YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Предпринимательское право (О.А. Беляева) arrow § 2. История становления предпринимательского права. Концепции регулирования предпринимательских отношений
§ 2. История становления предпринимательского права. Концепции регулирования предпринимательских отношений

§ 2. История становления предпринимательского права. Концепции регулирования предпринимательских отношений

   Концепция хозяйственного (предпринимательского) права не нова, она появилась еще в начале ХХ в. за рубежом. Затем данная концепция была воспринята советскими учеными-юристами. К примеру, А. Гойбарх полагал, что гражданское право — всегда и везде есть частное право, существующее как противоположность праву публичному. Если граница между публичным и частным правом исчезает, то перестает существовать и гражданское право; ему на смену приходит право хозяйственное.
   П.И. Стучка понимал гражданское право как форму организации общественных отношений — отношений производства и обмена. Именно он создал в 20-е гг. ХХ в. «теорию двухсекторного права»: административно-хозяйственного права для социалистических организаций и гражданского права для частных лиц. Однако, по мнению большинства ученых-цивилистов того времени, данная теория была ошибочной, поскольку приводила к противопоставлению интересов социалистического хозяйства интересам отдельной личности в социалистическом обществе. К началу 30-х гг. ХХ в. сформировалась концепция единого хозяйственного права, и гражданское право на некоторое время было упразднено и как наука, и как учебная дисциплина. Появление хозяйственного права связывали со смешанным характером советской экономики и индустриализацией гражданского права. Объективными предпосылками возникновения советского хозяйственного права (как отрасли и науки) явилось укрепление социалистического сектора экономики и плановых начал в народном хозяйстве страны. Правоведы, исследовавшие проблемы в области хозяйственного права, стремились создать некий компромисс публичного и частного права, приспособленный к новым экономическим условиям.
   В 50-е гг. ХХ в. дискуссия о концепции хозяйственного права возобновилась. Хозяйственное законодательство стали рассматривать как комплексное образование, выступающее внешним проявлением, формой сложного взаимодействия норм различных отраслей социалистического права в регулировании разных сторон хозяйственной деятельности. Именно такая трактовка хозяйственного законодательства господствовала тогда в теории права, а хозяйственное право понималось как определенная совокупность норм и институтов различных отраслей советского социалистического права, функционально взаимодействующих в регулировании хозяйственной деятельности. Во время новой кодификации советского законодательства высказывались предложения принять Хозяйственный кодекс.
   В 90-е гг. ХХ в. в России начался переход от плановой экономики к рыночной, от одной экономической системы к другой. Поэтому прежняя концепция потребовала изменений. Основоположником новой школы предпринимательского (хозяйственного) права считается профессор В.С. Мартемьянов. Существуют даже предложения о принятии Предпринимательского кодекса.
   На сегодняшний день практически в каждой отрасли отечественного права содержатся нормы, так или иначе связанные с экономической политикой государства. Однако подавляющее большинство норм, определяющих эту политику, сосредоточено в двух отраслях российского права — административном и гражданском. Административное право регулирует управленческие отношения на началах власти и подчинения, поэтому принято говорить, что такие отношения строятся «по вертикали». Гражданское право регулирует имущественные отношения на началах равенства, поэтому принято считать, что эти отношения строятся «по горизонтали».
   «Горизонтальные» отношения равноправных субъектов в сфере товарно-денежного оборота традиционно регулируются гражданским правом, а «вертикальные» отношения предпринимателей с органами государственной власти — административным правом. Следовательно, каждая из этих отраслей права регулирует хозяйственную (предпринимательскую) деятельность, но регулирует ее лишь в определенной области и при помощи определенного метода. Нужно ли впредь сохранять такое распределение юридических норм или целесообразнее объединить их в новую (может быть, комплексную) отрасль права? Тем более, что нынешнее законодательство о предпринимательстве включает в себя и значительную часть законов разной отраслевой принадлежности.
   Дискуссия о разграничении отраслей права традиционна не только для современной юриспруденции, но и для науки советского периода. Выделение отраслей права возможно по различным основаниям, но наиболее часто они выделяются исходя из двух критериев: предмета правового регулирования и метода (юридического режима) правового регулирования.
