YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс трудового права. В 2 томах (А.М. Лушников, М.В. Лушникова) arrow 24.7. Развитие учения о материальной ответственности в трудовом праве
24.7. Развитие учения о материальной ответственности в трудовом праве

24.7. Развитие учения о материальной ответственности в трудовом праве

   На Западе материальная ответственность сторон трудового правоотношения так и не выделилась в самостоятельный раздел трудового законодательства или в отраслевой институт. Соответственно эта проблема рассматривалась традиционно в рамках гражданского права, но с определенной спецификой, закрепленной в трудовом законодательстве. Для этого были достаточно веские основания. С точки зрения цивилистики возмещение причиненного вреда можно считать исполнением договорных обязательств. Это не является, по мнению цивилистов, для сторон трудового договора дополнительным обременением, в качестве которого выступают штраф, пени и др. Гражданско-правовая ответственность как одна из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителя норм права заключается в применении к нему предусмотренных законом санкций - мер ответственности, влекущих для него дополнительные неблагоприятные последствия. Определение ответственности через применение ее мер не кажется нам безупречным, но очевидно, что исполнение договорных обязательств под принуждением или без такового, но без дополнительного обременения, ответственностью не является.
   Применение конструкции обязательства, в том числе договорного, в качестве общеправовой категории позволило некоторым ученым сделать вывод о существовании также трудовых обязательств. Некоторые современные исследователи склоняются к тому, что обязательства как научный термин имеет смысл и значение только тогда, когда рассматривается в качестве специфической правовой формы опосредования товарно-денежных отношений. Между тем в трудовых отношениях имущественный элемент неразрывно связан с личностным и организационным. Это делает неизбежным обоснование особого правового характера материальной ответственности в трудовом праве. Во многих странах Запада традиционный цивилистический подход уравновешивается использованием следующих приемов: проведением различия между правовыми последствиями, вытекающими из дисциплинарного проступка, с одной стороны, и из нормативного применения принципов трудового договора - с другой. Например, если работник по любой причине отсутствовал на работе один день, то удержание за этот день заработной платы не будет считаться юридической ответственностью, а станет следствием применения принципов взаимности, присущего договору личного найма. Если наемный работник причиняет вред имуществу нанимателя, то требование работодателя уплатить компенсацию за ущерб также станет вопросом исполнения договорных обязательств. В этом случае возмещение вреда не может рассматриваться как дисциплинарная или материальная ответственность. Поскольку дисциплинарная ответственность в виде штрафа может затрагивать имущественную сферу работника, то в ряде стран, в частности в Испании, запрещено обращать взыскание на имущество работника. Таким образом, трудоправовой элемент материальной ответственности на Западе связан с ограничением размеров этой ответственности по сравнению с классической гражданско-правовой, установлением особой процедуры привлечения к ней, возможностью ограничения ее размеров для работника в коллективно-договорном порядке и рядом других особенностей.
   Истоки, корни института материальной ответственности работника в трудовом праве следует искать в праве работника на заработную плату. Л.С. Таль отмечал, что в западном законодательстве и судебной практике настойчиво проводится идея, согласно которой «необходимо ограничить право работодателя удерживать заработную плату на удовлетворение своих претензий, даже ограничить право самого рабочего заранее путем договора отказаться от алиментарного назначения заработной платы». Нормы о материальной ответственности работника появились в положительном праве в целях защиты (охраны) заработной платы от чрезмерных удержаний. Неслучайно статьи, посвященные названным удержаниям, ранее содержались в КЗоТах 1922 и 1971 гг. в разделе «Гарантии и компенсации».
