YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Семейное право России (Л.М. Пчелинцева) arrow 1.2. Метод семейного права
1.2. Метод семейного права

1.2. Метод семейного права

   Семейному праву как самостоятельной отрасли права присущ и свой метод регулирования семейных отношений. Если характеристика предмета правового регулирования данной отрасли, отвечает на вопрос, что (какие общественные отношения) регулирует определенная отрасль права, то характеристика ее метода отвечает на вопрос, как (какими правовыми способами) осуществляется указанное регулирование. Метод семейного права — это совокупность способов, средств, приемов регулирования отношений, входящих в предмет семейного права. При помощи соответствующих способов воздействия на семейные отношения семейное право подчиняет их определенным правилам с целью укрепления семьи и обеспечивает реализацию всеми членами семьи своих прав и интересов, а также исполнение ими своих обязанностей.
   В теории семейного права отсутствует единый подход к определению сущности метода семейно-правового регулирования. По данному вопросу высказывались различные точки зрения, причем дискуссия продолжается и в настоящее время. Так, например, В. Ф. Яковлев указывал, что «метод семейного права по содержанию воздействия на отношения является дозволительным, а по форме предписаний — императивным. Сочетание этих двух начал и выражает его своеобразие. Вследствие этого семейно-правовой метод может быть обозначен как дозволительно-императивный». Дозволительность семейно-правового регулирования заключается в том, что семейное право наделяет граждан правовыми средствами удовлетворения их потребностей и интересов в сфере семейных отношений. К таким правовым средствам относятся семейная правоспособность граждан и конкретные субъективные права супругов, родителей, детей и других членов семьи. Однако семейное право состоит не только из управомочивающих норм. В семейном праве есть и обязывающие нормы, и запрещающие. Но обязанности субъектов семейных правоотношений не являются самоцелью, они производны от субъективных прав, им корреспондируют и обеспечивают существование и реализацию последние. А императивность семейно-правового регулирования уходит корнями в опосредуемые отношения и служит средством наиболее надежного обеспечения интересов участников семейных отношений. Семейное право состоит из большого числа императивных норм в отличие от гражданского права, где велико значение диспозитивных норм, и не допускает установления прав и обязанностей соглашением сторон, поскольку они предусмотрены законом (к таким нормам относятся нормы, определяющие условия вступления в брак; основания, порядок и правовые последствия признания брака недействительным; права и обязанности родителей и др.). Однако порядок осуществления прав и исполнения обязанностей стороны вправе определять своим соглашением. Кроме того, конкретизированное регулирование в семейном праве достигается с помощью так называемых ситуационных норм, которые наделяют возможностью выбора правовых решений с учетом конкретных обстоятельств не самих участников семейных отношений, а правоприменительные органы (суд, орган опеки и попечительства). Например, суд может с учетом конкретных обстоятельств дела определить размер алиментов на других членов семьи (дедушек, бабушек, внуков, родных братьев и сестер); нуждаемость супруга (бывшего супруга); наличие средств у супруга (бывшего супруга) для уплаты алиментов на содержание другого супруга (бывшего супруга) и т. д. Приведенные выше рассуждения В. Ф. Яковлева о методе семейного права заслуживают внимания и в настоящее время, хотя безусловно нуждаются в ряде коррективов в связи с существенными изменениями в семейном законодательстве. СК предоставил участникам семейных отношений большую свободу в определении своих отношений, так как преобладание императивных норм в семейном праве вступило в противоречие с потребностями реальной жизни. М. В. Антокольская отмечает, что в СК везде, где это только допустимо, регулирование семейных отношений осуществляется диспозитивными нормами, предоставляющими участникам семейных отношений возможность самим определять содержание своих правоотношений с помощью брачного договора, алиментных и иных соглашений. Правила, установленные диспозитивными нормами (например, законный режим имущества супругов — ст. 33—39 СК; алиментные обязательства супругов и бывших супругов — ст. 89—92 СК), применяются только в случае отсутствия соглашений.
