YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Курс прокурорского надзора (Б.В. Коробейников, В.И. Басков) arrow § 5. Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность
§ 5. Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

§ 5. Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

   Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, длительное время не был достаточно регламентирован законом. Из-за отсутствия законодательного регулирования прокуроры не могли оценить ход и результаты деятельности оперативно-розыскных органов. Применение технических и иных средств, а также результаты выполнения оперативно-розыскных мероприятий на протяжении многих лет находились "за семью печатями". Более того, в 1960-1970 гг. Генеральный прокурор СССР издал ряд приказов, которыми предписывал прокурорам и следователям не вмешиваться в оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел.
   Ныне в соответствии со ст. 29, 30 Закона о прокуратуре прокурорам определены полномочия по надзору за законностью оперативно-розыскной деятельности. В развитие принятого Закона о прокуратуре Генеральный прокурор РФ 20 мая 1993 г. издал приказ № 15 руководящего характера "Об организации надзора за исполнением Закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", в котором были даны указания подчиненным прокурорам относительно их полномочий по устранению нарушений закона органами оперативно-розыскной службы.
   В настоящее время действует приказ Генерального прокурора РФ № 48 от 9 августа 1996 г. "Об организации надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Деятельность прокурора по исполнению данного приказа дополнительно регулируется указанием Генерального прокурора РФ и Министра МВД РФ № 44/15 от 29 июля 1996 г.; № 1/12812 от 25 июля 1996 г. "О порядке предоставления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".
   Если обратиться к истории уголовно-процессуального законодательства, то мы увидим, что впервые возможность производства оперативно-розыскных действий была предусмотрена в УПК 1923 г. (ст. 93). Однако это касалось лишь необходимости проверки анонимных заявлений. Законодатель на протяжении всей истории существования уголовно-процессуального права был весьма "осторожен" относительно того, чтобы допустить оперативно-розыскную деятельность органов дознания в качестве самостоятельного, процессуального средства при раскрытии и расследовании преступлений. Возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий как при раскрытии, так и при расследовании преступлений была закреплена в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г., в ст. 29 которых было указано, что "на органы дознания возлагается принятие необходимых мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, совершивших их". Эта норма общесоюзного закона была перенесена в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в той же редакции (ст. 118). Иначе говоря, законодатель не взял на себя миссии расширить правовое регулирование выполняемых оперативно-розыскных действий, хотя следственно-прокурорская практика настойчиво выдвигала необходимость легализации этой деятельности. Это было обусловлено тем обстоятельством, что в условиях роста преступности, в особенности организованной, и коррупции все чаще и чаще органам следствия приходится прибегать к содействию оперативно-розыскных органов.
   Необходимо отметить, что многие теоретики права под предлогом охраны неприкосновенности личности, ее жилища, тайны переписки и других конституционных прав выступали против "узаконивания" оперативно-розыскной деятельности. Поэтому только закон должен быть регулятором оперативно-розыскной деятельности.
   Первый и весьма важный шаг в этом плане был сделан принятием 12 июня 1990 г. Верховным Советом СССР Закона СССР "О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик", в соответствии с которым в ст. 29 Основ были внесены дополнения, согласно которым на органы дознания возлагаются обязанности принятия оперативно-розыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, их совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. На органы дознания Законом возлагались обязанности выполнения оперативно-розыскной деятельности с использованием звукозаписи, видеозаписи и кинофотосъемки.
   Тем же Законом в Основы уголовного судопроизводства была введена дополнительная норма (351), предусматривающая возможность прослушивания телефонных и иных переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств. Закон предусматривает следующие условия осуществления этого оперативного действия:
   - оно допускалось лишь в отношении подозреваемого, обвиняемого и иных причастных к преступлению лиц; если возникала необходимость прослушивания переговоров иных участников процесса, в частности, потерпевших и свидетелей, то это возможно было сделать только с их согласия;
   - прослушивание могло быть произведено лишь по возбужденному уголовному делу; в период проверки, предшествующей возбуждению уголовного дела, применение этого оперативного средства не допускалось;
   - прослушивание осуществлялось лишь в соответствии с определением суда при наличии достаточных оснований полагать, что в результате прослушивания будут получены сведения, имеющие существенное значение по уголовному делу;
   - прослушивание осуществлялось лишь в соответствии с постановлением об этом следователя или органа дознания с санкции прокурора;
   - прослушивание могло осуществляться в течение шести месяцев, независимо от сроков следствия, объема обвинения и числа обвиняемых по уголовному делу.
