YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 13.1. Нормоконтроль в трудовом праве: постановка проблемы
13.1. Нормоконтроль в трудовом праве: постановка проблемы

13.1. Нормоконтроль в трудовом праве: постановка проблемы

   В науке трудового права проблемы нормоконтроля являются малоисследованной областью. Не претендуя на разрешение этой проблемы, остановимся на методологических предпосылках, подходах к ее рассмотрению. Во-первых, если придерживаться традиционной нормативистской (позитивистской) концепции, то объектом нормоконтроля являются только нормативные правовые акты, т.е. нормативные источники трудового права. Во-вторых, субъектами, уполномоченными осуществлять нормоконтроль, следует признать как судебные и иные органы государства, так и международные организации и международные суды. В этой связи можно вести речь о двух видах нормоконтроля: национальном и международном нормоконтроле.
   О международном нормоконтроле в трудовом праве. В XXI в. международное сообщество вступило с Международным кодексом труда и социальной защиты. Как справедливо писал И.Я. Киселев, международные стандарты в области труда используются как масштаб и мерило при оценке национального трудового законодательства, как международно признанный минимум социальных прав и гарантий. Более того, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» указал, что неправильное применение вышеназванных международных источников может являться основанием для отмены или изменения судебного акта. Международный нормоконтроль на соответствие национального трудового законодательства международным стандартам осуществляют соответственно международные организации и международные суды, прежде всего Международная организация труда и Европейский Суд по правам человека.
   Международная организация труда. Она имеет одну из эффективных систем международного контроля за соблюдением норм международного трудового права. В эту систему включаются следующие механизмы. Во-первых, ст. 22 Устава МОТ предусматривает, что каждое государство-член обязуется представлять ежегодные доклады в МБТ относительно принятых мер по применению в законодательстве и практической деятельности положений ратифицированных конвенций. В отношении нератифицированных конвенций в соответствии со ст. 19 Устава государства-члены должны сообщать о тех обстоятельствах, которые препятствуют ратификации конвенции или задерживают ее. Доклады правительств изучаются Комитетом экспертов по применению конвенций и рекомендаций Административного совета МОТ.
   Во-вторых, Уставом МОТ (ст. 24) установлена особая процедура рассмотрения жалоб на нарушения государствами - членами МОТ обязательств по соблюдению международно-трудовых стандартов. Организации предпринимателей и профессиональные организации трудящихся могут подавать в МБТ представление на несоблюдение каким-либо государством-членом ратифицированной им конвенции. Кроме того, каждая страна - участница МОТ имеет право подать в МБТ жалобу на другое входящее в нее государство, которое, по его мнению, не обеспечивает соблюдение какой-либо конвенции, которую они оба ратифицировали. В последние годы контрольные органы МОТ рассматривали жалобы, предъявленные к Российской Федерации за несоблюдение ею ратифицированных конвенций. В конце 90-х годов прошлого века большинство из этих жалоб поступило от организации российских профсоюзов по поводу нарушения Конвенции № 95 об охране заработной платы (1949 г.) в связи массовым характером задержки заработной платы. Профсоюз российских моряков обращался с жалобой на нарушение Правительством РФ положений Конвенции № 108 о национальных удостоверениях личности моряков. Рассмотрение этой жалобы специально созданным комитетом выявило несоответствие российских нормативных актов указанной Конвенции. Комитет обратился с требованием внесения соответствующих изменений. Правительство РФ Постановлением от 1 декабря 1997 г. № 1508 утвердило «Положение о паспорте моряка».
