YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Коммерческое (торговое) право (Э.А. Зинчук) arrow 11.1. Толкование условий договора
11.1. Толкование условий договора

11.1. Толкование условий договора

   В юридической литературе достаточно полно исследованы виды и разновидности гражданско-правовых договоров. Однако спорным остается вопрос, что понимать под существенными условиями договора в целом.
   Правилом, из которого следует исходить при определении существенных условий договора, является п. 1 ст. 432 ГК РФ. Важным, но не единственным существенным условием является предмет договора. Предмет определяет виды и разновидности договоров. Поэтому предмет как визитная карточка договора назван первым среди его существенных условий.
   Условия договора можно разделить на две группы. Первую группу составляют существенные условия, названные в законе или в иных правовых актах в качестве существенных или необходимых для договора данного вида. Вторую группу составляют условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
   Проведем толкование норм гражданского права. Разделительный союз "или" в ст. 432 ГК РФ свидетельствует о том, что к существенным условиям договора относятся условия, названные в законе и иных правовых актах как существенные или необходимые, что делает их одной категорией понятия условий, включая предмет в гражданско-правовом договоре. Подтверждением равенства обеих групп существенных условий гражданско-правового договора является соединительный союз "а также" в ст. 432 ГК РФ. Он указывает, что к первой группе существенных условий приравниваются все условия, по которым по требованию одной стороны достигнуто соглашение. Наполнение практическим смыслом существенных условий договора, по которым достигнуто соглашение, означает заключение договора. Договорное условие в этой позиции является не только частью договора, но и основой соглашения сторон.
   М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, подробно анализируя доминирующие взгляды в юридической литературе о правовой природе существенных условий, отмечают: "Поскольку с точки зрения О.С. Иоффе группы обычных и случайных условий в равной степени являются замкнутыми, следует отнести согласованные условия, не предусмотренные действующими нормами, к существенным. Такой вывод соответствует ст. 432 ГК РФ, которая оставляет нишу для подобных условий, устанавливая, что среди прочих существенными являются любые условия, относительно которых по требованию одной из сторон достигнуто соглашение".
   Отсутствие субординации существенных условий в договоре делает отмеченные группы существенных условий равными для сторон. Это означает, что закон или иной правовой акт предлагают существенные условия для конкретного вида договора, а соглашение сторон приводит в движение механизм договора.
   В заключенном договоре для его сторон нет условий обычных или случайных, основных или второстепенных. Все условия должны исполняться надлежащим образом, нарушение любого из условий влечет применение ответственности. Такой вывод является правильным еще и потому, что он корреспондирует со ст. 431 ГК РФ о толковании договора. Толковать можно только условия, затрагивающие существо договора, т.е. условия существенные. Несущественных условий в договоре не бывает. Если договор состоит из иных условий, договор считается незаключенным и толкованию не подлежит. Соглашение сторон, приводящее в движение механизм договора, нельзя заменить толкованием. Соглашение сторон выступает доказательством наличия существенных условий договора.
   Данное обстоятельство непосредственно отражается на понятии договора как объекта толкования. В юридической литературе существуют различные подходы к определению понятия договора. Традиционно, со времен римского права, договор определяется как триада взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов: договор как сделка, основанная на правоотношении; договор как обязательство, возникшее из правоотношений; договор как форма сложившихся правоотношений. Иногда под договором понимается обязательство, возникающее из такого соглашения, а в некоторых случаях этот термин обозначает документ, фиксирующий акт возникновения обязательств по воле его участников.
   С принятием нового Гражданского кодекса Российской Федерации качественные изменения произошли как в понятии, так и в содержании условий гражданско-правового договора, в основе договора "теперь лежит не самая воля, навязанная сторонам плановым или административным актом, как это нередко имело место в прежние годы, а свободно выраженная воля самих сторон".
   В связи с этим с учетом изложенного представляется возможным сформулировать понятие договора как объекта толкования.
   Гражданско-правовой договор представляет собой многоуровневую и многоплановую систему юридических обязательств, в которых свободно выражается воля сторон, облаченная в предусмотренную законом форму, направленную на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей в общественно полезных целях.
