YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Семейное право России (Л.М. Пчелинцева) arrow 1.4. Установление отцовства в судебном порядке
1.4. Установление отцовства в судебном порядке

1.4. Установление отцовства в судебном порядке

   Установление отцовства влечет необходимость несения отцом определенных законом обязанностей, возникающих в связи с рождением ребенка. Поэтому далеко не все лица при рождении ребенка у не состоящей с ними в браке женщины добровольно признают свое фактическое отцовство, уклоняясь от его «оформления» путем подачи соответствующего заявления в орган загса. Это нередко приводит к установлению происхождения ребенка от конкретного мужчины (отцовства) в судебном порядке по требованию заинтересованных лиц.
   К необходимым условиям установления отцовства лица в судебном порядке закон (ст. 49 СК) относит следующие обстоятельства:
   а) отсутствие зарегистрированного брака между родителями ребенка;
   б) отсутствие совместного заявления родителей или отца ребенка в орган загса об установлении отцовства;
   в) отсутствие согласия органа опеки и попечительства на установление отцовства по заявлению отца ребенка в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места нахождения матери или в случае лишения ее родительских прав.
   Установление отцовства в судебном порядке чаще всего происходит по иску матери ребенка. Несовершеннолетняя мать ребенка вправе самостоятельно обратиться в суд с иском об установлении отцовства с четырнадцатилетнего возраста (п. 3 ст. 62 СК). Статьей 49 СК предусмотрена возможность подачи заявления в суд об установлении отцовства и отцом ребенка. Такое может быть в случаях, если мать ребенка:
   а) отказалась подать совместное с отцом ребенка заявление в орган загса об установлении отцовства;
   б) если мать умерла, признана недееспособной, невозможно установить место ее нахождения либо она лишена родительских прав, а орган опеки и попечительства не дал согласия на установление отцовства в органе загса только на основании заявления отца ребенка (п. 3 ст. 48 СК).
   К числу лиц, имеющих право обратиться в суд с исковым заявлением об установлении отцовства конкретного лица, относится также опекун (попечитель) ребенка. Исковое заявление может быть подано и лицами, на иждивении которых находится ребенок, при этом они не являются его опекунами (попечителями). На практике ими чаще всего являются близкие родственники ребенка (бабушка, дедушка, тетя, дядя и т. д.), хотя не исключено нахождение ребенка на иждивении и у совершенно посторонних для него лиц. Обратиться в суд с требованием об установлении отцовства вправе и сам ребенок по достижении им совершеннолетия (ст. 49 СК).
   Учитывая, что законом не установлен срок исковой давности по делам данной категории, отцовство лица может быть установлено судом в любое время после рождения ребенка. Однако необходимо иметь в виду, что в силу п. 4 ст. 48 СК установление отцовства в отношении лица, достигшего возраста восемнадцати лет, допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным — с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства.
   Дела об установлении отцовства рассматриваются судами в порядке искового производства. Естественно, что чаще всего иск предъявляется к предполагаемому отцу ребенка, в том числе к несовершеннолетнему или недееспособному (его интересы в суде будет представлять опекун), за исключением весьма редко встречающихся в судебной практике случаев, когда иск подан им самим вследствие отказа матери подать в орган загса совместное заявление об установлении отцовства. Одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка. С иском об установлении отцовства и взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка истец вправе по своему выбору обратиться в суд по месту жительства ответчика или в суд по своему месту жительства (ч. 3 ст. 29 ГПК). В случаях если место пребывания лица, к которому предъявлен иск об установлении отцовства и взыскании алиментов, неизвестно, судом в соответствии со ст. 120 ГПК объявляется его розыск.
   Судебные споры об установлении отцовства относятся к категории достаточно сложных дел. Как правило, они продолжительны по срокам рассмотрения и морально тяжелы для всех участвующих в них лиц.