   На 93-й сессии МКТ (2005 г.) Комитетом по применению норм по инициативе группы трудящихся рассматривался вопрос о том, что, по мнению российских профсоюзов, имеет место несоответствие ряда норм ТК РФ в отношении коллективных трудовых споров и забастовок положениям ратифицированной Конвенции № 87 о свободе ассоциации и защите права на организацию (1948 г.). В обращении Комитета Конференции к Правительству РФ содержится просьба принять все меры, для того чтобы в ближайшее время привести национальное законодательство и практику его применения в соответствие с Конвенцией № 87. В-третьих, в системе контрольного механизма МОТ установлена особая процедура рассмотрения жалоб на нарушения свободы объединения. По соглашению с Экономическим и Социальным Советом ООН постоянный трехсторонний орган - Комитет по свободе ассоциации рассматривает жалобы, поступающие от правительств, организаций трудящихся и предпринимателей в связи с нарушением свободы объединений. По заключениям этого Комитета были осуществлены такие меры, как освобождение из под ареста или оправдание профсоюзных деятелей, восстановление профсоюзов после их роспуска и регистрация профсоюзных организаций, отмена решений о проведении забастовок и другие конфликтные ситуации в различных странах.
   Европейский Суд по правам человека. Соблюдение европейских стандартов социально-трудовых прав Совета Европы (СЕ), в частности Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, призван обеспечить Европейский Суд по правам человека, его юрисдикция обязательна для государств — членов СЕ. Европейский Суд по правам человека рассматривает как межгосударственные споры, так и жалобы юридических и физических лиц о нарушении прав и свобод, закрепленных в Конвенции, государством — участником СЕ, ратифицировавшим Конвенцию. Возможность индивидуального обращения любого российского гражданина при исчерпании национальных средств судебной защиты в Европейский Суд по правам человека является уникальным международно-правовым механизмом защиты, в том числе социально-трудовых прав. Этот Суд не является высшей судебной инстанцией для судов государств - участников Конвенции. Между тем по его решениям государства-участники, как правило, принимают следующие меры: отменяется вынесенный судом государства-участника приговор (решение) по делу заявителя; вносятся изменения в национальное законодательство; изменяется судебная практика государства-участника. Правовая позиция Европейского Суда по правам человека становится источником национального права. Россия не составляет исключения. В Федеральном законе о ратификации Европейской конвенции по правам человека от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ предусматривается, что Российская Федерация признает компетенцию Европейского Суда по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. В качестве общей тенденции отметим, что в последнее время Конституционный Суд РФ в мотивировочной части своих постановлений в ряде случаев ссылается не только на Конвенцию, но и на решения Европейского Суда по делам против других стран, аргументируя ту или иную правовую позицию. По сути РФ признает прецедентный характер решений Европейского Суда. Полагаем, что не только Конституционный Суд РФ, но и общие, арбитражные суды РФ вправе использовать и ссылаться на решения Европейского Суда для мотивировки судебного акта. Основной костяк жалоб, которые подают россияне в названный Суд, составляют заявления о несоблюдении разумных процессуальных сроков, о нарушении сроков выплаты пенсий, пособий, заработной платы и др.
   Для нас особый интерес представляет проблема определения природы, характера трудовых споров, разрешаемых Европейским Судом по правам человека. В своих постановлениях Суд выявляет характер спора в целях решения вопроса о применимости Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В отношении трудовых споров в решениях Суда отмечается их смешанная частно-публичная природа с преобладанием частных начал. Так, Европейский Суд в деле «Зименко против Российской Федерации» не согласился с доводами ответчика (властей Российской Федерации) о том, что заявитель, незаконно уволенный с работы, не обладает статусом жертвы, поскольку российские суды удовлетворили его исковые требования об оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Европейский Суд отметил, что спор о размере компенсации ущерба, причиненного заявителю ввиду длительного судебного разбирательства, носит материальный характер и, несомненно, касается гражданского права по смыслу п. 1 ст. 6 Конвенции. Таким образом, Суд подчеркнул, что выдвинутое заявителем требование носит гражданско-правовой характер. Европейский Суд признал, что заявителю были причинены душевное страдание, беспокойство и чувство разочарования ввиду необоснованной длительности судебного разбирательства. Исходя из принципа справедливости Европейский Суд присудил заявителю 3000 евро в отношении компенсации морального вреда плюс сумму любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму. Вместе с тем Суд не отрицает и наличие публично-правовых признаков спора. Суд пришел к выводу, что общий период времени рассмотрения дела одним судом, составляющий в рассматриваемом деле более шести лет, не может сам по себе считаться удовлетворяющим требованию «о разумном сроке» в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции. Таким образом, несмотря на то что Европейский Суд разрешает по существу трудовой спор, защищая частный интерес лица, тем не менее ответчиком по делу выступает государство, которое обязано обеспечивать соблюдение предусмотренных Конвенцией прав в отношении своих граждан. В другом деле — «Шеломков против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (решение от 5 октября 2006 г.) подчеркнул, что трудовые споры требуют особого усердия со стороны национальных судов.