   Под предметом понимается круг общественных отношений, регулируемых данной отраслью права. Естественно, он должен иметь определенные особенности, быть относительно самостоятельным и объединять более или менее однородные отношения. Под методом (юридическим режимом) правового регулирования понимается совокупность приемов и способов юридического воздействия на общественные отношения, составляющие предмет данной отрасли права, в целях достижения необходимого результата. В предмет предпринимательского права следует включить две основные группы правоотношений. Первая — это отношения, связанные с организацией предпринимательской деятельности. Они основываются на конституционном праве граждан заниматься предпринимательской деятельностью (ст. 34 Конституции РФ), а также на развитии этого права в нормах ГК РФ. Речь идет о содержании правоспособности граждан, включающей право заниматься предпринимательской и любой другой не запрещенной законом деятельностью, создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами, совершать не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах (ст. 18 ГК РФ). Кроме того, в ГК РФ устанавливается необходимость государственной регистрации индивидуальных предпринимателей и юридических лиц (ст. 23, 51 ГК РФ), а также регламентируется целый комплекс организационноимущественных отношений. Конечно, все эти отношения взаимосвязаны предметным единством и являются предпринимательскими. Но по своему юридическому режиму, методу правового регулирования, если исходить из традиционных в правовой науке взглядов, — это разноотраслевые отношения.
   Во вторую группу входят отношения, непосредственно связанные с самой предпринимательской деятельностью, с главной целью предпринимательства — систематическим получением прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Здесь приоритет имеет гражданско-правовое регулирование предпринимательских отношений. Взаимоотношения между предпринимателями как товаропроизводителями — юридически равными субъектами товарно-денежных отношений — иначе как гражданско-правовыми (частноправовыми) методами в рыночной экономике регулироваться не могут. Хотя и здесь можно наблюдать ряд случаев государственного (публично-правового) вмешательства в частноправовые отношения, например государственное регулирование цен на услуги естественных монополистов.
   Итак, гражданское право охватывает только часть, хотя и существенную, отношений в области предпринимательской деятельности. Не менее значительная их часть регулируется публично-правовыми методами. Это отношения по государственному регулированию предпринимательства. Можно сказать, что специфика предпринимательского права, правового регулирования предпринимательской деятельности, а также предпринимательского законодательства — в сочетании, взаимодействии частноправовых и публично-правовых интересов, частноправовых и публично-правовых средств, частноправовых и публично-правовых отношений. Примерами тому служит правовое регулирование эмиссии ценных бумаг, закупок товаров, работ, услуг для государственных нужд на основании заключенного государственного контракта, специальная (ограниченная) правоспособность некоторых коммерческих организаций (банков, страховщиков).
   На сегодняшний день в отечественной правовой науке представлены, в основном, две концепции правового регулирования предпринимательской деятельности.
   Сторонники монистической концепции (профессор В.С. Мартемьянов, профессор И.В. Дойников, академик В.В. Лаптев) считают, что предпринимательское, или хозяйственное право, — самостоятельная отрасль права со своим предметным единством. Эта отрасль представляет собой совокупность норм, регулирующих предпринимательские отношения и тесно связанные с ними иные, в том числе некоммерческие отношения, а также отношения по государственному регулированию экономики в целях обеспечения интересов государства и общества. В современных условиях сформировалась специфическая форма взаимосвязи государства и рынка, при которой регулирование предпринимательской деятельности методами частного права (гражданского права) невозможно. Российское предпринимательское право преодолело границы торгового права как права частного, поскольку идет процесс коммерциализации управления государственным имуществом и осуществляется масштабная предпринимательская деятельность в государственном секторе экономики. Можно сказать, что с этих позиций предпринимательское право является измененной концепцией сложившегося в советский период хозяйственного права.