   В 20-30-е годы ХХ в. в СССР ситуация была достаточно неопределенной и в центре внимания ученых оказалась более широкая проблема о соотношении норм трудового и гражданского права, в том числе в связи с материальной ответственностью. Напомним, что до 1929 г. институт материальной ответственности в трудовом праве еще не сформировался, а КЗоТ 1922 г. содержал по данной проблеме всего три статьи. Крайнюю позицию занимал К.М. Варшавский, считавший возможным привлечение работников к материальной ответственности по нормам гражданского права. Он допускал субсидиарное применение норм гражданского права к трудовым отношениям. Следствием этого стало его утверждение о возможности возмещения причиненного работником имуществу работодателя вреда в размере более месячной тарифной ставки, как это предполагалось ст. 83 КЗоТа 1922 г. К.М. Варшавский не находил оправдания столь ограниченному размеру ответственности, что могло породить, по его мнению, безответственность трудящихся. При этом он опирался на учение Л.И. Петражицкого, в частности на устрашающее воздействие самой возможности полной материальной ответственности. По его мнению, последняя была в интересах народного хозяйства, и суд был вправе устанавливать ее. Конечно, ученый не призывал прямо нарушать закон, но ссылался на возможность судейского усмотрения с опорой на субсидиарное применение норм ГК РСФСР. Более того, ответственность в сумме до "/з тарифной ставки он допускал относить к штрафу, а возмещение вреда по договорным обязательствам должно быть независимо от него по нормам гражданского права.
   Иную позицию занимал И.С. Войтинский, отрицавший возможность применения гражданского законодательства по аналогии закона к материальной ответственности работника, а также возможность применения цивилистической конструкции задатка в отношении нанявшегося. Он обосновал позицию актуальную и в настоящее время: нормы ГК РФ можно применять к трудовым отношениям, только руководствуясь началами законодательства о труде. Аналогичную позицию занимали П.Д. Каминская и А.Ф. Лях, но они подчеркивали, что вред, причиненный имуществу нанимателя, должен возмещаться по трудовому законодательству, несмотря на принципиальные расхождения с нормами ГК РФ. Я.Л. Киселев и А. Кусиков акцентировали внимание на догматической стороне проблемы. Первый из них отмечал, что нанявшийся, как правило, не несет имущественной ответственности, относя ее к сфере предпринимательского риска нанимателя. К тому же основания материальной и гражданско-правовой ответственности довольно существенно разнятся, что делает невозможным, по утверждению Я.Л. Киселева, привлечение нанявшегося к ответственности по нормам ГК РФ. А. Кусиков не считал возможным применение норм ГК к трудовым отношениям, но предлагал перенести необходимые нормы о материальной ответственности из ГК в КЗоТ.
   С конца 20-х годов ХХ в. в советской науке утвердилась доминирующая точка зрения, согласно которой трудовое право признавалось самостоятельной отраслью трудового права, но смежной с гражданским правом. Это позволяло применять нормы гражданского права к трудовым отношениям в случаях пробела в законодательстве. Что касается материальной ответственности, то всячески подчеркивалась ее внутриотраслевая специфика, отличие от гражданско-правовой. Практически все ученые, признававшие возможность субсидиарного применения норм гражданского права к трудовым отношениям, отрицательно относились к расширительному толкованию материальной ответственности работников. В постсоветский период неоднократно ставился вопрос о применении гражданского законодательства при определении порядка и размеров материальной ответственности некоторых категорий работников. Это связывалось с искусственной конструкцией «работающего собственника», легализацией «трудового контракта» с руководителем организации и рядом других проблем. Кроме того, явно противоречили друг другу ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» (1995 г.) и КЗоТ 1971 г., содержащий закрытый перечень случаев полной материальной ответственности, отрицавший в принципе возможность ее наступления в соответствии со ст. 15 ГК РФ (возмещение прямого ущерба и упущенной выгоды). Большинство трудовиков выступили за верховенство норм КЗоТа, но были и сторонники верховенства гражданского законодательства1. По мнению ряда авторов, ТК РФ снял это противоречие в части материальной ответственности руководителей организации2. В то же время другие отмечают внутреннее противоречие между ст. 243 и 277 ТК РФ, настаивая на приоритете ст. 277, согласно которой руководитель организации возмещает убытки в случаях, установленных федеральным законом, в соответствии с гражданским законодательством3.