   Соблюдение Европейской социальной хартии обеспечивается иным правовым механизмом. Государства СЕ, ратифицировавшие Европейскую социальную хартию, обязаны один раз в два года направлять Генеральному секретарю Совета Европы доклад о применении хартии в национальном законодательстве. С жалобами на неудовлетворительное соблюдение Хартии могут обращаться национальные и международные организации профсоюзов и предпринимателей и другие международные неправительственные организации. Жалоба рассматривается Комитетом независимых экспертов. В отличие от Европейского Суда процедура индивидуальных жалоб не предусмотрена и решения по результатам рассмотрения жалоб принимает Комитет министров Совета Европы, которое носят характер рекомендаций соответствующему государству.
   Суд Евросоюза. Соблюдение социально-трудовых стандартов Евросоюза (ЕС) также обеспечивается широким спектром средств защиты, включая судебный контроль. Суд ЕС выступает как суд общей юрисдикции: он принимает к производству и рассматривает дела, входящие в юрисдикцию Европейских сообществ. В 1994 г. была принята специальная директива, устанавливающая ответственность национальных властей за неприменение на их территории европейского законодательства. В Европейском Суде неоднократно рассматривались дела и выносились частные определения в адрес Франции, Греции, Бельгии и других государств за несоблюдение директив.В 1988 г. в качестве суда специальной юрисдикции был создан еще один судебный орган ЕС - Суд первой инстанции, в его юрисдикцию входят также все трудовые споры. Дела, рассмотренные этим Судом, могут быть обжалованы в порядке апелляции в Суд ЕС. Например, в Директивах ЕС (2000/78/ЕС, 2000/43/ЕС и др.) в качестве гарантии практической возможности реализовать средства защиты прав для лиц, пострадавших от дискриминации, формулируется правило виктимизации. Оно означает, что государства-члены должны внести в свое национальное законодательство положения о защите работников и их представителей от увольнения или другого ухудшения положения как реакцию работодателя на жалобу о нарушении принципа равенства в организации. В этой связи в многочисленных решениях Суда ЕС по делам, связанным с дискриминацией женщин, сформулирован целый ряд принципиальных положений. Так, Суд ЕС обеспечил толкование и реализацию на практике принципа недискриминации полов в вопросах оплаты труда. В Суд ЕС поступил запрос одного из судов Бельгии по иску бывшей стюардессы к авиакомпании (дело С-80/70 «Defrenne v. Sabena» (1970 г.)). Истица утверждала, что в период своей работы в этом качестве она получала меньшую зарплату по сравнению с мужчинами-стюардами, несмотря на одинаковый характер выполняемой работы. Суд ЕС, не рассматривая фактических обстоятельств дела, был призван ответить на правовой вопрос о прямом действии принципа равенства оплаты труда, названного в Договоре о ЕС. Суд принял решение о том, что принцип равной оплаты мужчин и женщин за равный труд может быть использован для обоснования требований в национальных судах.Экономический суд СНГ. Органом в сфере международного нормоконтроля следует признать и Экономический суд СНГ. Он создан в целях обеспечения единообразного применения соглашений государств - участников Содружества Независимых Государств и основанных на них экономических обязательств и договоров путем разрешения споров, вытекающих из экономических отношений. При этом к ведению Экономического суда относится разрешение межгосударственных экономических споров. Споры рассматриваются Экономическим судом по заявлению заинтересованных государств в лице их полномочных органов, институтов Содружества. В этом случае по результатам рассмотрения спора Экономический суд принимает решение, в котором устанавливается факт нарушения государством-участником соглашений, других актов Содружества и его институтов (либо отсутствие нарушения) и определяются меры, которые рекомендуется принять соответствующему государству в целях устранения нарушения и его последствий. Государство, в отношении которого принято решение Суда, обеспечивает его исполнение. Кроме того, Экономический суд осуществляет толкование применения положений соглашений, других актов Содружества и его институтов, актов законодательства бывшего Союза ССР на период взаимосогласованного их применения, в том числе о допустимости применения этих актов, как не противоречащих соглашениям и принятым на их основе иным актам Содружества. Толкование осуществляется при принятии решений по конкретным делам, а также по запросам высших органов власти и управления государств, институтов Содружества, высших хозяйственных, арбитражных судов и иных высших органов, разрешающих в государствах экономические споры. Толкование международных нормативных актов СНГ, которое проводит Экономический суд СНГ, является нормативным, носит обязательный для участников СНГ характер. Это официальное толкование является делегированным, т.е. осуществляется на основании переданных Суду государствами полномочий по толкованию.