   Закон от 12 июня 1990 г. предусматривал необходимость детального правового регулирования в масштабах союзных республик. Впредь до принятия Закона РФ правоохранительные органы руководствовались ведомственным актом - Рекомендациями по применению средств видео-, звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использованию полученных результатов при раскрытии и расследовании преступлений, разработанными и утвержденными 30 июля 1990 г. Министерством юстиции СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР и МВД СССР. В Рекомендациях было предусмотрено применение указанных криминалистических и иных технических средств как до возбуждения уголовного дела, так и в процессе расследования преступления. Безусловно, этот нормативный акт на определенное время и в определенной мере восполнял пробел уголовно-процессуального закона, но тем не менее он не мог заменить закона, поэтому сразу же после принятия Закона от 12 июня 1990 г. началась активная подготовка проекта Закона об оперативно-розыскной деятельности. При этом была поставлена задача - отделить деятельность оперативного характера от розыска скрывавшегося или неустановленного преступника. Розыск обвиняемого при неизвестности его местонахождения может осуществляться не только оперативно-розыскной службой, но и следователями органов дознания и предварительного следствия (ст. 196 УПК).
   При оперативно-розыскной деятельности ставится цель установить неизвестных следствию лиц, совершивших преступление, а также выяснить обстоятельства содеянного, при розыскной же деятельности речь идет об установлении местонахождения лица, совершившего преступление. Производство розыскных действий - прерогатива как органов дознания (ст. 118 УПК), так и органов расследования (ст. 196 УПК). Лицо, производящее дознание, как и следователь, обязано принять все зависящие от него меры к установлению местонахождения преступника. В этих целях органы дознания и следователи располагают целым арсеналом процессуальных средств, которые должны в полной мере использовать. И только тогда, когда они не достигнут поставленной цели, они вправе дать соответствующие поручения оперативно-розыскной службе.
   Следователи не могут осуществлять оперативно-розыскную деятельность, так как они не обладают необходимыми для этого профессиональными знаниями и практическими навыками, они не располагают технико-криминалистическими средствами, необходимыми для проведения оперативных мероприятий.
   Принятый 13 марта 1992 г. Верховным Советом РСФСР Закон "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации" строго разграничивал компетенцию следственных органов и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
   В настоящее время, как уже отмечалось, действует Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности"2 от 12 августа 1995 г. с поправками, внесенными в него Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы" от 21 июля 1998 г. и Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" от 5 января 1999 г.
   Закон не только определяет содержание оперативно-розыскной деятельности, но и закрепляет систему гарантий законности при ее осуществлении. Эта деятельность осуществляется как гласными, так и негласными методами. Она имеет целью защиту жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств.
   Оперативно-розыскная деятельность основана на принципах соблюдения законности; уважении прав и свобод личности; конспирации выполнения каких-либо действий оперативно-розыскного характера; сочетании гласных и негласных методов (ст. 3).
   Закон не только провозглашает принципы оперативно-розыскной деятельности, но и определяет ее правовую основу. Эту основу составляют: Конституция Российской Федерации, настоящий Закон, УПК и УК, иные правовые акты РФ. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своей компетенции по согласованию с Генеральной прокуратурой и Верховным Судом РФ вправе издавать правовые акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий. Эти нормативные акты не могут противоречить действующим законам.
   Закон об оперативно-розыскной деятельности обеспечивает гарантии прав и интересов тех лиц, в отношении которых эти меры применяются. Если лицо считает, что были допущены нарушения или ограничения его прав и свобод, оно вправе обратиться с жалобой в вышестоящий орган или в суд.
   В целях обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, по требованию судьи обязан предоставить необходимые оперативно-служебные материалы, за исключением данных о лицах, конфиденциально содействовавших проведению оперативно-розыскных мероприятий ('сюда относятся и должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, и агентура, выполнявшая задания, исходящие от этой службы).
   В то же время Закон содержит весьма важное положение о том, что организация и тактика проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну. При всех условиях Закон требует от оперативно-розыскных органов особого хранения сведений при выполнении этой деятельности.