   Вернемся к развитию советского учения о материальной ответственности. Жесткое централизованное регулирование материальной ответственности работника начиная с 1929 г. не создавало предпосылок для широкого научного обобщения. Только в 1955 г. С.С. Каринский подготовил достаточно обширное исследование, где обосновал самостоятельность данного института, показал его отличия от института гражданско-правовой ответственности. Он отмечал, что в основе самостоятельности института материальной ответственности работника лежит тесная и неразрывная связь между теми задачами, на решение которых направлен этот институт. В качестве таковых им выделялись: возмещение ущерба имуществу организации, воспитание рабочих, охрана заработной платы. Материальную ответственность рабочих и служащих как институт трудового права С.С. Каринский определял как совокупность правовых норм, регулирующих отношения по возмещению имущественного ущерба между работником, причинившим его предприятию вследствие нарушения трудовых обязанностей, и этим предприятием4. Впоследствии с таким определением соглашались многие советские ученые-трудовики5. С.С. Каринский подчеркивал, что правовое регулирование материальной ответственности работника не может осуществляться в отрыве от установленных трудовым правом обязанностей рабочих и служащих, от правового регулирования дисциплины труда, оплаты труда. Отсюда следовала констатация очевидной несводимости правовых отношений по возмещению вреда работником к чисто имущественным отношениям сторон гражданско-правового договора.
   С.С. Каринский поставил очень важную проблему о разграничении, с одной стороны, удержаний неотработанного и неизрасходованного аванса и, с другой стороны, материальной ответственности. Первое не создавало никаких дополнительных обременений для работников и в этой связи ответственностью не являлось. Эту позицию поддержали многие советские ученые, также разграничивающие нормы трудового права о материальной ответственности рабочих и служащих от норм трудового права, регулирующих расчеты по заработной плате и другим выплатам рабочим и служащим. В частности, неоднократно предпринимались попытки разграничить случаи возмещения вреда как дополнительного обременения и принудительного исполнения трудоправовых обязанностей без дополнительного обременения. Основанием возмещения вреда предлагалось признавать противоправные, виновные действия (бездействие) работника, следствием которых стало причинение вреда имуществу работодателя. В качестве классических примеров приводилась порча станков или материалов, недостача товаров и денежных ценностей по халатности работника. В этих случаях, условно говоря, «поврежденное имущество» не переходило в имущественную сферу работника, и он возмещал прямой действительный ущерб из своей заработной платы, как правило, в ограниченном размере. Это являлось для работника явным дополнительным обременением. Если же работник получал какое-либо имущество во владение и пользование на законных основаниях, то его возврат работодателю имущества, полученного по доверенности, неизрасходованного аванса и др., ответственностью не являлось. И.А. Тищенков предположил, что и взыскание ущерба, причиненного хищением по месту работы, не будет являться юридической ответственностью.
   Это нашло отражение в Постановлении СНК СССР от 26 августа 1929 г., Постановлении ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1931 г. «О компенсациях и гарантиях при переводе, приеме вновь и направлении на работу в другую местность», Правилах об очередных и дополнительных отпусках (1930 г.), в КЗоТе 1971 г., где случаи удержания из заработной платы невозвращенных авансов, выданных в счет заработной платы, или на служебную командировку, или на перевод в другую местность, удержания за неотработанные дни отпуска не рассматривались в качестве случаев материальной ответственности (ст. 124). Такой подход сохранен законодателем и в ТК РФ (ст. 137).
   Е.А. Кленов и В.Г. Малов связывали юридическую ответственность с возложением на правонарушителя новой юридической обязанности - полностью или частично возместить причиненный ущерб. Они отмечали, что материальная ответственность рабочих и служащих носит как штрафной, так и восстановительный характер. При этом названная новая юридическая обязанность, по мнению этих авторов, возникала в рамках единого сложного длящегося трудового правоотношения. С ними не соглашались другие ученые-трудовики, которые обосновывали возникновение в этих случаях производного от трудового охранительного правоотношения. Первым эту идею высказал В.С. Андреев. Он писал о том, что правоотношение, возникшее из факта виновного, противоправного причинения ущерба, является новым по отношению к собственно трудовому правоотношению. Эта идея получила поддержку и дополнительные аргументы в работах Л.А. Сыроватской и А.И. Процевского. Довольно развернутую критику несостоятельности выделения охранительных правоотношений из структуры единого трудового правоотношения дал Л.Я. Гинцбург, с доводами которого мы полностью солидарны. Здесь же еще раз отметим, что выделять в производные отношения по материальной ответственности, но оставлять в рамках трудового отношения дисциплинарную ответственность, как это сделано в ТК РФ, по меньшей мере нелогично.
