YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 24.1. Трудоправовая ответственность как вид юридической ответственности
24.1. Трудоправовая ответственность как вид юридической ответственности

24.1. Трудоправовая ответственность как вид юридической ответственности

   Понятие юридической ответственности
   Общие проблемы юридической ответственности как в общетеоретическом, так и в отраслевом аспекте, в частности в трудоправовом, неоднократно являлись предметом специальных исследования. Более того, массив литературы по данной проблематике постоянно растет, но аргументация точек зрения авторов приводится одна и та же, уже даже не по второму, а по третьему кругу. Между тем большой на первый взгляд разброс мнений ученых не так уж велик. Многое упирается в отраслевую принадлежность самих исследователей, несовершенство терминологии, в стремление к излишней авторской оригинальности. В этой связи П.Р. Стависский призывал акцентировать внимание на том, «что объединяет авторов и может оказать помощь в выработке наиболее общего подхода, значительно уменьшить количество взаимоисключающих решений». Без определения общих подходов к понятию юридической ответственности невозможно рассмотрение отраслевой ответственности.
   Одной из основных причин разногласий в исследованиях юридической ответственности является неодинаковый методологический подход ученых к этой проблеме. Между тем ее концептуальное осмысление требует выделения по меньшей мере двух аспектов проблемы: социологического и конкретно-правового, что не исключает многообразия подходов к феномену юридической ответственности. Социологический аспект реализуется через широкий социально-философский анализ оснований, сущности и функций юридической ответственности. В этом контексте она должна рассматриваться как разновидность социальной ответственности, как необходимое средство согласования и упорядочения действий социальных субъектов в определенных исторических условиях. Конкретно-правовой аспект, в свою очередь, имеет две составляющих: системную и логическую. Системность выражается через определение общих признаков, характерных для всех видов юридической ответственности, с одной стороны, и особенностей, присущих отдельным ее видам, - с другой. Логическая составляющая реализуется через последовательное разграничение понятия юридической ответственности и смежных, но нетождественных правовых понятий, таких как мера государственного принуждения, мера юридической ответственности, санкция правовой нормы, мера защиты. Только после этого мы можем перейти к определению родовых признаков и видов трудоправовой ответственности. Если в комплексе не рассмотреть все вышеназванные проблемы, то юридическая ответственность теряет значение категории, отражающей универсальное явление правовой реальности. Юридическая ответственность в целом, как и трудоправовая ответственность в частности, являются сложными, комплексными, многогранными понятиями. В этой связи создание единой, внутренне непротиворечивой теории крайне затруднительно, если вообще возможно. В то же время определение общих концептуальных подходов не только возможно, но и необходимо.
   Социологический аспект юридической ответственности. В литературе по социологии и философии традиционно выделяют два вида ответственности: проспективную (перспективную, позитивную) и ретроспективную (негативную, охранительную). Сущность трудоправовой ответственности проявляется, «развертывается» в ее содержании, т.е. в совокупности присущих ей свойств и сторон. Возникновение трудового правоотношения одновременно означает и возложение на его субъектов позитивной трудоправовой ответственности, существующей в потенциале наряду с правами и обязанностями. В этом выражается диалектическое единство должного и сущего, нормативных требований, обращенных к лицу, и их фактического исполнения. Социологический подход позволяет объединить субъективную сторону трудоправовой ответственности через осознание субъектом правоотношения или его представителем предъявляемых к нему требований (интеллектуальный момент), подчинение поведения данному требованию (волевой момент), чувство ответственности, т.е. совокупность переживаний по поводу своего положения (эмоциональный момент). Позитивная ответственность остается своеобразной «вещью в себе» до совершения правонарушения. В рамках социологического подхода можно предположить, что субъект трудового правоотношения, причинивший материальный ущерб и добровольно возместивший его, остается в рамках позитивной ответственности. Только любая принудительная форма реализации ответственности в рамках этого подхода будет означать переход в плоскость негативной ответственности. Таким образом, позитивной ответственности соответствует добровольная, а негативной (охранительной) - государственно-принудительная форма реализации. Очевидно, что уголовная ответственность и административная ответственность могут быть только негативными, гражданско-правовая - и негативной, и позитивной, а в трудовом праве ситуация двоякая: материальная ответственность может быть и негативной, и позитивной, а дисциплинарная - только негативной. В рамках социологического подхода такое деление возможно. Оно позволяет глубже изучить юридическую ответственность как вид социальной ответственности.