   Однако наряду с диспозитивными нормами в семейном законодательстве присутствует и определенное количество императивных норм, которые нельзя нарушать при заключении соглашений. М. В. Антокольская полагает, что в связи с увеличением числа диспозитивных норм в семейном законодательстве «императивно-дозволительный» метод регулирования семейных отношений уступил место диспозитивному. Кроме того, с усилением диспозитивного начала в семейном праве возрастает значение и ситуационных норм, позволяющих осуществлять конкретизированное регулирование. Причем круг субъектов, управомоченных осуществлять конкретизацию, СК существенно расширен (это не только правоприменительные органы, но и сами участники семейных отношений). Поэтому метод семейного права может быть охарактеризован в целом как диспозитивный и ситуационный с сохранением значительного императивного начала.На наш взгляд, увеличение числа диспозитивных норм в семейном законодательстве привело лишь к расширению применения дозволительного метода (как правило, в отношениях между членами семьи). Однако число императивных предписа- ний в семейном праве по-прежнему велико (отношения, возникающие в связи со вступлением в брак, прекращением брака и признанием его недействительным; личные правоотношения между супругами; личные правоотношения между родителями и детьми; отношения по усыновлению ребенка и т. д.), что позволяет говорить о методе семейно-правового регулирования как о дозволительно-императивном с усилением дозволительных начал. СК предоставил право субъектам семейных отношений в ряде случаев самостоятельно определять содержание, основания и порядок осуществления своих прав и обязанностей в соответствующем соглашении (брачный договор, соглашение об уплате алиментов, соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка). Именно в этом заключается принципиальное отличие СК от ранее действовавшего семейного законодательства, что нашло отражение как в его содержании, так и в структуре. Такой подход наиболее оптимально способствует правильному и взвешенному регулированию отношений между всеми членами семьи. Таким образом, существующие способы правового воздействия на семейные отношения (наделение субъектов правами; определение их правового положения, порядка осуществления прав и обязанностей; дозволения и запреты; свобода в установлении имущественных прав и обязанностей) отличаются разнообразием и дают возможность их упорядочить, исключить произвольное вмешательство кого-либо, в том числе и государства, в дела семьи, а также обеспечить защиту прав и интересов всех членов семьи.
   Наряду со спецификой предмета и метода правового регулирования семейному праву присущи и собственные цели правового регулирования семейных отношений, которые в свою очередь определяют основные принципы (начала) данной отрасли законодательства.
   В соответствии с п. 1 ст. 1 СК целями правового регулирования семейных отношений являются: укрепление семьи, построение семейных отношений на чувствах взаимной любви, уважения и взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов. Семейное законодательство, кроме того, призвано обеспечить беспрепятственное осуществление членами семьи своих прав, а в случае необходимости судебную защиту этих прав, а также не допускать нарушения прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, гарантированные ст. 23 Конституции РФ. Рассмотрев основные характеристики семейного права, можно дать следующее его определение. Семейное право как одна из отраслей российского права — это система правовых норм, регулирующих семейные отношения, т. е. личные и имущественные отношения, возникающие между гражданами из брака, кровного родства, принятия детей в семью на воспитание.
   Необходимо отметить, что практически на всем протяжении XX столетия достаточно активно обсуждалась проблема соотношения семейного и гражданского права, что было связано с различной оценкой правовой природы семейных отношений. Дискуссия по этой проблеме велась еще в начале XX в. В ходе дискуссии по этой проблеме были высказаны две основные точки зрения:
   а) семейное право — это самостоятельная отрасль права, отличная от гражданского права;
   б) семейное право следует рассматривать как составную часть гражданского права, его подотрасль.
   Так, профессор-цивилист Г. Ф. Шершеневич считал, что семейное право должно войти в состав гражданского права . В то же время другой известный цивилист, Д. И. Мейер, задавая вопрос: «А есть ли место учреждениям семейственного союза в гражданском праве?» — сам же на него и отвечал: «...если характеристическая черта всех учреждений семейственного союза чужда сфере гражданского права, то по строгой последовательности должно сказать, что учреждениям этим и не место в системе гражданского права. К нему относится лишь имущественная сторона семейственных отношений; другие же стороны должны быть рассматриваемы только по мере надобности, для уразумения имущественной стороны».
   Вопрос о признании семейного права самостоятельной отраслью права не был окончательно разрешен и в теории советского семейного права. Проблема заключалась в признании наличия у семейного права специфичного предмета регулирования, не совпадающего с предметом гражданского права, либо в практическом отождествлении предметов семейного права и гражданского права и соответственно рассмотрении их как единой отрасли права. В этой связи отмечалось, что под предметом правового регулирования понимается известная совокупность единых по своей сущности общественных отношений, которые регулируются нормами данной отрасли права, и что главным при выделении любой отрасли права в самостоятельную является «характер подлежащих правовому регулированию общественных отношений», а не формальное совпадение предметов ведения гражданского и семейного права (т. е. имущественных и личных неимущественных отношений). Именно специфичные черты семейных правоотношений, как имущественных, так и неимущественных (возникновение семейных правоотношений из своеобразных юридических фактов: брака, родства, материнства, отцовства и т. п.; преимущественно лично-правовой характер семейных отношений; неотчуждаемость семейных прав и обязанностей, устойчивость, постоянство, строгая индивидуализация участников семейных отношений и др.), позволили отделить их от гражданских правоотношений. В результате в теории советского семейного права возобладала точка зрения о том, что семейное и гражданское право являются хотя и смежными, но различными отраслями права, поскольку семейное право имеет свой особый предмет регулирования. Данный вывод подкреплялся также и ссылками на наличие своеобразного метода семейно-правового регулирования (дозволительно-императивного метода).
