, сфера трудового права включает не только правовое регулирование предмета отрасли трудового права, но и субсидиарное регулирование нормами трудового права отношений, связанных с трудом, иной отраслевой принадлежности. На наш взгляд, субсидиарное применение норм трудового права к общественным отношениям в сфере труда, которые не входят в предмет трудового права, осуществляется двумя способами: 1) непосредственное применение в силу прямого указания, содержащегося в законе или ином нормативно-правовом акте (отсылочные и бланкетные нормы к трудовому законодательству и иным нормативным актам, содержащим нормы трудового права); 2) применение на основании межотраслевой аналогии закона при преодолении пробелов в правовом регулировании. Иными словами, под субсидиарным (дополнительным) понимают обычно такое применение правовых предписаний, когда они распространяют свое действие на отношения, не являющиеся непосредственно предметом их регулирования.
   Сфера действия норм той или иной отрасли права зависит от воли законодателя. О субсидиарном применении норм трудового права к иным общественным отношениям, которые не включаются в предмет отрасли трудового права, речь идет в тех случаях, когда в федеральном законе или ином нормативном правовом акте прямо указана возможность непосредственного применения этих норм.
   В свою очередь к трудовым отношениям, составляющим предмет отрасли, могут применяться субсидиарно нормы иных отраслей права также в силу прямого указания нормативно-правового акта и на основании межотраслевой аналогии закона. Например, согласно ТК РФ (ст. 277) в случаях, предусмотренных федеральными законами, расчет убытков, причиненных виновными действиями руководителя организации, осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством. В ТК РФ (ст. 237) упоминается о компенсации морального вреда, но отсутствует правовой механизм его возмещения. Восполнить указанный пробел можно с помощью межотраслевой аналогии гражданского законодательства. Но в любом случае применение гражданского законодательства к трудовым отношениям в порядке аналогии допустимо постольку, поскольку это не противоречит существу трудовых отношений и принципам трудового права. В настоящее время можно признать вполне обоснованными прозвучавшие в литературе предложения о возможности субсидиарного применения к трудовым отношениям норм других отраслей права, прежде всего гражданского права.Субсидиарное применение норм трудового права к отношениям в сфере труда может основываться на межотраслевой аналогии в случае отсутствия в законе прямой ссылки к определенному нормативному акту. Это тот случай, когда субсидиарное применение норм трудового права непосредственно законодателем не предусмотрено. Речь идет о пробелах в правовом регулировании трудовых по своей природе отношений (или сходных с трудовыми отношений). Эти пробелы в праве могут преодолеваться судебными органами, реже другими правоприменителями. Такое субсидиарное применение проводится на основе межотраслевой аналогии закона. При этом имеют место сходные отношения и сходные методы правового регулирования, а также генетическая связь смежных отраслей права. Так, к общественным отношениям в сфере труда, которые мы, по Л.С. Талю, называем частным трудовым правом, применима аналогия гражданского законодательства. К отношениям в сфере труда, которые охватываются публичным трудовым правом, применимы по аналогии права нормы административного права. Субсидиарное применение норм имеет место тогда, когда законодатель отказывается от дублирования идентичных правовых норм в различных смежных отраслях, т.е. имеется известная общность в кругу регулируемых отношений. Рассмотрим предложенные способы субсидиарного применения норм трудового права к отношениям иной отраслевой принадлежности, связанным с использованием личного труда. Иными словами, определим сферу действия норм трудового права.