   Запись об отце ребенка, произведенная органом загса, является доказательством происхождения ребенка от указанного в ней лица. Поэтому при рассмотрении иска об установлении отцовства в отношении ребенка, отцом которого уже значится конкретное лицо (п. 1, 2 ст. 51 СК), оно должно быть обязательно привлечено судом к участию в деле, так как в случае удовлетворения заявленных требований прежние сведения об отце должны быть исключены (аннулированы) из актовой записи о рождении ребенка1. Если при рассмотрении дела об установлении отцовства ответчик выразил согласие подать заявление об установлении отцовства в орган загса, суд должен выяснить, не означает ли это признание ответчиком своего отцовства, и обсудить вопрос о возможности признания ответчиком иска и вынесения решения об удовлетворении заявленных требований (ч. 1 ст. 39, ч. 3 ст. 173 ГПК)2, а утверждать мировые соглашения по данной категории дел суды не могут.
   Вопрос об основаниях установления отцовства в судебном порядке заслуживает особого внимания. Ранее действовавшим законодательством (ч. 2 ст. 48 КоБС) предусматривалось, что при установлении отцовства суд принимает во внимание только следующие обстоятельства: а) совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, или б) совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или в) доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства. Для установления судом отцовства достаточно было наличия одного из указанных обстоятельств. С принятием СК суд не связан подобными формальными ограничениями при решении вопроса об установлении отцовства. Теперь в каждом конкретном случае решение по исковому заявлению об установлении отцовства будет приниматься судом с учетом любых доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица (ст. 49 СК). Таким образом, суд должен установить один-единственный факт — действительное происхождение ребенка.
   В связи с существенным отличием предусмотренных действующим законодательством оснований для установления отцовства от тех, что предусматривались в ст. 48 КоБС, и положениями п. 1 ст. 168 и п. 1 ст. 169 СК о применении норм СК к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие, следует иметь в виду, что суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотрении дела об установлении отцовства — ст. 49 СК или ст. 48 КоБС, должен исходить из даты рождения ребенка. Так, в отношении детей, родившихся после введения в действие СК (т. е. 1 марта 1996 г. и позднее этой даты), суд должен принимать во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. В отношении же детей, родившихся до введения СК в действие (т. е. в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г.), суд, решая вопрос об отцовстве, должен руководствоваться ч. 2 ст. 48 КоБС, принимая во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства. Поэтому ч. 2 ст. 48 КоБС будет применяться в судебной практике и впредь. Вместе с тем рассмотренное правило о применении законодательства по основаниям установления отцовства следует применять на практике гибко, поскольку в силу ч. 2 ст. 362 ГПК формальные мотивы, связанные с необходимостью применения судом ст. 48 КоБС или ст. 49 СК (в зависимости от даты рождения ребенка), не могут повлечь отмену судебного решения об установлении отцовства, если оно правильно по существу, т. е. получены достоверные доказательства происхождения ребенка от конкретного лица. Характерным примером является следующее определение С3удебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ .
   Мозговая обратилась в суд с иском к Сербину об установлении отцовства в отношении сына и взыскании алиментов, ссылаясь на следующие обстоятельства. В период с января до начала сентября 1993 г. она проживала с Сербиным единой семьей, вела с ним общее хозяйство, он заботился о ней и намерен был зарегистрировать брак после оформления развода с женой. 21 апреля 1994 г. от Сербина у нее родился сын. Однако после рождения ребенка Сербин ее оставил и отказался признать себя отцом.
   Решением Советского районного суда г. Ростова-на-Дону (оставленным без изменения судебной коллегией Ростовского областного суда) иск удовлетворен.
   Президиум Ростовского областного суда судебные постановления отменил, считая, что нормы материального права применены неправильно, и дело направил на новое рассмотрение. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления надзорной инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 12 мая 1997 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.
   В силу п. 1 ст. 330 ГПК РСФСР основанием к отмене решения, определения, постановления суда является неправильное применение или толкование норм материального права. Отменяя судебные постановления по делу, президиум областного суда указал на неправильное применение ст. 49 СК, введенного в действие с 1 марта 1996 г., приведя такие доводы. Поскольку у Мозговой родился ребенок 21 апреля 1994 г., в отношении возникшего спора об отцовстве ребенка, по мнению президиума областного суда, подлежали применению нормы материального права, действовавшие на момент рождения ребенка. СК введен в действие с 1 марта 1996 г. (ч. 1 ст. 168 СК), и его нормы в силу ч. 1 ст. 169 СК РФ применяются к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие. Президиум областного суда сослался также на разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 25 октября 1996 г. «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов», о том, что, поскольку обстоятельства для установления отцовства в судебном порядке, предусмотренные ст. 49 СК, существенно отличаются от тех, которые предусматривались ст. 48 КоБС, при рассмотрении дел этой категории суд должен исходить из даты рождения ребенка.
