YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 21.1. Рабочее время как правовая категория
21.1. Рабочее время как правовая категория

21.1. Рабочее время как правовая категория

   В первых актах трудового законодательства было дано определение рабочего времени. Закон от 2 июля 1897 г. «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности» и УПТ (ст. 194) устанавливали, что «рабочим временем или числом рабочих часов в сутки для каждого рабочего считается то время, в течение которого он согласно договору найма обязан находиться в промышленном заведении и в распоряжении заведующего оным для исполнения работы». Позднее это определение было воспроизведено в Декрете СНК от 29 октября 1917 г. «О восьмичасовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени». Из этого определения вытекают следующие признаки названной дефиниции рабочего времени. Во-первых, рабочее время - это период времени, когда работник обязан выполнять свою трудовую функцию в соответствии с трудовым договором. Во-вторых, это время «несамостоятельного», зависимого труда работника, который находится в подчинении к работодателю, в его распоряжении.
   Однако КЗоТы 1918, 1922 и 1971 гг. не содержали легального определения рабочего времени, ограничиваясь установлением норм рабочего времени. В то же время в ряде конвенций МОТ дается определение рабочего времени путем перечисления признаков, характеризующих это правовое явление. Например, согласно Конвенции МОТ № 30 о рабочем времени в торговле и в учреждениях (1930 г.) под рабочим временем понимается период, в течение которого трудящийся находится в распоряжении предпринимателя.
   Между тем в советской науке трудового права учеными обосновывалось определение рабочего времени в соответствии с действующим трудовым законодательством. Так, К.М. Варшавский, анализируя КЗоТ 1922 г., отмечал, что «понятие рабочего времени обнимает не только время, затрачиваемое на основную работу, но и время, употребляемое на приготовление к ней (спуск в шахты) и на вспомогательные работы (чистка машин, помещения)». В условиях усиления централизованных начал в регулировании трудовых отношений А.Е. Пашерстник определял рабочее время как время, в течение которого работник по закону обязан выполнять порученную ему работу на предприятии, в учреждении, хозяйстве. Его поддержали большинство ученых-трудовиков.
   Н.Г. Александров рассматривал рабочее время как элемент трудового правоотношения, отмечая обязанность работника соблюдать установленную меру труда, в частности продолжительность рабочего времени, и обязанность подчиняться определенному его распорядку. Он определил рабочее время как время, «_в течение которого рабочий или служащий согласно внутреннему трудовому распорядку должен выполнять порученную ему работу». Но с таким подходом не соглашался А.И. Процевский. Он отмечал, что рабочий день как составная часть меры труда есть величина строго определенная государством. Она, как правило, не является предметом соглашения (исключение - неполное рабочее время), а поэтому не может являться, по мнению А.И. Процевского, и элементом трудового правоотношения. В этой связи им было предложено разграничить установление продолжительности рабочего времени и его распределение. Установление продолжительности рабочего времени является областью исключительно государственного нормирования, а распределение рабочего времени связано с договорным регулированием рабочего времени, когда стороны трудового или коллективного договора вправе лишь уменьшить продолжительность рабочего времени и определить его режим.
   В дальнейшем научное определение рабочего времени связывалось со всеобщей трудовой обязанностью и государственным контролем за мерой труда. Так, особо подчеркивалось, что в социалистическом обществе осуществление контроля за мерой труда заключается не только в привлечении к труду всех трудоспособных граждан, но и в установлении определенной меры работы для каждого трудящегося, в определении количественной стороны труда. Иными словами, посредством рабочего времени государство определяет обязательное количество труда, которое трудящийся должен доставить обществу на определенном этапе его развития. Так, Л.Я. Гинцбург писал, что «рабочее время при социализме должно быть определено как выраженная в единицах времени мера труда, обязательная к выполнению гражданами социалистического государства в силу конституционной всеобщей обязанности трудиться». Более того, Л.Я. Гинцбург считал необходимым разграничивать нормальное рабочее время как объективную норму и фактически отработанное время, которое по продолжительности может не совпадать с нормальным рабочим временем.
   Таким образом, в советской науке трудового права доктринальное определение рабочего времени давалось по крайней мере в трех значениях:
   A) рабочее время как элемент трудового правоотношения - это время, в течение которого рабочий или служащий согласно внутреннему трудовому распорядку должен находиться в месте производства работ и выполнять трудовую функцию;
   Б) рабочее время как мера труда - это установленная законом норма рабочего времени, которую должен выполнять каждый рабочий и служащий;
   B) рабочее время как фактически проработанное время, в течение которого работник фактически находился на рабочем месте в распоряжении администрации.