   1. Трудовые отношения членов производственных кооперативов. В любом случае положение члена кооператива, участвующего личным трудом в его деятельности, регламентируется гражданским законодательством. Единство трудовых и имущественных элементов статуса члена кооператива неразделимо, и трудовой вклад рассматривается как форма особого имущественного вклада. В этой связи, на наш взгляд, в предмет трудового права не должны включаться трудовые отношения членов кооператива. Это обусловлено тем, что трудовые отношения членов производственных кооперативов тесно переплетаются и взаимообусловлены имущественными отношениями в рамках единого внутрикооперативного отношения. С этим связаны попытки обоснования кооперативной формы труда как самостоятельного предмета правового регулирования. Нисколько не колеблет гражданско-правовой природы этих отношений и указание в Законе РФ от 8 мая 1996 г. «О производственных кооперативах» на то, что время работы в кооперативе включается в трудовой стаж и ведется на члена кооператива трудовая книжка, а в целях охраны материнства и труда подростков на эту категорию распространяются гарантии трудового законодательства (ст. 19). Гарантии трудовых прав женщин-матерей и подростков являются скорее исключением из общего правила регулирования трудовых отношений членов кооператива его уставом. Думается, что это исключение обусловлено особой самостоятельной функцией государства - защитой общенациональных интересов, общенационального достояния - трудовых ресурсов страны. Таким образом, труд членов кооператива регулируется гражданским законодательством и уставом кооператива. Члены кооператива вправе включить в устав нормы о распространении отдельных статей ТК РФ на членов кооператива, но это не меняет юридической природы отношений по личному трудовому участию членов кооператива в его деятельности. Они остаются гражданско- правовыми. Таким образом, названные отношения по применению труда членов производственных кооперативов не включаются в предмет трудового права, но отчасти на эти отношения распространяются нормы трудового законодательства в силу прямого указания федерального закона (трудоправовые гарантии женщин и подростков) и устава кооператива. Иными словами, в указанной части отношения по труду членов кооператива оказываются в сфере действия норм трудового права.
   2. Отношения по привлечению к труду лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы по приговору суда. Названные отношения не включаются в предмет трудового права, они не отвечают природе, признакам трудовых отношений. В отношении труда лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы и привлекаемых к труду, в литературе отсутствует единый подход. Одни авторы включают эти трудовые отношения одновременно в предмет двух отраслей права: уголовно-исполнительного и трудового, другие - только в предмет уголовно-исполнительного. Третьи авторы не соглашаются ни с той, ни с другой позицией. Так, В.Н. Скобелкин, проанализировав в этом ключе основные положения Уголовно-исполнительного кодекса РФ (1997 г.), утверждал, что «значительная часть возникающих трудовых отношений регулируется нормами трудового права, с некоторыми исключениями из его общих правил. Это либо прямо закреплено в УИК РФ или вытекает из самого характера правовых связей». Еще дальше пошел А.В. Губенко, предлагающий регулирование труда осужденных к лишению свободы осуществлять посредством применения норм трудового права, т.е. включить их в предмет отрасли. Отсюда вытекают такие своеобразные инициативы автора, как легализация срочных трудовых договоров с осужденными, предоставление им в отдельных случаях права на забастовку, необходимость разграничения для них дисциплинарной ответственности по ТК РФ и УИК РФ и др. С этим нельзя согласиться, и акценты следует расставить иначе. Трудовые отношения лиц, отбывающих наказание, не основаны на трудовом договоре, не являются добровольными со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. К названным лицам действительно довольно широко применяется трудовое законодательство (рабочее время, время отдыха, материальная ответственность, охрана труда и др.), однако только в случаях прямого указания на то уголовно-исполнительного законодательства. Таким образом, трудовые отношения лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, не включаются в предмет трудового права, но в определенной части в силу прямого указания федерального закона, в пределах, установленных им, они находятся в сфере действия норм трудового законодательства. При этом очевидно, что трудовые отношения при выполнении исправительных работ, не связанных с лишением свободы, сохраняют свою трудоправовую принадлежность, но с особенностями, предусмотренными УИК РФ.