   Президиум правильно указал на допущенную судами первой и кассационной инстанций ошибку при ссылке на норму материального права. Однако неправильная ссылка в решении и кассационном определении на ст. 49 СК по данному делу не могла служить основанием к пересмотру судебных постановлений.
   Согласно ч. 2 ст. 48 КоБС при установлении отцовства суд принимает во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства.
   Как видно из материалов дела и содержания решения, районный суд правильно определил обстоятельства, которые в соответствии со ст. 48 КоБС имеют юридическое значение для разрешения спора об отцовстве. Истица представила суду такие доказательства.
   При вынесении решения районный суд сослался на показания свидетелей Полигримовой и других, которые подтвердили обстоятельства совместного проживания сторон, посещения Сербиным Мозговой в родильном доме, его внимательного и заботливого отношения к ней до рождения ребенка, а также дал оценку и показаниям свидетелей со стороны ответчика о его нормальных взаимоотношениях с женой. Суд принял во внимание и тот факт, что Сербии отказался от прохождения биологической экспертизы крови.
   В соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР суд всесторонне и полно дал оценку представленным сторонами доказательствам в их совокупности и постановил обоснованное решение об удовлетворении иска. Основанием к пересмотру дела послужили формальные мотивы, которые в силу ч. 2 ст. 306 ГПК РСФСР не могли повлечь отмены по существу правильного решения.
   Совместное проживание и ведение общего хозяйства ответчиком с матерью ребенка до его рождения как основание установления отцовства по ч. 2 ст. 48 КоБС в отношении детей, родившихся до введения в действие СК, может подтверждаться наличием обстоятельств, характерных для семейных отношений: проживание матери и предполагаемого отца ребенка в одном жилом помещении, совместное питание, взаимная забота друг о друге, приобретение имущества для совместного пользования и т. п. При ведении общего хозяйства затраты средств и труда обоих или одного из совместно проживающих лиц направлены на удовлетворение общих семейно-бытовых потребностей (приготовление пищи, стирка, уборка, закупка продуктов питания и предметов первой необходимости). Таким образом, речь идет о наличии устойчивых, фактических семейных отношений между матерью ребенка и ответчиком. Закон не требует, чтобы их совместное проживание и ведение общего хозяйства продолжались до самого рождения ребенка, не установлена законом и длительность подобных отношений. Прекращение таких отношений сторон до рождения ребенка само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска об установлении отцовства, за исключением случаев, когда они были прекращены до начала беременности матери. Отсюда следует, что главным здесь является установление факта семейных отношений на протяжении какого-то времени между матерью ребенка и ответчиком от момента зачатия ребенка до рождения ребенка. Не исключено также, что отцовство по данному основанию может быть установлено в случаях, когда мужчина и женщина не проживали совместно по объективным причинам (отсутствие собственного жилья, проживание в разных общежитиях), но фактически семья сложилась и они вели общее хозяйство в специфических условиях и формах. Так, если будет доказано, что ответчик регулярно приходил к истице, ночевал у нее (или наоборот), они вместе питались, приобретали вещи для совместного пользования, ответчик высказывал намерение «узаконить» фактически сложившиеся семейные отношения и т. п., — суд вправе сделать вывод о наличии оснований для установления отцовства. Что же касается фактов взаимных посещений сторонами друг друга в целях проведения досуга (просмотр видеофильмов, компьютерные игры и т. п.), совместного питания (но не за счет общих средств, а на долевых началах), или случаев интимной близости истицы и ответчика, то они не могут являться основанием установления отцовства, так как не свидетельствуют о их совместном проживании и ведении общего хозяйства в том смысле, который вкладывает в это понятие закон.