   Проблемы ненадлежащего исполнения государствами СНГ норм международного права не раз становились предметом рассмотрения в Экономическом суде СНГ. Например, по запросу Всеобщей конфедерации профсоюзов Экономический суд СНГ в Решении от 26 января 1996 г. № С-1/2-96 дал толкование ст. 6 Соглашения о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей от 9 сентября 1994 г. В частности, Суд указал, что под приоритетным порядком перевода и выплаты денежных средств по возмещению вреда следует понимать первоочередное, преимущественное по сравнению с другими неторговыми платежами исполнение правительствами государств — участников указанного Соглашения и субъектами исполнения (в лице предприятий - причинителей вреда, учреждений банка и (или) почтовой связи, других организаций независимо от форм собственности) обязательств по возмещению вреда работникам ввиду их особой социальной значимости. В Решении от 7 апреля 2005 г. № 01-1/6-04 Экономический суд СНГ по запросу Исполнительного комитета СНГ дал толкование применения п. 2 ст. 6 Соглашения о гарантиях прав граждан государств — участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 г. в отношении порядка учета трудового стажа, приобретенного гражданами на территории любого из государств - участников Соглашения и приобретенного гражданами на территории бывшего Союза ССР за время до вступления в силу Соглашения.
   Между тем в литературе отмечается, что соответствующие межгосударственные институты в рамках СНГ не вносят заметного вклада в защиту социальных прав граждан. Так, хотя принятые Экономическим судом СНГ решения способствуют правильному применению законодательства о социальном обеспечении государств — членов СНГ, однако он принимает решения лишь по запросам органов СНГ. Отдельные граждане лишены возможности обращения с заявлениями в названный Суд.
   Уполномоченный по правам человека. Среди способов защиты социальных прав следует назвать и обращение с жалобой к Уполномоченному по правам человека (омбудсмен). Институт омбудсмена возник в Швеции еще в 1809 г. Парламент страны принял «Документ о правлении», который был основан на идее разделения властей. Начиная с 1919 г. подобные органы постепенно учреждались в других странах и вошли в систему правового контроля. В государственно-правовом смысле омбудсмен понимается как достойное доверия независимое лицо, уполномоченное парламентом страны на охрану прав граждан и на опосредованный контроль за всеми государственными должностями. В практике зарубежных стран омбудсмен назначается и освобождается от должности парламентом. В некоторых странах, в первую очередь в скандинавских, имеет место специализация омбудсменов применительно к кругу защищаемых им прав и интересов граждан. Среди них есть и уполномоченные по вопросам равноправия, надзирающие за соблюдением законов о равноправии женщин и мужчин. Несмотря на свою двухсотлетнюю историю, институт омбудсмена отсутствовал в странах Восточной Европы. Польша была первым государством из стран бывшего социалистического лагеря, учредив в 1988 г. институт Уполномоченного по правам человека. В России идея учреждения института Уполномоченного по правам человека впервые была заявлена в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой 22 ноября 1991 г. Должность Уполномоченного по правам человека учреждена Конституцией РФ 1993 г. Его полномочия определены Федеральным конституционным законом от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». Основными направлениями его деятельности являются рассмотрение жалоб и обращений о нарушении прав и свобод человека и гражданина, принятие мер по их восстановлению, анализ законодательства Российской Федерации в области прав человека и гражданина, подготовка рекомендаций по его совершенствованию и приведению в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, обращение в суды общей юрисдикции и в Конституционный Суд РФ для защиты прав и свобод граждан и др. Институт Уполномоченного по правам человека получил свое развитие в нашей стране и на региональном уровне в субъектах РФ.
