YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Мировая экономика (В.М. Кудров) arrow 6.1. Из истории вопроса. Методология
6.1. Из истории вопроса. Методология

6.1. Из истории вопроса. Методология

   Разрыв между странами Западной Европы и США по уровню экономического развития фактически образовался более 100 лет назад и существует до сих пор. Известный западный экономист А. Мэддисон считает, что уже в 1870 г. США были крупнейшей страной мира, на которую приходилось 20% ВНП главных капиталистических стран, в то время как в 60-х годах XIX в. — примерно 40%. По расчетам этого ученого, среднегодовой прирост производительности труда в Европе в 1870— 1913 гг. составил 1,9%, а в США — 2,4%, следовательно, разрыв между ними увеличивался.
   В развитии отдельных направлений техники и производства США продемонстрировали свое превосходство над странами Европы еще раньше. Так, в 1851 г. на международной выставке в Лондоне европейцев поразили сельскохозяйственная техника фирмы “Маккормик”, револьверы “Кольт”, американские швейные машины и резиновые изделия.
   В течение многих десятилетий экономика США развивалась при остром недостатке трудовых ресурсов, а стран Западной Европы — при их избытке. Поэтому уровень оплаты труда в США всегда превышал западноевропейский. Кроме того, США были лучше обеспечены сырьем, к тому же более дешевым, чем в Европе. По этим и другим причинам технический прогресс в Соединенных Штатах развивался более высокими темпами и был направлен прежде всего на создание трудосберегающей техники.Развитие экономики США опиралось на быстро растущий внутренний емкий рынок, а также особенную предприимчивость бизнесменов, выражавшуюся прежде всего в предпринимательских рисках и изобретательстве. На основе этого происходила массовая стандартизация и специализация производства, в Европе же высококачественная продукция выпускалась малыми сериями. И в то же время США делали упор на создание новых видов машин и оборудования, составляя своим соперникам серьезную конкуренцию по новизне производимой продукции. Все эти факторы в сочетании с дешевизной сырья снижали издержки производства в США, способствовали повышению конкурентоспособности американской продукции.
   Более высокий уровень оплаты труда в США все же сдерживал снижение издержек производства, но одновременно он обусловливал необходимость быстрого развития производства предметов потребления, т.е. II подразделения общественного производства. Это существенно расширяло емкость внутреннего рынка и в конечном счете стимулировало рост I подразделения, трудовую активность и, следовательно, также служило фактором ускорения экономического развития и повышения конкурентоспособности производства в США в целом. В 40—50-х годах XX в. разрыв между США и странами Западной Европы по объемам производства еще больше увеличился. В тот период в капиталистическом мире США были практически единственным центром силы, обладающим огромными производственными мощностями и экономическим потенциалом. Позиции Западной Европы были существенно ослаблены Второй мировой войной. В условиях противостояния так называемому лагерю социализма США стремились быстрее восстановить хозяйство стран Западной Европы и Японии, упрочить позиции капитализма. Используя свое превосходство, Соединенные Штаты широко передавали этим странам новую технику и технологию, а также накопленные технические знания.
   Массовое заимствование старой американской технологии и техники давало возможность западноевропейским государствам продвигаться вперед в экономическом отношении, но одновременно уже в первые послевоенные годы образовался технологический разрыв, так как не было стимулов для развития собственных научных исследований и внедрения отечественной техники и технологии. Лишь с начала 60-х годов западноевропейские страны приступили к созданию собственной базы НИОКР, что затем позволило им весьма активно приближаться к США как в экономическом, так и в научнотехническом отношении.
   Апогеем веры в американское превосходство явилась книга известного французского публициста и общественного деятеля Сервана-Шрейбера “Американский вызов”, опубликованная в 1967 г. Пожалуй, в ней впервые растущее американское “технологическое превосходство” было представлено как опасность неминуемого и довольно скорого технического и экономического закабаления Западной Европы Америкой. Впоследствии эта тревога стимулировала расширение “Общего рынка”.