   Договор как многоуровневая система представляет собой:
   - договор, предусмотренный законом или иным правовым актом;
   - смешанный договор, который наряду с нормами гражданского права содержит нормы смешанных отраслей права, например, трудового, административного;
   - договор, не предусмотренный законом или иным правовым актом, но не противоречащий им;
   - договор в силу обычаев делового оборота, сложившегося между сторонами.
   Многоплановость понятия договора заключается в наличии его составных частей, которые, являясь проявлением внутренней и внешней формы договора (договор-сделка, договор-правоотношение, договор — форма документа), фактически в совокупности представляют собой гражданско-правовой договор.
   Следует сделать оговорку относительно договора в силу обычаев делового оборота, сложившегося между сторонами. Это договор будущего, в настоящее время формируются его условия. Однако нет сомнения в том, что такой договор должен соответствовать высокому уровню регулирования рыночных правоотношений.
   Названные разновидности договоров также являются объектами толкования. Договор, являясь сделкой, опосредует действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Правомерные действия граждан и юридических лиц создают существенные условия для заключения и исполнения такого договора.
   Ряд ученых придерживаются иной точки зрения в определении условий договора. Так, А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой утверждают, что цена договора купли-продажи является его существенным условием в случаях, прямо предусмотренных законом, а мнение В.В. Витрянского о том, что цена является существенным условием всякого возмездного договора, якобы противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 424 ГК РФ1. С такой позицией вряд ли можно согласиться.
   Выводы А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого о мнении В. В. Витрянского, якобы противоречащем буквальному толкованию п. 3. ст. 424 ГК РФ, не основаны на логике юридической интерпретации норм права и условий договора. По нашему мнению, во-первых, п. 3 ст. 424 ГК РФ нельзя толковать буквально как "договор, предусмотренный законом"; во-вторых, п. 3 ст. 424 ГК РФ дает возможность толковать условия договора расширительно по объему его применения, т.е. дух п. 3 ст. 424 ГК РФ шире и охватывает не только случаи, когда цена в возмездном договоре не предусмотрена и ее нельзя определить исходя из условий договора. Цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары (работы, услуги) применима прежде всего для целей налогообложения. В связи с этим законодатель предусмотрел ряд случаев, когда определить обычно взимаемую цену трудно без причинения убытков одной из сторон. Прежде всего это касается нового товара, изменения цен на транспортировку, что влияет на цену товара и т.п. Поэтому утверждение, что цена не является существенным условием договора купли-продажи, не соответствует букве и духу п. 3 ст. 424 ГК РФ.
   Правильность позиции В.В. Витрянского о том, что цена является существенным условием каждого возмездного договора, объективно подтверждается законом и судебной арбитражной практикой.
   В пункте 3 ст. 424 ГК РФ содержится императивное требование по исполнению договора, оплачиваемого по цене, установленной соглашением сторон, что в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ придает цене статус существенного условия.
   При разрешении спора, вызванного неисполнением или ненадлежащем исполнением возмездного договора, необходимо учитывать, что в случае, когда в договоре нет прямого указания цены и она не может быть определена из условий договора, оплата должна производиться по цене, действующей при сравнимых обстоятельствах. Какую цену необходимо применять, должно быть доказано заинтересованной стороной. При наличии разногласий по условию о цене и при недостижении сторонами соответствующего соглашения договор считается незаключенным. Здесь четко указывается роль и место цены как существенного условия любого возмездного договора. При наличии разногласий по условию о цене и при недостижении соглашения сторон высшая судебная инстанция квалифицирует, что договор не заключен.
   В судебной практике разногласия о цене уже совершенной сделки приводят к отмене судебных постановлений. В этом отношении характерно Постановление Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1997 г., -в котором указано, что право выбора вида возмещения за продажу вещи ненадлежащего качества, предусмотренного п. 1 ст. 17 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 "О защите прав потребителей", принадлежит исключительно потребителю.
   Истица Хоружуа настаивала в своем иске к товариществу с ограниченной ответственностью (ТОО) "САМ ЛТД" о возмещении убытков и компенсации морального вреда, причиненного ей продажей некачественного телевизора, и просила взыскать за 200 дней просрочки рассмотрения ее претензии ответчиком 3400 тыс. руб., стоимость телевизора с учетом инфляции — 1700 руб., за моральный вред — 10 млн руб., услуги адвоката — 600 тыс. руб.