   В литературе отмечается, что в России наблюдается тенденция к формированию специализированных уполномоченных по правам человека. Как свидетельствует международный опыт, это омбудсмены, специализирующиеся на защите прав отдельных категорий граждан, группе прав или спектру общественных отношений. Например, в 1988 г. была введена должность омбудсмена по социальным вопросам земли Шлезвиг-Гольдштейн в Западной Германии, в Великобритании с 1973 г. функционирует Уполномоченный по делам здравоохранения, с середины 1970-х годов в некоторых штатах в США функционируют уполномоченные по делам престарелых и т.д. С 2001 г. в субъектах РФ начался процесс формирования корпуса «специализированных» уполномоченных по правам человека в России. Так, в 2002 г. был назначен первый Уполномоченный по правам ребенка в г. Москве. В юридической литературе звучат предложения о создании института уполномоченного по социальным правам.
   Кроме того, одним из направлений деятельности Уполномоченного по правам человека является развитие международного сотрудничества в сфере защиты прав человека. Были заключены договоры о взаимодействии и сотрудничестве между Уполномоченным по правам человека в РФ и уполномоченными других стран: Украины (1999 г.), Молдовы (1999 г.), Республики Перу (1999 г.), Аргентины (2000 г.), Мексики (2001 г.), Польши (2001 г.) и др.
   Некоторые вопросы национального судебного нормоконтроля в трудовом праве. В общей теории права, конституционном и процессуальных отраслях права нормоконтроль связывают исключительно с деятельностью судов общей юрисдикции, арбитражных судов, Конституционного Суда РФ и уставных судов субъектов Федерации. Речь идет о судебном нормоконтроле. В теории разграничивают два вида нормоконтроля: опосредованный (косвенный) и непосредственный. В первом случае проверка законности нормативного акта осуществляется в связи с рассмотрением конкретного спора о праве (дела). Вывод о невозможности применения этого акта к конкретным обстоятельствам дела является обязательным только для лиц, участвующих в деле, но не распространяется на всех прочих правоприменителей. Непосредственный (абстрактный, целевой) нормоконтроль связан с обжалованием нормативного акта (производство по делам из публичных отношений). Его результатом является признание нормативного акта недействующим (полностью или частично). Этот способ нормоконтроля делает решение обязательным для всех.
   Судебный нормоконтроль основан на презумпции правомерности нормативного акта, презумпция опровержима, но только в судебном порядке. Предмет оспаривания - нормативный акт. Основаниями оспаривания служат: 1) несоответствие оспариваемого акта по содержанию акту, наделенному более высокой юридической силой, в том числе несоответствие отраслевым принципам права, международно-правовым стандартам трудовых прав; 2) выход принимающего органа за пределы своей компетенции (нарушения по форме, порядку принятия). Применительно к трудоправовым нормативным актам этот перечень оснований следует дополнить особым отраслевым основанием, вытекающим из принципа запрета ухудшения положения работника по сравнению с действующим трудовым законодательством, иными нормативными актами о труде, социально-партнерскими актами (in favorem). В судебном порядке нормативный акт признается недействующим (недействительным). Действующий ТК РФ содержит общие требования о том, что в случае противоречия в системе нормативных правовых актов применению подлежит нормативный правовой акт, вышестоящий по иерархии (ст. 5, 6). Возникает закономерный вопрос о правовом механизме (процедуре) реализации указанного принципа. На наш взгляд, ТК РФ следует дополнить положениями о том, что в перечисленных выше случаях (основаниях) нормативный акт о труде признается недействительным (недействующим) в части или полностью в судебном порядке. Целесообразно также указать на то, что Правительство Российской Федерации, а также иной орган исполнительной власти, принявшие нормативный акт, либо их вышестоящие органы вправе до судебного рассмотрения отменить этот акт или внести в него необходимые изменения.