   В то же время данная конструкция неприменима в конкретной правоприменительной практике. Достаточно сказать, что признание позитивной ответственности наряду с негативной приведет к тому, что у нас окажется два вида мер трудоправовой ответственности. При негативной ответственности это будут неблагоприятные последствия личного, организационного или имущественного характера, которые обязан претерпеть правонарушитель. При позитивной ответственности это будет граница круга обязанностей субъекта трудового правоотношения, которыми он обладает в этом правоотношении. В числе этих обязанностей окажется добровольное возмещение причиненного вреда другому субъекту правоотношения, а также исполнение других обязанностей, вытекающих из закона и договоров. Иначе говоря, пересечение этой образной «границы» ответственности будет переводить ее в иное качество.
   В конечном итоге позитивная ответственность означает требование должного исполнения своих юридических обязанностей и воздержание от нарушения субъективных прав других лиц. И то и другое можно отнести к статусным обязанностям как работников (ст. 21 ТК РФ), так и работодателей. Последние обязаны «исполнять иные обязанности, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовыми договорами» (ст. 22 ТК РФ). В этой связи введение нового понятия представляется в рассматриваемом нами аспекте излишним, дублирующим названные статусные обязанности.
   Идея позитивной ответственности в трудовом праве в прикладном ключе порождала в советский период рассуждения о том, что ответственность плохого работника выражается в объявлении ему выговора, а ответственность хорошего работника - в объявлении благодарности.
   B. Н. Смирнов исходил из того, что правомерное поведение в трудовых отношениях можно разделить на нормальное и образцовое, последнее из которых обладает непосредственной связью с позитивной ответственностью. Это позволило ему вывести конструкцию позитивной ответственности поощряемых за трудовые заслуги и награждаемых за трудовой подвиг работников. С точки зрения действующего ТК РФ мы имеем дело с дисциплинарным взысканием и поощрением за труд. Последнее является противоположным взысканию и не может рассматриваться как однопорядковое с ответственностью явление.
   C. А. Иванов и Р.З. Лившиц определили, что негативная (ретроспективная) ответственность является правовой категорией, а позитивная ответственность относится к категории морали и связана с чувством долга, осознанием своей обязанности по отношению к другому человеку и т.д. С этим можно согласиться. В дальнейшем мы будем рассматривать только негативную ответственность. Очевидно, что ответственность нельзя определить однозначно только как обязанность, правоотношение, санкцию, как это иногда делалось ранее. Но весь правовой инструментарий позволяет конструировать юридическую ответственность, в том числе трудоправовую, не прибегая к помощи достаточно неопределенного понятия позитивной ответственности.