   В этой связи в учебной литературе по трудовому праву содержалось, как правило, следующее определение рабочего времени - это отрезок календарного времени, в течение которого работник в соответствии с законом, коллективным и трудовым договором, правилами внутреннего трудового распорядка должен выполнять свои трудовые обязанности.
   Ныне действующий ТК РФ в отличие от своих предшественников содержит определение рабочего времени, в котором ряд указанных выше признаков рабочего времени нашли отражение. Рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени (ч. 1 ст. 91 ТК РФ).
   В рабочее время в соответствии с трудовым правом включается как время, в течение которого фактически выполнялась работа, так и периоды, в течение которых работа фактически не выполнялась, но которые в соответствии с нормами трудового права подлежат включению в рабочее время (например, простои, оплачиваемые перерывы). При этом отсутствует единый критерий, позволяющий отграничить рабочее время от иных периодов, таковыми не являющимися. Т.В. Иванкина, опираясь на конвенции МОТ № 30, 51, 61, предложила в качестве критерия рабочего времени считать период, в течение которого трудящийся находился в распоряжении работодателя. К этой проблеме мы вернемся в конце данного параграфа.
   В литературе по советскому трудовому праву вопрос о составе фактически отработанного времени был поставлен Л.Я. Гинцбургом. В структуре фактически отработанного времени он выделял две группы периодов. В первой группе центральное место занимает время фактической работы, затем включались регламентированные оплачиваемые перерывы, время в пути, включаемое в рабочее время, и т.п. Компенсируется это время, по мнению Л.Я. Гинцбурга, заработной платой в различных ее формах. Во вторую группу включается время жизненных положений, приравненных к выполнению трудовых обязанностей. Эти периоды не составляют работы ни в прямом, ни в переносном смысле слова, но в силу их общественного значения или в интересах охраны здоровья и жизненного уровня работника приравнены законом к выполнению трудовых обязанностей (перерывы матерям на кормление ребенка, простои и др.) и подлежат оплате. По своей природе, как отмечал Л.Я. Гинцбург, это гарантийные суммы, связанные с сохранением среднего заработка или тарифной ставки. В фактически отработанное время включаются также и периоды работы сверх установленной продолжительности рабочего времени в случаях, предусмотренных законодательством.
   Между тем фактически отработанное время может быть меньше нормального времени, установленного законом или в локальном, индивидуально-договорном порядке. Соответственно возникает вопрос об отработке потерянного времени в натуре. В отечественном трудовом законодательстве этот вопрос решался неоднозначно. КЗоТ 1922 г. прямо запрещал производство сверхурочных работ для возмещения времени, потерянного вследствие опоздания на работу (ст. 107). Судебная практика того времени широко истолковала эту статью, распространив ее действие на случаи преждевременного ухода с работы, простои по вине работника, непроизводительные затраты времени на производство брака по вине рабочего. Во всех этих случаях на нарушителя могло быть наложено только дисциплинарное взыскание, но запрещалось обязывать работника отработать в натуре потерянное время. Такая позиция находила поддержку и в научных кругах теоретиков трудового права, однако признавалась далеко не всеми учеными-трудовиками. В связи с проведением хозяйственной реформы 1965 г. в литературе был поставлен вопрос об усилении правовых средств борьбы с непроизводительными потерями рабочего времени. В частности, предлагалось внести в трудовое законодательство ряд дополнений, касающихся обязывания работника отработать на предприятии время отсутствия на работе без уважительных причин, приветствовалась практика полного или частичного лишения премий нарушителей трудовой дисциплины, допускающих прогулы, опоздания на работу, простои. Эти предложения впоследствии нашли отражение в действующем трудовом законодательстве, но не на уровне кодекса, а на уровне подзаконного нормативного акта.В 80-е годы в связи с очередным проведением мероприятий по укреплению социалистической дисциплины труда принимается соответствующее совместное постановление ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 28 июля 1983 г. «Об усилении работы по укреплению социалистической дисциплины труда», где ставились задачи обеспечения достоверного учета рабочего времени, борьбы с непроизводительными потерями рабочего времени, неоправданными отвлечениями рабочих и служащих в рабочее время для проведения всевозможных собраний, слетов и семинаров, спортивных соревнований, занятий художественной самодеятельностью, организации туристических поездок. Во исполнение указанных задач принимается постановление Совета Министров СССР и ВЦСПС от 28 июля 1983 г. «О дополнительных мерах по укреплению трудовой дисциплины»4. В названном нормативном акте, по сути, вводился институт отработки рабочего времени. Во-первых, работникам, совершившим прогул, ежегодный отпуск уменьшался на число дней прогула. Таким образом, работник обязан был выйти на работу ранее