   С конца 60-х годов в западноевропейских странах и в США состоялось множество конференций, симпозиумов и других встреч, на которых детально обсуждались проблемы соотношения между тремя главными центрами силы в мировой экономике (США — Западная Европа — Япония), и прежде всего касающиеся динамики технологического разрыва. Бурные обсуждения специалистов дали импульс детальному изучению этой сложной и противоречивой проблемы. В результате было признано, что в действительности разрыв не столь уж велик и опасен для Западной Европы, хотя по уровню развития науки, техники и производства США в некоторых областях имеют бесспорное превосходство.
   В 60-х годах в обостряющемся соперничестве с США наряду с Западной Европой все большую роль начинала играть Япония, которая стала превосходить США по производству многих важнейших видов продукции на душу населения (сталь, чугун, суда, синтетическое волокно, телевизоры, полиэтилен и т.д.).
   Достижение таких результатов было обусловлено действием разных факторов, в том числе и более высокой интенсивностью труда в Японии по сравнению с интенсивностью труда в западноевропейских странах и США. В Японии были и остаются наивысшими норма сбережений и норма капиталовложений, установлена весьма продолжительная рабочая неделя. Япония продемонстрировала пример эффективного освоения массовых закупок зарубежной техники и технологии, особенно американской. Это позволило стране не только сэкономить собственные средства на развитии НИОКР, но и существенно сократить сроки освоения новых мощностей, быстрее перестроить старый и создать новый производственно-технический аппарат. По данным исследования японских специалистов, свыше 42% используемой промышленными фирмами техники и технологий обязано своим происхождением импорту. Однако ныне США, оставаясь ведущей державой мира, безвозвратно утратили ряд важных преимуществ.
   Во-первых, в прошлом США, находясь по другую сторону океана, могли позволить себе пребывать в удобной позиции “блестящей изоляции” и не очень беспокоиться об экономических отношениях с иными странами. В современных условиях возросшей взаимозависимости, глобализации мирового хозяйства в целом и хозяйства главных капиталистических стран в особенности такое положение уже невозможно. Американская экономика теперь тесно связана с другими национальными и региональными хозяйствами и ощущает растущую зависимость от них.
   Во-вторых, по экономической мощи, уровню экономического развития, эффективности производства и ряду внешнеэкономических показателей США, вырвавшиеся вперед после Второй мировой войны, постепенно стали сдавать свои позиции. Используя американскую технику, научно-технические знания, производственный и управленческий опыт, страны Западной Европы и Япония начали активно догонять США в экономическом отношении, на равных конкурировать с ними, превратились из “младших партнеров” в практически равноправных экономических соперников.
   В-третьих, сегодня США уже не так сильно отличаются от Западной Европы и Японии по уровню потребления сырья из развивающихся стран, хотя в прошлом Америка практически не нуждалась в иностранных источниках сырья. Отсюда и заинтересованность американцев в совместном со своими союзниками решении сырьевых проблем, особенно в части энергоносителей.
   В настоящее время соотношение сил между главными центрами мировой экономики находится под огромным влиянием научно-технической революции, качественных сдвигов в механизме капиталистического воспроизводства и в международной торговле, гибкости структуры промышленного производства, доступности источников сырья, регулирующего вмешательства государства в хозяйственную жизнь и других факторов. Одновременно с обострением соперничества происходят процессы нивелировки уровней экономического развития разных стран, а также интенсивные интеграционные процессы. Последние охватили не только Западную Европу и Североамериканский континент, но и Японию, которая создает взаимодополняющую структуру производства и торговли с Австралией, со странами АСЕАН (Индонезией, Малайзией, Таиландом, Филиппинами, Сингапуром) и рядом других. Большую роль в этом играют ТНК, которые в определенной мере служат каналом международного перераспределения новой техники и технологии (прежде всего американского происхождения).