   Конкретно-правовой аспект юридической ответственности. Начнем с понятия и видов юридической ответственности. Основные разногласия сводятся к тому, что одни авторы считают ответственность мерой государственного принуждения, применяемой к правонарушителю, другие - санкцией за правонарушение или рассматривают ее как реализацию, применение санкции, третьи - исполнением нарушенной обязанности под воздействием государственного принуждения. Отметим, что эти определения в полной мере не характеризуют трудоправовую ответственность. Так, дисциплинарная ответственность, а в отдельных случаях и материальная осуществляются без участия государства, государственного принуждения. Это как раз тот случай, когда, по мнению С.С. Алексеева, государственное принуждение носит скрытый, латентный характер. Также в дисциплинарной ответственности не прописаны составы правонарушений и отсутствуют санкции как структурные элементы правовых норм, хотя виды дисциплинарной ответственности определяются по общему правилу закрытым перечнем (ст. 192 ТК РФ). Дисциплинарную ответственность нельзя свести к исполнению нарушенной обязанности. К тому же исполнение нарушенной обязанности без дополнительного обременения нарушителя в принципе нельзя признать ответственностью. Цели ответственности (общая и частная превенция) достигаются с помощью различных мер ответственности, выражающихся не только в лишении, умалении прав нарушителя, но и просто во властном осуждении его поведения (выговор, замечание). Во всех случаях речь идет не о принуждении к исполнению обязанностей, существующих до правонарушения, а о новых дополнительных обременениях, возникающих в его результате. Н.С. Малеин обоснованно утверждал, что отождествление ответственности и охраняемой ею обязанности приводит к упразднению ответственности, так как разница сохраняется исключительно в форме исполнения (принудительное или добровольное), но отсутствует в их содержании. Возражение Л.А. Сыроватской, считавшей, что само применение государственного принуждения к исполнению нарушенных обязательств является известным лишением, неблагоприятными последствиями, принять нельзя. Исполнение договорных обязательств вообще нельзя признать ни в каком аспекте «неблагоприятными последствиями», ибо они принимаются стороной добровольно. К обязанностям, вытекающим из положительного права, понятие «неблагоприятности» неприменимо в принципе, ибо это в любом случае юридическая обязанность вне субъективного отношения к ней обязанного лица. Стоит также согласиться с мнением
   О.Э. Лейста о том, что обязательность права не тождественна его принудительности, а принуждение не занимает в механизме правового регулирования ведущего места.
   Мы присоединяемся к мнению исследователей, которые определяют юридическую ответственность как обязанность правонарушителя претерпеть юридически неблагоприятные последствия. О.С. Иоффе относил к юридической ответственности только отрицательные последствия правонарушения, выражавшиеся либо в замене неисполненной обязанности новой обязанностью, либо в присоединении к нарушенной обязанности дополнительной обязанности, либо в лишении права, из которого вытекала нарушенная обязанность. Поскольку это суждение относилось только к гражданско-правовой ответственности, то она и определялась только через санкции, связанные с лишением личного или имущественного характера. Ограниченность такого подхода в общеправовом контексте очевидна. Например, О.Э. Лейст относил замечание, выговор и другие дисциплинарные меры к властному осуждению нарушителя без ограничения его прав или наложения на него дополнительных обязанностей. Отсюда выводится «состояние наказанности», явно неблагоприятное для правонарушителя. С.С. Алексеев наиболее важной отличительной чертой юридической ответственности считал претерпевание санкций, имеющих преимущественно штрафной характер, выступающих в виде лишений не только личного и имущественного порядка, но и организационного и применяемых в ответ за совершенное виновное противоправное деяние.
   Термин «претерпевать» нельзя считать удачным, так как неблагоприятные последствия могут выражаться в ограничении субъекгивнIх прав, возложении дополнительных обязанностей, властном осуждении правонарушителя и др. В этой связи «претерпевание» не тождественно аналогичному понятию в римском праве и включает в себя все возможные варианты неблагоприятных последствий противоправного поведения. Сущность ответственности, как подчеркивал Н.С. Малеин, заключается в наказании, каре правонарушителя, т.е. в претерпевании (несении, осуществлении) им неблагоприятных, отрицательных для него последствий, выражающихся в лишении (ограничении) его определенного блага. Применение каждой меры ответственности любой отрасли права (от лишения свободы до выговора) есть умаление личного блага правонарушителя - его чести и достоинства. Это не что иное, как социальное и юридическое осуждение его поведения, его личности. В этом - общее для всего института ответственности. Л.А. Сыроватская определила юридическую ответственность, в том числе в трудовом праве, как обязанность лица, нарушившего норму права, ответить перед коллективом, предприятием (учреждением) или государством и претерпеть те неблагоприятные последствия, которые содержатся в санкциях правовых норм.
