YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Российский прокурорский надзор (Под ред. А.Я. Сухарева) arrow § 6. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации
§ 6. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации

§ 6. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации

   К правовым основам организации и деятельности прокуратуры РФ относятся постановления Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам, непосредственно связанным с построением, функциональным содержанием деятельности органов прокуратуры, реализацией принципов подчиненности и подотчетности должностных лиц прокуратуры, включая Генерального прокурора РФ, по иным аспектам. С учетом правовой значимости постановлений Конституционного Суда РФ, последствий их принятия такие постановления применяются непосредственно. В последующем, с включением соответствующих положений в Конституцию РФ, Закон о прокуратуре либо в иной федеральный закон применяется и используется такая норма закона, воспринявшая эти положения постановления Конституционного Суда РФ.
   Кроме того, признание Конституционным Судом РФ не соответствующей Конституции РФ нормы (или ее части) Закона о прокуратуре РФ вызывает определенные правовые последствия в части, касающейся содержания такой нормы, условий и порядка ее применения, а также оснований изменения (дополнения) законодательства об организации и деятельности органов прокуратуры.
   К наиболее принципиальным относится ряд постановлений Конституционного Суда РФ, непосредственно связанных с правовой регламентацией организации и деятельности органов прокуратуры. В их числе постановление по спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела.
   Как известно, Генеральный прокуратур РФ Указом Президента РФ от 2 апреля 1999 г. № 415 был отстранен от должности на период расследования возбужденного в отношении него уголовного дела.
   В Конституционный Суд РФ обратился Совет Федерации, посчитав, что такое отстранение может иметь место только в порядке, установленном ст. 83 (п. "е"), 102 (п. "з" ч. 1) и 129 (ч. 2) Конституции РФ для назначения на должности и освобождения от должности Генерального прокурора РФ, т.е. должно осуществляться Советом Федерации по представлению Президента РФ, и, следовательно, Президент РФ был не вправе издать названный Указ.
   Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 1 декабря 1999 г. в частности указал, что в случае возбуждения такого уголовного дела в любом случае должен быть издан соответствующий акт об отстранении Генерального прокурора РФ от должности. Это должно составлять компетенцию иной, вне системы прокуратуры, государственно-властной инстанции федерального уровня.
   Конституционный Суд постановил, что исходя из Конституции РФ и в отсутствие иного законодательного регулирования акт о временном отстранении Генерального прокурора от должности, необходимость которого обусловлена возбуждением в отношении него уголовного дела, обязан издать Президент.
   При этом суд отметил, что не исключается право законодателя на основе Конституции и с учетом правовых позиций, изложенных в постановлении суда, и иные механизмы реализации возможного уголовного преследования в отношении Генерального прокурора и его отстранения от должности на период расследования.
   В другом случае Конституционный Суд РФ вынес постановление от 18 февраля 2000 г. по делу о проверке конституционности п. 2 ст. 5 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина Б. А. Кехмана. По делу было установлено, что прокурор Ленинского района города Самары отказал гражданину Б. А. Кехману в просьбе ознакомиться с материалами проводимой прокуратурой проверки, предметом которой являлась законность действий администрации этого района при предоставлении Б. А. Кехману жилья в связи со сносом жилого дома, часть которого принадлежала ему на праве собственности.
   Ленинский районный суд города Самары, куда Б. А. Кехман обратился с жалобой, признал отказ прокурора правомерным.
   Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, рассматривавшая кассационную жалобу заявителя на решение суда первой инстанции, оставила ее без удовлетворения, как и жалобы, поданные им в порядке надзора в Самарский областной суд и Верховный Суд РФ, а также в вышестоящие органы прокуратуры.
   При этом они ссылаются на п. 2 ст. 5 Закона о прокуратуре, позволяющий прокурору давать какие-либо объяснения по существу находящихся в их производстве материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законодательством.
   Конституционный Суд в частности констатировал, что ограничение права гражданина на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, вытекающего из ст. 24 (ч. 2) Конституции РФ, допустимо лишь в соответствии с федеральными законами, устанавливающими специальный правовой статус не подлежащей распространению информации, обусловленной ее содержанием. Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции п. 2 ст. 5 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, он во всех случаях приводит к отказу органами прокуратуры в предоставлении гражданину для ознакомления материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований, связанных с содержанием указанных материалов, и препятствует тем самым судебной проверке обоснованности такого отказа.