   Благовещенский городской суд Амурской области 30 октября 1995 г. в удовлетворении иска отказал. Судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда решение городского суда оставила без изменения. Президиум Амурского областного суда протест и.о. прокурора области оставил без удовлетворения. Заместитель генерального прокурора в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.
   Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала, что вывод суда, отказавшего в удовлетворении иска, ошибочен.
   В соответствии со ст. 22 указанного Закона при расторжении договора расчеты с потребителем производятся в случае повышения цены на товар исходя из его стоимости на момент предъявления соответствующих требований, а в случае снижения цены — исходя из стоимости товара на момент покупки.
   Отказывая в удовлетворении иска, суды ссылались на то, что истица отказалась получить стоимость телевизора, которая согласно справке завода-изготовителя на момент предъявления претензии составляла 800 тыс. руб. На основании этого суд счел, что права истицы не были нарушены. Однако такой вывод сделан не в соответствии с Законом, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ обратила внимание на обстоятельства в определении цены товара, повлекшие нарушение норм материального и процессуального права.
   Телевизор приобретен истицей в декабре 1993 г. не на заводе-изготовителе, а в ТОО "САМ ЛТД" по цене, установленной продавцом. На момент предъявления требования Хоружуа у ответчика в продаже отсутствовали телевизоры приобретенной марки. Суду следовало обязать ответчика предоставить доказательство о стоимости телевизора в ТОО "САМ ЛТД" на декабрь 1994 г., в которую включаются накладные, транспортные и иные расходы продавца, налог на добавленную стоимость, торговая надбавка.
   Без выяснения цены, по которой истица в декабре 1994 г. могла бы получить телевизор взамен неисправного в ТОО "САМ ЛТД", а не на заводе-изготовителе, суд не мог оценить правомерность отказа истицы принять от ответчика в качестве компенсации стоимость телевизора — 800 тыс. руб., а также сделать вывод об отсутствии в действиях ответчика вины в несвоевременном выполнении требований истицы. При таких обстоятельствах судебные постановления подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.
   Очевидно одно обстоятельство: как при заключении возмездного договора, так и при его расторжении цена является существенным условием. В приведенном примере суд, нарушив требования ст. 431 ГК РФ, допустил ошибку. Суть ошибки в том, что судом неправильно определил цену телевизора, как того требует ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей": исходить следовало из цены на аналогичный телевизор на момент вынесения судом решения.
   В практике арбитражных судов возник вопрос: вправе ли суд понуждать сторону включить в основной договор условие о цене, если такое условие не предусмотрено в предварительном договоре?
   В результате выяснения конкретных обстоятельств Высший Арбитражный Суд Российской Федерации разъяснил следующее:
   - если в предварительном договоре условие о цене не указано, то это не означает, что стороны не определились в этом вопросе;
   - когда в предварительном договоре указано, что условие о цене будет определено сторонами в основном договоре, такая запись должна расцениваться как соглашение сторон по данному условию. Разногласия по установлению конкретной цены рассматриваются в соответствии с требованиями ст. 424 ГК РФ;
   - арбитражному суду не подведомствен спор, если одна из сторон при отсутствии в предварительном договоре условия о цене настаивает на включении в основной договор условий об определении цены в ином порядке, чем предусмотрено ст. 424 ГК РФ, или требует указания конкретной цены, а другая сторона возражает против такого требования. Более подробное рассмотрение цен, ценообразования и расчетов может стать темой отдельного исследования.
   Многополярность мнений существует и по поводу определения срока как существенного условия договора. Известно, что в договоре в качестве условия предусматривается срок, который можно определить как время, необходимое для реализации обязанностей сторон, что является существенным условием договора. Срок устанавливается законом, иными правовыми актами, договором-сделкой или назначается судом и определяется календарной датой, а также истечением времени. Период договора может исчисляться годами, месяцами, днями и часами с указанием события, которое должно неизбежно наступить.