   Другой подход получил название дуалистической концепции правового регулирования предпринимательской деятельности (профессор Е. А. Суханов). Исходя из данного названия, дуализм, или двойственность, заключается в том, что частноправовые отношения между юридически равноправными товаропроизводителями регулируются единым гражданским правом, а отношения по организации и руководству предпринимательской деятельностью — административным и тесно связанными с ним отраслями права (финансовым, налоговым и др.). Конечно, при этом допускается обособление соответствующего законодательного массива либо выделение учебной дисциплины, посвященной правовому регулированию предпринимательской деятельности. И законодательство о предпринимательстве, и учебный курс предпринимательского права носят комплексный характер, охватывая как частноправовые, так и публично-правовые правила и конструкции. С учетом прикладных целей их выделения это вполне допустимо.
   Интересно отметить, что еще в начале ХХ в. известный русский цивилист Г.Ф. Шершеневич говорил о целесообразности преподавания в учебных заведениях предмета «Торговое право», не выделяя, однако, его в качестве самостоятельной отрасли права. Шершеневич дал четкий ответ на вопрос о том, что такое торговое право: это совокупность норм частного права, предназначенных для регулирования торгового (коммерческого) оборота, т.е. для взаимоотношений профессиональных предпринимателей (коммерсантов). При этом он различал публичное и частное торговое право.
   Публичное торговое право — это нормы, регулирующие отношения между государством и лицами, осуществляющими торговую деятельность. Таковы нормы, определяющие правовое положение индивидуальных предпринимателей, банков, бирж и т. п., меры административного воздействия на торговую деятельность, признание предпринимателей несостоятельными (банкротами). Частное торговое право регулирует отношения, возникающие по поводу торговли между частными лицами. В этом смысле оно представляет собой специальную часть гражданского права. На наш взгляд, современное предпринимательское право следует рассматривать как публичное торговое право, но в несколько более широком значении, поскольку торговля является всего лишь частью предпринимательской деятельности.
   Если для сравнения мы обратимся к зарубежной науке, то в западных странах к сфере предпринимательского права относятся любые нормы, регулирующие экономические отношения и затрагивающие интересы предпринимателей. Такое широкое понимание предпринимательского права не требует ограничения его предмета рамками отрасли права. Поэтому в данном случае к предпринимательскому праву относятся и такие нормы, которые в традиционном российском понимании (разделение на отрасли права) являются источниками других правовых отраслей, далеких от предпринимательства (например, экологическое, земельное, трудовое право). К ним относятся, в частности, требования к очистным сооружениям, санитарно-эпидемиологические требования.
   Более узкая трактовка предмета предпринимательского права имеет скорее прикладной характер (в образовательных целях) и обычно состоит из отдельных самостоятельных разделов (отраслей), касающихся исключительно функционирования рыночной экономики, таких, как общие права компаний: конкурентное право, несостоятельность и банкротство, финансовое право, реструктуризация компаний и т.п.
   Предпринимательское право в широком смысле включает любые правовые нормы, так или иначе связанные с бизнесом (business law). При этом под бизнесом понимается как сама деятельность, осуществляемая путем производства и распространения товаров, выполнения работ или оказания услуг, и финансовые результаты этой деятельности, так и предприятие (enterprise — бизнес-единица), выделяемое и объединяемое при определенных условиях с другими предприятиями в рамках одной компании или группы компаний по направлениям деятельности, видам выпускаемой продукции и предоставляемых услуг. Для предпринимательского права, как никакого другого, важна научно продуманная и методологически обоснованная система построения учебного материала. В отличие, допустим, от гражданского права, где система учебного курса логически следует системе ГК РФ, в предпринимательском праве отсутствует единый, консолидирующий законодательный акт, в соответствии с которым можно было бы выстраивать систему учебного курса.
   Научная концепция предпринимательского права базируется на признании, во-первых, системы рыночного хозяйства как внутренне присущей любому обществу и, во-вторых, объективной необходимости государственного регулирования этой системы. Науку предпринимательского права можно определить как систему обобщенных научно-теоретических и методологических знаний о содержании (сущности) и закономерностях развития правового регулирования рыночного механизма через предпринимательскую деятельность.
