YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Семейное право (Под ред. П.В. Крашенинникова) arrow § 5. Установление содержания и ограничение применения норм иностранного семейного права
§ 5. Установление содержания и ограничение применения норм иностранного семейного права

§ 5. Установление содержания и ограничение применения норм иностранного семейного права

   Проблемы установления содержания норм иностранного семейного права затрагивают не только суды, но и органы записи актов гражданского состояния, органы опеки и попечительства и др.
   Применение норм иностранного семейного права включает в себя следующие аспекты:
   1. Порядок установления содержания иностранного семейного права.
   2. Порядок толкования и особенности применения иностранного права.
   3. Определение наличия оснований к отказу в применении иностранного семейного права.
   4. Порядок применения материального права при неустановлении содержания иностранного семейного права.
   Применение норм иностранного семейного права происходит в силу коллизионных норм, которые содержат отсылку к праву определенного государства, как Российской Федерации, так и других государств.
   Согласно п. 1 ст. 166 СК РФ при применении норм иностранного семейного права содержание этих норм устанавливается в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в конкретном иностранном государстве. Это означает, что иностранное право должно применяться так, как оно понимается и применяется в соответствующем государстве.
   Важное значение при получении информации относительно иностранного законодательства имеют международные договоры, определяющие такой порядок обмена информацией и компетентные органы, в частности Европейская конвенция об информации относительно иностранного законодательства (Лондон, 7 июня 1968 г.), согласно которой Договаривающиеся Стороны обязуются предоставлять друг другу в соответствии с положениями настоящей Конвенции информацию относительно своего законодательства и процедур в гражданской и коммерческой сфере, а также относительно их судебной системы.
   Как правило, суды не обладают необходимой информацией относительно иностранного законодательства, а также понимания его содержания и особенностей применения. Оказать помощь в установления содержания норм иностранного семейного права могут:
   1) Министерство юстиции РФ;
   2) другие компетентные органы РФ;
   3) эксперты;
   4) заинтересованные лица.
   Статья 2 Европейской конвенции об информации относительно иностранного законодательства гласит, что каждая Договаривающаяся Сторона создает или назначает единый орган: для получения запросов об информации и для принятия мер по этим запросам. Получающее учреждение может быть либо министерским департаментом, либо другим государственным органом.
   Министерство юстиции РФ в соответствии с подп. 27 п. 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации осуществляет обмен правовой информацией с иностранными государствами. Учреждения юстиции оказывают помощь в части предоставления информации о содержании права в соответствии с международными договорами о правовой помощи (ст. 2 Договора между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан от 14 сентября 1992 г. «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам»).
   К другим компетентным органам Российской Федерации относятся прежде всего консульские органы, действующие в соответствии с консульскими конвенциями. Согласно п. 8 Положения о консульском учреждении Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 5 ноября 1998 г. № 1330, в функции консульских учреждений входит формирование банков данных по законодательству государства пребывания.
   В качестве экспертов, т.е. специалистов в области иностранного права, могут выступать не только специалисты российских государственных организаций, но также представители международных, иностранных, негосударственных организаций. Согласно п. 5 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства при условии регистрации в специальном реестре Федеральной регистрационной службы в соответствии с подп. 18 п. 6 Указа Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1315 «Вопросы Федеральной регистрационной службы». Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается.
   Эксперт может быть определен как по инициативе суда, так и по инициативе сторон, других заинтересованных лиц, участвующих в деле. Суд, как правило, производит названные действия на стадии подготовки к судебному разбирательству.
   В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 166 СК РФ заинтересованные лица вправе представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного семейного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду или органам записи актов гражданского состояния и иным органам в установлении содержания норм иностранного семейного права. Суд или иные названные органы не могут требовать от данных лиц представления документов, подтверждающих содержание норм иностранного права, так как это является их правом, а не обязанностью.
   На практике не всегда реализуются вышеназванные возможности установления норм иностранного права. Для разрешения споров при отсутствии информации о содержании норм иностранного права российские суды, органы записи актов гражданского состояния и другие органы применяют одностороннюю коллизионную привязку «закона суда», т.е. законодательство Российской Федерации в соответствии с п. 2 ст. 166 СК РФ. Законодательством не определен срок, по истечении которого в случае неустановления содержания норм иностранного права можно применять российское законодательство. Это обусловлено в определенной степени и тем, что данные действия должны производиться прежде всего на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, сроки которой ГПК РФ не предусмотрены.
   Другим основанием для неприменения норм иностранного семейного права является противоречие этих норм основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. Оговорка о публичном порядке характерна для большинства стран, в частности для Австрии, Бразилии, Германии, Греции, Италии, Португалии и др. Оговорка о публичном порядке характерна и для других нормативных правовых актов, а также для международных договоров. В ст. 1193 ГК РФ указывается на то, что отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации, что может иметь значение и для семейного права. Термин «публичный порядок» понимается по-разному. В законодательстве разных стран и в российском законодательстве, как и в международных договорах, применяются разные формулировки. Под термином «публичный порядок» понимаются прежде всего основополагающие принципы правопорядка, а именно положения Конституции РФ, принципы гражданского законодательства, предусмотренные ст. 1 ГК РФ, принципы семейного законодательства, предусмотренные ст. 1 СК РФ, и др.
   В науке приняты две концепции публичного порядка: позитивная и негативная.
   Автором позитивной концепции называют французского ученого XIX в. Пилле. Позитивная концепция определяет публичный порядок путем перечисления законов, принципов, которые должны применяться независимо от содержания норм иностранного права.
   Негативная концепция публичного порядка определена в ст. 6 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению, согласно которой правовая норма иностранного государства не применяется, если ее применение ведет к результату, который явно несовместим с основными принципами германского права. При этом определяется иностранный закон, который не может быть применен в случае противоречия национальному публичному порядку. Для семейного права Российской Федерации характерна негативная концепция.
   Оговорка о публичном порядке применяется при признании и исполнении решений иностранных судов. Так, если решение иностранного суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, то оно не может быть признано в нашей стране. Подобные оговорки содержатся и в международных соглашениях, например, в ст. V Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 29 декабря 1958 г.).
   Согласно ст. 24 Конвенции о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления (Гаага, 29 мая 1993 г.) в признании усыновления в любом Договаривающемся государстве может быть отказано только в том случае, если усыновление явно противоречит его публичному порядку, причем интересы ребенка должны быть учтены.
   В качестве примеров противоречия российским принципам публичного порядка можно назвать нормы иностранного законодательства о неравноправии мужчин и женщин, полигамных браках. Однако такие противоречия не могут служить основанием для отказа в признании соответствующих правоотношений, возникших в странах, где действуют данные нормы. Так, будут признаны в России правовые последствия расторжения брака, осуществленного за границей, по основанию, не предусмотренному российским законодательством. Содержание понятия «публичный порядок Российской Федерации» не совпадает с содержанием национального законодательства Российской Федерации, что подтверждается и судебной практикой. Так, Верховный Суд РФ разъясняет: «Поскольку законодательство Российской Федерации допускает применение норм иностранного государства (статья 28 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже»), наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке. Такое применение этой оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Под «публичным порядком Российской Федерации» понимаются основы общественного строя Российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания».
   Применение оговорки о публичном порядке обусловливает постановку вопроса о применимом праве, после того как в результате действия указанной оговорки было исключено применение выбранного на основе коллизионной нормы иностранного права. В соответствии со ст. 167 СК РФ в этом случае применяется законодательство Российской Федерации.

 
< Пред.   След. >