   Начало и окончание срока, определенного как период времени, регламентируется (ст. 191—194 ГК РФ) и не вызывает споров в судебной практике до тех пор, пока не возникает вопроса об исковой давности. Последнее обстоятельство придает понятию срока важное значение (ст. 195 ГК РФ) в связи с защитой нарушенного права по заявлению одной из сторон. Судебная практика по гражданским делам лишает суд права по своей инициативе ставить на обсуждение вопрос о применении исковой давности, поскольку она применяется только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения1, в целях избежания судебной ошибки и отмены судебного решения.
   Однако главная роль срока — определение момента исполнения договора. Статьей 314 ГК РФ предусмотрено общее правило в определении срока исполнения обязательств. Согласно этому правилу в процессе толкования условий договора о сроке представляется возможным определить день или период исполнения обязательства, а также разумный срок (7 дней со дня представления требования о его исполнении).
   Разумный срок установлен в интересах кредитора, а льготный — в интересах должника2. Если льготный срок исполнения обязательства равен 7 дням, то разумный срок предполагает 30 дней со дня предъявления требования кредитором (заимодавцем). Разумный срок в объеме не более 30 дней со дня предъявления требования исполнения обязательства установлен систематическим применением толкования норм права. Пункт 2 ст. 819 ГК РФ корреспондирует с п. 2 ст. 810 ГК РФ, т.е. п. 2 ст. 819 ГК РФ содержит отсылку к правилам, изложенным в п. 1 ст. 810 ГК РФ. Сопоставляя названные нормы права, получаем понятие разумного срока предъявления требования — не более 30 дней.
   В судебно-арбитражной практике категория разумного срока играет существенную роль. Так, арбитражному суду было передано заявление с просьбой о рассмотрении договора в связи с существенным нарушением договора — систематическими неплатежами арендной платы, невыполнением обязательств по ремонту арендованного помещения, заключением договора субаренды без разрешения арендодателя. В ходе разбирательства дела в заседании суда ответчик представил доказательства устранения перечисленных нарушений. Арбитражный суд указал при этом, что требование о расторжении договора аренды не подлежит удовлетворению, если в разумный срок устранены нарушения, послужившие основанием для обращения за защитой прав в суд.
   Принимая во внимание, что отношения между арендатором и арендодателем по просрочке арендной платы тождественны отношениям кредитора и должника по денежному обязательству, можно утверждать, что разумный срок является рамочным сроком в пределах 30 дней.
   Следует иметь в виду, что положения, изложенные в ст. 314 ГК РФ, в отдельных видах обязательств могут быть конкретизированы законом или иным правовым актом. В такой ситуации общее правило не действует, а применяется конкретный срок, который устанавливается, например, в договоре страхования, доверительного управления, договоре проката, договоре аренды зданий и сооружений.
   Президиум ВАС РФ в информационном письме от 15 января 1998 г. № 262 указывает на конкретный срок договора о залоге. При отсутствии между сторонами соглашения о сроке договор о залоге не может считаться заключенным. Отмеченное судебной практикой всецело относится к срокам в договоре подряда. Отсюда следует общее правило: сроки регулируются ст. 314 ГК РФ диспозитивно, пока обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательств, обычаев делового оборота или существа обязательств.
   Определяя разумный срок при исполнении обязательств как рамочный, который соответствует периоду в 30 дней, не следует забывать о разумном сроке, на наш взгляд, достаточном, который может продолжаться от одного дня до двух лет. Доказательство сказанного содержится в ст. 477 ГК РФ о сроках обнаружения недостатков переданного товара; в п. 1 ст. 483 ГК РФ, регламентирующем извещение продавца о ненадлежащем исполнении договора купли-продажи; в п. 3 ст. 495 ГК РФ о предоставлении покупателю информации о товаре; в п. 3 ст. 499 ГК РФ о продаже товара с условием его доставки покупателю; в подп. 2 п. 2 ст. 510 ГК РФ о доставке товаров; в п. 1, 2 ст. 524 ГК РФ об исчислении убытков при расторжении договора; в п. 4 ст. 619 ГК РФ о досрочном расторжении договора по требованию арендодателя; в п. 3 ст. 620 ГК РФ о досрочном расторжении договора по требованию арендатора; в п. 1 ст. 612 ГК РФ о преимущественном праве арендатора на заключение договора аренды на новый срок; в п. 3 ст. 716 ГК РФ об обстоятельствах, о которых подрядчик обязан предупредить заказчика; в п. 4 ст. 720 ГК РФ о приемке заказчиком работы, выполненной подрядчиком; в п. 1 ст. 721 ГК РФ о качестве работы; в п. 2 ст. 724 ГК РФ о сроках обнаружения ненадлежащего качества результатов работы; в п. 4 ст. 755 ГК РФ о гарантиях качества в договоре строительного подряда; в ст. 792 ГК РФ о сроках доставки груза, пассажира и багажа; в ст. 806 ГК РФ об одностороннем отказе от исполнения договора транспортной экспедиции; в п. 2 ст. 830 ГК РФ об исполнении денежного требования должником финансовому агенту; в п. 2 ст. 864 ГК РФ об условиях исполнения банком платежного поручения; в п. 3 ст. 889 ГК РФ о сроке хранения и др. Разновидностью разумного срока является срок нормально необходимого времени для ответа хранителю, предусмотренный п. 2 ст. 898 ГК РФ.