   3. Труд, основанный на гражданско-правовом договоре подряда или оказания услуг. Отраслевая природа таких договоров обычно трактуется как гражданско-правовая. Трудовое законодательство не распространяется на лиц, работающих по договорам гражданско-правового характера (ст. 11 ТК). Например, одной из форм трудовой занятости граждан является воспитание детей в приемной семье на основании договора. Действующее семейное законодательство не определяет правовой природы договора, заключаемого между соответствующим органом опеки (попечительства) либо органами образования и приемными родителями. Министерство образования РФ высказалось за оформление трудовых отношений в данном случае в виде гражданско-правового договора на оказание услуг (Письмо Минобразования РФ от 29 октября 2001 г. № 1293). Между тем в законах субъектов Федерации нередко на указанную категорию лиц распространяют нормы трудового права об оплате труда на основе ЕТС, о праве на ежегодный оплачиваемый отпуск и др.Интересно отметить, что в 1996 г. МОТ разработала и подготовила к принятию Конвенцию и Рекомендацию о труде на условиях подряда, которые распространяют трудовое законодательство на подрядные отношения. Работа над таким документом не случайна. Ранее мы уже отмечали в качестве тенденций развития современного трудового права усиление гибкости правового регулирования и «экспансии трудового права». Речь идет о новых формах организации труда работников («сетевые работники», «телеработники», страховые агенты и т.д.), перспективах правового регулирования самозанятых граждан («свободных агентов» и подрядчиков). И.Я. Киселев отмечал, что «во многих странах Запада обнаружилась тенденция к включению этих пограничных отношений труда в условиях подряда в сферу действия трудового права». Так, Трудовой кодекс Канады включает зависимых подрядчиков в определение «наемные работники» с точки зрения их права на коллективные договоры. Во Франции Кодекс труда регламентирует некоторые виды отношений, которые имеют признаки как трудового правоотношения, так и отношения гражданско-правового подряда. В настоящее время и российские исследователи считают, что созрели условия для выведения из области гражданско-правового регулирования определенной части отношений подрядного типа, при которых имеет место несамостоятельный труд подрядчика, распространив на них отчасти нормы трудового законодательства. Некоторые авторы идут дальше и полагают, что в конечном счете все отношения по найму работ (услуг) физического лица должны перейти из области гражданского права в область трудового права. В сфере гражданского законодательства должны остаться лишь те договоры подряда и возмездного оказания услуг, в которых исполнителями выступают юридические лица или индивидуальные предприниматели.
   4. Трудовые отношения лиц, проходящих воинскую службу. Согласно ТК РФ (ст. 11) трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на военнослужащих при исполнении ими служебных обязанностей. Это означает, что названные отношения не включаются в предмет отрасли трудового права. Вместе с тем отношения военнослужащих, проходящих службу по контракту, оказываются в сфере действия не только норм административного права, но и норм трудового права. Контрактная форма прохождения военной службы внесла частно-правовые элементы (договорные методы) в регулирование публичных по своей природе отношений. В соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы. В этой связи очевидно обращение к нормам трудового законодательства. Более того, ряд норм законодательства о военной службе носит бланкетный характер, непосредственно отсылая к нормам трудового права. Это, например, касается установления общей продолжительности еженедельного рабочего времени, вопросов охраны труда женщин-военнослужащих, времени отдыха (праздничные дни) и др.
   Таким образом, предмет отрасли трудового права и сфера применения норм трудового права исторически подвижны и процесс их взаимодействия весьма противоречив на каждом историческом отрезке развития правовой системы государства. Это особенно ярко отражается на отраслевой природе трудовых отношений, обусловленных особенностями регулирования труда отдельных категорий работников. Рассмотрим некоторые из них.
   5. Трудовые отношения государственных и муниципальных служащих. Здесь считаем необходимым высказать ряд замечаний, не углубляясь в дискуссию, поскольку последняя достаточно полно проанализирована в юридической литературе. Отметим, что многие ученые-административисты считают деятельность государственных служащих предметом регулирования административного права. Представители науки трудового права в большинстве своем отдают предпочтение нормам своей отрасли - трудового права. Подробнее на этом мы остановимся в следующем параграфе. Ныне действующий Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» по сути легализовал включение трудовых (служебных) отношений государственных служащих в предмет административного права. В этом Законе отсутствуют даже ссылки на трудовое законодательство, а его возможное применение допускается наряду (на равных) с иными федеральными законами и только в части, не урегулированной Законом о государственной гражданской службе (ст. 5, 73). Следовательно, нормы трудового законодательства могут применяться к этим отношениям только субсидиарно, при наличии пробелов в данном административном законе.