   В советской науке трудового права доктринальный анализ материальной ответственности всегда начинался с критериев отграничения материальной ответственности рабочих и служащих от имущественной ответственности по гражданскому праву. Особо подчеркивалось, что материальная ответственность рабочих и служащих представляет собой самостоятельный вид ответственности. Она не является разновидностью гражданско-правовой имущественной ответственности, а ее особенности обусловлены характером трудовых отношений. Среди таких особенностей (критериев разграничения) обычно назывались субъекты причинения ущерба, основания и размер материальной ответственности, порядок возмещения ущерба. В основном эти различия сводились к следующим.
   1. Ответственным за материальный ущерб по нормам трудового права мог быть только работник предприятия, организации.
   2. В отличие от гражданского права, в трудовом при определении ущерба учитывается только прямой действительный ущерб.
   3. По-разному в трудовом и гражданском праве решается вопрос о пределах сумм, подлежащих взысканию. В трудовом праве общим правилом является ограниченная материальная ответственность в соотношении с заработной платой работника.
   4. Имеются отличия и в порядке взыскания ущерба. По трудовому праву допускается взыскание ущерба по распоряжению другой стороны трудового правоотношения без согласия работника.
   Максимально полно перечень отличий материальной ответственности работников от имущественной ответственности в гражданском праве определил П.Р. Стависский в своем исследовании, специально посвященном проблемам материальной ответственности в трудовом праве. Перечень вышеназванных критериев он дополнил рядом других отличий.
   А. В отличие от гражданского права, пределы материальной ответственности в трудовом праве дифференцированы в зависимости от формы вины работника. Ограниченная материальная ответственность предполагает неосторожную форму вины, в то время как полная допускает умышленную и неосторожную вину.
   Б. В гражданском праве при совместном причинении вреда несколькими лицами применяется солидарная ответственность. В трудовом праве общим правилом является долевая материальная ответственность. Исключение из этого правила законодательством не предусматривалось, однако устанавливалось судебной практикой для случаев совершения умышленного преступления группой работников, когда приговором суда установлено, что ущерб причинен их совместными умышленными действиями.
   В. В трудовом праве, в отличие от гражданского, общим правилом является действие презумпции невиновности работника.
   Г. В отличие от трехлетнего срока исковой давности, установленного для защиты прав в гражданско-правовых отношениях, для привлечения работника к материальной ответственности определены иные сроки - 1 месяц и 1 год.
   Основное внимание в науке советского трудового права традиционно уделялось материальной ответственности работника. Это было вполне объяснимо, так как такая ответственность прямо предусматривалась нормами трудового законодательства. В 60-70-х годах сложилось признаваемое большинством ученых определение материальной ответственности работников как юридической обязанности возместить в установленном законом порядке имущественный ущерб, причиненный по их вине предприятиям, в которых они работают. Несколько иное определение давала Л.А. Сыроватская - через обязанность работников ответить перед администрацией предприятия, организации за совершение имущественных правонарушений и возместить причиненный ущерб в установленном законом порядке. При этом автор подчеркивала, что обязанность возместить материальный ущерб, в отличие от обязанности претерпеть, носит активный характер. В этом, по ее мнению, заключается особенность материальной ответственности. П.Р. Стависский отмечал, что, несмотря на компенсационный характер материальной ответственности в трудовом праве, тем не менее возмещение стороной трудового правоотношения материального ущерба является дополнительным обременением. Возмещение ущерба - это отрицательное для нарушителя последствие. Он, будь то работник или предприятие, обязан за счет своих средств возместить причиненный ущерб.