   Меры государственного принуждения, меры защиты, меры юридической ответственности
   О разграничении данных понятий писали специалисты как по трудовому праву, так и по другим отраслям права5. Принципиальное значение по данной проблеме имеют, на наш взгляд, следующие положения.
   Характер трудоправовой ответственности в значительной степени определяется тем, что трудовое право совмещает в себе частные и публичные начала. В отраслях публичного права юридическая ответственность всегда связана с мерами государственного принуждения, так как одной стороной в публично-правовых отношениях выступает государство в лице уполномоченного органа. Эти отношения носят характер власти-подчинения. В отраслях частного права юридическая ответственность имеет «внутренний» характер, т.е. это, как правило, ответственность одного равноправного субъекта перед другим. Если в публичном праве меры юридической ответственности жестко устанавливаются нормативно-правовыми актами в санкциях норм права, то в частных отраслях сами стороны вправе определять меры юридической ответственности, не нарушая императивные установления государства. В трудовом праве юридическая ответственность носит своеобразный «смешанный» характер. С одной стороны, меры трудоправовой ответственности обычно устанавливаются в нормативных правовых актах и в договорном порядке они не могут быть ужесточены в отношении работника. С другой стороны, характер мер трудоправовой ответственности предполагает широкую вариантность их применения, в том числе в договорном порядке. Так, работодатель вправе, но не обязан привлекать работника к материальной или дисциплинарной ответственности даже при наличии достаточных к тому оснований. В трудовом праве отсутствует закрытый перечень составов трудоправовых нарушений. В договорном порядке размер материальной ответственности работодателя перед работником может быть повышен по сравнению с установленным в законодательстве. Таким образом, трудоправовая ответственность имеет сложную юридическую природу, в значительной степени обусловленную характером предмета и метода правового регулирования отрасли.
   В отношении мер государственного принуждения следует также отметить, что возможность принуждения, как уже указывалось, является признаком права в целом. А.А. Абрамова определяла принуждение в трудовом праве как одну из форм (средств) воздействия органов государства и общественных организаций на лиц, добровольно не выполняющих требования правовых норм. В.М. Лебедев рассматривал принуждение как единство внешнего воздействия на человека и внутренней психической реакции. При этом под внешним воздействием понималось общественное отношение, возникшее между лицом, применяющим принуждение, и лицом, претерпевающим это воздействие, опосредованное социальными нормами. В.Н. Смирнов склонялся к тому, что принуждение - это метод воздействия, который обеспечивает совершение действий отдельными людьми, социальными группами или классами вопреки их воле и в интересах принуждающего. Все эти определения объединяет то, что они трактуют принуждение более широко, чем юридическую ответственность. При этом юридическую ответственность в трудовом праве большинство ученых-трудовиков связывали с государственным принуждением. Так, В.И. Курилов отмечал, что «быть или не быть принудительному воздействию за совершенное правонарушение определяет не администрация предприятия, а государство через нормы права. Поэтому, реализуя дисциплинарную власть, администрация осуществляет государственное принуждение». Он считал, что правовое принуждение выражается не только в юридических санкциях, но и в государственно-необходимых, профилактических и превентивных мерах. В этой связи им были обоснованы общее понятие деликтологии в трудовом праве, теоретические основы профилактики правонарушений в сфере общественного труда.
   Между тем очевидно, что в трудовом праве применение к работнику мер дисциплинарной и материальной ответственности не сопряжено с государственным принуждением. В трудовом праве санкции применяются к работникам работодателем, как правило, без участия органов государственного принуждения. Это юридическая ответственность одной стороны трудового правоотношения перед другой его стороной. Связь с государством здесь носит опосредованный характер. Государство в законодательном порядке устанавливает меры трудоправовой ответственности и порядок их применения. В некоторых случаях трудоправовая ответственность может осуществляться при участии государственных органов, через меры государственного принуждения (судебный порядок возмещения материального ущерба). В то же время юридическая ответственность может быть реализована сторонами трудового правоотношения и без участия государства. Таким образом, «связь с государством при этом осуществляется только через нормы права, устанавливающие такую ответственность, а в случае необходимости - через юрисдикционные органы».