   Содержание правовых норм дает основание для второго правила относительно гражданско-правовой категории разумного срока: разумный срок следует определять исходя из сопоставления правовых норм, условий договора и фактических обстоятельств дела.
   Понятие "разумный срок" может сочетаться с понятием "разумная цена", например в ст. 397 ГК РФ. Под разумной ценой следует, на наш взгляд, понимать соответствие денежного эквивалента вещи, ценной бумаге и другим объектам гражданских прав, предусмотренных ст. 126 ГК РФ.
   Выполнение обязательства своими силами в этом случае конкретизирует и определяет содержание и форму категорий "разумный срок" и "разумная цена". Для совершенствования условий договора целесообразно в целях конкретизации разумного срока внести в п. 3 ст. 314 ГК РФ дополнение следующего содержания: "Разумным сроком является такой срок, который необходим для выполнения работ, услуг, создания вещей, исполнения обязательств, предъявления требований и претензий. Разумный срок может быть менее месяца, но не более двух лет, если иное не предусмотрено законом или иным правовым актом или не явствует из договора и из обычаев делового оборота".
   Существенные условия договора — предмет, цена, срок являются объектами толкования в смешанных договорах, в договорах, предусмотренных законом или иными правовыми актами, а также в договорах, соответствующих обычаям делового оборота.
   Как предусмотрено п. 3 ст. 421 ГК РФ, субъекты гражданско-правовых отношений свободны в заключении договоров, в которых содержатся элементы различных видов и разновидностей договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).
   Правовое регулирование смешанных договоров, на наш взгляд, заключается в следующих правилах:
   - применяются нормы о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре;
   - если соглашением сторон или существом договора определены иные нормы поведения, стороны руководствуются ими.
   Второе правило имеет приоритет над первым как устраняющее противоречие в отношениях сторон, за исключением случаев, когда условия договора предписаны законом или иными правовыми актами. Поэтому нельзя согласиться с Б.Д. Завидовым, который стремится разложить смешанный договор по полочкам, что не умаляет его работы в целом: "Анализируя и сравнивая п. 4 и п. 5 ст. 421 ГК РФ, мы увидим, что на первом месте по обязательности регулируют диспозитивные нормы, на втором — обязательные условия договора, а на третьем — правила диспозитивной нормы права, при одном условии: если они не отменены или не изменены самим договором. На четвертом месте в договорных обязательствах используются и применяются обычаи делового оборота, регулируемые ст. 5 ГК РФ".
   Нельзя не отметить и тот очевидный факт, что толкование условий смешанного договора представляет для суда определенные трудности, например, при конкуренции норм, противоречиях в обеспечении обязательств. Судебной практике известны случаи, когда недобросовестные предприниматели — руководители открытого акционерного общества заключали с акционерами договор купли-продажи принадлежащих им акций с ежемесячной выплатой обусловленной суммы. При этом выплату суммы связывают с работой акционера в ОАО до ухода на пенсию. Выплаты акционерам прекращаются через 1—2 месяца. Немногие акционеры в этих условиях могут выполнять свои обязанности. Уходят с работы по собственному желанию досрочно, при этом оставляют акции, как правило, инвестору-собственнику, который получает таким образом в частную собственность прибыльное предприятие.