   Представляется, что в постановлении точнее было бы говорить о том, что по данному делу имел место отказ в предоставлении гражданину для ознакомления необходимых материалов. Во многих случаях прокуроры не только по запросу заинтересованных лиц, но и по собственной инициативе знакомят их с материалами, послужившими поводом и основанием для прокурорской проверки, а также с материалами, полученными в результате ее проведения.
   Однако в отсутствие специальной регламентации оснований, сроков и порядка проведения общенадзорной проверки не исключается возможность рассмотрения предусмотренных п. 2 ст. 5 Закона о прокуратуре РФ полномочий прокурора как дискреционных, оставляющих решение этого вопроса на усмотрение прокурора. Вместе с тем Конституционный Суд РФ в своем постановлении признал не противоречащим Конституции РФ п. 2 ст. 5 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации". Являясь гарантией от недопустимого вмешательства в деятельность органов прокуратуры РФ, этот пункт освобождает прокурора и следователя от обязанности давать какие-либо объяснения по существу находящихся в их производстве дел и материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления, если этим не нарушается вытекающее из ст. 24 (ч. 2) Конституции Российской Федерации право, ограничения которого возможны лишь при их надлежащем установлении федеральным законом. Существенное значение для практики применения Закона о прокуратуре и для перспектив и конкретных направлений развития законодательства о прокуратуре имеет постановление Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросом судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ. В соответствии с абз. 1 и 2 п. 2 ст. 1 Закона о прокуратуре, которыми на прокуратуру возложен надзор за соответствием законам правовых актов, издаваемых представительными (законодательными) органами субъектов Российской Федерации, Кемеровский областной суд 12 ноября 1998 г. удовлетворил заявление прокурора Кемеровской области о признании Закона Кемеровской области "О ценовой политике в Кемеровской области" недействительным, как противоречащего федеральному законодательству. Администрация Кемеровской области обжаловала решение областного суда в Верховный Суд РФ, полагая, что оно подлежит отмене, поскольку в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ рассмотрение возникшего спора относится к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке приостановила производство и обратилась в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности названных положений, содержащихся в п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
   Конституционный Суд РФ указал, что суды общей юрисдикции, по смыслу ст. 76, 118, 120, 125, 126, 127 и 128 Конституции РФ не могут, признавать законы субъектов Российской Федерации не соответствующими Конституции РФ и на этом основании утрачивающими юридическую силу. Данное полномочие в силу ст. 125 Конституции РФ относится к компетенции только Конституционного Суда РФ.
   Суд общей юрисдикции, придя к выводу о несоответствии Конституции закона субъекта Федерации, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке его конституционности. Конституционный Суд РФ признал, что принятый до вступления в силу Конституции РФ закон, исходя, из которого судом общей юрисдикции осуществляется, то или иное полномочие, не может быть признан неконституционным лишь на том основании, что по форме он не является федеральным конституционным законом. При этом Конституционный Суд РФ учел, что согласно Закону о прокуратуре прокурор обращается в суд и участвует в рассмотрении дел в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законодательством РФ (п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 35). В том числе он вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства (п. 3 ст. 35). Данное полномочие прокурора и соответствующее полномочие суда основаны на положениях принятого в 1964 г. ГПК РСФСР, которые содержатся в ч. 3 ст. 10, ст. 41, п. 2 ч. 1 и ч. 2 ст. 231, ст. 2391—2398 (в редакции Закона РФ от 28 апреля 1993 г.), а также на положениях Закона РФ от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (ст. 3 и 6). Поэтому рассматриваемые положения Закона о прокуратуре лишь подтверждают нормативные положения о полномочиях прокурора обращаться в суд с заявлением о проверке нормативных актов представительных органов субъекта РФ и соответствующем полномочий судов общей юрисдикции, которые до вступления в силу Конституции РФ уже были предусмотрены названным процессуальным законодательством. На основании этих и совокупности иных положений, изложенных в постановлении от 11 апреля 2000 г., Конституционный Суд РФ постановил признать не противоречащими Конституции положения абз. 1 и 2 п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и абз. 1 и 3 п. 3 ст. 22 Федерального закона о прокуратуре. Вместе с тем признано не соответствующим Конституции положение абз. 3 п. 3 ст. 22 Федерального закона о прокуратуре в части, наделяющей суды общей юрисдикции полномочием признавать закон субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону.
   Вместе с тем следует признать, что такая ситуация является и результатом отсутствия федерального конституционного закона о полномочиях судов общей юрисдикции по проверке соответствия нормативных правовых актов Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам.

 
< Пред.   След. >