   Следует отметить, что вопрос о необходимости разграничения семейного и гражданского права обсуждался не только в науке семейного права, но и в теории гражданского права. Так, О. А. Красавчиков подчеркивал, что семейные отношения регулируются семейным законодательством и к предмету гражданско-правового регулирования не принадлежат, а также «семейные отношения — это особые общественные связи, которые существенно отличаются от всех иных личных неимущественных и имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Семейные отношения образуют особый самостоятельный предмет правового регулирования». Аналогичного мнения придерживался В. А. Дозорцев, полагавший, что «семейное право регулирует в основном неимущественные отношения, и, следовательно, семейные отношения выходят за рамки гражданского права», разъяснив при этом, что «имущественные отношения, входящие в состав семейного права, не являются товарно-денежными, они не обслуживают экономический оборот, что характерно для гражданского права. Имущественные отношения членов семьи (уплата алиментов) не являются главными и отражают их личные связи». Подобная позиция поддерживалась и другими авторами. В частности, В. Г. Вердников отмечал: «...семейное право регулирует отношения, связанные с браком, принадлежностью к семье. Эти отношения являются либо личными неимущественными, либо имущественными. Вместе с тем, тесно переплетаясь друг с другом, они образуют особую группу общественных отношений — семейные отношения, существенно отличающиеся от имущественных и личных неимущественных отношений, регулируемых советским гражданским правом. Центральное место в семейных отношениях занимают личные связи между супругами, родителями, их детьми и другими членами семьи. Различны также перспективы развития гражданско-правовых и семейно-правовых имущественных отношений». О. С. Иоффе, не во всем разделявший господствующую точку зрения на семейное право как особую и отличную от гражданского права отрасль, тем не менее выделял группу обязательств, которые «служат распределению между гражданами уже полученных ими трудовых доходов», к которым относил алиментные обязательства. При этом он считал, что алиментные обязательства «выходят за пределы обязательственного права в собственном значении этого слова и включаются соответственно в сферу семейного права». Отмечались в теории гражданского права и особенности метода регулирования семейного права вследствие значительного количества в нем предписаний императивного характера, подлежащих обязательному исполнению, тогда как гражданское право состоит в основном из диспозитивных норм, допускающих возможность определения характера взаимоотношений сторон полностью или в определенной мере по их собственному усмотрению в соответствующем соглашении. С учетом изложенного практически однозначно признавалось, что семейное право — самостоятельная отрасль права, у которой имеются свои особенности (а именно: специфика предмета и метода правового регулирования), отличающие ее от других отраслей права, прежде всего гражданского.
   Подобный подход к определению семейного права как самостоятельной отрасли права, но смежной с гражданским правом, преобладает и в настоящее время, хотя с принятием СК в современной научной и учебной литературе отмечается некоторое сближение отношений, регулируемых семейным правом, с собственно гражданско-правовыми отношениями (допускается заключение между супругами брачного договора; возможен переход от общей совместной собственности супругов к общей долевой собственности; добросовестный супруг при признании судом брака недействительным вправе требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда по правилам гражданского законодательства; брачный договор может быть признан судом недействительным по основаниям, предусмотренным ГК для недействительности сделок и т. д.). Причем А. М. Нечаева рассматривает семейное право не только как самостоятельную отрасль права (совокупность государственных предписаний, адресованных лицам, намеревающимся создать семью или установить семейные правоотношения), но также как одно из направлений науки и как самостоятельную отрасль законодательства. Что касается способов регулирования семейных отношений, то они, по мнению А. М. Нечаевой, отличаются большим разнообразием и заключаются в запретах и дозволениях различного характера, подразделяемых на прямые и косвенные.
   Иной позиции придерживается М. В. Антокольская, обосновывающая одноплановость природы гражданских и семейных отношений и полагающая, что семейное законодательство не содержит качественных материальных критериев, позволяющих отграничить семейные отношения от отношений, регулируемых другими отраслями права. В этой связи ею делается вывод об отсутствии специфики семейных правоотношений, достаточных для признания семейного права самостоятельной отраслью. Поэтому семейное право рассматривается М. В. Антокольской как подотрасль гражданского права, хотя безусловно и обладающая значительной внутриотраслевой спецификой, но относящаяся в целом к сфере частного гражданского права. Метод семейного права в современных условиях, по ее мнению, — это, по сути, метод, которым оперирует гражданское право, и может быть охарактеризован как диспозитивный и ситуационный (с учетом значительного увеличения в СК по сравнению с КоБС диспозитивных норм, предоставляющих сторонам возможность решения тех или иных вопросов по взаимному согласию, а также наличия ситуационных норм, требующих индивидуального подхода правоприменительных органов к отношениям, возникающим в конкретной семье), однако с сохранением значительного императивного начала. Вместе с тем подобная позиция пока не разделяется большинством авторов. Поэтому, как и прежде, преобладающей продолжает оставаться традиционная точка зрения на семейное право как на самостоятельную отрасль права, имеющую свое собственное законодательство, а также как на одно из направлений науки и соответствующую учебную дисциплину.

 
< Пред.   След. >