   Меры защиты тесно связаны с мерами ответственности. Еще в начале 60-х годов О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский обратили внимание на то, что среди мер государственного принуждения есть меры, применение которых не требует тех условий, которые установлены для применения юридической ответственности. Защита нарушенных субъективных прав или охраняемых законом интересов осуществляется с помощью предусмотренных санкциями правовых норм охранительных мер, подразделяющихся на меры защиты и меры ответственности. Юридическая ответственность, будучи неблагоприятным последствием для правонарушителя, всегда выступает и в качестве меры защиты прав и интересов потерпевшего. Выделяя в числе мер государственного принуждения юридическую ответственность и меры защиты, С.С. Алексеев исходил из того, что последние применяются в случае совершения объективно противоправных действий, но когда вина лица отсутствует, эти меры являются мерами восстановления.
   Между тем четкую грань между мерами ответственности и мерами защиты провести достаточно трудно. Одним из первых ученых-трудовиков такую поптку предпринял П.Р. Стависский, выделив следующие критерии разграничения.
   1. По назначению. Если функция мер юридической ответственности - наказание или возмещение ущерба, то мер защиты - восстановление прежнего положения.
   Нам этот критерий кажется достаточно условным, так как целью возмещения вреда также является восстановление прежнего положения.
   2. По направленности воздействия. Меры ответственности направлены прежде всего против правонарушителя, а меры защиты - на восстановление прав управомоченного лица.
   Этот критерий, на наш взгляд, также достаточно условный, так как возмещение вреда в равной мере направлено как против причинителя вреда, так и на восстановление нарушенных имущественных прав. Одной из главных задач применения мер защиты, как отмечалось в литературе, является создание безопасных условий труда, в том числе посредством отстранения от работы работников, не сдавших экзамен по технике безопасности, не прошедших инструктаж, медицинское обследование и др.
   3. По основаниям применения. Для привлечения к ответственности необходим полный состав правонарушения, включая вину лица, а для применения мер защиты достаточно трех, двух и даже одного (объективная сторона) признаков правонарушения.
   Это важнейшее и наиболее четкое основание разграничения.
   4. По содержанию. Меры ответственности влекут за собой возложение на правонарушителя дополнительного обременения, кроме исполнения нарушенной обязанности. Меры защиты, напротив, никакого дополнительного обременения, изменения обязанности или кары не предполагают.
   На наш взгляд, это дополнительный критерий разграничения, не всегда выраженный достаточно четко.
   В советской науке трудового права сторонниками мер защиты назывался довольно широкий перечень таких мер, обеспечивающих как права предприятий, организаций, так и работников. Традиционно в качестве мер защиты в трудовом праве называли восстановление на работе незаконно уволенного работника, признание не соответствующей закону формулировки причины увольнения, удержания из заработной платы работников неотработанного или неизрасходованного аванса, выданного в счет заработной платы или в связи со служебной командировкой, и др. В ряде случаев к мерам защиты причислялись правовые меры, которые по своей природе не являлись мерами защиты. Так, В.И. Курилов необоснованно относил к мерам защиты в трудовом праве уменьшение работнику премии за невиновное недостижение установленных показателей и условий премирования, принудительное осуществление решения органов по рассмотрению трудовых споров, отмену незаконного приказа работодателя, увольнение работника по сокращению штата, несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе и др. Неоднозначность критериев разграничения мер юридической ответственности и мер защиты в трудовом праве позволяет Ю.Н. Полетаеву сделать вывод об отсутствии в трудовом праве исчерпывающего перечня мер защиты. В этой связи стирается грань между мерами защиты и иными мерами правового регулирования трудовых отношений. По нашему мнению, определяющим признаком, позволяющим отграничить меры защиты от иных мер правового регулирования, является их правоохранительный характер. Речь идет о защите нарушенных трудовых прав путем их восстановления или (и) путем обеспечения принудительного исполнения обязанности другой стороной трудового правоотношения, т.е. выполнения «старой» обязанности - той, которая была возложена на данного субъекта. Другими словами, в отличие от иных регулятивных мер (например, увольнение работника по основаниям, не относящимся к числу мер дисциплинарной ответственности), меры защиты носят охранительный характер. В отличие от мер юридической ответственности, которые также носят охранительный характер, меры защиты не являются карательными (ответственностью за виновное деяние).