   Дискуссионным в советской науке трудового права оставался вопрос о правовой природе и отраслевой принадлежности института возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника в связи с исполнением им трудовых обязанностей. В цивилистике он традиционно относился к обязательствам, возникающим в случае причинения внедоговорного вреда. Ученые-трудовики формально признавали отнесение данного института к гражданскому законодательству, но подчеркивали его трудоправовой характер, считали данные нормы нормами трудового права. По смыслу получалось, что в гражданском законодательстве содержались нормы трудового права. В какой-то степени данное противоречие попытался снять Е.И. Астрахан, который разграничивал два понятия трудового законодательства: трудовое законодательство в собственном смысле и трудовое законодательство в широком смысле. Первое включало в себя совокупность актов, относящихся к регулированию трудовых отношений, а второе - не только акты трудового законодательства, но и правовые нормы о труде, содержащиеся в других отраслях законодательства. В целом цивилистическая концепция возмещения ущерба жизни и здоровью работника была подвергнута советскими учеными-трудовиками обоснованной критике. В их работах подчеркивался трудоправовой характер отношений, складывающихся по поводу возмещения ущерба работнику. Основанием названной ответственности признавалось противоправное виновное поведение работодателя, нарушающего законодательство об охране труда. В советской науке трудового права обосновывались предложения о правовом регулировании этих отношений в рамках института материальной ответственности работодателя в трудовом праве. Между тем конструкция юридической ответственности (неважно какой - гражданско-правовой или трудоправовой) является неадекватной характеру общественных отношений по возмещению ущерба жизни и здоровью наемного работника. Объективно требуется иной подход, в соответствии с которым потеря работником заработка в результате несчастного случая на производстве является одним из видов социального риска. Следовательно, он подлежит социальному страхованию. Таким образом, оптимальным решением вопроса как для работника, так и для работодателя служит институт социального страхования от профессиональных рисков. Законодатель в 1998 г. учел эти предложения ученых, о чем было сказано выше.
   Следующим шагом в развитии учения о материальной ответственности стало обоснование ее взаимного характера. Отметим, что большую роль в формировании учения о единой материальной ответственности как работников, так и работодателей сыграли ученые, ранее занимавшиеся проблемами гражданского права. Так, М.И. Бару первым в юридической науке высказал предположение об «обоюдосторонности» данного института. Но первыми обоснованные суждения о том, что материальная ответственность в трудовом праве включает в себя не только материальную ответственность работников перед предприятием, но и предприятия перед работником, выдвинули П.Р. Стависский и Л.А. Сыроватская. Эту идею впоследствии разделяли многие советские ученые-трудовики. Исходной посылкой служило то, что ответственность работников перед предприятием, как и предприятия перед работником, строится на том, что они являются сторонами трудового правоотношения, содержанием которого являются взаимные обязанности, в том числе вытекающие из причинения вреда. Отметим, что позиция Л.А. Сыроватской была несколько непоследовательной. С одной стороны, она признавала существование взаимосвязанных институтов материальной ответственности работника и материальной ответственности работодателя. С другой - не сводила их в единый институт, не давала общей дефиниции материальной ответственности работодателя и работника, не выводила их общих принципов. С ней не соглашался П.Р. Стависский, определивший материальную ответственность как внутреннюю ответственность для каждого вида правоотношений, непосредственно перед вторым субъектом правоотношений, основанную не на общеобязательных, а специальных нормах, регулирующих только данный вид общественных отношений, т.е. данной отрасли права. Такой подход был продиктован тем, что автор считал материальную ответственность общеправовой юридической ответственностью, специфически проявляющейся в гражданском и трудовом праве.
   В советской учебной литературе 60-70-х годов материальная ответственность работника рассматривалась в специальном разделе, а материальная ответственность работодателя упоминалась в нескольких разделах - трудовые споры, гарантии и компенсации, заработная плата, охрана труда. Специальный раздел в учебнике по трудовому праву о материальной ответственности, включавший не только материальную ответственность работников, но и материальную ответственность предприятий, учреждений прежде всего за ущерб, причиненный повреждением здоровья работника, одним из первых подготовил Б.А. Шеломов. Он определил материальную ответственность через обязанность одной из сторон трудового договора возместить имущественный ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей в сфере трудовых отношений. Но в качестве общепризнанной позиция о двухстороннем характере этого института утвердилась в научной и учебной литературе только ко второй половине 80-х годов ХХ в. Впрочем, были и противники единого института материальной ответственности. Они считали материальную ответственность работников и материальную ответственность работодателей самостоятельными видами юридической ответственности, но при этом и они не возражали против их структурного объединения в единый раздел законодательства. В постсоветский период материальная ответственность сторон трудового договора также определялась как обязанность сторон трудового договора возместить в соответствии с законодательством материальный ущерб другой стороне трудового договора2. Таким образом, отечественные ученые своими работами подготовили новацию ТК РФ, который включает специальный раздел «Материальная ответственность сторон трудового договора». Отметим, что в постсоветский период материальная ответственность изучалась в значительной степени в практическом аспекте комментирования действующего законодательства и порядка его применения3.