истечения срока обычного его отпуска. Во-вторых, при предоставлении отпуска без сохранения заработной платы по соглашению сторон предусматривалась возможность его отработки в последующий период во внерабочее время. Такая отработка не считалась сверхурочной работой, и ее оплата производилась в одинарном размере. Указание на «соглашение сторон о последующей отработке» зависело только от работодателя, так как последний по закону был вправе, но не обязан (за исключением случаев, предусмотренных законодательством) предоставлять отпуск без сохранения заработной платы. С очевидностью названные положения подзаконного нормативного акта противоречили действовавшему в то время КЗоТу 1971 г. и Конвенции МОТ № 29 о принудительном труде (1930 г.). Между тем названное Постановление в части уменьшения отпуска на число дней прогулов применялось вплоть до декабря 2000 г. Вопрос о правомерности этого акта вставал и в связи с порядком применения актов Союза ССР о труде на территории Российской Федерации после распада Союза в 1991 г. Союзные акты должны были применяться в части, не противоречащей российскому трудовому законодательству. Министерство труда РФ нашло этот акт соответствующим российскому законодательству и разъяснило, что уменьшение отпуска на число дней прогулов допустимо, но при этом отпуск не может быть менее 24 рабочих дней. Это Разъяснение министерства, а не само Постановление Совета Министров СССР, было признано решением Верховного Суда РФ от 8 декабря 2000 г. недействительным, как не соответствующее законодательству о труде и на этом основании отменено. Действующее трудовое законодательство не допускает отработки в любых формах «потерянного» рабочего времени.
   Между тем нельзя не отметить, что в настоящее время в некоторых странах законодательство устанавливает систему «возмещения рабочего времени», т.е. обязанность работать сверх нормального рабочего времени за одинарную оплату, чтобы компенсировать рабочее время, потерянное в связи с неблагоприятными погодными условиями, форс-мажором, коллективным прекращением работы. Как правило, такая «отработка» связана с обстоятельствами, не зависящими от воли сторон трудового договора.
   Отметим, что МОТ уделяло и уделяет установлению стандартов в сфере труда большое внимание. С 1919 по 2004 г. по этой проблематике было принято 16 конвенций и 11 рекомендаций, а самая первая конвенция была посвящена рабочему времени в промышленности (1919 г.). Она ввела требование об ограничении 8-часового рабочего дня и 48-часовой рабочей неделе. Конвенция № 30 о рабочем времени в торговле и в учреждениях (1930 г.) распространяла эти требования и на других работодателей вне сферы промышленности. Наша страна обе эти конвенции не ратифицировала. Определение рабочего времени впервые было дано на Конференции министров труда (Лондон, 1926 г.): «это время, в течение которого работник находится в распоряжении работодателя». Оно было включено в Конвенцию МОТ № 30. Очевидно, что из него исключаются все периоды времени отдыха. Это основное определение и во всех последующих конвенциях. «Нахождение в готовности к работе», если работник находится в распоряжении работодателя, эксперты МОТ склонны относить к рабочему времени, требующему компенсации адекватным предоставлением свободного времени. Аналогичная норма уже закреплена в Конвенции МОТ № 180 о продолжительности рабочего времени моряков и укомплектовании судов экипажами (1996 г.). Впрочем, в законодательстве ряда стран время «нахождение в готовности к работе» исключено из обычного рабочего времени (Швеция, Финляндия, Эстония).
   Сделаем краткие выводы.
   1. В советской науке трудового права доктринальное определение рабочего времени давалось по крайней мере в трех значениях: А) рабочее время как элемент трудового правоотношения - это время, в течение которого рабочий или служащий согласно внутреннему трудовому распорядку должен находиться в месте производства работ и выполнять трудовую функцию; Б) рабочее время как мера труда - это установленная законом норма рабочего времени, которую должен выполнять каждый рабочий и служащий; В) рабочее время как фактически проработанное время, в течение которого работник фактически находился на рабочем месте в распоряжении администрации.
   В этой связи в учебной литературе по трудовому праву содержалось, как правило, следующее определение рабочего времени - это отрезок календарного времени, в течение которого работник в соответствии с законом, коллективным и трудовым договором, правилами внутреннего трудового распорядка должен выполнять свои трудовые обязанности.
   2. В рабочее время в соответствии с трудовым правом включается как время, в течение которого фактически выполнялась работа, так и периоды, в течение которых работа фактически не выполнялась, но которые в соответствии с нормами трудового права подлежат включению в рабочее время (например, простои, оплачиваемые перерывы). Действующее трудовое законодательство не допускает отработки в любых формах «потерянного» рабочего времени. По официальной терминологии МОТ, рабочее время - это время, в течение которого работник находится в распоряжении работодателя.

 
< Пред.   След. >