   В недалеком прошлом соотношение сил между странами и их объединениями довольно четко определялось по ограниченному набору таких традиционных экономических показателей, как ВНП, объем промышленной продукции, экспорта, производства стали, чугуна, металлорежущих станков, цемента, зерна и т.д. В современных условиях таких критериев явно недостаточно. НТР вызвала к жизни новые критерии для оценки соотношения сил: это экономическая мощь, уровень экономического развития, уровень эффективности производства и научно-технического развития. К этим критериям тесно примыкают показатели широкого спектра внешнеэкономических позиций страны, а также критерий гибкости перестройки структуры производства и производственного аппарата в зависимости от меняющихся общественных потребностей и направлений НТП, который все больше выходит на передний план.
   Принципиально новую, более важную роль начинают играть такие факторы изменения соотношения сил в капиталистическом мире, как научно-технический потенциал, научно-техническое развитие, темпы НТП. В современных условиях страна, производящая много материальных благ и достигшая высокого уровня производительности труда, уже не может считаться сильной или полноценно развитой, если к этому не добавляются собственный научно-технический потенциал и умение его использовать. Уровень научно-технического развития, равно как и гибкость производства, стал сегодня важнейшим фактором силы в мировой экономике. Научно-техническое соперничество все чаще приобретает форму борьбы за новые технические идеи и их практическое воплощение, за маневренность и приспособляемость производства, его технического аппарата и организационной структуры к меняющимся общественным потребностям, за научно-технический прогресс в самом широком смысле.
   Совокупность перечисленных основных критериев и показателей отражает количественную и качественную стороны современного производства. Однако международная статистика пока практически не позволяет дать сравнительную характеристику по столь широкому спектру критериев. Реально можно провести сопоставление лишь по отдельным их компонентам. В частности, возможны сравнения по затратам производственных ресурсов, объемам конечной продукции, отражающим экономическую мощь страны, по отдельным аспектам уровня экономического развития (показатели экономической мощи в расчете на душу населения), эффективности производства, по внешнеэкономической деятельности и уровню научно-технического развития.
   Систему международных сопоставлений основных макроэкономических показателей главных капиталистических стран можно представить в виде трапеции (рис. 1), в основании которой лежат показатели затрат производственных ресурсов (I), на следующей ступени снизу — показатели выпуска произведенной продукции (II), затем идут показатели эффективности производства (III), образующиеся путем соотнесения затрат ресурсов к объемам выпускаемой продукции. Наконец, на IV ступени находятся показатели НТП. Несмотря на недостаточность статистической базы, все же на основе комплекса имеющихся данных, в той или иной мере отражающих названные критерии, можно составить более или менее правильное представление о реальных тенденциях и меняющемся соотношении сил в мире современного развитого капитализма. Сравнения по уровню научно-технического развития оказываются менее обобщенными, более разбросанными и не всегда достаточно надежными.

 Рис. 1. Схема международных сопоставлений макроэкономических показателей

Рис. 1. Схема международных сопоставлений макроэкономических показателей

   Все международные сопоставления стоимостных макроэкономических показателей должны производиться не по официальным валютным курсам, определяемым на валютных биржах по узкому набору цен, а по так называемому паритету покупательной способности.
   Согласно методологическим пояснениям Госкомстата России паритеты покупательной способности (ППС) представляют собой количество единиц валюты, необходимое для покупки стандартного набора товаров и услуг, который можно купить за одну денежную единицу, например 1 тыс. долл. Сегодня в сопоставлениях ОЭСР— Евростат этот набор включает около 3 тыс. цен потребительских и инвестиционных товаров и услуг, включаемых в ВВП по использованию. Для покупки в США этой условной корзины требуется 1 тыс. долл., а, например, в России — лишь 11 890 руб. (2004 г.). Следовательно, реальный курс доллара для сравнения ВВП составляет не 24 руб., а лишь 11,9 руб.

 
< Пред.   След. >