   На наш взгляд, в этих обстоятельствах более действенной должна быть защита обманутых акционеров путем использования способа самозащиты. Здесь следует руководствоваться п. 9 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".
   При разрешении споров, возникающих в связи с самозащитой физическими или юридическими лицами своих гражданских прав (ст. 12 и 14 ГК РФ), нужно учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она не соответствует явно способу и характеру нарушения, и возможный вред более значителен, чем предотвращенный. Иными словами, способ самозащиты гражданских прав должен быть соразмерен вредным последствиям, которые могут быть вызваны неисполнением существенных условий договора.
   Существенные условия возмездного договора могут дополняться другими федеральными законами. Например, в Законе о защите прав потребителей к числу существенных условий договора отнесены: качество товара (работ, услуг), срок службы, срок годности товара (работы), а также гарантийный срок товара (работы), безопасность товара, его сертификация и информация о нем на русском языке и дополнительно на государственных языках субъектов Федерации и на родных языках народов Российской Федерации.
   Федеральным законом от 13 декабря 1994 г. № 60-ФЗ "О поставках продукции для федеральных государственных нужд" дополнительно к правилам, установленным ст. 506—523 ГК РФ, предписывается обязательно включать в договор требования к качеству продукции, обеспечивающие ее безопасность для жизни и здоровья населения, охрану окружающей среды, совместимость и взаимозаменяемость продукции, сертификации товара. Продукция, прдлежащая сертификации, должна иметь сертификат и знак соответствия, выданные уполномоченным органом.
   Федеральным законом от 2 декабря 1994 г. № 53-ФЗ "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" правила, установленные ст. 535—538 ГК РФ, дополняются требованиями, изложенными в ст. 6 Закона о существенных условиях договора, к которым относятся: объем, ассортимент, качество, порядок закупки и поставки, цена, сроки и порядок расчетов по закупкам и поставкам сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд, имущественная ответственность сторон. Договор считается действующим с теми договорными ценами, которые на момент его заключения были определены по соглашению между товаропроизводителем (поставщиком) и потребителем (покупателем), и не может быть в последующем расторгнут одной из сторон на основании несогласия с установленной ценой. Определенные в договоре на момент расчета цены закупаемой и поставляемой сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд индексируются с учетом уровня инфляции. Договор контрактации заключается до начала года его исполнения.
   Принимаемые законодателем федеральные законы в области гражданского права носят регламентирующе-конкретизирующий характер. Например, в ст. 4, 15 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О лизинге" конкретизируется ст. 666 ГК РФ о предмете договора. Предметом договора могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может,использоваться в предпринимательской деятельности. Более того, в названном Законе содержатся прямые указания о существенных условиях договора, к которым относятся:
   - точное описание предмета лизинга;
   - объем передаваемых прав собственности;
   - наименование места и указание порядка передачи предмета лизинга;
   - указание срока действия договора лизинга;
   - порядок балансового учета предмета лизинга;
   - порядок содержания и ремонта предмета лизинга;
   - перечень дополнительных услуг, предоставленных лизингодателем на основании договора комплексного лизинга;
   - указание общей суммы договора лизинга и размера вознаграждения лизингодателя;
   - порядок расчетов (график платежей);
   - определение обязанности лизингодателя или лизингополучателя застраховать предмет лизинга от связанных с договором лизинга рисков, если иное не предусмотрено договором.
   В договоре лизинга в обязательном порядке должны быть оговорены обстоятельства, которые стороны относят к бесспорному и очевидному нарушению обязательств и которые ведут к прекращению действия договора лизинга и имущественному расчету, а также процедура изъятия (возврата) предмета лизинга. Оговоренные обстоятельства после достижения сторонами согласия приобретают статус существенных условий договора лизинга.
   Условия договоров, предусмотренных иными правовыми актами, представляют специфический объект толкования. Например, договоры по купле-продаже золота и серебра заключаются в соответствии с Положением о совершении сделок с драгоценными металлами на территории Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1994 г. № 7561: предметом договора являются стандартные и мерные слитки золота и серебра; минеральное и вторичное сырье, содержащее золото и серебро; изделия, содержащие золото и серебро и не относящиеся к ювелирным и иным бытовым изделиям; полуфабрикаты, содержащие золото и серебро и используемые для изготовления изделий, содержащих золото и серебро (включая ювелирные и другие бытовые изделия).