   В трудовом праве можно выделить достаточно широкий перечень мер защиты, в том числе практически все меры самозащиты прав сторонами трудового правоотношения (одностороннее приостановление трудового договора работником в случае несвоевременной выплаты заработной платы, отстранение от работы работников в установленных законом случаях и др.). При этом не исключено, что впоследствии, после установления вины одной из сторон, она может быть привлечена к юридической ответственности.
   Если использовать наработанную в рамках административного права классификацию, то в числе мер защиты можно выделить предупредительные меры (например, недопуск работника к работе по состоянию здоровья) и меры пресечения (например, отстранение от работы лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, приостановление трудового договора в случае невыплаты заработной платы). Еще раз подчеркнем, что вина лица может быть установлена в дальнейшем, и оно может быть привлечено к юридической ответственности.
   Виды юридической ответственности
   В теории права традиционно выделяют пять видов юридической ответственности: уголовную, гражданскую, административную, дисциплинарную, а также материальную. В отношении последней высказываются различные мнения, но значительное число ученых выделяют ее в качестве отдельного вида юридической ответственности. Это деление осуществляется в соответствии с правовой природой и общеправовым (межотраслевым) характером видов этой ответственности. Если с уголовной и административной ответственностью все достаточно очевидно, то по дисциплинарной и материальной ответственности не все столь однозначно. Институт дисциплинарной ответственности существует не только в трудовом, но также и в государственном, муниципальном и административном праве. Это же можно сказать и об институте материальной (имущественной) ответственности, также имеющем межотраслевой характер. Имущественная (материальная) ответственность зародилась и развивалась первоначально именно в гражданском праве. С появлением трудового права, по утверждению П.Р. Стависского, произошла «специализация» материальной ответственности в трудовом праве, и она приобрела специфическую трудоправовую природу.
   В каждой отрасли права существуют или должны существовать свои институты юридической ответственности. Но они проявляются не вместо, а вместе с пятью общеправовыми, так как виды отраслевой ответственности - модификация видов общеправовой ответственности, определяемая спецификой предмета, метода и принципов отрасли. При этом отрасли публичного права тяготеют к модификации административной и дисциплинарной ответственности, а отрасли частного права - к гражданско-правовой ответственности. Трудоправовая ответственность имеет особый характер, определяемый единством частных и публичных начал в рамках отрасли. Во-первых, межотраслевые дисциплинарная и материальная ответственность наиболее ярко выражены именно в трудовом праве. Во-вторых, дисциплинарная ответственность ближе по своей природе к административной, а материальная - к гражданской. В то же время нельзя согласиться с мнением С.Н. Братуся, который относил имущественную ответственность в трудовом праве к разновидности гражданско-правовой. У них слишком много различий: основания, порядок привлечения, размеры возмещаемого ущерба и др. Также сложно согласиться с П.Р. Стависским, считавшим материальную ответственность родовым понятием, а материальную ответственность в гражданском праве и материальную ответственность в трудовом праве ее видами. Попытки отдельных ученых отнести дисциплинарную ответственность к разновидности административной были достаточно редкими и объяснялись советскими реалиями периода сталинизма, когда администрация государственных предприятий отождествлялась с низовым звеном государственного аппарата.
   Проблемы трудоправовой ответственности рассматриваются нами в контексте учения об охранительных правоотношениях. Н.Г. Александров первым высказал идею о том, что нарушение правовой нормы ведет к возникновению особого охранительного правоотношения, имеющего целью применение к нарушителю определенной санкции.
