YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Коммерческое (торговое) право (Э.А. Зинчук) arrow 17.2.3. Коллизионные нормы российского гражданского законодательства, применяемые в виртуальных отношениях
17.2.3. Коллизионные нормы российского гражданского законодательства, применяемые в виртуальных отношениях

17.2.3. Коллизионные нормы российского гражданского законодательства, применяемые в виртуальных отношениях

   Отечественная доктрина исходит из того, что международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. Речь идет о сочетании и взаимодействии двух методов — коллизионного и материально-правового. В правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух сталкивающихся законов подлежит применению — действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, т.е. закон страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.
   Специфика правоотношений в Интернете заставляет отвечать на вопросы применимого права, юрисдикции и содержания применимого права несколько иначе, нежели в аналогичных случаях при рассмотрении традиционных отношений с иностранным элементом в реальном мире. Сейчас идет процесс накопления этого опыта судами, особенно США, которые уже приступили к рассмотрению споров, возникающих между субъектами правоотношений в Интернете. Видимо, в скором будущем будут изданы труды, обобщающие нормы судебных прецедентов. На данном этапе развития правоотношений в Интернете важно шире использовать коллизионные нормы, которые указывают на право государства, подлежащее применению.
   Коллизионная норма не решает вопроса по существу, она отсылает к материально-правовым нормам того или иного государства, предусматривающим соответствующие правила. Это обусловливает отличие структуры коллизионных норм от структуры других нормативных правовых предписаний. Коллизионная норма состоит из двух элементов — объема и привязки. Объем коллизионной нормы указывает на отношения гражданско-правового характера, к которым эта норма применяется, а привязка — основания (признаки) определения применимого права.
   Результатом многовековой практики многих стран являются обобщение наиболее распространенных коллизионных привязок, определение их основных видов, формирование типов таких привязок (формул прикрепления). Самым простым способом предотвращения коллизионных ситуаций может быть автономная воля сторон, когда они сами выбирают применимое право и место рассмотрения спора, — так называемый закон, избранный лицами, совершившими сделку (lex voluntatis). Этот принцип принят в коллизионном праве почти всех стран. Однако стороны не всегда могут по объективным или субъективным причинам сделать свой выбор. В таком случае в зависимости от конкретных обстоятельств могут быть использованы другие коллизионные привязки. Широко распространены следующие формулы прикрепления.
   1. Личный закон физического лица (lex personalis): а) закон гражданства (lexpatriae, lex nationalis); б) закон места жительства (lex domicilii). В соответствии с личным законом решаются вопросы гражданско-правового статуса физического лица, его правоспособности и дееспособности, личных прав, прав в области семейных отношений, отношений наследования. Обе эти привязки применяются в российском законодательстве. Так, гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется по праву страны, гражданином которой он является (п. 2 ст. 160 Основ гражданского законодательства); гражданская дееспособность лица без гражданства определяется по праву страны, в которой это лицо имеет постоянное место жительства (п. 3 ст. 160 Основ гражданского законодательства). (Здесь и далее авторы вынуждены ссылаться на статьи гражданского законодательства СССР 1991 г., поскольку часть третья ГК РФ, в которой зафиксированы коллизионные нормы, еще не принята.)
   2. Личный закон юридического лица (lex societatis) указывает на принадлежность юридического лица к правовой системе определенного государства и соответственно на его государственную принадлежность. Этот закон позволяет решать вопросы, относящиеся к статуту юридического лица, его гражданской правосубъектности, в том числе такие: является ли данная структура юридическим лицом; как возникает и в каком порядке прекращает свою деятельность юридическое лицо; каковы его организационно-правовая форма, объем правоспособности; каким образом строятся отношения внутри юридического лица; как проводятся его реорганизация и ликвидация. Более того, этим законом регулируются и такие важные для коммерческой деятельности вопросы, как судьба ликвидационного остатка, правовое положение филиалов и представительств юридического лица, вопросы лицензирования, налогообложения и др. Международной практике известны различные критерии определения "национальности" юридического лица: место учреждения (инкорпорации) лица, место нахождения его управляющего центра, место его деятельности. В нашей стране гражданская правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо (п. 1 ст. 161 Основ гражданского законодательства).