   Существенными условиями сделок, кроме предмета, являются субъекты и денежные обязательства.
   К субъектам сделок с драгоценными металлами относятся:
   - Комитет Российской Федерации по драгоценным металлам и драгоценным камням;
   - Центральный банк Российской Федерации;
   - специально уполномоченные банки;
   - пользователи недр (организации);
   - скупочные организации;
   - организации-заготовители;
   - организации-переработчики;
   - индивидуальные предприниматели;
   - аффинажные заводы;
   - промышленные потребители;
   - инвесторы.
   Денежные обязательства, возникающие при совершении сделок с золотом и серебром, должны быть выражены и оплачены в валюте Российской Федерации.
   На наш взгляд, существенным условием совершаемых сделок с драгоценными металлами является указание ответственности за нарушение порядка, установленного правовым актом, влекущим применение санкций, предусмотренных законодательством Российской Федерации.
   Существенные условия в договорах, не предусмотренных законом или иным правовым актом, формируются по усмотрению сторон (ст. 421 ГК РФ). Главное требование к такому договору состоит в том, чтобы он не противоречил норме закона или иного правового акта. Судебно-арбитражная практика исходит из того, что данный вид договора нельзя признать недействительным в силу ст. 168 ГК РФ как не соответствующий закону или иному правовому акту.
   Однако исполнение обязательств и применение санкций за их нарушение при обращении в арбитражный суд или в суд общей юрисдикции подлежит защите в полном объеме.
   В качестве примера договоров, не предусмотренных законом или иным правовым актом, можно назвать соглашения двух или более физических лиц о строительстве дома, дачи, о сборе ягод и валежника в лесу, о разделе результатов лова рыбы и охоты. Существенным условием в таких договорах является предмет — совместное строительство дома или дачи, когда заказчик и подрядчик совпадают в одном лице; совместный сбор ягод и валежника, лов рыбы и охота на дичь. Срок выполнения обязательств, наличие инструментов для строительства, приспособлений для сбора ягод и валежника, удочек для рыбы и ружей для охоты являются также существенными условиями договора.
   Условия договоров из обычаев делового оборота являются существенными по определению. Гарантирует заключение и исполнение таких договоров высокий авторитет предпринимателей. Доверие, порядочность и разумность в поведении сторон как бы презюмируются, но и этих качеств бывает недостаточно. Требуется особое доверие сторон, основанное на длительных хозяйственных связях предпринимателей, их общей заинтересованности в конечной цели извлечения прибыли.
   Под обычаем делового оборота, который в силу ст. 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении спора предпринимателей, следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, т.е. достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например, традиция исполнения тех или иных обязательств, возмещение материального ущерба и морального вреда.
   Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе, опубликованном в печати, изложен ли во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащем сходные обстоятельства, и т. п.
   Руководствуясь разъяснением высшей судебной инстанции, можно сделать вывод о том, что обычай делового оборота является правилом, которому присущи следующие признаки. Оно должно быть:
   - детерминированным (обусловленным) предпринимательской деятельностью;
   - достаточно определенным и сформулированным, а также широко применяться в какой-либо области предпринимательской деятельности.
   В условиях складывающихся рыночных отношений обычай делового оборота только начинает распространяться в России как один из видов регулирования порядка заключения и исполнения договора. Например, По окончании срока действия договор автоматически пролонгируется на новый срок в силу обычая делового оборота, если стороны за месяц до окончания срока не заявили о его расторжении.
   К обычаям делового оборота следует отнести гарантии обеспечения обязательств, исполнение денежного долга в натуре досрочно, совершение досрочных расчетов и т.п.
   Для развития рыночной экономики и отношений хозяйствующих субъектов в России необходимо усиление роли обычаев делового оборота. Формирование договорных условий посредством обычаев делового оборота как процесс объективный нуждается в векторном сложении усилий юридической науки и практики.

 
< Пред.   След. >