   У некоторых оппонентов эта норма вызывает недоверие, они. заявляют, что сам по себе закон - это пустая декларация, что как было ранее сугубо засекречено это производство, таким оно остается и сегодня. Это неверно: сама оперативно-розыскная деятельность регламентирована законодательно, прокуроры осуществляют надзор за ее законностью, судьи вправе истребовать материалы и сведения о результатах ее проведения. Однако при всем при этом эти органы не вправе обнародовать прежде всего агентуру и лиц, осуществляющих внешнее наблюдение, виды криминалистическо-технических средств, применение которых позволило получить те или иные данные. Иначе пришлось бы ликвидировать весь сложившийся аппарат оперативно-розыскной деятельности, без которого успешное выявление, пресечение и расследование "многих преступлений невозможно.
   В законе предусмотрены основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий.
   Важно отметить, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в целях раскрытия преступлений, для выполнения следственных действий, а также для предупреждения и пресечения преступлений. Сведения, установленные оперативно-розыскной службой, могут быть использованы в качестве доказательств только после их проверки следственным путем в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.
   Закон весьма обстоятельно регламентирует правовые обязанности органов и должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. При этом законодатель делает основной акцент на соблюдении требований по всемерной охране прав и законных интересов граждан, а также обеспечению конспирации этой деятельности.
   Какой бы сильной и хорошо технически оснащенной ни являлась оперативно-розыскная служба, она не может обойтись без содействия граждан, общественных организаций и должностных лиц. Конкретные лица привлекаются к участию в проведении оперативно-розыскных мероприятий только с их согласия. Эта деятельность является сугубо добровольной. Поэтому нарушением установленного законом порядка являются случаи, когда органы дознания, в особенности служба уголовного розыска, "вербуют" агентуру из числа лиц подозреваемых в совершении преступлений и даже обвиняемых. Ценой их освобождения от уголовной ответственности и работой "на эти органы". Как показывает практика, от работы такого рода агентов мало толку в раскрытии и расследовании преступлений.
   Закон предусматривает очень важное правило: лицо, участвующее в оперативно-розыскной деятельности, обязано сохранять в тайне сведения, полученные этой службой, а последняя, в свою очередь, обязана сохранять конфиденциальность участия этого лица в оперативно-розыскной деятельности.
   При этом Закон обеспечивает гражданам, содействующим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, социальную и правовую защиту. Государство принимает на себя эти обязанности. Сюда включаются охрана жизни и здоровья этих граждан, пенсионное обеспечение, получение вознаграждения, в случае гибели лица, сотрудничавшего по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, его семье выплачивается единовременное пособие в размере десятилетнего денежного содержания погибшего. В установленном законом порядке семье назначается пенсия по случаю потери кормильца (ст. 18).
   В целях соблюдения установленного Законом порядка производства оперативно-розыскных мероприятий определены формы контроля и надзора за этой деятельностью. Сюда относится прежде всего парламентский контроль, осуществляемый соответствующими комитетами, а также контроль ведомственного характера. На Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров возложен надзор за соблюдением законности в этой деятельности (ст. 21).
   Задачи, стоящие перед органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, определяются общими задачами правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений. Они определяются ст. 2 УПК: быстрое и полное раскрытие преступления, изобличение виновных и обеспечение правильного исполнения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и в то же время ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. В соответствии с этим, согласно ст. 2 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", общими задачами оперативно-розыскной деятельности являются: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших их; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от отбывания назначенного судом наказания, а также розыска без вести пропавших граждан; добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
   Осуществляя надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, прокуроры следят за тем, чтобы эта деятельность не выходила за пределы, определенные уголовно-процессуальным законом и Законом об оперативно-розыскной деятельности. В случае выявления такой деятельности прокурору необходимо внести представление руководителю соответствующих органов внутренних дел с предложением прекратить оперативно-розыскную деятельность в рамках закона.
   Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается предпринимать какие-либо действия в интересах политических партий, различного рода общественных формирований, религиозных организаций, зарегистрированных в установленном порядке. Оперативно-розыскные мероприятия проводятся только тогда, когда иным путем невозможно раскрыть и расследовать преступление, а также установить местонахождение скрывшегося от следствия или суда преступника.
   Некоторые теоретики права говорят, что нет таких преступлений, которые невозможно было бы раскрыть. Практика борьбы с преступностью убедительно опровергает это утверждение: такие преступления есть, и с годами их становится все больше и больше. Все более изощренными становятся способы совершения преступлений, правонарушители при осуществлении своего преступного замысла готовятся заранее не только к совершению преступления, но и предпринимают меры к сокрытию следов преступления. И это им нередко удается.