   Совместное проживание и ведение общего хозяйства ответчиком с матерью ребенка до его рождения может быть подтверждено как свидетельскими показаниями, так и другими доказательствами.
   Другим основанием установления отцовства, которое предусматривается ч. 2 ст. 48 КоБС, является участие предполагаемого отца в воспитании либо содержании ребенка. Закон не требует, чтобы одновременно имели место и воспитание ребенка, и содержание ребенка. Суду достаточно установить хотя бы одно из этих обстоятельств, хотя зачастую предполагаемый отец ребенка одновременно может участвовать в расходах по содержанию ребенка и проявлять заботу и внимание к ребенку, т. е. воспитывать.
   Совместное воспитание ребенка имеет место, когда ребенок проживает с матерью и ответчиком (т. е. предполагаемым отцом) или ответчик общается с ребенком, проявляет о нем родительскую заботу и внимание (совместный отдых, игры; ответчик приводит или забирает ребенка из детского сада, встречает его при возвращении из школы, организует ребенку летний отдых и другие подобные факты). Под совместным содержанием ребенка матерью и ответчиком следует понимать нахождение ребенка на их иждивении или оказание ответчиком систематической помощи в содержании ребенка, независимо от размера этой помощи. Материальная помощь ответчика должна быть постоянной, а не носить эпизодический или единичный характер. Возможно и ее оказание родственниками предполагаемого отца (бабушкой, дедушкой ребенка и т. д.), если сам отец не имеет такой возможности по каким-либо причинам (безработный, болезнь, нахождение за рубежом, призыв на военную службу и т. д.). Содержание ответчиком ребенка может быть подтверждено как письменными доказательствами (квитанции о переводе денег, справки и счета об оплате товаров и услуг и т. п.), так и иными доказательствами, включая свидетельские показания.
   Третьим основанием установления отцовства по ч. 2 ст. 48 КоБС являются доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком своего отцовства. Если совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и предполагаемым отцом, а также воспитание либо содержание ими ребенка объективно свидетельствуют о предполагаемом отцовстве лица, то в данном случае речь идет о субъективном, личном отношении лица к своему отцовству. К доказательствам признания отцовства могут относиться письма ответчика, его анкеты, заявления и другие фактические данные. Такое признание могло быть выражено им как в период беременности матери, так и после рождения ребенка. Признание предполагаемым отцом своего отцовства может подтверждаться также показаниями свидетелей (родственников, друзей, знакомых), вещественными доказательствами (например, фотографией с надписью «на память дочери или сыну»). Решая вопрос о допустимости доказательств, суд будет учитывать — прямо или косвенно они свидетельствуют о признании лицом своего отцовства.
   Сами по себе рассмотренные обстоятельства (совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства) не всегда могут послужить основанием для безусловного и бесспорного вывода об отцовстве лица. Судом должны быть приняты во внимание и обязательно проверены те или иные доводы ответчика, опровергающие сведения о его отцовстве (неспособность к оплодотворению по состоянию здоровья, отсутствие ответчика в месте совместного проживания с матерью ребенка на момент зачатия ребенка и т. п.). Поэтому, если в процессе рассмотрения спора об установлении отцовства подтверждается одно из оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 48 КоБС, но ответчик не признает себя отцом ребенка, суд для выяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, может назначить судебно-медицинскую экспертизу (с целью определения времени зачатия ребенка; установления того, способен ли ответчик иметь детей, если он ссылается на неспособность к деторождению; с целью исключения отцовства ответчика по признакам крови матери, ребенка и ответчика). Данные экспертизы могут быть использованы судом с целью исключения отцовства ответчика. Рассмотренные основания установления отцовства в судебном порядке применяются в отношении детей, родившихся, до 1 марта 1996 г., но они могут быть приняты во внимание судом и при установлении отцовства в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г. Однако эти основания уже не будут иметь обязательного характера для суда по сравнению с иными доказательствами, т. е. они не могут быть признаны обстоятельствами, с достоверностью подтверждающими отцовство лица. При установлении отцовства в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г., суд принимает во внимание любые доказательства (фактические данные), достоверно подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Эти доказательства должны быть установлены с использованием средств доказывания, перечисленных в ст. 55 ГПК, — объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, аудио- и видеозаписи, вещественные доказательства, заключения экспертов. Например, к доказательствам отцовства конкретного лица могут быть отнесены различные документы (письма ответчика, заявления по месту работы об оказании материальной помощи), устные заявления ответчика, соответствующее поведение ответчика во время беременности матери и после рождения ребенка (забота о матери, посещение ее в родильном доме, встреча матери с новорожденным, поздравления с новорожденным, подбор имени ребенка и т. п.). Они могут прямо или косвенно свидетельствовать о том, что отцом ребенка является ответчик. В основу решения суда могут быть положены и иные доказательства. Причем ни одно из них не может иметь приоритетного характера и должно рассматриваться лишь в совокупности с другими доказательствами, подтверждающими или опровергающими представленные лицами, участвующими в деле, данные.