   3. Закон места нахождения вещи (lex rei sitae). Сфера применения этого коллизионного закона — вопросы права собственности и других вещных прав. В нашей стране данная привязка закреплена в ст. 164, 169 Основ гражданского законодательства. Так, в п. 1 ст. 164 указывается, что право собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находится.
   4. Закон места совершения акта (lex loci actus). Этот коллизионный принцип включает несколько разновидностей привязок, главные из которых следующие: а) закон места заключения договора (lex loci contractus); 6) закон места совершения сделки, определяющий ее форму (locus regit actum). Сферы применения данных законов находятся в плоскости определения статута сделки (обязательства, договора), формы гражданско-правового акта. Эти коллизионные привязки содержатся в ст. 165 Основ гражданского законодательства. Так, согласно п. 1 ст. 165 Основ право страны, где была выдана доверенность, применяется к ее форме и сроку действия. "Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям советского права".
   5. В законодательстве ряда государств применяется принцип закона места исполнения обязательства (lex loci solutionis). Это значит, что к содержанию договора, к определению прав и обязанностей сторон применяется закон того государства, где договор подлежит исполнению.
   6. В области внешней торговли применяются и другие коллизионные привязки, прежде всего закон страны продавца (lex venditoris). Основами гражданского законодательства (п. 1 ст. 166) при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве предписывается для определения статуса внешнеторгового договора купли-продажи применять к нему право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом. Международное законодательство также исходит из правила, что в случаях, когда сторонами не определено право, подлежащее применению, договор купли-продажи регулируется правом государства, где продавец на момент заключения договора имеет коммерческое предприятие. Указанное положение зафиксировано в ряде международных документов: в Конвенции о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1955 г. (Российская Федерация в Конвенции не участвует); в Общих условиях поставок товаров (ОУП СССР - КНДР 1981 г., ОУП СЭВ 1968-1988 гг., ОУП СЭВ — Финляндия 1978 г.); в Модельном гражданском кодексе стран СНГ и др.
   7. Закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). С помощью этого закона определяются наличие вреда, основания ответственности за причинение вреда и освобождения от нее, возможность возложения ответственности на лицо, не являющееся причинителем вреда и в конечном счете определяется объем и размер возмещения. Статья 167 Основ гражданского законодательства гласит, что "права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда". Эта статья часто применяется при рассмотрении вопроса о причинении вреда иностранным туристам в Российской Федерации.
   8. Закон, регулирующий статут ("существо") отношений (lexcausae). Сфера применения данного закона — определение статута отношений, регулирование вопросов, связанных с существом отношений. Например, вопросы исковой давности разрешаются по праву страны, применяемому для регулирования соответствующих отношений.
   В системе коллизионных норм особое место занимает закон суда (lex fori), т.е. закон той страны, где рассматривается спор (в суде, арбитраже или в ином органе). Согласно этому принципу суд или иной орган государства должен руководствоваться законом своей страны, не взирая на иностранный элемент в составе данных отношений. Например, общепризнанно, что в вопросах гражданского процесса суд при рассмотрении дела с иностранным элементом применяет право своего государства. По существу этот закон противостоит всем другим коллизионным привязкам. Трудности, связанные с применением иностранного права, способны вводить суды в искушение предпочесть ему законодательство своего государства. Не случайно судебный прецедент набирает силу в рассмотрении виртуальных отношений в тех странах, где он является одним из источников национального права. Правда, в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. указывается, что нотариус в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами применяет нормы иностранного права (ст. 104).
   Таким образом, можно говорить об экстерриториальности действия коллизионных норм. Особенно это характерно для коллизионных норм, определяющих личный закон субъектов международного частного права. В связи с этим они наиболее приспособлены к тем отношениям, которые возникают между субъектами в процессе использования Интернета. Именно для виртуальных отношений характерна экстерриториальность.

 
< Пред.   След. >