   С учетом достижений отечественной науки трудового права можно сформулировать общее и особенное в правовом регулировании материальной ответственности работников и работодателей. Начнем с общих признаков.
   A. Она возникает у той и другой стороны в силу существования трудового правоотношения.
   Б. Основанием такой ответственности для обеих сторон является виновное нарушение их обязанностей в трудовом правоотношении. Отсутствие вины субъекта трудового правоотношения в причинении ущерба свидетельствует о невозможности привлечения его к материальной ответственности. Это в равной мере относится и к работнику, и к работодателю (кроме случая ответственности работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику (ст. 236 ТК РФ)).
   B. Ответственность сторон имеет компенсационный характер и ни одна из них не несет штрафной материальной ответственности. Не является исключением и материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы. Ее размер привязан к ставке рефинансирования ЦБ РФ; по сути это аналог выплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. В советской литературе по трудовому праву также назывался еще один общий признак материальной ответственности работников и работодателей. Это возможность ее возложения как в ограниченном, так и в полном размере. В отношении работодателя ограниченная материальная ответственность была связана с ограничением в КЗоТе 1971 г. размера оплаты вынужденного прогула трехмесячным заработком. В настоящее время этот критерий утратил свое значение в качестве общего признака, но может рассматриваться в качестве признака, характеризующего лишь один вид материальной ответственности, а именно материальной ответственности работника.
   Г. Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождение стороны этого договора от материальной ответственности (ч. 3 ст. 232 ТК РФ), т.е. ответственность сторон сохраняется и после прекращения трудовых отношений.
   Рассмотрим особенности материальной ответственности каждой стороны трудового правоотношения. К таковым отнесены следующие.
   1. Это установление различных видов материальной ответственности. Работники могут привлекаться как к ограниченной, так и к полной материальной ответственности. При этом общим правилом является ограниченная материальная ответственность работника. Перечень случаев полной материальной ответственности работников, предусмотренный ТК РФ, является закрытым. Работодатель всегда несет полную материальную ответственность. При этом перечень случаев материальной ответственности работодателя является открытым и может дополняться, расширяться в договорном порядке.
   2. Это установление различных пределов и размеров возмещаемого ущерба. Характер ограниченной материальной ответственности работников непосредственно вытекает из ее гарантийных функций, в то время как полная материальная ответственность работодателя вытекает из компенсационных функций этой ответственности. Согласно ТК РФ (ст. 232) договорная ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем выше, чем это предусмотрено ТК или иными федеральными законами. Эта формулировка представляет собой не что иное, как конкретизацию двух важных принципов трудового права: допустимость улучшения положения работников в договорном порядке по сравнению с законодательством и запрет ухудшения положения работника по сравнению с законодательством посредством договорных соглашений.
   3. Это установление различного порядка возмещения ущерба. В отношении работников допускается взыскание материального ущерба в пределах среднемесячного заработка по распоряжению работодателя без согласия работника. Материальную ответственность применяет работодатель, поскольку он обладает властными полномочиями, дисциплинарной властью. В то же время работник такой возможности в отношении работодателя лишен. Он не может применять самостоятельно санкции к другой стороне трудового договора, поэтому при недостижении соглашения с работодателем обращается в органы по рассмотрению трудовых споров, которые применяют правовосстановительные санкции1.