   Последующая редакция ч. 7 ст. 11 ТК РФ, в противовес вышеназванному закону, отнесла трудовые отношения государственных и муниципальных служащих к предмету трудового права. Прямо указано, что на них распространяется действие трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, но с особенностями, предусмотренными специальными федеральными законами, иными нормативными правовыми актами РФ, законами, иными нормативными правовыми актами субъектов РФ о государственной гражданской и муниципальной службе. Следовательно, эти отношения включены уже в предмет трудового права, а нормы административного права применяются только в случаях прямого указания обозначенных нормативных правовых актов. Законодателю необходимо разрешить эту межотраслевую коллизию, так как верховенство данных норм определить не представляется возможным.
   Напротив, Федеральный закон от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» в большей степени согласуется с положением ч. 7 ст. 11 ТК РФ. Так, согласно п. 6 ст. 16 Закона поступление гражданина на муниципальную службу осуществляется на условиях трудового договора в соответствии с трудовым законодательством с учетом особенностей, предусмотренных Федеральным законом о муниципальной службе. В нем прямо установлено, что рабочее время, порядок применения и снятия дисциплинарных взысканий регулируются трудовым законодательством (ст. 20, 27). В то же время и в этом Законе нет общей нормы, определяющей применение к муниципальной службе норм трудового права с учетом особенностей, предусмотренных специальным законом. В этой связи законодателю стоило бы быть последовательнее в согласовании норм разной отраслевой принадлежности.
   По указанным причинам правовая природа муниципальной службы также является достаточно дискуссионной, но ученые-трудовики включают отношения, связанные с ней, либо в предмет трудового права, что было традиционным для советского периода, либо в сферу действия трудового права. Специалисты по административному праву, напротив, утверждают, что муниципальная служба, как и государственная гражданская служба, носит публичный характер.
   На наш взгляд, в условиях проводимой административной реформы интенсивно формируется новая отрасль законодательства - служебное право, которое сочетает в себе нормы административного и трудового права. Возможно, мы имеем дело и с началом обособления отрасли служебного права, сочетающего в себе частные и публичные начала, но при ведущей роли публичных начал. Напомним, что в теории права разграничиваются понятия отрасли законодательства и отрасли права. Теоретические аспекты данной проблемы будут проанализированы в следующем параграфе.
   6. Трудовые отношения лиц, проходящих альтернативную гражданскую службу. Неоднозначная ситуация, по нашему мнению, имеет место и в отношении отраслевой принадлежности правового регулирования государственной альтернативной службы. В Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе» (ст. 1) прямо установлено, что трудовая деятельность граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу, регулируется ТК РФ с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом. Это означает, что данный вид общественных отношений формально остается в предмете трудового права.А.И. Шебанова отмечает, что комплекс взаимосвязанных отношений, возникающих при прохождении альтернативной гражданской службы, выступает в качестве самостоятельного предмета правового регулирования одновременно с нормами различных отраслей права. Будучи урегулированным одновременно нормами соответствующих отраслей права, данный единый комплекс общественных отношений приобретает сложную форму служебно-трудового правоотношения. Таким образом, трудовой договор об альтернативной гражданской службе рассматривается в качестве нового вида трудового договора. Согласно ТК РФ (ст. 349) на работников, проходящих заменяющую военную службу альтернативную гражданскую службу, распространяются трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, с особенностями, установленными ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Конституционный Суд РФ в своем Определении от 4 октября 2005 г. № 435-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Устюгова Д.И. о нарушении его конституционных прав подпунктом «в» пункта 1 ст. 