   Практике известны преступления, успешно раскрыть и расследовать которые можно было бы только с применением оперативно-розыскных средств. К числу этих преступлений с полным основанием можно отнести умышленное убийство из корыстных побуждений, совершенное в г. Екатеринбурге. Неизвестные преступники ночью ворвались в дом врача-стоматолога, убили его, жену, двоих детей и родственницу, которая приехала их навестить. При осмотре места происшествия не было установлено каких-либо признаков, свидетельствующих об убийстве из корыстных побуждений. На грудь убитого врача была положена записка антисемитского содержания (убитый по национальности был евреем). Совершенное преступление вызвало бурную реакцию общественности города. Предварительное следствие проводилось в соответствии с избранной в начале следствия версией - об убийстве на межнациональной почве. Преступление долгое время оставалось нераскрытым, пока не были включены в раскрытие преступления органы оперативно-розыскной деятельности. В преступную среду города и области была "внедрена" опытная агентура. И один из агентов вышел на одного из преступников. Затем был установлен и его соучастник. Произведенным расследованием была доказана их виновность в содеянном. Они признали свою вину в совершенных убийствах, выдали орудие преступления, а также деньги и иные ценности, похищенные в доме убитых, все это было надежно укрыто ими с намерением лишь через два года воспользоваться похищенным.
   Можно привести и иные примеры, когда только при участии оперативно-розыскной службы можно было успешно раскрыть и расследовать преступления, носящие особо опасный характер.
   В целях наиболее быстрого и полного раскрытия преступлений оперативно-розыскные действия могут выполняться на протяжении всего уголовного судопроизводства: одновременно с выполнением следователем процессуальных действий, но с обязательным извещением следователя о результатах и ходе их проведения.
   Между тем некоторые ученые и практики сводят оперативно-розыскную деятельность и ее результаты, главным образом, к избранию и построению версий, утверждая, что версии могут строиться только с учетом данных, полученных оперативно-розыскным
   путем.
   С подобным ограничением возможностей оперативно-розыскной деятельности согласиться нельзя. Практика оперативно-розыскной и следственной деятельности, как было сказано выше, убедительно подтверждает, что некоторые преступления, совершенные в условиях неочевидности, невозможно не только раскрыть, но и расследовать без проведения хорошо организованной, на высоком профессиональном уровне оперативно-розыскной деятельности, которая охватывает весьма широкий круг задач, а не только избрание версии. Поэтому суживать назначение оперативно-розыскной деятельности не следует. Пока не будет раскрыто и расследовано преступление, органы оперативно-розыскной деятельности не могут считать себя свободными от выполнения возложенных на них обязанностей.
   На практике возникает вопрос о полномочиях следователя знакомиться с материалами оперативно-розыскной деятельности. Некоторые следователи отвергают эту возможность, ссылаясь на то, что это может оказать влияние на формирование у следователя обвинительного уклона, что впоследствии материалы и весь ход расследования он будет "подгонять" под результаты оперативно-розыскной деятельности. Поэтому, утверждают сторонники этой позиции, следователь должен знать только результаты оперативно-розыскной деятельности.
   Было бы неправильным отвергать эту позицию. Когда следователь знакомится с материалами оперативно-розыскной деятельности в полном объеме, он вольно или невольно подпадает под их влияние и при расследовании преступления идет в "фарватере" их результатов и выводов. Не случайно некоторые сотрудники оперативно-розыскной службы "специально предоставляют следователям эти материалы. Такие факты установлены в Краснодарском крае, Витебской, Иркутской областях, когда органы дознания фальсифицировали уголовные дела, привлекая к ответственности лиц, невиновных в совершении преступлений. Более того, чтобы' получить от прокурора санкцию на арест невиновного или лица, виновность которого недостаточно доказана, ему вместе с материалами дела предоставляются материалы оперативного характера, что оказывает на прокурора соответствующее воздействие. Такие "тактические" приемы нередко "срабатывают", а затем оказывается, что лицо невиновно в предъявленном ему обвинении.