   С.С. Алексеев связал охранительные правоотношения с охранительной функцией права. Они складываются на основе охранительных юридических норм, возникают вследствие юридического факта - правонарушения. В их рамках осуществляется юридическая ответственность и применяются меры защиты субъективных прав. Основная часть ученых-трудовиков констатировала существование охранительного трудового правоотношения. Но на этом единство взглядов, собственно, и завершилось. Н.Г. Александров, а также А.А. Абрамова, Л.Я. Гинцбург, Е.А. Кленов и В.Г. Малов, Р.З. Лившиц, П.Р. Стависский и другие рассматривали отношения по дисциплинарной ответственности и возмещению материального ущерба в качестве элементов единого сложного длящегося трудового правоотношения. Такая позиция нам представляется наиболее предпочтительной, и мы являемся сторонниками существования элементарных материальных охранительных правоотношений по дисциплинарной и материальной ответственности, которые возникают в рамках сложного длящегося трудового правоотношения. В.С. Андреев, А.И. Процевский, А.В. Пятаков, В.Н. Скобелкин, В.Н. Смирнов, Л.А. Сыроватская и другие относили охранительные правоотношения в трудовом праве к числу отношений, тесно связанных с трудовым. В ТК РФ (ст. 1) нашла отражение компромиссная, но непоследовательная позиция: дисциплинарная ответственность оставлена в рамках трудового правоотношения, а материальная ответственность отнесена к числу отношений, непосредственно связанных с трудовым. Таким образом, трудоправовая ответственность, по нашему мнению, складывается в рамках элементарных охранительных правоотношений, которые входят в структуру единого сложного длящегося трудового правоотношения.
   Сделаем краткие выводы.
   1. Негативная (ретроспективная) трудоправовая ответственность является правовой категорией и подлежит анализу в качестве таковой. Позитивная трудоправовая ответственность относится к категории морали и связана прежде всего с чувством долга, осознанием своей обязанности по отношению к другому человеку.
   2. По нашему мнению, юридическую ответственность вообще (и трудоправовую ответственность в частности) можно определить как обязанность правонарушителя претерпеть юридически неблагоприятные последствия. Термин «претерпевать» нельзя считать удачным, так как неблагоприятные последствия могут выражаться в ограничении субъективных прав, возложении дополнительных обязанностей, властном осуждении правонарушителя и др. В этой связи «претерпевание» не тождественно аналогичному понятию в римском праве и включает в себя все возможные варианты неблагоприятных последствий противоправного поведения.
   3. Нуждаются в разграничении с учетом отраслевой специфики смежные, но отличные понятия «меры государственного принуждения», «меры защиты», «меры юридической ответственности».
   Меры государственного принуждения традиционно трактуют более широко, чем юридическую ответственность. В трудовом праве санкции применяются к работникам работодателем, как правило, без участия органов государственного принуждения. Связь с государством при этом осуществляется только через нормы права, устанавливающие такую ответственность, а в случае необходимости - через юрисдикционные органы.
   По нашему мнению, определяющим признаком, позволяющим отграничить меры защиты от иных мер правового регулирования, является их правоохранительный характер. В отличие от мер юридической ответственности, которые также носят охранительный характер, меры защиты не являются карательными (ответственностью за виновное деяние).
   4. В теории права традиционно выделяют пять видов юридической ответственности: уголовную, гражданскую, административную, дисциплинарную, а также материальную. Это деление осуществляется в соответствии с правовой природой и общеправовым (межотраслевым) характером видов этой ответственности.
   5. В ТК РФ (ст. 1) нашла отражение компромиссная, но непоследовательная позиция: дисциплинарная ответственность оставлена в рамках трудового правоотношения, а материальная ответственность отнесена к числу отношений, непосредственно связанных с трудовым. Трудоправовая ответственность, по нашему мнению, складывается в рамках элементарных охранительных правоотношений, которые входят в структуру единого сложного длящегося трудового правоотношения.

 
< Пред.   След. >