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»» разграничил предметы правового регулирования трудового права и административного права. В частности, в Определении отмечается, что альтернативная гражданская служба по своему характеру и предназначению существенным образом отличается от военной службы, - она является особым, специфическим видом трудовой деятельности в интересах общества и государства, регулируемой Трудовым кодексом РФ. Что касается военной службы, то в Федеральном законе от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» она определена как особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах; граждане, проходящие военную службу, являются военнослужащими и имеют статус, устанавливаемый федеральным законом (ст. 2). Между тем альтернативная гражданская служба имеет две необходимые составляющие: 1) это особый вид трудовой деятельности; 2) это замена военной службы по призыву. На наш взгляд, особенности оснований возникновения служебно-трудового правоотношения на основании не только договора, но и административного акта, порядок его изменения и прекращения свидетельствуют об обязательности рассматриваемого вида труда, но этот труд не признается принудительным трудом (ст. 4 ТК РФ), что соответствует требованиям Конвенции МОТ от 28 июня 1930 г. № 29 «О принудительном (обязательном) труде» и Международному пакту о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. Нельзя не заметить, что в этих отношениях отсутствуют свобода труда, добровольность, договорный характер установления условий труда, имманентно присущие трудовым отношениям. Условия трудового договора о месте работы, дате начала работы, трудовой функции, сроке договора определяются не по соглашению сторон, а в публично-правовом порядке - непосредственно законом или органом исполнительной власти, стороны не могут расторгнуть договор по своей инициативе. Названные особенности альтернативной гражданской службы, ограничения трудовых прав свидетельствуют о доминировании императивных, публичных методов регулирования отношений в рассматриваемой сфере, обусловленных таким признаком альтернативной гражданской службы, как замена военной службы. В большинстве государств альтернативная и военная служба на конституционном уровне рассматриваются как важнейшие обязанности граждан в рамках государственной повинности. В настоящее время институт альтернативной службы (гражданского служения, замещающей службы) наряду с всеобщей воинской повинностью действует в Австрии, Бразилии, Испании, Италии, Мексике, Норвегии, ФРГ, Франции, в государствах Восточной Европы. Из более 40 стран - членов ОБСЕ только в восьми нет закона об альтернативной службе (Албания, Кипр, Румыния, Турция и др.). Так, согласно действующему Кодексу Французской Республики о национальной повинности 1972 г. понятие «отбывать повинность» означает не только собственно военную, но и другие гражданские формы службы. В 1959 г. бундестаг Германии одобрил специальный Закон «О гражданской трудовой повинности», создавший административную базу для использования лиц, признанных «отказывающимися от военной службы в строевых частях», и введения для них так называемой альтернативной службы. В 1973 г. трудовая повинность была переименована в гражданскую службу, определенную соответствующим Законом 1983 г., в котором указано, что «лица, признанные отказывающимися от военной службы, исполняют те задачи, которые служат всеобщему благу, в первую очередь в социальной сфере», срок гражданской службы составляет 15 месяцев.
   По мнению ряда военных экспертов, альтернативная гражданская служба, как и военная служба по призыву, организована в целях подготовки к выполнению конституционного долга и обязанности гражданина по защите Отечества. Следовательно, гражданская служба, как и военная служба по призыву, должна являться специфической службой (деятельностью), направленной на подготовку гражданина к выполнению задач по защите Отечества. В этой связи в юридической науке ряд авторов рассматривают альтернативную гражданскую службу как подинститут военной службы исходя из общности целей. В частности, утверждается, что гражданская служба как один из способов подготовки граждан к исполнению конституционного долга и обязанности по защите Отечества может быть организована по аналогии с военной службой по единому замыслу и плану в соответствии с принятой в государстве системой взглядов на сущность, цели, характер возможной будущей войны, на подготовку к ней страны и Вооруженных Сил РФ и на способы ее ведения. На наш взгляд, отношения по альтернативной гражданской службе носят административный характер, не должны включаться в предмет отрасли трудового права. Эти отношения могли бы быть отнесены к сфере действия норм трудового права.