   Необходимо отметить, что ни Закон об оперативно-розыскной деятельности, ни ведомственные акты прокуратуры и органов внутренних дел не определяют порядка использования следователем материалов и выводов, к которым пришли оперативно-розыскные органы. Это, возможно, сделано правильно. Надо иметь объективное критическое отношение к материалам оперативно-розыскной деятельности, чтобы непредвзято оценить как сами материалы, так и выводы (результаты) проведенных оперативно-розыскных мероприятий.
   Ни закон об оперативно-розыскной деятельности, ни ведомственные акты не предоставляют следователям возможности знакомиться с материалами оперативно-розыскной деятельности, это - прерогатива прокурора. Но когда следователю предоставляется такая возможность, ее нельзя не использовать. Тем не менее, прокурор обязан предостеречь следователей от безграничного доверия к выводам и результатам оперативно-розыскной деятельности. Если у следователя при ознакомлении с материалами оперативно-розыскной деятельности возникнут сомнения в ее объективности или применении недозволенных методов при ее осуществлении, следователь обязан доложить об этом прокурору, чтобы тот присущими ему средствами проверил соблюдение законности при ее производстве.
   За последние годы, когда организованная преступность приобрела широкие масштабы, сотрудники оперативно-розыскной службы включаются в состав бригад по раскрытию и расследованию опасных преступлений. В таких случаях эти работники становятся членами этих бригад. Их деятельность постоянна, на всех этапах раскрытия и расследования преступления связана с выполнением поручений следователя в связи с различного рода процессуальными действиями. В таких случаях деятельность оперативно-розыскной службы тесно связана с выполнением следователем процессуальных действий. Такие тесные контакты дают весьма ощутимые положительные результаты. Именно по такой схеме было организовано раскрытие и расследование ряда умышленных убийств из корыстных побуждений и других опасных преступлений. Совместная слаженная работа следственного аппарата, прокуроров-криминалистов и сотрудников оперативно-розыскной службы позволяет в сравнительно короткий промежуток времени раскрыть, а затем полно, объективно и всесторонне расследовать все эпизоды совершенных тяжких преступлений.
   При этой оценке производства по раскрытию и расследованию преступления фигура сотрудника оперативно-розыскной службы как бы остается "за кадром". Его имя не фигурирует в материалах уголовного дела.
   Сейчас, когда оперативно-розыскная деятельность получила законодательную регламентацию, было бы целесообразным включить в число участников уголовного процесса (гл. 3 УПК) должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность при раскрытии и расследовании преступлений. Прокурор, осуществляющий надзор за законностью следствия, сможет взять на себя такую ответственность только тогда, когда он в полном объеме будет посвящен в характер оперативно-розыскных мероприятий, применяемых в целях обнаружения преступления, и лиц, их совершивших; знать, оправданны ли эти средства как в оперативном, так и в процессуальном плане; не противоречат ли они закону; не повлекли ли они за собой нарушение прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего, свидетелей и иных участников процесса. Только при соблюдении этих условий прокурор может не допустить нарушения закона в виде применения оперативно-розыскных мероприятий.
   Особое внимание при осуществлении надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности необходимо придавать сохранению тайны источника получаемой информации, а также средств установления различного рода обстоятельств. Применяя способы негласного характера, оперативный работник стремится сохранить в тайне сведения об источнике получаемой им информации и тактических средствах, применяемых для их получения. Он опасается в будущем лишиться и этого источника, и применяемых тактических средств. Эти опасения вполне обоснованны, поэтому прокурор без крайней необходимости не должен требовать информации по этим вопросам.
   При организации прокурорского надзора важно определить взаимоотношения между следователем и соответствующими должностными лицами оперативно-розыскных органов. Давая указания о выполнении оперативно-розыскных действий, следователь обязан указать лишь конечную цель этой деятельности, не предписывая при этом, какими средствами это должно быть достигнуто. Неправильно поступают некоторые следователи, когда в своих письменных поручениях предписывают оперативным органам производство конкретных оперативно-розыскных действий, способы и тактические средства их выполнения. Давая поручение, следователь указывает срок их выполнения с тем, чтобы эти действия укладывались в общий срок расследования преступления. В течение указанного срока следователь вправе запросить предварительные результаты этой деятельности, он может также дать дополнительные указания или сделать уточнения по первоначальному заданию.