   Особое место в системе судебного нормоконтроля отводится Конституционному Суду РФ и уставным судам субъектов Федерации. В мире существует четыре модели конституционного контроля.
   1. Американская модель конституционного контроля, которая воспринята также в Японии, Норвегии, Дании, Бразилии, Аргентине, Чили и в других странах Латинской Америки. Конституционный контроль осуществляется всеми судами судебной системы.
   2. Полномочия по осуществлению конституционного контроля могут быть вверены верховному суду. Эта модель развита в конституционных системах Индии, Австралии, Швейцарской Конфедерации, Ирландии, Канады, ЮАР и др. Никакие другие суды не могут решать вопросы о конституционности законов, кроме высшего суда страны.
   3. Конституционный контроль осуществляется специально учрежденными для этих целей органом, не являющимся судом. Этот орган исключен из традиционной системы разделения властей. Эта особая модель конституционного контроля была введена в Конституции Пятой республики и с некоторыми изменениями существует во Франции с 1958 г. до сих пор. Аналогичная модель вводилась и в СССР - Комитет конституционного надзора (1989-1991 гг.), но впоследствии от нее отказались.
   4. Конституционный контроль осуществляется особым судом - конституционным судом. Такая модель распространена в Европе. Впервые конституционный суд был учрежден в Австрии в Конституции 1920 г. на основе идеи Г. Кельзена. В Европе конституционные суды рассматриваются как особый вид политических судов, призванных обеспечивать верховенство конституции, как высший страж прав человека и конечная инстанция в этой области. РФ восприняла именно эту модель конституционного контроля.
   В нашей стране функционирует многоуровневая система судебного нормоконтроля, обеспечиваемая Конституционным Судом РФ, уставными судами, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Разграничение компетенции в сфере судебного нормоконтроля разрешается следующим образом. Конституционный Суд РФ осуществляет проверку федеральных законов, подзаконных актов Президента РФ, Правительства РФ с точки зрения соответствия Конституции РФ (неконституционный акт признается при этом утрачивающим юридическую силу), суды общей юрисдикции - с точки зрения соответствия федеральным законам и иным нормативным актам (оспариваемый акт может быть признан ими недействующим и не подлежащим применению, что предполагает необходимость его последующей отмены компетентным органом государственной власти). На такую форму разграничения полномочий между судами в сфере нормоконтроля ориентирует законодателя и Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст. 125-127 Конституции РФ.