   4. Это установление права на возмещение морального вреда только одной стороне трудового договора - работнику. Соответственно к материальной ответственности за причинение морального вреда привлекается только работодатель. Возмещение морального вреда, причиненного работником работодателю, действующее законодательство не предусматривает. На наш взгляд, здесь нарушается принцип обоюдной материальной ответственности сторон. Вряд ли имеет под собой основания отказ законодателя в защите неимущественных прав работодателя в случае распространения работником сведений, порочащих его деловую репутацию, в случаях распространения работником ложных сведений о некачественном характере выпускаемой продукции, оказываемых услуг и т.п.
   5. Это различные подходы к формам вины. В отношении материальной ответственности работника учитывается форма его вины (умышленная и неосторожная). Умышленная форма вины характеризует субъективную сторону имущественного проступка как основания полной материальной ответственности (п. 3 ст. 243 ТК РФ). В отношении материальной ответственности работодателя форма вины не важна.
   6. Это различный порядок снижения размера возмещаемого ущерба. Орган по рассмотрению трудовых споров вправе с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащего взысканию с работника. В отношении случаев привлечения к материальной ответственности работодателя законодательством не предусматривается право названных органов снижать размер возмещения, например, с учетом финансово-экономического положения работодателя.
   В заключение сделаем следующие выводы.
   1. На Западе материальная ответственность сторон трудового правоотношения так и не выделилась в качестве самостоятельного раздела трудового законодательства или в отраслевой институт. Соответственно, эта проблема рассматривалась традиционно в рамках гражданского права, но с определенной спецификой, закрепленной в трудовом законодательстве. Истоки, корни института материальной ответственности работника в трудовом праве следует искать в праве работника на заработную плату. Нормы о материальной ответственности работника появились в положительном праве в целях защиты (охраны) заработной платы от чрезмерных удержаний.
   2. В качестве основных различий материальной ответственности работника по трудовому праву от гражданско-правовой ответственности в отечественной науке выводились следующие: 1) ответственным за материальный ущерб по нормам трудового права мог быть только работник предприятия, организации; 2) в отличие от гражданского права, в трудовом при определении ущерба учитывается только прямой действительный ущерб; 3) по-разному в трудовом и гражданском праве решается вопрос о пределах сумм, подлежащих взысканию. В трудовом праве общим правилом является ограниченная материальная ответственность в соотношении с заработной платой работника; 4) имеются отличия и в порядке взыскания ущерба. По трудовому праву допускается взыскание ущерба по распоряжению другой стороны трудового правоотношения без согласия работника; 5) в отличие от гражданского права, пределы материальной ответственности в трудовом праве дифференцированы в зависимости от формы вины работника. Ограниченная материальная ответственность предполагает неосторожную форму вины, в то время как полная допускает умышленную и неосторожную вину;
   7) в гражданском праве при совместном причинении вреда несколькими лицами применяется солидарная ответственность. В трудовом праве общим правилом является долевая материальная ответственность;
   8) в трудовом праве, в отличие от гражданского, общим правилом является действие презумпции невиновности работника; 9) в отличие от трехлетнего срока исковой давности, установленного для защиты прав в гражданско-правовых отношениях, для привлечения работника к материальной ответственности определены иные сроки - 1 месяц и 1 год; 10) для работника исключена в качестве меры материальной ответственности компенсация морального вреда работодателю.
   3. С учетом достижений советской науки трудового права можно сформулировать общие признаки правового регулирования материальной ответственности работников и работодателей: а) она возникает у той и другой стороны в силу существования трудового правоотношения; б) основанием такой ответственности для обеих сторон по общему правилу является виновное нарушение их обязанностей в трудовом правоотношении; в) ответственность сторон имеет компенсационный характер и ни одна из них не несет штрафной материальной ответственности; г) расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождение стороны этого договора от материальной ответственности.
   Основными особенностями материальной ответственности каждой стороны трудового являются: 1) установление различных видов материальной ответственности; 2) установление различных пределов и размеров возмещаемого ущерба; 3) установление различного порядка возмещения ущерба; 4) установление права на возмещение морального вреда только одной стороне трудового договора - работнику; 5) различные подходы к формам вины; 6) различный порядок снижения размера возмещаемого ущерба.

 
< Пред.   След. >