   Давая указания о выполнении оперативно-розыскных действий, следователь не обязан указывать мероприятия, необходимые для установления соответствующих данных. Их выбор - прерогатива сотрудников оперативно-розыскных органов. Однако следователь, так же как и прокурор, должен знать возможные оперативно-розыскные мероприятия. Их примерный перечень обозначен в Законе об оперативно-розыскной деятельности (ст. 6). К их числу относятся: опрос граждан; наблюдение, в том числе наружное; исследование предметов и документов; цензура корреспонденции осужденных; контроль почтовых отправлений; прослушивание телефонных и иных переговоров; снятие информации с технических каналов связи и др.
   В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические средства, не причиняющие вреда жизни, здоровью личности и окружающей среде.
   При оперативно-розыскной деятельности может быть использована помощь специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями. Помощь граждан на гласной и негласной основе может быть использована только с их согласия (агентура).
   Эти лица обязаны хранить в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий, и не предоставлять заведомо ложной информации указанным органам.
   Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, образования, принадлежности к общественным объединениям, социального, должностного и имущественного положения, политических и религиозных убеждений.
   Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается использовать конфиденциальное содействие на контрактной основе народных депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений.
   Закон об оперативно-розыскной деятельности предусматривает перечень оснований для производства оперативно-розыскных действий. Среди них: наличие возбужденного уголовного дела; поручение следователя, указание прокурора или определение суда; запросы международных правоохранительных организаций и иностранных государств (в соответствии с договором о правовой помощи) и некоторые другие.
   Успешное выполнение задач, стоящих перед оперативно-розыскными органами, во многом определяется правильно организованным прокурорским надзором за исполнением закона, регулирующим эту деятельность. Осуществление прокурором надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности относится к числу основных направлений в деятельности органов прокуратуры (ст. 29 Закона о прокуратуре).
   Полномочия прокуроров по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, определяются уголовно-процессуальным законодательством, ст. 21 Закона об оперативно-розыскной деятельности; а также приказом Генерального прокурора Российской федерации № 48 от 9 августа 1996 г. "Об организации надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Задачи прокурорского надзора в данном направлении прокурорской деятельности определяются Законом о прокуратуре.
   В случаях нарушения органом или должностным лицом, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц, прокуроры обязаны принять меры к восстановлению этих прав и законных интересов. Если при этом причинен материальный ущерб, эти органы обязаны принять меры к его возмещению.
   Одним из наиболее эффективных средств обеспечения законности оперативно-розыскных мероприятий является судебное санкционирование производства оперативно-розыскных мероприятий, которые затрагивают конституционные гарантии и законные интересы граждан. Только с санкции суда допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих охраняемые законом тайну переписки, телефонных и иных переговоров, телеграфных сообщений, а также право на неприкосновенность жилища. В случаях, когда проведение оперативно-розыскных мероприятий не терпит отлагательства, они могут быть проведены на основании мотивированного постановления одного из руководителей соответствующего органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с уведомлением соответствующего суда в течение 24 часов и получением санкции в течение 48 часов.
   В соответствии с Законом о прокуратуре (ст. 29) и на основании Закона об оперативно-розыскной деятельности прокурор вправе дать органам оперативно-розыскной службы указания о выполнении оперативно-розыскных мероприятий. Указания прокурора о выполнении каких-либо мер оперативно-розыскного характера должны быть четкими, определенными и конкретными, не допускающими их неправильного понимания исполнителем. При этом прокурор вовсе не обязан называть конкретные средства оперативно-розыскного характера, применением которых органы внутренних дел могут установить то или иное обстоятельство. Указания прокурора должны быть обязательно в письменной форме. При этом прокурору в ряде случаев необходимо указать обстоятельства (мотивы), в силу которых прокурор предлагает выполнить оперативно-розыскные мероприятия. Письменные указания прокурора дисциплинируют работника органа дознания, в то же время дают самому прокурору возможность осуществлять контроль за результатами выполнения оперативно-розыскных мероприятий. Указания прокурора должны быть приобщены к уголовному делу (помимо тех, которые исполнитель получает от прокурора лично или через руководителя отдела дознания). Копия этих указаний должна находиться на контроле у прокурора и помещается в наблюдательное производство по уголовному делу.
   Чтобы не превращать сотрудника оперативно-розыскной службы в слепого исполнителя воли прокурора, последнему в необходимых случаях надо лично встретиться с исполнителем и разъяснить суть поставленных перед ним задач.

 
< Пред.   След. >