   Вышеизложенный материал позволяет подтвердить одну из важнейших тенденций развития трудового права в ХХ в., а именно «экспансию трудового права». В настоящее время проблема экспансии трудового права из чисто теоретической перешла в практическую плоскость и приобретает все большее значение в контексте развивающихся междисциплинарных связей. Мы уже затрагивали этот вопрос в предыдущих публикациях. Термин «экспансия» (от лат. ехрашіо - «распространение») означает расширение сферы господства, влияния, распространение чего-либо за первоначальные пределы. Чаще всего этот термин употребляется применительно к политической, экономической, военной и медицинской сферам. В последние десятилетия прошлого века об экспансии трудового права начали писать такие ведущие западные ученые-трудовики, как британцы О. Кан-Фройнд, лорд Уэддерберн, С. Фридмэн, Б. Хеппль, французы Ж. Лион-Кан, М. Деспа, немец В. Дойблер, бельгиец Р. Бланпен. Истоки этой концепции восходят еще к трудам немца Г. Зинцгеймера, опубликованным в первой половине ХХ в. Более того, в перспективе намечается трансформация понятия «труд» в «социальную деятельность» и обособление комплексной суперотрасли с условным названием «право занятости». В России об этом впервые начал писать И.Я. Киселев. Но если последние тенденции видятся делом будущего, то экспансия трудового права - это сегодняшний день и данный феномен требует дальнейшего концептуального осмысления.Данная экспансия связана с тем, что нормы трудового права применяются к общественным отношениям, которые ранее не входили ни
   в предмет, ни в сферу действия трудового права (труд полицейских, лиц свободных профессий, работающих по отдельным видам гражданско- правовых договоров, труд заключенных, труд членов производственных кооперативов, профессиональных спортсменов, военнослужащих по контракту и др.). Об этом мы уже писали в третьем разделе данного Курса. По мнению многих ученых (А. Супио, Р. Бланпен, И.Я. Киселев и др.), с которыми мы согласны, эта тенденция будет только углубляться. Это не исключает и обратной стороны такого «вторжения» и возможности применения норм других отраслей, прежде всего гражданского права, к регулированию отдельных видов трудовых отношений (с руководителями и высшим менеджментом и др.). Подведем итоги.
   1. Трудовое законодательство регулирует трудовые отношения работников, основанные на трудовом договоре, а также иные непосредственно связанные с ними отношения: социально-партнерские, контрольно-надзорные, процессуальные и по трудоустройству у данного работодателя. Названные общественно-трудовые отношения составляют предмет отрасли трудового права.
   2. В ТК РФ или ином федеральном законе может быть прямо указано, что на общественные отношения по поводу труда той или иной категории лиц распространяется действие трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. В этом случае вышеназванные акты регулируют трудовые отношения и связанные с ними отношения отдельных категорий работников с учетом особенностей, предусмотренных специальным законодательством по видам трудовой деятельности. Эти отношения должны включаться, на наш взгляд, в предмет отрасли трудового права. Они являются результатом дифференциации в правовом регулировании трудовых отношений. В настоящее время в силу норм федеральных нормативных правовых актов это касается труда (службы) в военизированных горноспасательных подразделениях, в транспортном строительстве, в ведомственной охране, в аварийно-спасательных службах и др. ТК РФ включил в предмет трудового права трудовые отношения с творческими работниками, участвующими в создании и (или) использовании (экспонировании) произведений, а также с профессиональными спортсменами (ст. 351), лицами, проходящими альтернативную гражданскую службу (ст. 349).
   3. Трудовое законодательство субсидиарно применяется к трудовой деятельности отдельных категорий лиц в случаях и пределах, предусмотренных специальным федеральным законом и (или) уставными документами организации (непосредственное субсидиарное применение). Перечисленные отношения не включаются в предмет отрасли трудового права, но отчасти находятся в сфере правового регулирования трудовым законодательством в силу прямого указания закона и (или) локальных корпоративных актов. Они входят в сферу действия норм трудового права. Сюда относятся трудовые отношения: а) членов производственных кооперативов; б) лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы по приговору суда; в) государственных и муниципальных служащих, хотя ст. 11 ТК РФ находится в прямом противоречии с профильными специальными федеральными законами; д) лиц, проходящих службу в военизированных организациях и органах (органах внутренних дел, таможенных органах, органах МЧС, в службе судебных приставов и др.); е) судей; ж) иные общественные отношения, не основанные на трудовом договоре, но связанные с использованием личного труда (по некоторым видам гражданско-правовых договоров, отношения, связанные с военной службой, прежде всего по контракту, и др.).
   4. Трудовое законодательство субсидиарно применяется на основе межотраслевой аналогиив случае пробелов в регулировании сходных по природе с трудовыми отношений другой отраслевой принадлежности (субсидиарное применение на основе межотраслевой аналогии закона). В этом случае речь идет также о сфере действия норм трудового права.

 
< Пред.   След. >