   Об особенностях отраслевого нормоконтроля. Отметим, что в трудовом праве особое место занимают локальные нормативные акты, издаваемые работодателем (в том числе и с учетом мнения представительных органов работников), а также коллективные договоры (соглашения), которые имеют сложную правовую природу, сочетая в своей структуре, содержании нормативную и обязательственные части. Локальные и социальнопартнерские акты как нормативные источники являются объектом нормоконтроля. Между тем результат такого нормоконтроля сформулирован нашим законодателем весьма нестандартно. В ТК РФ (ст. 8, 9) заявляется о том, что локальные нормативные акты, условия коллективных договоров «не подлежат применению». В части применения указанных статей закона также возникает ряд вопросов, касающихся правового механизма реализации названного последствия. Какие органы наделяются функциями нормоконтроля в отношении названных источников трудового права? Очевидно, что к таковым относятся судебные органы в рамках опосредованного (косвенного) нормоконтроля при разрешении конкретного трудового спора. Вопрос о непосредственном (целевом) судебном нормоконтроле локальных нормативных актов решен в отношении тех актов, которые должны приниматься работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации (ст. 372 ТК РФ). Локальный нормативный акт может быть обжалован выборным органом первичной профсоюзной организации в соответствующую государственную инспекцию труда или в суд. Вероятно, путем расширительного толкования это правило можно распространить и на иные локальные нормативные акты, которые работодатель принимает единолично. Остается открытым и вопрос о юридических последствиях так называемого неприменения локальных актов. Законодатель предлагает в этом случае применять трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, коллективный договор, соглашение (ст. 8 ТК). Между тем на практике эти нормы могут отсутствовать в действующем законодательстве (например, в отношении режимов рабочего времени, минимальных размеров доплат и др.).
   В отношении КТС как органа нормоконтроля, на наш взгляд, вполне возможен косвенный нормоконтроль при разрешении конкретного трудового спора. Но остается нерешенным законодателем вопрос о допустимости целевого нормоконтроля, обращения в КТС с заявлением о признании локального нормативного акта недействительным, не подлежащим применению. ТК РФ (ст. 381) содержит весьма общее определение индивидуального трудового спора. По нашему мнению, следует расширить компетенцию КТС, предоставив этому органу право осуществлять целевой (непосредственный) нормоконтроль локальных нормативных актов. В отличие от косвенного нормоконтроля такие решения КТС будут распространяться на всех работников, охватываемых оспариваемым локальным нормативным актом.
   К вопросу об административном нормоконтроле в трудовом праве. В силу особой природы трудового права, основанного на единстве частных и публичных начал в правовом регулировании трудовых отношений, следует, по нашему мнению, поставить проблему административного нормоконтроля. Этот нормоконтроль прежде всего связан с деятельностью Государственной инспекции труда. Согласно ст. 372 ТК РФ Государственная инспекция труда по жалобе выборного органа первичной профсоюзной организации вправе выдать обязательное для исполнения предписание об отмене локального нормативного акта. Вместе с тем остается пробелом решение вопроса о праве конкретного работника обратиться с жалобой на незаконность локального акта в органы Государственной инспекции. Административный нормоконтроль в трудовом праве может быть связан также с деятельностью государственных органов по труду. Согласно ст. 50 ТК РФ в ходе уведомительной регистрации коллективных договоров органы по труду выявляют условия, ухудшающие положение работника по сравнению с законодательством. Условия коллективных договоров и соглашений, ухудшающие положение работников по сравнению с действующим законодательством, недействительны и не подлежат применению. Однако в указанной статье закона не содержится правовой механизм реализации данного положения в том случае, когда стороны или инспекция труда не отреагировали на сообщение названных органов по труду.
   Таким образом, административный нормоконтроль в трудовом праве, на наш взгляд, в качестве предмета оспаривания может включать локальные нормативные акты и условия коллективных договоров (нормативного характера). Однако поставленная проблема ждет законодательного решения путем установления правового механизма реализации данного вида нормоконтроля.
   Подведем общие итоги.
   1. Нормоконтроль в трудовом праве подразделяется на международный и национальный (внутригосударственный); абстрактный (целевой) и конкретный; судебный и административный.
   2. Отраслевые особенности нормоконтроля в трудовом праве связаны, во-первых, со специальными процедурами международного нормоконтроля (рассмотрение докладов государств, экспертов, жалоб, судебное толкование международными судами международных стандартов трудовых прав и судебная защита трудовых прав). Во-вторых, национальный абстрактный (целевой) нормоконтроль должен охватывать наряду с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы права, также локальные нормативные акты и социально-партнерские акты. В последнем случае особое место в системе органов нормоконтроля должно быть отведено КТС и государственным органам: инспекции труда и органам по труду.

 
< Пред.   След. >