   Не имеет существенного значения, к какому периоду времени относятся добытые судом доказательства отцовства предполагаемого отца. Они могли быть зафиксированы как во время беременности матери (например, высказанное ответчиком желание иметь ребенка в результате факта интимной связи с женщиной, забота о матери будущего ребенка и др.), так и после рождения ребенка.
   В необходимых случаях для разъяснения возникающих вопросов, связанных с происхождением ребенка, судом с учетом мнения сторон и обстоятельств дела (например, требующих специальных познаний в области медицины или биологии), может быть назначена экспертиза. Это возможно как при подготовке дела об установлении отцовства к судебному разбирательству, так и в ходе рассмотрения дела.
   В этой связи следует отметить значение судебно-биологической экспертизы крови ребенка, ответчика и матери. Если ранее такая экспертиза могла лишь исключить отцовство ответчика, но не подтвердить его, то сейчас экспертиза крови, проведенная методом «геномной или генетической дактилоскопии», позволяет с очень высокой степенью вероятности установить — является ли ответчик биологическим отцом ребенка. Вместе с тем заключение экспертизы по вопросу о происхождении ребенка, в том числе проведенной методом «генетической дактилоскопии», в силу ч. 3 ст. 86 ГПК является лишь одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Тем не менее генетическая дактилоскопическая экспертиза в настоящее время является единственной экспертизой, дающей ответ на вопрос, является мужчина отцом данного ребенка или нет, причем практически со стопроцентной вероятностью. Однако она проводится не по всем делам, связанным с установлением отцовства, так как не во всех регионах РФ имеются для этого технические возможности, а кроме того, она достаточно дорогая. Иногда в такой экспертизе и нет необходимости, так как те обстоятельства, на которые ссылается ответчик, могут быть подтверждены другими доказательствами (например, его неспособность к зачатию ребенка — медицинской экспертизой). В ряде случаев (ребенок, в отношении которого устанавливается отцовство, родился в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г.) заключение генетической экспертизы не будет иметь юридического значения при отсутствии других предусмотренных законом (ч. 2 ст. 48 КоБС) доказательств. Таким образом, назначение судом генетической экспертизы должно быть основано как на требованиях закона, так и вытекать из обстоятельств конкретного дела, когда разрешить те или иные вопросы, связанные с происхождением ребенка, с помощью иных доказательств не удалось и ответчик настаивает именно на такой экспертизе. Что же касается случаев неявки стороны на экспертизу по делам об установлении отцовства, когда без этой стороны экспертизу провести невозможно, либо непредставления экспертам необходимых предметов исследования, то сами по себе они не являются безусловным основанием для признания судом установленным или опровергнутым факта, для выяснения которого экспертиза была назначена. Вопрос об этом разрешается судом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона и по каким причинам уклоняется от экспертизы или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение экспертизы, исходя из имеющихся в деле доказательств в их совокупности. С учетом указанных обстоятельств суд вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч. 3 ст. 79 ГПК).