   На наш взгляд, нет достаточных оснований для выделения предпринимательского права в самостоятельную отрасль по следующим причинам. Во-первых, легальное определение предпринимательской деятельности, а также основные принципы правового положения предпринимателей закреплены в Гражданском кодексе РФ. Во-вторых, за пределами Гражданского кодекса находится большое число нормативных актов, специально направленных на регулирование имущественных отношений между предпринимателями или с их участием. Однако это обстоятельство само по себе не доказывает образование наряду с гражданским правом самостоятельной отрасли предпринимательского права.
   Кодекс и отрасль права — это не одно и то же. Допустимо существование отраслей права, которые вообще не имеют своего кодекса. Например, в советское время многие союзные республики не имели собственных административных кодексов, но тот факт, что административное право существует в этих республиках в качестве самостоятельной отрасли права, не ставился под сомнение. Наиболее распространенные имущественные отношения граждан (договор розничной купли-продажи, договор бытового подряда, договор жилищного найма и проч.) во многом регулируются не Гражданским кодексом РФ, а специальными законами и другими нормативными актами.
   Система российского права — это объективно присущая ему структура, выражающаяся в его делении на определенные отрасли. Казалось бы, существование предпринимательского права с очевидностью доказывается наличием законодательства по вопросам предпринимательской деятельности. Однако законодательство в нашем государстве регламентирует самые различные вопросы, связанные не только с экономикой или предпринимательством, но и с обороной, культурой, наукой, искусством и т.п. Это не означает, что каждая подобная ветвь законодательства воплощает соответствующую отрасль права. Следовательно, законодательство по определенным вопросам и отрасль права — разные вещи. Отрасль права определяется предметом ее регулирования, т.е. совокупностью тех общественных отношений, которые лежат в ее основе и объективно обусловливают необходимость ее существования.
   В-третьих, в системе юридического образования имеются такие учебные дисциплины, которые вообще не совпадают с какой- либо отраслью права. Например, криминалистика, криминология, юридическая психология. Наконец, в-четвертых, является вполне допустимым комплексное изучение и исследование связанных между собой юридических норм, которые относятся к различным отраслям права. Например, во многих вузах преподаются такие учебные дисциплины, как транспортное право, страховое право и т.д. Таким образом, возможно и комплексное преподавание.
   Что касается системы и иерархии источников предпринимательского права, то, конечно, они являются традиционными для нашей правовой системы (международные договоры — конституция — федеральные законы — подзаконные акты), а содержание конкретных правовых актов раскрывается в последующих темах. Хотелось бы лишь остановиться на двух особых видах источников права: обычай делового оборота (lex mercatore) и так называемое «живое» право, т.е. документы судебно-арбитражной практики рассмотрения споров. Обычай — наиболее древняя форма выражения права. Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Применение обычаев санкционировано в тех случаях, когда необходимая норма в законодательстве отсутствует (ст. 5 ГК РФ). Но пока обычаи делового оборота в нашей стране не систематизированы, хотя неоднократно высказывалось мнение о необходимости составления сводов предпринимательских обычаев. В целом, можно назвать два способа их выявления: деятельность торгово-промышленных палат (сейчас публикуются обычаи морских портов и обычаи в области внешней торговли) и судебная деятельность, в ходе которой то или иное взаимоотношение сторон может быть признано обычаем делового оборота.
   Признание судебно-арбитражной практики формой выражения права является весьма дискуссионным вопросом, хотя для этого есть ряд веских причин. Во-первых, наличие большого числа «обобщенных судебных прецедентов», выраженных в постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, а также в информационных письмах Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ для нижестоящих судебных инстанций. Во-вторых, наличие «каучуковых» норм, т.е. выражений неопределенного характера, например «заботливость», «осмотрительность», «неосторожность», «злоупотребление правом» (ст. 10 ГК РФ). В-третьих, зачастую разъяснения судебных инстанций о том, как нужно применять закон, становятся не толкованием существующей, а созданием новой нормы. В качестве примера можно назвать отечественное вексельное законодательство и его толкование судами при разрешении споров.

 
< Пред.   След. >