   Следует учитывать, что суд вправе в порядке особого производства (ст. 264—268 ГПК) установить факт отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, в случае смерти этого лица. Такой факт может быть установлен в отношении детей, родившихся 1 марта 1996 г. и позднее, при наличии доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от данного лица (ст. 49 СК), а в отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г., — при наличии доказательств, подтверждающих2 хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 48 КоБС. Решение суда об установлении отцовства или об отказе в установлении отцовства должно основываться на всесторонне проверенных данных, подтверждающих или опровергающих заявленные требования истца. В зависимости от конкретных обстоятельств дела судом могут быть как приняты во внимание, так и отклонены любые представленные сторонами доказательства, но при этом ни одно из них не может иметь приоритетного характера по отношению к другим доказательствам.
   В резолютивной части решения суда, удовлетворяющего требования об установлении отцовства, должны содержаться сведения, необходимые для регистрации акта об установлении отцовства в органах записи актов гражданского состояния (фамилия, имя, отчество отца; число, месяц, год и место его рождения; национальность; место постоянного жительства и работы). Если истцом было предъявлено также требование о взыскании алиментов на ребенка, то алименты присуждаются со дня предъявления иска (п. 2 ст. 107 СК). Взыскание алиментовза прошлое время в данном случае исключается, поскольку до удовлетворения иска об установлении отцовства ответчик не был обязан уплачивать алименты, так как его отцовство не было удостоверено в установленном порядке. А следовательно, отсутствовали правовые отношения между ним и ребенком.
   Государственная регистрация установления отцовства на основании решения суда об установлении отцовства производится по заявлению матери или отца ребенка, опекуна (попечителя) ребенка, лица, на иждивении которого находится ребенок, либо самого ребенка, достигшего совершеннолетия (ст. 54 Закона об актах гражданского состояния). Указанные лица могут в письменной форме уполномочить сделать такое заявление и других лиц.
   В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с его матерью и по каким- либо причинам не подавало заявление в орган загса о добровольном признании отцовства, суд в соответствии со ст. 50 СК вправе установить факт признания им отцовства. Факт признания отцовства устанавливается судом по правилам особою производства (ст. 264—268 ГПК). При этом судом могут быть приняты во внимание любые доказательства, достоверно подтверждающие факт признания лицом своего отцовства, выраженные в устной или письменной форме, включая свидетельские показания. Однако необходимо иметь в виду, что факт признания отцовства может быть установлен судом только при условии, что не возникает спора о праве. Если же такой спор возникает (например, по поводу наследственного имущества), заявление об установлении факта признания отцовства оставляется судьей без рассмотрения и заинтересованным лицам разъясняется их право разрешить спор в порядке искового производства (ч. 3 ст. 263 ГПК).
   В качестве заявителя по делу об установлении факта признания отцовства в большинстве случаев выступает мать ребенка или его опекун (попечитель), но в суд с подобным заявлением может обратиться и сам ребенок по достижении им совершеннолетия. К участию в деле должны быть привлечены заинтересованные граждане и организации, например воспитательные учреждения, в которых содержатся несовершеннолетние дети, оставшиеся без попечения родителей, наследники умершего гражданина.
   В отношении детей, родившихся до 1 октября 1968 г. (с этой даты были введены в действие Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье) от лиц, не состоявших в браке между собой, суд вправе установить факт признания отцовства в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, лишь при условии, что ребенок находился на иждивении этого лица к моменту его смерти либо ранее. Факт иждивения ребенка может быть установлен судом как в случае, когда ребенок находился на иждивении лица к моменту его смерти, так и ранее, если это лицо признавало себя его отцом. При этом под иждивением следует понимать нахождение ребенка на полном содержании умершего лица или получение от него регулярной, систематической помощи, которая была для ребенка основным и постоянным источником существования.
   Установление факта нахождения ребенка на иждивении предполагаемого отца может рассматриваться в качестве одного из возможных доказательств факта признания им отцовства и в отношении детей, родившихся после 1 октября 1968 г. Однако теперь указанное обстоятельство не имеет решающего значения и должно оцениваться судом в совокупности с другими доказательствами. Резолютивная часть решения суда об установлении факта признания отцовства должна содержать сведения, необходимые для регистрации указанного факта в органах загса, которая производится по заявлению матери ребенка, опекуна (попечителя) ребенка, лица, на иждивении которого находится ребенок, либо самого ребенка, достигшего совершеннолетия (ст. 54 Закона об актах гражданского состояния).

 
< Пред.   След. >